Глава 4 - ПОСЛЕДНИЕ МАГВОСТИ И ВОСКОВАЯ ФИГУРКА

Не забыли ещё Генку Бульонова, отравлявшего Тане Гроттер существование, когда она жила у дяди Германа и ходила в одну школу с Пипой? В теле молчуна и буки Бульонова, внешне больше походившем на кубышку с ножками или на сейф с педальками, обитала ранимая и мечтательная душа.
Довольно часто, забившись в угол, Бульонов садился на стульчик, обнимал колени и начинал мечтать. Мечты розовой сладкой дымкой курились перед его маленькими, часто мигавшими глазками. Иногда Бульонов воображал, что станет космическим пиратом, иногда, что диктатором всей планеты, а иногда явно снижал планку и мечтал всего лишь о том, что ограбит банк и будет удирать на машине от погони.
К ограблению банка Бульонов начал всерьез готовиться и проготовился весь четвертый класс, но этот блестящий проект отменился из-за отсутствия у него пистолета и шапочки с прорезями для глаз. А заодно ходуль. Без ходуль коротенького Бульонова охрана банка приняла бы разве что за воинственного карлика или разбушевавшегося гнома.
Так бы жизнь нашего несостоявшегося Наполеончика и текла в своем привычном и скучном русле, если бы однажды он случайно не увидел, как Таня стремительно пикирует на своем контрабасе. Тогда - в самом начале - Таня ещё не знала, что маги должны держать свои полеты в секрете от лопухоидов, и не слишком скрывалась.
Пораженный Бульон стал таскаться за Таней по пятам, стремясь разгадать её тайну, и таскался до того самого, дня, когда она внезапно исчезла, а Пипа заявила в школе, что “тупая Гроттерша куда-то свалила, скорее всего отправилась шляться по вокзалам. И отлично, что свалила, меньше народа - больше кислорода”.
Но даже тогда Бульонов не успокоился и продолжал регулярно пастись возле бывшего Таниного подъезда, прячась то за детской горкой, то за мусорным контейнером.
Недаром говорят: “Если долго мучиться - что-нибудь получится”. И вот однажды Бульонову повезло.
Он уже собирался уходить, когда дворник, занимавшийся очисткой мусоропровода, швырнул в контейнер два черных мешка. Генка не обратил на это особого внимания - ну, мусор и мусор, но тут из крайнего мешка внезапно послышался энергичный женский голос:
“Недобрый недень, недорогие немой! Я, Грызиана Припятская, приветствую вас с экранов зудильников и по всем магическим радиоволнам! Чмок-чмок, кривоногие мои старикашечки и угасшие полтергейстики! Начало передачи, как всегда, для вас! В эфире экономические магвости. Спад на мировых магических рынках продолжается. Европейские жабьи бородавки поднялись за последнюю неделю на две целых и семь десятых процента. Курс заокеанских зеленых мозолей продолжает понижаться. Основной причиной спада называют многочисленные подчистки и приписки черных магов и банковских гоблинов, имевших доступ к маггалтерским книгам. По словам нашего экономического эксперта Харлампия Завирального, финансовый кризис никак не скажется на курсе отечественных дырок от бублика, которые крепки как никогда. “Наши маги могут колдовать спокойно! Их дырки так и останутся дырками!” - заверяет Харлампий Завиральный.
Скандальные магвости. Пропавшая две недели назад Мандрагора Апельсинова, слегка засахарившаяся мисс Вселенная одна тысяча четырехсотого года, была обнаружена в Египте, в небезызвестной реке Нил. Как стало известно, Апельсинова была превращена в крокодила вследствие той ревности, которую испытывала к ней колдунья Семирамида, у которой Апельсинова недавно увела мужа. Сейчас мадам Семирамида дает показания в магуратуре. Кроме того, нашему корреспонденту стало известно, что при поимке одичавшая Мандрагора серьезно покусала одного из местных колдунов, который слишком бесцеремонно взял её за хвост. В настоящее время колдун проходит курс заговоров от любовного бешенства.
