Глава 12 - БИЛЕТ В ТАРТАР

Наутро после сенсационного матча невидимки собрались улетать в Магфорд. Тетя Настурция и Джейн Петушкофф ни на метр не отпускали от себя Гурия. Даже когда Пуппер просто пытался почесать нос, обе вздрагивали, пытаясь сообразить, не является ли это условным сигналом Тане или не хочет ли он, скажем, передать записку? Прун с Гореанной, получившие хорошую взбучку, вцепились в свои сглаздаматы и выцеливали все, что движется. Не целились они лишь в Глеба Бейбарсова и малютку Клоппика, так как боялись обоих до потери пульса.
– Тань, до встречи в Магфорде! – жизнерадостно крикнул ей Гурий. Таня так и не поняла, дразнил ли он тетю и Джейн, либо просто понял, что иначе им не поговорить.
– До встречи! – крикнула она в ответ.
Тетя Настурция позеленела.
– Никогда! Слышишь, Гурий, никогда! Как только нога этой лимитчицы ступит на английскую землю, моя нога ступит в гроб! – хрипло сказала она.
– Мне будет вас ужасно не хватать, тетя, – пожав плечами, вежливо произнес Пуппер.
Гробыня Склепова хихикнула. Она, как никто, умела оценить культурные формы хамства. Графин Калиостров поманил к себе Гробыню и, когда она подошла, наклонился к ней.
– Как там наш дорогой академик Сарданапал? Нашел клад Али-Бабы? – спросил он.
Выражение лица у него было самое глумливое. Гробыня сообразила, что он все уже знает.
– Нашел, – сказала она вызывающе.
– Да? Ну-ну! Передавай ему привет! Пока-пока, моя прелесть! – проговорил Графин и кокетливо пошевелил в воздухе пальцами, как царапающийся котик.
Склепова, не любившая, когда последнее слово оставалось за кем-то другим, вспылила.
– Какая я тебе прелесть? Прополощи глаза в формалине, дядя! Проблемы с нимфетками? – громко произнесла она.
Калиостров мигом перестал хихикать, побагровел и попятился. Он жалел уже, что связался с ней. Грызиана Припятская, проходившая мимо со своей киношной свитой, захохотала.
– Я просто обожаю эту крошку! Гробби, покажи Грызиане язычок! Я хочу посмотреть, не раздвоенный ли он! – сказала она.
– И не надейтесь! Я гибрид змеи и хомяка. Яд у меня в защечных мешках, – мгновенно нашлась Склепова.
Грызиана снова расхохоталась и похлопала ее по плечу.
– Когда закончишь Тибидохс, прилетай в мой Лысегорский офис. Мы открываем новую передачку «Мертвый час». Чернушная передачка, но очень пафосная. Общение со знаменитыми покойниками в прямом эфире. Для начала копнем Калигулу, затем императора Вильгельма, а дальше как пойдет по звонкам зрителей, – сказала она.
– Что, кроме меня, лопатой уже некому работать? У меня маникюр, – капризно заявила Склепова.
Грызиана подмигнула ей бельмастеньким глазом.
– Ты не надейся, что тебе сразу доверят лопату! А вот на роль ведущей я бы, пожалуй, тебя попробовала. Как ты, не против?
– Рискнуть можно. Если знаменитые мертвяки не будут трогать меня за коленки. «Эй вы, – скажу я, – руки прочь! У меня все в порядке с коленным рефлексом», – сказала Склепова.
Принц Омлет, загипсованный от шеи и до пяток, с доброй дюжиной костеросток под гипсом, мрачно белел на носилках.
– Мы с тобой еще встретимся! – прохрипел он Ягуну.
– Обязательно. Ты так просто не отделаешься, – заверил его Ягун.
Принц Омлет с тревогой взглянул на него и прикусил губу.
Ягун только что вернулся из магпункта, где всю ночь просидел у постели Кати Лотковой. У Кати было сотрясение мозга и несколько переломов. Лишь сейчас Ягун смог отлучиться, оставив ее на Недолеченную Даму. Санитарным джиннам он не доверил бы даже раздавленного таракана. Празднуя победу сборной Тибидохса, они с вечера надышались эфиром и, витая под потолком магпункта вместе с поручиком Ржевским, пели старые азиатские песни. Изредка вспоминая о Лотковой, поручик пикировал к ней с потолка и, тревожа больную, только-только забывшуюся сном, орал:
– Катька, что ты лежишь-болеешь, костями белеешь? Может, стаканчик яду, а? Скорее покидай свое бренное тело и летай вместе с нами!
После третьей такой выходки наэфиренный до бровей поручик достал Ягуна, и тот дрыгнул-брыгнул его из магпункта вместе с джиннами, оставив только его супругу, Недолеченную Даму, кое-что понимавшую в лечении.
