Глава 5 - ПИСЬМО ОТ ДОЧУРКИ

В мире лопухоидов тетя Нинель сотрясала пол, занимаясь по самоучителю ушу. В аэробике она разочаровалась и утверждала, что от нее только толстеют.
– Вы первый в мире человек, который толстеет от аэробики! – вяло возражал домашний врач.
– Гельмут, я тебя умоляю! Я знаю свой организм! Обычному человеку встать на носки или подпрыгнуть ничего не стоит, мне же для этого нужно полпачки шоколадного печенья или две котлеты по-киевски. Уж я-то себя знаю! Даже если я просто шевелю пальцами на ногах – у меня немедленно возникает дикий голод! – с апломбом заявляла ему тетя Нинель.
Домашний врач не спорил. Он потому и лечил многих известных людей, что готов был признать, что у каждого из его пациентов особый организм, абсолютно непохожий на организмы всего прочего ничтожного человечества. Лишь однажды он допустил оплошность, неосторожно пошутив: «Чем хорошего человека больше, тем лучше!»
«Еще одно подобное высказывание, Гельмут, и ты будешь утешаться пословицей: бедность не порок!» – побагровев, сказала Дурнева, и бедный врач прикусил язык.
Вскоре жена председателя В.А.М.П.И.Р. купила себе телевизионный курс ушу и плотно взялась за занятия. И вот теплым майским вечером тетя Нинель плавно перетекала из стойки железной лошади в стойку обезьяны, а из стойки обезьяны – в стойку огненного тигра. Ее же «мальчики», как она называла дядю Германа и Халявия, играли на диване в покер.
– Где джокер? Куда он делся? Он только что лежал здесь! – с подозрением спросил Дурнев.
– А я откуда знаю где? Что мне теперь, за каждой несчастной картой следить? – с возмущением ответил Халявий.
Дурнев прищурился.
– А ну-ка, встань! – ласково потребовал он.
– Не встану! У меня нога болит! – забеспокоился Халявий.
– Сейчас нос заболит! Отдай джокера, гад! – вспылил Дурнев.
– Не раньше, чем ты, братик, отдашь двух королей! Они у тебя в нагрудный кармашек запрыгнули! – плаксиво отвечал внук бабы Рюхи.
Теперь смутился уже дядя Герман. Вопрос с джокером и двумя королями был автоматически замят. Карты зашлепали по коже дивана.
– Нинель, закрой двери! Не май месяц! – крикнул он жене, чтобы сменить тему.
Утверждая так, Дурнев ничуть не смутился тем, что на улице как раз томился полный радостных летних надежд май…
– Хорошо, мальчики! Только не ссорьтесь! – примиряюще воскликнула тетя Нинель.
Оба ее «мальчика» были не в духе. После того как царевна-лягушка, на которую дядя Герман возлагал такие надежды, обломала его, Дурнев совсем с цепи сорвался. Первым делом, чтобы хоть как-то отыграться, он перекрыл Халявию кислород и твердо разогнал всех его девочек.
Некоторое время огорченные манекенщицы осаждали их квартиру, писали на двери подъезда помадой: «Халявочка, пупсик, я тебя люблю!» – и даже звонили в квартиру, пользуясь небрежностью охраны. Но после того как пару раз к ним вышла тетя Нинель в белом махровом халате необозначенного размера, робкие манекенщицы, как мотыльки, упорхнули к новым огонькам.
С неделю Халявий страстно выл и, превратившись в волка, рыл когтями паркет. Дурневы заперли его в дальней комнате и пригрозили вызвать ветеринара.
– Пускай! Хоть три машины ветеринаров зовите – всех раздеру в клочья! – заявил Халявий, но выть благоразумно перестал. Зато пристрастился к картам.
Учитывая, что и Дурнев был расположен к покеру, они резались целыми днями, за исключением понедельника, среды и пятницы, когда дядя Герман, нацепив свои вампирские регалии, отправлялся в банк сеять ужас. Как-то к их покерным баталиям попытался присоединиться генерал Котлеткин, но Халявий, внаглую передергивая, выиграл у него два зенитных комплекса.
Огорченный Котлеткин завял, скуксился и отправился искать утешения у секретарши. Последнее время неугомонный генерал часто задерживался на работе допоздна, объясняя Айседорке, что диктует проект указа с грозным и запутанным названием: «Добровольно-принудительное страхование солдат и прапорщиков от падений метеоритов и укусов крокодилов с годовым взносом в размере месячного денежного довольствия».
Айседорка и верила мужу и не верила, но, в общем и целом, ей было фиолетово, какие именно указы и где пишет ее супруг. Вечерами она проходила курс лечения от целлюлита у атлетически сложенного массажиста, затем ехала в спортклуб и тоже редко бывала дома.
И вот в тот самый миг, когда дядя Герман, улыбаясь, приготовился выложить три семерки и пару валетов, не зная, что Халявий уже подсиропил себе четырех тузов, форточка распахнулась. Блестящая стрела ударила в люстру и рассыпалась сверкающими молниями.
Дурнева перестала представлять себя лунным бликом и скользить по листу кувшинки и, переваливаясь, подошла к окну. Трепеща крылышками, за окном висел розовощекий крылатый младенец, одетый уже по-летнему, с почтальонской сумкой через плечо. Тетя Нинель не стала визжать и падать в обморок, а спокойно открыла раму, впуская его. Человек ко всему привыкает. Даже четыре всадника апокалипсиса за рамой вызвали бы теперь у тети Нинель лишь легкое недоумение и вежливый вопрос, чем они кормят своих страшненьких лошадок.
Купидончик влетел и принялся требовательно попискивать. Догадываясь, что это может означать, тетя Нинель послушно отправилась за печеньем. Купидончик ссыпал печенье в сумку, но, к удивлению Дурневой, не отдал ей письмо, а продолжал попрошайничать.
Воловьи веки Дурневой дрогнули.
– Вымогатель! Управы на тебя нету! – беззлобно сказала она и, грузно подпрыгнув, попыталась поймать купидона за розовую пятку. Но тот взмахнул золотыми крылышками и взмыл к потолку. Вздохнув, побежденная тетя Нинель отправилась на кухню, где не без злорадства открыла коробку конфет с ромом.
Пять минут спустя без повода хихикающий младенец, с головы и до пухлых ляжек измазанный шоколадом, вручил тете Нинель конверт. Попутно он выронил из сумки еще один конверт и, не замечая этого, вылетел в окно, перед этим дважды промахнувшись мимо форточки и стукнувшись лбом в стекло. Полет у него был неровный. Купидончик то и дело проваливался в воздушные ямы и норовил столкнуться то с фонарем, то с рекламной вывеской.
– Детское пьянство не порок, а преступление! – прокомментировала Дурнева, провожая купидончика рассеянным взглядом.
Письмо было от Пипы. Причем похоже было, что она писала его не сразу, а в несколько приемов, когда у нее появлялось настроение. Писала, забывала отправить и на следующий день еще что-нибудь добавляла.