Культурные магвости. Вчера утром в концертной пещере под Шайтан-горой состоялась премьера балета “Горгулий пруд”, который ставит известный далеко за пределами Лысой Горы магеограф Цезарь Джавдетов. По словам критиков, первое действие прошло нормально и заслужило бурные аплодисменты собравшихся. Однако уже во втором действии на сцене произошла массовая драка. Горгулий так и не смогли договориться, кто из них первой поцелует прекрасного принца, и запинали его пуантами, чтобы он никому не достался. Прекрасный принц госпитализирован. Кроме того, пол концертной пещеры сильно пострадал от кислотных слез даровитых танцовщиц. Цезарь Джавдетов убежден, что причиной провала “Горгульего пруда” стал сглаз, наложенный злобными завистниками. “Пусть не радуются. Я унаследовал от дедушки тетрадку с отличными запуками, многие из которых не имеют отводов!” - сообщил он в эксклюзивном интервью нашему корреспонденту Трепуну Заболтальскому.
Теперь магвости спорта! В Тибидохсе завершился четвертьфинальный матч “Тибидохс-Гандхарвы”. Победу в матче одержала сборная Тибидохса, забросившая обездвиживающий мяч в пасть дракона гандхарв. В игре особенно отличилась новая нападающая Тибидохса - Гробыня Склепова. Звезда же Татьяны Гроттер, столь блестяще проявившей себя в матче с бабаями, похоже, закатилась. Она не забросила ни одного мяча, получила серьезную травму и была унесена с поля на носилках… С вами была ваша Грызиана Припятская. Чмок-чмок, многоболезные мои! До встречи в вечернем выпуске магвостей!”
Все смолкло.
Бульонов поражение распахнул рот, но уже через секунду подпрыгнул и, животом перевалившись через край контейнера, стал торопливо рыться в мешке с мусором. Наружу летели картофельные очистки, раскисшие смятые листы бумаги, ещё какая-то дрянь. Не обращая на это внимания, Бульонов копался в мусоре, точно крыса. Вскоре он уже держал в руках два каких-то обугленных, мало на что похожих обрубка. Палочки вибрировали, светились и изредка начинали бормотать разными голосами: “Транспортный отдел, прием! Какой осел навьючивал моего дракона? Он дохнул - и у меня все тюки загорелись! Срочно высылайте мне платок-парашют и страховочные подтяжки!” - недовольно заскрипела правая палочка, едва Бульонов к ней прикоснулся.
Генка заорал, подпрыгнул и стукнулся головой о крышку контейнера. В ушах у него загудело.
В эту секунду левый, более короткий обломок вдруг оживился и спросил: “Слышь, друг, не помнишь заклятие от мертвяков?”
Бульонов что-то испуганно пропищал.
“Не помнишь, да? Вот и я не помню!”
Бульонов зачерпнул ртом воздух.
“Слышь, друг! Я в Потусторонних Мирах, клады решил поискать. Сечешь? Только спустился, а этот задохлик тут как тут. Помощь, говорит, нужна? Ну я, дурак, не рассмотрел, кто это и ответил… Таскается теперь за мной пятый час! А ну кыш отсюда, красноглазый, а то кладенцом вдарю - на две головы меньше будет! Пока новые прирастут - замучаешься!” - продолжала рассуждать обгоревшая палочка.
Кто-то заревел, палочка дернулась, и все смолкло.
Генка с облегчением икнул и облизал губы. Но в покое его оставили ненадолго.
Гындус бындус фурациндус
Трынтравонус аспиринус! - неожиданно тоненько запела другая палочка. Что-то загрохотало, покатилось со стеклянным звуком и...
- Ай, Федора, я не хотела превращать тебя в лампу! Перестань мигать, я сейчас позову маму… Мам, она сама виновата! Она опять трогала мое кольцо!
Чья-то грубая рука решительно сцапала Бульонова за ухо. Генка заверещал, вообразив себе невесть что, но почти сразу обнаружил, что это был всего-навсего дворник. Он выволок Бульона из контейнера и в простых и ясных словах велел ему убираться.
Бульонов поспешно сунул говорящие палочки под рубашку и нырнул в арку.
Несмотря на то что ухо у него горело, а от одежды пахло всякой дрянью, у Генки давно не было такого отличного настроения. Интуиция подсказывала, что в жизни у него начинается крайне интересный период.