– В мое время, чтобы заниматься медициной, не нужен был диплом. Достаточно было иметь крепкие нервы и немного желания. Когда наш замок осаждали, я лично сделала десяток трепанаций и с полсотни ампутаций… К сожалению, никто из моих пациентов не выжил, чтобы сказать мне большое человеческое спасибо, – вспоминала Дама.
Не слишком надеясь на такую помощницу, Ягун бегал по магпункту и поочередно хватался за бабусины мешочки и пузырьки, сердясь на Ягге, что она не вела никаких записей. Он даже вытащил из постели Ваньку Валялкина, который понимал в медицине чуть больше – как-никак специализировался на ветеринарной магии.
– Ягун, перестань на меня давить! Я не умею лечить людей! – отбивался Валялкин.
– Хорошо, представь, что Катя не человек… Как бы ты ее лечил, если бы она была, ну, скажем, собакой? – напирал Ягун.
– Я бы первом делом пощупал ей нос и, убедившись, что он влажный, перестал бы гнать волну, – зевая, сказал Валялкин.
Он еще с вечера убедился, что состояние Кати хотя и тяжелое, но стабильное, и особенно не переживал. Заварив укрепляющие травы, он велел Ягуну поить Лоткову через каждые два часа и здесь же, в магпункте, за ширмой, стал укладываться спать.
– Эй, как ее поить, чайной ложкой? – крикнул Ягун.
– Да хоть поварешкой… Только не буди ее и меня тоже! – взмолился Ванька.
И вот теперь все прощались на стенах.
Кэрилин Курло и Демьян Горьянов, взявшись за руки, стояли в стороне, у зубца. Вокруг них была мертвая зона – метров в десять, которую никто не решался нарушить. Курло и Горьянов нежно смотрели друг на друга, а внизу, под стеной, пузырился и кипел тинистый ров.
Ягун смотрел на них и качал головой.
– Родственные души, мамочка моя бабуся… Вчера на матче поцапались, а теперь водой не разольешь… Если когда-нибудь у них будет чадик, Мефодию Буслаеву придется уйти на пенсию. Повелителем мрака ему явно не быть. Профи вытесняют дилетантов, – буркнул Ягун.
Тренер невидимок что-то крикнул. Все поспешно стали рассаживаться по метлам. Грызиана, которой взбрело в голову прошвырнуться в Магфорд, забралась в свою запряженную гарпиями карету, посадив с собой Джейн Петушкофф и тетю Настурцию. Оператору и гримеру не хватило места, и их сослали на запятки.
Тетя Настурция восхищенно разглядывала золоченую карету Грызианы.
– Вы, русские, загадочный народ! У вас нет денег, но вы ездите в таких роскошных экипажах! У нас, англичан, деньги есть, но мы тратим их только на овсянку! Наши деньги лежат в банках, – сказала она.
– У нас в стране нет таких больших банок. Жить надо весело, а умирать шумно, – сказала Грызиана и свистнула кучеру.
Кучер привстал на козлах и щелкнул длинным кнутом.
– Ну, милые! Ну, залетные! Гони, язви вас в душу! – с надрывом крикнул он на гарпий.
Золотая карета, как в перину, нырнула в кучевое облако. За ней потащились невидимки в одинаковых плащах и угрюмо полетел Кенг-Кинг, у которого после одурительного мяча трещала голова.

* * *

Проводив невидимок, Баб-Ягун, Ванька, Таня, Пипа, Гробыня, Ритка Шито-Крыто и еще с полдюжины старшекурсников отправились в кабинет Сарданапала. Предмет разговора прорисовывался неопределенно, однако потребность в обсуждении существовала. А потребность, как известно, рождает возможность, а возможность – желание, а желание – аппетит, а аппетит приходит во время еды, а еда – это потребность. В общем, замкнутый круг.
Нырнув в низкую дверцу, ведущую со стен в Большую Башню, они долго поднимались по винтовой лестнице. Впереди, с достоинством покашливая, витал Ржевский и нес всякую ахинею, не столько скрашивая, сколько распыляя досуг.
Таня едва сдерживалась, чтобы не дрыгнуть поручика, который вздумал ни с того ни с сего провозгласить, что Глеб Бейбарсов роковой мужчина и что он, Ржевский, собирается завести себе такую же бамбуковую тросточку. Ванька, слушая эти разговоры, желтел, синел, зеленел, а под конец, устав менять цвета, утвердился на благородной бледности. Наконец Тане удалось отослать Ржевского за Безглазым Ужасом, блуждавшим в подвалах.
Ягун толкнул дверь кабинета академика и, потрясенный, замер на пороге.