«Мамуль, папуль, привет! Сто лет вам не писала! Как вы там, не переругались? А Халявий чего? Все так же воет по ночам и превращает унитазы в золото? Двадцать уколов от бешенства в живот – и будет как новенький… Хе-хе, не обижайся, Халявий! Ты прикольный!
У меня все нормально, хотя я живу в одной комнате с Гроттершей. Ну да мне не привыкать.
Я не рассказывала, что у меня есть кавалер? Зовут Жора, фамилия Жикин. Симпатичный, но глупый, как индюк. Может только про себя говорить – а так ничего, терпимо. Пап, я знаю, ты его будешь по милицейской базе прогонять, да только вряд ли он там есть. Лучше по своей вампирьей базе его прогони: я хоть пойму, чего он все время целоваться лезет.
(Дальше чернила имеют другой оттенок – видно, писалось уже на следующий день.)
Про учебу. Я знаю уже довольно много заклинаний, но все равно маловато для своего возраста, так что преподы занимаются со мной отдельно. Со мной и с малюткой Клоппиком. Этот Клоппик вроде раньше стариканом был, совсем рассыпался, а недавно то ли Гроттерша ему чего в чай подсыпала, то ли кто-то ему молодильное яблоко подбросил. В общем, теперь ему на вид лет семь-восемь, он все забыл, и мы с ним вместе по учителям ходим. Клоппик ничего, забавный, только не надо за ним всякую белиберду повторять, а то не расхлебаешься…
Из занятий мне больше нежитеведение нравится. Добренький такой предметец. Выпускают на тебя всяких уродов, и нужно их заклинаниями шарахать. А не шарахнешь или заклинание перепутаешь – уроды тебя мигом на консервы пустят. Преподает Медузиха Горгонова. Высокая такая, губы поджаты, волосы рыжие, каблуки стервозные, ногти, как у Айседорки, только не накладные, а свои. А глазищи какие – в пол-лица, и зрачок как у кошки. Ее тут все уважают, и я тоже…
Ну все, мамуль, папуль, это все были художественные ля-ля, а теперь идет суровая проза жизни.
Мне тут понадобились кое-какие шмотки. Вы их соберите, а я попрошу Клепу телепортировать. Клепка, или Клюша, – это Поклеп, который за мной прилетал. Вначале я его побаивалась, а потом подружилась с Милюлей, его подружкой-русалкой. Русалке я, мамуль, подарила твой дезодорант, а то уж больно от нее селедкой разило. В общем, теперь мы подруги навек.
Мне нужны:
Носки шерстяные
Мой открытый купальник
Лиловая косметичка и все, что в ней
Папкин ятаган