И он не ошибся…

* * *

Дома Бульонов долго разглядывал обломки, пытаясь сообразить, что это вообще такое. Он даже сложил обе палочки так, как они были изначально, и обмотал их скотчем. Теперь из двух обломков составился один, довольно длинный. Но всё равно - разобраться, что это, было сложно. Разве что стало заметно, что он очень удобно ложится в ладонь и некогда - до того, как обгореть, - был покрыт лаком.
Генка взял тряпку, намочил её в аквариуме и очистил гарь. Что-то тускло блеснуло. Вооружившие лупой, Бульонов сумел прочитать:
“…5тусЬо!г та^гсЬезШ], гаЬосЫ] - та^егР. Grotter, 1б50”
- Ого! Гроттер! Снова Гроттер! Вот так Танька! - не разобравшись с запутанными родственными узами воскликнул Бульон.
Он так воодушевился, что, подпрыгнув, пролете мимо стула и поприветствовал копчиком ковер. Во досада! И как он только раньше не догадался, что эта бойкая на язык девчонка с родинкой на носу, похожей на прилипший комок гречневой каши, одета всегда, как чучело, девчонка, которую травила Пип и не слишком любили учителя - волшебница?
В следующий раз склеенный скотчем обломок смычка проявил себя около полуночи, когда Бульонов давно спал. Спал и видел невероятный и увлекательный сон, будто он на глазах у всего класса вылетает из брызнувшего стеклами окна на швабре. Все это было так приятно, что сквозь сон Бульонов восторженно взвизгивал и покусывал подушку.
Неожиданно ящик стола, в котором лежал смычок, задрожал и стал постукивать. Генка выплюну забившийся в рот уголок наволочки и рывком сел к кровати. Сквозь щели пробивался резкий голубоватый свет. Открыв ящик, Бульон обнаружил, что смычок исчез, а на его месте нетерпеливо перекатывался небольшой шерстяной клубок. Клубок выпрыгнул из ящика и замер посреди комнаты. Бульонов шагнул к нему, но клубок, не даваясь в руки, откатился к дверям.
Малопредсказуемое превращение смычка в клубок Генке не понравилось. Опасаясь, что клубок ускользнет и единственная связь, соединяющая его с загадочным миром, оборвется, он схватил подушку и принялся гоняться за клубком, пытаясь накрыть его. Клубок как будто и не ускользал, но всякий раз Бульон почему-то оказывался на полу в обнимку с подушкой. Клубок подпрыгивал совсем близко, дразнил и словно приглашал следовать за собой. Если приглядеться, можно было разглядеть на клубке небольшой ярлычок с надписью: “Путеводная нить Ариадны (длина до 12-ти верст). Ворожейные мастерские, г. Иванов”.
Под конец даже не слишком сообразительный Генка понял, что если он не пойдет сейчас за клубком, тот запросто укатится без него. Пнув подушку, будто это она была во всем виновата, он поспешно нырнул в брюки, надел свитер на голое тело и сунул босые ноги в кроссовки.
Стоило открыть дверь, как клубок, целеустремленно подпрыгивая, покатился по лестнице. За ним тянулась нескончаемая светящаяся нить. На улице клубок некоторое время рассеянно покрутился на месте, точно принюхивался, а затем решительно прыгал между домами. Спотыкавшийся Генка едва поспевал за ним. Хорошо еще, что золотистая нить четко обозначала путь.
Вскоре Бульонов сбился с дыхания. В кроссовках захлюпало. Особенно его раздражало, что клубок явно не разбирает дороги. Если на пути была лужа он катился через лужу, если забор - прыгал через него, оставляя сияющую нить.
- Уф! У этих чародеев явно какой-то сдвиг по фазе! Так и прут напролом! Нет чтоб калитку поискать! - раздраженно пробормотал Генка, когда ему вторично пришлось подлезать под высокое бетонное ограждение вокруг стройки.
Когда выбившийся из сил Бульонов уже собирал плюхнуться животом на землю и обеими руками вцепиться в нить, клубок внезапно несколько раз подпрыгнул и требовательно застучал по крышке канализационного люка.