Тетя Настурция провела здесь всего две ночи, однако за это время строгий кабинет академика ухитрился приобрести очертания женской спальни. В воздухе витал запах магических духов «Мамона». Посреди кабинета красовалась складная походная ширма с цветочками. Страдавшая манией преследования тетя Настурция была убеждена, что в жуткой России за ней обязательно станут следить бородатые мужики в красных рубахах, и собиралась прятаться от них за ширмой. Когда мужиков в рубахах на Буяне не оказалось, тетя Настурция испытала смутное разочарование.
Клетка, в которой академик хранил самые опасные черномагические книги из своей коллекции, была по забывчивости оставлена открытой. Изголодавшиеся книги, которые тетя Настурция, разумеется, и не думала кормить, вырвались наружу и разодрали в клочья мемуары некоего У. Мертвечилова, где он описывал свои загробные странствия.
Прикормив черномагические книги сырым мясом и заманив их назад в клетку, Таня подошла к книжному шкафу. Пол рядом со шкафом был осыпан осколками стекла. На кожаных переплетах вспыхивали золотые буквы: «Тайны вуду», «Моральный аспект аморальной магии», «Дурацкое беспокойство как первичная энергия бытия», «Нераскрытые магические убийства XI–XIX вв.».  Книги беспокоились, сгущая и без того неблагополучную ауру. «Справочник практикующего некромага»  даже вытянул белую призрачную руку, пытаясь притянуть Таню к себе.
Таня покачала головой. Она замечала, что на нее особенно реагируют почему-то именно книги по темной магии. Книги же по светлой магии к ней довольно равнодушны. «Ничего себе дела! Они вообще в курсе, что я на белом отделении?» – подумала она рассеянно.
– Смотрите-ка, что нам на чай оставили! Типа: гуляй и ни в чем себе не отказывай! – умилилась Склепова, обнаружив посреди стола монетку достоинством в одну дырку от бублика.
– Не дотрагивайтесь! Не вздумайте ее трогать! – закричал Семь-Пень-Дыр. Он взял монетку пинцетом и аккуратно завернул в бумажку.
– Думаешь, она проклятая? – спросила Шито-Крыто.
– Не-а, вряд ли… – невнятно проворчал Дыр, пряча бумажку с монетой в карман.
Скорее всего, Пень надеялся использовать одно из высших заклинаний контактной магии и, наладив мост, монетку за монеткой вытянуть из тети Настурции все ее капиталы.
Тане не сиделось. Плечо, обожженное вчера Кенг-Кингом, дико болело. Любое прикосновение одежды к ожогу вызывало желание влезть на потолок. И это несмотря на то что Ягун не пожалел лечебных мазей. Вычитав где-то, что лучшее лекарство от ожогов – слюна гарпий, смешанная со свежим соком одуванчика, он вручил Ваньке банку и отправил его во двор дразнить гарпий Грызианы Припятской, отличавшихся особой злобностью и сварливостью. Ванька вернулся спустя полчаса, ворча, что ловить плевки банкой – это отдельный вид спорта.

– Да уж, я вижу, что это покруче драконбола! Только в следующий раз не забудь надеть водолазный костюм! – ехидно заявил Ягун.
В кабинет академика заглянул Шурасик. Народ забеспокоился. Все успели привыкнуть, что после провала теста Шурасик с дикими глазами бродит по Тибидохсу, ничего не помнит и изредка кидается на людей с невнятными воплями.
– Шурасик, это ты, что ли? – размышляя, как его выпроводить, спросила Склепова.
– На этот раз ты угадала! – с неожиданной бодростью согласился тот.
– Чего-чего? – не поняла Гробыня.
– А того, дорогие мои! Я соскучился по своим прыщам. И вообще, если разобраться, прыщи – это бурление мысли! Пир идей! Мыслям тесно внутри, и они расцветают снаружи! – еще непонятнее сказал Шурасик.
Баб-Ягун пристально уставился на Шурасика.
– Ты все-таки решился? – спросил он, за рукав оттаскивая его в сторону.
– На что решился?
– Ты знаешь, о чем я! Вернуть тело! – сказал Ягун.
Шурасик беспокойно завозился.
– Какое тело? Не знаю я никакого тела!
– Все ты отлично знаешь. Не волнуйся. Я никому не расскажу.
Тибидохский отличник с облегчением вздохнул.
– Я все ждал, пока кто-нибудь догадается. Даже смешно, насколько люди зависимы от того, что видят. Все верят глазам, и почти никто сердцу. Заметь, я сказал почти  . Кое-кто все-таки верит… Ты или она…
– Она?
– Да, она…
Шурасик вспомнил о чем-то и забеспокоился.