P.S. Ну все, мамуль, папуль, пока! Хочу на драконбольную тренировку смотаться. Мой ухажер (он в сборной) утверждает, что он крутой, как вареное яйцо, а Гробыня говорит, что его чисто держат гарпий распугивать. Лучше всех будто бы Гроттерша играет, да и то из-за контрабаса. Вцепится в него, глаза зажмурит, а он летает и все за нее делает.
Ваша Пенелопочка» .

На этом письмо вроде бы заканчивается, но ниже короткая приписка, в двух местах расплывшаяся, точно на нее капнули водой.
«ЕЩЕ P.S. Мамуль, папуль, здесь такое случилось! Даже писать не могу, строчки плывут… Я ужасно подавлена. А тут меня еще к Сарданапалу позвали, и он вас с папулькой через меня кое о чем попросил. Вначале я была против, даже плакала, а потом подумала, а почему бы и нет, все равно ничего уже не вернешь. В общем, я обеими руками „за“ и полностью присоединяюсь. Только ничему не удивляйтесь».

Прочитав письмо вслух, тетя Нинель нежно прижала листок к груди.
– Что это с нашей Пипочкой? Какая такая просьба? Не нравится мне все это… – подозрительно сказал Дурнев.
– Ах, Герман, перестань! Наверняка какой-то пустяк… Девочка-то вся в меня! Носки шерстяные просит, а открытый купальник подавай! Доча, я тобой горжусь! – с умилением сказала его супруга.
– Хм… Носки… Носки еще полбеды. А вот ятаган мне жалко. Ладно, пускай забирает: у меня еще шпага есть… И вообще, чего это Сарданапалу от меня понадобилось? Не собирается ли он – ха-ха! – просить у меня денег? Я ему дать не дам, а уважать сразу перестану. У меня хоть на метро попроси, не дам – я такой! – хмыкнул дядя Герман.
Поднимаясь с дивана, самый добрый депутат случайно обнаружил другой выпавший у купидона конверт.
– О, еще письмо! – воодушевился он.
– Братик, оно чужое! Не надо его читать! – опасливо предупредил Халявий.
– Это еще лучше, что чужое. Чем больше читаешь – тем больше знаешь. Я усвоил это перед выборами, когда собирал на своих врагов заветные папочки, – нежно сказал Дурнев.
– Братик, это у лопухоидов! В магическом мире нельзя… – начал было Халявий, но не успел договорить.
Отковырнув ногтем подтекшую сургучную печать, Дурнев скользнул по листу взглядом. Обычно магическое письмо можно прочесть, лишь прикоснувшись к нему перстнем, но в том-то и дело, что это письмо писалось не для мага, или пока не для мага, у которого не было и не могло еще быть перстня…
«Генке Бульонову
Из школы ТИБИДОХС
УВЕДОМЛЕНИЕ
Уважаемый г-н Бульонов!
К моему крайнему огорчению, мне вновь приходится выходить с вами на контакт. Нам стало известно, что вы применяете темную магию. Дальнейшая блокировка ваших способностей ни к чему не приведет. Вы зачисляетесь в школу Тибидохс на темное отделение. Сегодня в полночь за вами прибудут Безглазый Ужас и поручик Ржевский, чтобы сопровождать вас в школу волшебства. Постарайтесь пережить этот волнительный момент.
По поручению академика Сарданапала Черноморова
Медузия Горгонова,
доцент кафедры нежитеведения».