Оглядевшись, пораженный Генка сообразил, они вновь вернулись к той арке дурневского дома Рублевском шоссе, где он уже был накануне.
- Ну, ты просто гад какой-то! Здесь же на троллейбусе три остановки - зачем было напролом через кварталы переть? - укоризненно обратился Бульонов к клубку.
Клубок продолжал прыгать у люка. Золотистая нить петлями ложилась вокруг крышки. Отыскав возле мусорного контейнера железный стержень, Генка вернулся и после нескольких неудачных попыток сковырнул люк. Клубок тотчас скакнул внутрь, натянув нить.
Бульонов некоторое время колебался, Наконец он решился и тоже стал спускаться. Скобы радостно делились с ним своей ржавчиной. Так продолжалось до тех пор, пока одна скоба не оторвалась.
- Ма-а-а-а-а! - только и успел крикнуть Генка.
А потом, так и не успев до конца испугаться, Генка понял, что сидит на старом раскисшем матрасе, который кто-то сбросил в люк. Матрас чавкнул, принимая в свои гниловатые, но дружелюбные объятия жуликоватого буку одиннадцати лет.
Бульонов поднялся. Все кости были целы. Зубы тоже. Ссадина на лбу в расчет не бралась. Генка вздохнул и, морщась от запаха плесневеющих досок, отправился вслед за клубком. Низкий тоннель два раза свернул, с постоянством надоевшего ухажера следуя за трубой, а потом Генка очутился вдруг в небольшом закутке. Клубок уже сшивался там, разливая голубоватый свет.
“Ага!” - сам не зная к чему, подумал Генка.
Осмотревшись, он обнаружил, что посреди закутка, в паре метров от утепленной водопроводной трубы, из кирпичей сложен жертвенник. В его основании, под кирпичами, лежало какое-то мятое, покрытое слизью тряпье, в котором Генка не сумел опознал свитер своей бывшей одноклассницы.
Зато восковую фигурку, лежащую на самом верх нем кирпиче, он узнал сразу-с таким искусством она была вылеплена.
- И тут Гроттерша! - охнул Бульонов.
В правой ноге чуть выше колена у фигурки торчала толстая игла. Неведомым образом нагреваясь, игла расплавляла воск, капавший на свитер. Бульонову казалось, что фигурка морщится от боли. Или же, что не исключено, это была просто игра теней.
Посомневавшись, Генка протянул руку и взял фигурку. Теплый воск согревал ему ладонь. Бульонов ухватился за иголку и выдернул её. Края восковой раны мгновенно стянулись. Фигурка благодарно дрогнула.
Путеводный клубок работы ивановских ворожейных мастерских подпрыгнул и выкатился наружу вновь направившись к раскисшему матрасу. Без клубка в каменном закутке сразу стало темно.
- Эй ты, катушка с нитками, подожди! Не шустри! - крикнул Генка и, сунув фигурку в карман, бросился за ним.
Он опасался, что клубок выберется первым и улепетнет, но этого не произошло. Сияющий шарик терпеливо ждал его наверху, у откинутой крышки люка Здесь он стремительно завертелся, полыхнул и - исчез. На его месте вновь обнаружился сломанный смычок от контрабаса. Бульонов подобрал его и, чавкая кроссовками, отправился домой.
Генка не знал, что, едва он покинул люк, в щели, куда уходили грубы, что-то неприятно зашуршало и из неё выбралось жирное существо с голым, розовым, как у крысы, хвостом. Тонкие руки не имели локтей и гнулись во все стороны. Верхняя часть головы с огромным ртом откидывалась, как на шарнире.
Существо вставилось на место, где ещё недавно лежала восковая фигурка, и омерзительно расхохоталось - словно забулькало кипящей в чайнике слизью.
- Х-ха! Мне нельзя помеш-шать, я отомщу! Х-хорош-шо, что мальчишка взял ее! Главное, чтобы Мертвый Гриф проследил, где он ж-живет! - проскрипело оно.
Описываемые события произошли в середине августа, Имение тогда Таня, которой Ягге безуспешно пыталась срастить перелом, напуская под гипс все новых костеросток, быстро пошла на поправку.

<< Глава 3 Оглавление    Глава 5 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.