– Да, кстати… Жорик… ну настоящий… Жорик у себя в комнате. Я наслал на него магический сон. Пару дней он будет дрыхнуть. Его сознание залатает дыры, и он проснется таким же свеженьким, смуглым и самодовольным болваном. Я всегда говорил, что наглость –второе счастье. Вообрази, вернуть мне тело с промоченными ногами и насморком! Не хило, а?
– И что же заставило тебя решиться? – перебил его Ягун.
Шурасик пожал плечами. Похоже, он и сам толком не понимал.
– Понимаешь, Ленка Свеколт. По большому счету, это все из-за нее. Она же некромаг, а их личинами не одурачишь. Она меня как Жикина не воспринимала. Ну просто категорически, зато к Шурасику относилась неплохо. Даже когда я ей правду сказал… В общем, пришлось вернуть Жорочке его движимое имущество.
Шурасик еще раз вздохнул и решительно потряс головой, отгоняя сомнения.
– Ладно, оставим красавчикам их загар и куриные мозги, а сами займемся великими делами. Я, кажется, разобрался с тем, что здесь происходит, – громко, чтобы слышали все, сказал он.
К Шурасику немедленно повернулся десяток голов. В кабинет вошел Глеб Бейбарсов, а через пол, прямо через турецкий ковер, просочились поручик Ржевский с Безглазым Ужасом. Ужас выглядел хмурым, но вменяемым. Он не заливал пол кровью и не гремел цепями. Даже голова у него была скучно и правильно нахлобучена на положенном месте. В общем, тоска зеленая, как все благонадежно.
– Я нашел его в подвале! Убедил прийти сюда! Это было нелегко! Я убил на это вагон дипломатии и три тележки такта! Я совсем без сил! – с энтузиазмом завопил Ржевский.
– Что ты несешь? Ты встретил меня только что! Мы с тобой даже не разговаривали! – проскрипел Ужас.
– Ну и что? Преувеличение своих заслуг – основа всякой интеллектуальной деятельности, – бодро заявил Ржевский.
– Продолжим разговор про то, что творится в Тибидохсе! – небрежно сказал Шурасик, поджимая ноги и садясь по-турецки. – Я решил эту задачу потому, что искал решение не там, где его искали все. Все, включая Абдуллу, рылись в старом книжном хламе и в свитках, прочитывая сотни никому не нужных заклинаний! Но где они брали эти свитки? На стеллажах высшей магии, современных пророчеств и прочая-прочая-прочая! А куда пошел я? В самый что ни на есть банальный отдел магической географии!
Тибидохский отличник с интересом уставился на свои руки. Должно быть, успел уже слегка отвыкнуть от них.
– Блин… Этот кретин грыз мои пальцы! Он теперь со мной никогда не расплатится! – пробурчал он.
– Шурасик! Эй! Продолжай!
– Ладно, ладно! Знаете ли вы, что Буян – это не одинокий остров, невесть откуда взявшийся посреди океана, а лишь самый большой остров из целой группы древних магических островов? Если посмотреть на карту тысячелетней давности – не на лопухоидную, разумеется, – видно, что к материку примыкает нечто вроде змеиного скелета. Сам скелет идет по морскому дну, а каждый выступающий позвонок – остров. Наш Буян – самый дальний остров от материка. Он – голова этого древнего змея.
– Ты думаешь, это действительно окаменевший змей? – спросила Пипа.
– Вообрази. Этот змей был последней ставкой хаоса, тогда еще не заточенного за Жуткими Воротами, разобраться с древними богами, – сказал Шурасик. Он щелкнул пальцами, и на ладони у него материализовался тарантул. Коснувшись тарантула перстнем, Шурасик превратил его в свою записную книжку.
– Пара цитат из Плиния Магнуса, древнего историка, который пишет о временах еще более древних, – листая страницы, сообщил он. – Ага, вот!

«Разверзлась пучина океанских вод. Громадная волна прокатилась по суше от края и до края. И треснуло дно. И выполз из трещины океанской громадный змей и пополз к берегам. И шипела вода, становясь паром, ибо был змей очень горяч. Взгляд змея – лед, а дыхание – огонь. Все живое погибало, едва видело его. Узнали о змее боги Олимпа и стали биться с порождением хаоса. Бились они с ним год и три дня, метали в него молнии и стрелы, но не могли одолеть его. И стали изнемогать их силы, а змей был все так же свеж. Медленно полз он к берегам, и знали боги, что, когда коснется змей берега, истребится на земле все сущее. И не будет людей, чтобы славить богов, и не будет богов, чтобы помогать людям.