– Бульонов… гм… Где-то я уже слышал эту фамилию! Бывший зампред Счетной палаты? Нет? Тогда, может, министр пней и лесов?.. Тоже нет? – вслух задумался Дурнев.
А вот этого делать уже не стоило. Магические пергаменты отлично воспринимают речь. В тот же миг текст письма смазался.
«Ты не Бульонов! Наглый обман!!! Готовься к смерти!»  – запылали красные буквы.
Дядя Герман оторопел, тупо разглядывая надпись.
– Братик, бросай письмо! – завопил Халявий. – Бросай!
– Куда бросай?!
– В окно!!! Куда угодно! Только подальше от меня, драгоценного!
Дурнев попытался последовать совету, но не учел, что попасть письмом в форточку не так просто. Особенно в панике. Коварная природа вещей больше приспособила письмо для чтения, чем для метания.
Ударившись в стекло, оно вспыхнуло белым пламенем и, превратившись в гарпию, кинулось на дядю Германа. Самый добрый депутат не стал раздумывать и рысью кинулся наутек. Гарпия преследовала его. Она вся пылала, точно была отлита из ртути.
– Нине-е-ель! – умоляюще закричал дядя Герман.
Его супруга в стелющейся стойке рванула к шкафу и дернула дверцу. Две молнии сверкнули одновременно – гарпия и метнувшаяся ей наперерез шпага повелителя вампиров. Директор фирмы «Носки секонд-хенд» зажмурился. Вновь открыв глаза, он с удивлением обнаружил, что все еще пребывает на этом свете. У его ног лежал пепел – все, что осталось от пергамента, и дрожала вонзившаяся в паркет шпага.
– Нинель, ты чуть не овдовела! – хрипло сказал дядя Герман.
– Братик, не переживай так! Если бы гарпия тебя растерзала, я женился бы на твоей жене! Жутко хочется жениться! Хоть на ком-нибудь! Хоть на таксе! – мечтательно заявил Халявий. Длительное отсутствие манекенщиц настраивало его на брутальный лад.
Полтора Километра тревожно заскулила и полезла прятаться.
– Чушь! – сказал дядя Герман деревянным голосом. – Чушь и блажь! Вот сдам тебя в зоомагазин, женись там на ком хочешь!
Он подошел и с усилием выдернул шпагу из паркета. На всякий случай Халявий торопливо нырнул под стол.
– Германчик, я прям не могу, ты такой хищный с этим вертелом! Мне уже расхотелось жениться! – пропищал он оттуда.

* * *

Примерно через полтора часа, которые дядя Герман и Халявий провели за игрой в карты, тетю Нинель потревожил какой-то звук.
– Тшш! Вы ничего не слышали? – с внезапной тревогой спросила она.
– Я всю жизнь слышу голоса. И меня всю жизнь называют психом! Нет, мамуля, не сознаюсь, хоть ты тресни! – плаксиво отозвался Халявий.
– Но я точно что-то слышу… И даже вижу… А-а-а! – Тетя Нинель с ужасом показала на дверь.
В коридор со стороны Пипиной комнаты проливалось серебристое магическое сияние. Халявий, тетя Нинель и потрясающий шпагой дядя Герман ринулись туда. Посреди комнаты их дочери, с недоумением озираясь, стоял высокий подросток в джинсах и куртке, из-под которой выбивалась желтая майка. У его ног лежал рюкзак.
– Здравствуйте! – сказал он приветливо. – Вы Дурневы? Академик сказал, что я окажусь в Таниной комнате… Это она и есть?
Тетя Нинель передернулась.
– Танькина комната? Ишь ты наглая какая, права качает! Нет у нее никакой комнаты! Только лоджия, но даже ее мы вымыли с хлоркой! – заявила она.
Дядя Герман посинел от злости. ТАНЯ! Одно звучание этого ужасного имени выводило председателя В.А.М.П.И.Р. из себя.
– Да кто ты такой? Еще один жених этой наглой Гроттерши? Вначале лопоухий хам с пылесосом, затем англичанин в очочках, который не умеет пить шампанское, и теперь еще этот, в маечке? А ну, марш отсюда, юный уголовник! Топай, топай давай! – взвизгнул дядя Герман, указывая Ваньке на дверь концом шпаги.
Ванька, пожав плечами, наклонился было за рюкзаком, но тетя Нинель, начавшая уже о чем-то догадываться, удержала его.
– Погоди!.. Эй, как там тебя!.. Юноша, мальчик, деточка! Погоди!.. Германчик, наверное, он и есть та самая просьба Сарданапала, о которой писала нам Пипа! – сказала она мужу.
 

<< Глава 4 Оглавление    Глава 6 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.