И тогда собрали боги всю магию, что была у них, и вложили ее в трезубец морскому богу Посейдону. И сказали ему: «Из твоего океана пришла эта беда, в океане же должна остаться. Спустись в пучину и или сам погибни, или убей змея». Бросился Посейдон с Олимпа в пучину океанских вод. Обратившись дельфином, подплыл он к змею и, став вновь собой, поразил его трезубцем дважды: в шею и в хвост. И принял змей магию смерти с Олимпа. Ощутил змей, что сдыхает, и пополз прочь от берегов, надеясь забиться в свою расщелину. Но не добрался змей до расщелины. Вышел из его тела весь жар, и околел змей, и стал камнем. И была это последняя атака хаоса.
Посейдон же вернулся на Олимп, но не вернулась с ним магия трезубца, ибо вся ушла в змея. Многие века после того скудна была земля волшебством, и копили боги его по крупице».

Шурасик закрыл свою записную книжку и нежно подышал на переплет. Затем он вновь превратил книжку в тарантула, и тот быстро заполз в карман его рубашки.
– Ну-с, кто что думает? – спросил он.
Гломов зевнул.
– Книжки про маньяков прикольнее, – сказал он.
Склепова протянула руку и нежно запечатала ладонью Гуне рот.
– Милый, не старайся казаться умнее, чем ты есть. Интеллект надо расходовать бережно, чтоб было чем смотреть бокс! – проворковала она.
– М-м-м… – невнятно замычал Гуня, не решаясь трясти головой, чтобы не сбросить руку Склеповой. Никто не понял, что он хотел сказать, но Гробыня каким-то чудом поняла.
– Хорошо, родненький, как скажешь! Сегодня вечером я приду к тебе в комнатку, укрою тебя одеяльцем и расскажу тебе сказочку про скелетов. А теперь, будь любезен, помолчи!
Гуня обиженно нахохлился.
– Если наш Буян – голова змея, то где остальные острова, которые были его позвонками? – спросила Таня.
Шурасик снисходительно посмотрел на нее.
– Прошли тысячи лет. Волны, шторма, солнце… Мелкие острова давно ушли под воду. Но один из островов мог остаться… Вернее, еще один  , кроме Буяна. Буян – второй уцелевший остров.
– Ну хорошо, острова… А почему мы должны искать разгадку происходящего в Тибидохсе именно там?
– Трезубец Посейдона! Вот разгадка! Трезубец с колоссальной силой дневних богов. Трезубец пронзил змея, а затем магия трезубца должна была уйти вниз и прожечь колодец едва ли не до самого Тартара. Туда же вниз ушел и жар змея. Вот в этом-то колодце все и дело, будь он неладен! – возбужденно крикнул Шурасик.
Рита Шито-Крыто задумалась.
– Посейдон колол змея два раза – в шею и хвост! Значит, колодца должно быть тоже два. И где, интересно, второй? – спросил Семь-Пень-Дыр.
– Не знаю. Может, я и многознайка, но никак не всезнайка. Моя гениальность тоже порой дремлет, – сказал Шурасик.
Баб-Ягун подскочил к окну и нетерпеливо дернул штору.
– Вот второй! Расщелина, из которой идет дым! Ну которая еще на нору похожа! На Буяне, в запретном лесу! Танька, помнишь, мы туда летали! Маечник, а ты помнишь? Из нее вечно тянет серой, а поблизости даже трава не растет! – крикнул он.
– Маленькая она какая-то, – с сомнением сказал Ванька Валялкин.
– Правильно! Значит, этот укол, в шею змея, был вторым. Основная часть магии ушла на тот, первый… На колодец Посейдона! – заявил Ягун.
– Теперь мы должны найти этот остров. Возможно, он даже скрыт под водой на небольшой глубине… – сказала Шито-Крыто.
– Он не под водой… Он над водой, – сказала Таня, вспоминая свой странный сон.
– Да, над водой… Низкий черный остров, который перехлестывают волны… Он там, провал тьмы. Колодец Посейдона – это мрак и Тартар. Это дорога в никуда! Я был там дважды… Я заглядывал в пустоту, точно в зрачки смерти! Они все мертвы, все учителя! – грозно пророкотал Безглазый Ужас.
На его губах проступила кровавая пена. Призрак разросся и занял почти половину кабинета. Пипа Дурнева и Ритка Шито-Крыто, случайно оказавшиеся внутри у призрака, поспешили отодвинуться.
– Смерть, мрак, страдания! Как-то малодушно для призрака, для которого все эти словеса пустой звук! – насмешливо повторил Шурасик. – А вот Милюля считает, что Поклеп жив. Даже сняла сегодня с утра траур. Говорит, что ее пруд и без слез мокрый. Еще говорит, чтобы этот ханурик ей на глаза не показывался, если он специально все устроил, чтобы смыться!
– Стоп! С какой это радости? Мы все слышали, как она выла! Наверное, тронулась умом! Воображаю: какой ужас! Русалка, и так кукукнутая, тронулась окончательно! – заявила Шито-Крыто.
– Милюля выла, потому что забыла посмотреть на краюху. А теперь посмотрела и развеселилась! Ох уж эти русалки! То рыдают, то хохочут, то жадно едят ночами! Прям Кэрилин Курло какая-то! – сказал Шурасик.
– Не произноси это прекрасное имя! Я тебя убью! – хрипло произнес Горьянов.
– А я его оживлю и еще раз убью, если он немедленно не объяснит, при чем тут краюха! – вызвалась Рита.
– Не объясню! Она со мной умрет, моя святая тайна, мой вересковый мед! – хихикнул Шурасик. – Ладно, кончайте меня душить! Как-то Поклеп возил Милюлю на Лысую Гору. На Лысой Горе одна бабка-ведунья дала Милюле нож и краюху хлеба. И сказала так: «Запомни, русалка, если хлеб зачерствеет и нож заржавеет, значит, беда случилась. Нет, мол, твоего суженого в живых. А если только нож заржавеет, а краюха мягкой останется – значит, он хоть и жив, да в беде…» В общем, вчера Милюля об этом вспомнила и кинулась смотреть. Нож ржавый, а краюхе хоть бы хны. ЖИВ ПОКЛЕП!
– А кто полезет в колодец? – нетерпеливо спросил Кузя Тузиков. Его периодически осеняли тупые идеи.
– Гроттерша! – встряла Лиза Зализина, сидевшая до сих пор с поджатыми губами.
– Почему Гроттерша? – удивился Тузиков.
Зализина подняла брови.
– Как почему, Кузичка? Как почему, радость моя? Есть такая нелегкая работа – спасать мир. Спасает мир в основном Гроттерша, солнце наше ясное, а остальные мнутся на подтанцовках. Гроттерше и подвиги лучшие достаются, и лучшие парни. За что ей счастье такое, дуре носатой? Вот и сейчас мы должны скинуть роднулю нашу в колодец Посейдона и посмотреть, что из всего этого получится.
– Ура! Гроттершу в колодец! Кто за? Я поднимаю ногу! – захохотала Склепова и, откинувшись на диване, задрала к потолку ногу.
Ревнивый Гломов зарычал и поспешно бросился одергивать на ней юбку. Гробыня хохотала и назло Гломову пыталась поднять и вторую ногу.
– Ты, жалкий собственник, не прячь мои ноги от народа! Дай мне проголосовать! Вот он мой голос: а-а-а-а-а-а-а! – радостно вопила она.
– Не обращайте на нее внимания! Поезд тронулся от вокзала! – сказала Пипа, понимающе цокая языком.
– А я предлагаю ухнуть в колодец сперва Зализину, – предложил Ягун.
– Зачем? – не поняла Склепова.
– Отвлекающий маневр! Чтоб переполошить в Тартаре всю нежить! Воображаю, падает Лизка в Тартар, и начинается: «А, миленькие мои! Гадики! К Ванечке лапки протягивали! А ну идите-ка сюда, убогие!»
– В колодец никому лезть не нужно! А вот слетать туда… да, придется! – оборвал его Шурасик.
– Почему? – спросил Кузя.
Шурасик похлопал его по плечу.
– А потому, дорогой коллега, что колодец – это не пылесос. Сдается мне, что он никого не втягивал. Ни здесь, ни в Скаредо. Магия колодца связана с розовым туманом. А что такое розовый туман?
– А я откуда знаю?
– Очень любознательный ответ. Тем не менее, dictum sapienti sat est! # – укоризненно направив на Тузикова палец, сказал Шурасик.
Услышав милую его сердцу латынь, перстень Феофила Гроттера оживился и, нагревшись, охотно поддакнул:
– Quod non est paululum dicere! #
– Ohe, jam satis est! # Право же, вы меня смущаете! – купаясь в меду ложной скромности, ответил ему Шурасик. – Так вот про туманы… Сегодня ночью в отделе диссертаций я обнаружил исключительно ценный труд!
Шурасик ловко извлек пухлый фолиант, у которого время безжалостно обгрызло края обложки. Из книги наружу, не переставая, вытекало что-то липкое и противное. В кабинете Сарданапала запахло болотом.
– «Книга магических туманов». На латыни, разумеется. Лейпциг, начало XIV века. Коллективный труд ста семидесяти двух магов. В течение десяти лет они ставили опыты по изучению магических свойств всех существующих в мире дымов и туманов. Всего около ста тысяч описаний. Тут все – начиная от пара, который вырывается из носа у лопухоида морозным зимним утром, и заканчивая ядовитым дымком погасшего вулкана Арцхапетри, который так мал, что его принимают за заброшенный муравейник. Томик крайне своенравный… Его испарениями лучше дышать через тряпку, в противном случае дожить даже до тридцатой страницы будет проблематично. В остальном же неглупая черномагическая книжица! – с умилением сказал Шурасик. – Так вот, в числе прочих тут описан и розовый туман!
– Что, просто розовый туман? – спросила Склепова, брезгливо наблюдая за липкой тинной лужей, расползавшейся вокруг книги.
– Разумеется, нет. Просто розовых туманов в природе не бывает, как не бывает вообще собак, а бывают овчарки, левретки, французские бульдоги и так далее. Существует три с половиной тысячи видов розовых туманов, каждый из которых уникален и имеет свое значение. Перепутать их так же опасно, как спутать ужа с гадюкой. Если мне не изменил хорошенький жикинский носик, – а в ту ночь, увы, приходилось пользоваться именно этим допотопным оборудованием! – наш розовый туман был с запахом серы и старых одеял, густой, со слабым искрением, чуть голубеющий при соприкосновении с лунным светом, – сказал Шурасик и победоносно взглянул на Склепову. – Данный вид тумана определяется в фолианте, как туман прошлых ошибок. Он относится к группе самых опасных туманов. Образуется в глубоких расщелинах с высоким уровнем остаточной древней магии, постепенно скапливается и каждые несколько столетий поднимается наружу. Ну а куда его понесет дальше, зависит от ветра. Туман густой и рассеивается долго. Действует на человека и некоторых магических существ. Призракам и нежити не страшен. Стоит сделать один лишь вдох – и магический туман начинает взаимодействовать с сознанием. Человек становится прозрачным и неосязаемым, утрачивает телесность, окружающие его не видят. Для него исчезает время, пространство, остаются лишь воспоминания. Мучительно и сладко в одно и то же время.
– Так что там про воспоминания? – перебила его Шито-Крыто.
– У каждого взрослого в жизни есть развилки дорог. Развилки, погребенные под опавшей листвой множества календарей. Развилки, где пути расходятся, где можно с одинаковой легкостью повернуть направо и налево. Выбрать любой путь. Человек выбрал, а теперь много лет спустя спохватился, что ошибся. Свернул не на ту дорогу. Понимаешь?
– Смутно, – сказала Шито-Крыто.
Шурасик быстро взглянул на Лену Свеколт. Та сидела за столом Сарданапала и задумчиво водила пальцем по мраморной пепельнице академика. Объясняя, Шурасик мысленно обращался только к ней. Поймут или не поймут другие – ему было неважно.
– Моменты, когда можно было сделать выбор и пустить жизнь по другому руслу, кажутся теперь недосягаемо прекрасными. Хотя бы потому, что невозможно вернуться туда, откуда ты однажды ушел. В решающий момент – и это потом особенно терзает – одно слово, один жест, одно движение – и все, поезд жизни пошел по другому пути. Сказать «Да» вместо «Нет» или, напротив, сказать «Нет» вместо «Да». Или уйти, или не уйти. И вот человек потом всю жизнь раз за разом возвращается памятью к этому моменту и совершает ТОТ САМЫЙ ПОСТУПОК. Это довольно обычное явление. Сознание с ним справляется. Во всяком случае, пока ты не вдыхаешь туман прошлых ошибок. Тогда происходит полное растворение и пленник тумана не может вырваться из своих воспоминаний. Он прикован к той мучительной минуте свой памяти, когда он ошибся. Вот почему пропали наши преподаватели. Они остались в прошлом.
– А мы почему уцелели? – спросила Таня.
– На подростков эта магия не распространяется. У нас все сплошное будущее. Прошлого особенного и нет. А с Усыни и Горыни чего взять? Какие у них роковые ошибки? Сожрали Серебряное Копытце в бульоне, а могли сделать шашлык? Тоже мне развилка бытия! «Esse oportet ut vivas, non vivere ut edas! #« – как мог бы сказать Танькин дед, – отмахнулся Шурасик. Он, как видно, был невысокого мнения о богатырях-вышибалах.
– А возможность вернуть наших преподов из мира несбывшихся желаний существует? – спросила Таня.
Шурасик осмотрел свой большой палец и осторожно откусил заусенец. Критично осмотрел результат и еще раз куснул палец.
– Об этом в «Книге магических туманов» ничего нет. Хотя я лично склоняюсь к тому, что стоит принести искупительную жертву. С древней магией это иногда прокатывает. Даже чаще всего прокатывает, – заметил он.
– Жертву? Кровавую? – спросил Глеб Бейбарсов. Спросил довольно спокойно. Видно, воспитавшая их ведьма не отличалась большой сентиментальностью.
Шурасик покачал головой.
– Не факт. Лучше что-нибудь из предметов, принадлежавших Сарданапалу, Медузии, Поклепу… Что-то такое, что имеет отношение к развилке их памяти. К той занозе, которую они никак не могут извлечь. Такая жертва может оказаться искупительной.
– Значит, ты предлагаешь собрать их магические перстни и бросить в колодец Посейдона? – спросил Кузя Тузиков.
– Зачем же перстни, Тузик? Не думаю, что они страдают из-за перстней. Опять же перстни им пригодятся в дальнейшем… Нам нужно хорошо подумать, каким образом мы можем проникнуть в их грезы. У кого-нибудь есть идеи? – Шурасик поднял голову и вновь меланхолично вернулся к созерцанию своего большого пальца. Кажется, только две вещи интересовали его в этом мире – палец и Лена Свеколт.
Пипа внезапно вскочила, замахала руками и оглушительно взвизгнула.
– Знаю, знаю! Черные Шторы! Они вечно подзеркаливают самое заветное! Если уж Гробыне вчера снилось, что Бейбарсов…
– Закрой кран, Пипенция! Это был просто кошмар! – зашипела Склепова.
– Кошма-а-ар? Ничего себе кошмар! А почему тогда он… – начала дочка дяди Германа.
Гробыня оглянулась на своих купидонов.
– ПИПЕНЦИЯ! Еще раз только заикнись о Бейтарелкине! Узнаешь, что такое русская магфия!
Пипа примирительно подняла руки.
– Ладно, ладно, молчу… В общем, Черные Шторы могут нам помочь! Надо вначале приволочь их сюда, в кабинет академика, и посмотреть, что получится. А потом, если сработает, поочередно обойти комнаты Поклепа, Меди, берлогу Тарараха и так далее! – резюмировала она.
– Si melius quid habes, arcesse vel imperium fer! # – проскрипел перстень Феофила Гроттера. Это был первый случай, когда он одобрительно отнесся к словам Пипы.
– Ну-с, кто мне поможет снять Шторы? Пошли, Бульончик! – позвала Пипа, обнаружив, что желающих нет.
Генка Бульонов вздохнул. Он уже привык, что, когда кому-нибудь из девушек Тибидохса нужно перетащить чемоданы, перенести с этажа на этаж диван или передвинуть шкаф, носильщиком оказывается именно он, Бульон. Зато, как только в воздухе начинают носиться слова «вечер» и «свидание», все оказываются глухо заняты, простужены или не в настроении. Вот они, расценки женской дружбы!
Бульонов встал и поплелся за Пипой, которая бодрым колобком катилась по коридорам Тибидохса.
– Кто-то должен слетать на остров к колодцу. Просто посмотреть на него, чтобы потом полететь ночью… – заметил Шурасик. – Танька, не слетаешь? По моим расчетам, остров Колодца должен быть где-то здесь… Но лучше всего, если Безглазый Ужас составит тебе компанию!
Ужас с достоинством поклонился, уронив на пол голову. Поручик Ржевский, попытавшись последовать его примеру, немедленно развалился на части и осыпался градом конечностей, однако и близко не достиг величия своего патрона.
– Я бы полетела, но у меня нет контрабаса. Вчера на матче у него треснуло днище, и я отдала его домовым на подклейку, – расстроенно сказала Таня.
О своем контрабасе она думала постоянно и едва ли не оплакивала его, хотя домовые и утверждали, что после подклейки он будет как новенький.
– Я могу тебя подкинуть, если кто-то даст мне свой пылесос… Я нынче безлошадный. Все, что у меня есть, – это хромированная труба. Одинокая, но очень красивая, – вызвался Ягун.
– Не надо, Ягун. Не бросай Катю… Таньку подкину я! Моя ступа на хорошем ходу, – спокойно сказал Бейбарсов и, не дожидаясь, пока Таня скажет «да», направился к двери.
Таня оглянулась на Ваньку. Валялкин стоял у клетки и кормил мелконарезанным мясом черномагические книги. Вид у него был слишком уж отрешенный. Таня поняла, что Валялкин прекрасно все слышал и теперь ждет, какое решение она примет.
«Что я у него, как побитая собака, позволения, что ли, должна спрашивать: гав мне или не гав? Почему я вечно должна ощущать себя виноватой? Ну уж нет – пусть или принимает меня такой, какая я есть, или оревуар, месье Фока! Шлите письма с дятлами!» – подумала Таня и вышла вслед за Глебом.
Ванька даже не повернулся на звук захлопнувшейся двери. Он, стиснув зубы, стоял у клетки, просунув руку между прутьями, и наблюдал, как одна из темных книг, превратившаяся в хорька, до крови прокусывает ему указательный палец.

<< Глава 11 Оглавление    Глава 13 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.