Таня Гроттер и полный Тибидохс - Стр. 11


·    Одеревеневший мертвяк, которого бьют током, и тот улыбнулся бы приветливее. («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»)
·    — Ну, дорогая, успокойся! Все просто как дважды три – восемь!
— Сколько-сколько?
— Хорошо, пусть будет девять! – Зуби, как истинный гуманитарий и просто красивая женщина, брезговала точными числами. («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»)
·    Даже в падающем самолете она нашла бы время, чтобы подкрасить губы. («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»)
·    Пижонство в нем боролось с фактами. («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»)
·    Он подумал, что это существо не просто впало в ничтожество, но стало живой иллюстрацией самого слова «ничтожество». («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»)
·    На ней прям копирайта некуда поставить! («Таня Гроттер и колодец Посейдона»)
·    …в своей лучшей блузке, накрашенная как сто пять тысяч индейцев. («Таня Гроттер и исчезающий этаж»)
·    Выставь ее на конкурс красоты с обезьянами — выше третьего места ей сроду не дадут. («Таня Гроттер и колодец Посейдона»)
·    Ну а в плане моральных качеств... что тут скажешь? Красив, умен, благороден, улыбчив, приятен в общении, всегда готов протянуть нуждающемуся руку помощи... И все это, увы, не про него. («Таня Гроттер и локон Афродиты»)
·    К комплиментам он относился тем положительнее, чем глобальнее они звучали. («Таня Гроттер и локон Афродиты»)
·    О, Марс моих грез, закат моего разума, кошмар здравого смысла! («Таня Гроттер и колодец Посейдона»)
·    Он был томен, грустен и хотел рассола. («Таня Гроттер и колодец Посейдона»)
·    Похоже, таково было главное свойство ее натуры - доводить все до гроба. («Таня Гроттер и молот Перуна»)
·    Шурасик посмотрел на Таню взглядом практикующего психиатра, которому пациент сообщил, что по носу у него маршируют зеленые слоники. («Таня Гроттер и локон Афродиты»)
·    Лапочка во всех смыслах, кроме прямого. («Таня Гроттер и колодец Посейдона»)
·    Пятикурсники, эта школьная элита, ходили гордые и надутые, обращая на первые четыре курса внимания меньше, чем на нежить. Нежить была нужна им хотя бы для опытов, от младшекурсников же вообще не было никакого проку. («Таня Гроттер и молот Перуна»)
·    Она способна на минуту заскочить в магазин за зубной щеткой, и вернуться через три часа с тележкой покупок. («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»)
·    Такой сосредоточенный роковой юноша в ступе! Мечта всех девушек со склонностью к самоистязанию! «Хотите быть несчастными, спросите меня, как!» («Таня Гроттер и локон Афродиты»)
·    На большее ее изобретательности ни за что бы не хватило. Скорее ее скорбные извилины завязались бы морским узлом. («Таня Гроттер и магический контрабас»)
·    Ледяное сердце потекло у него в груди, как растаявшее мороженое. («Таня Гроттер и трон Древнира»)
·    Запросто кому угодно могла отгрызть руку по локоть да еще и сказать, что невкусно. («Таня Гроттер и магический контрабас»)
·    Стойка лошади, которая вообразила себя обезьяной и колет алмазные орехи в бамбуковой роще. («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»)
·    Моя жена вообще уникум в плане цитат. Поэтому и пытается прикончить меня морально триста шестьдесят пять дней в году и двадцать четыре часа в сутки. К счастью, мы, гусары, народ живучий. («Таня Гроттер и пенсне Ноя»)
·    Он успел уже убедиться, что дочь выросла и перечить ей теперь так же сложно, как играть в «Кыш с дороги, противный!» с паровозом. («Таня Гроттер и локон Афродиты»)
·    Он всегда включался медленно, зато и выключался долго. («Таня Гроттер и колодец Посейдона»)

Басенки и притчи

Принцесса и эльф


Один юноша-эльф был унесен ураганом в человеческий мир и там встретил принцессу, гулявшую в лесу. Как все принцессы, она была прекрасна, умна и вообще само совершенство. В общем, эльф мгновенно в нее влюбился. Он бросился перед ней на колени и признался в любви. Принцесса смутилась, испугалась, но эльф долго завоевывал ее сердце сладкими речами, и она полюбила его.
— И что дальше? Конечно, они назначили день свадьбы, но ее украл некромаг, унес за тридевять земель и эльф отправился ее освобождать? – спросила Таня.
— Нет. Обошлось без некромага… Люди сами разрушают свое счастье, упорно, как муравьи. Посторонние силы, если и мешают им, то крайне редко. Зачем делать чужую работу, когда и без них все будет сделано?
— Так что там дальше с принцессой? Почему она не вышла замуж за эльфа? Папа-король нашел ей другого? – спросила Таня. Почему-то это простая история начинала ее волновать.
— Папа-король? Какой папа-король? – с недоумением повторил Ванька.
— Ну как же? У принцесс всегда бывают крутые папы на троне.
– Только не у этой. Наша принцесса была сирота, даже без опекунов, и сама принимала решения. Сложность в другом. Принцесса и эльф принадлежали к разным народам. Он был крылатое создание ростом ровно три с половиной сантиметра, она же — ровно на сто шестьдесят пять сантиметров выше… Другими словами, он был крошка-эльф, который вполне помещался у нее на ладони. О какой свадьбе могла идти речь, когда ему приходилось бояться, чтобы его элементарно не раздавили?
— Но есть же еще магия! Чародей уровня Сарданапала разрулил бы их проблему за четверть часа. Ну максимум за час, — подсказала Таня.
— Так они и поступили. Отправились к волшебнице, которая жила в тех краях, особе весьма резкой и грубой, но сведущей, и, положив ей на стол мешок золота, обрисовали ей ситуацию. Ведьма пролистала кое-какие книги и сообщила влюбленным, что, суслики мои, у вас есть два варианта. Первый вариант – она сделает эльфа человеком, как принцесса. Для этого только и требуется, что проглотить косточку груши редкого сорта, которая растет только в Эдеме. Правда, у нее случайно завалялась одна такая. Кто-то из светлых стражей, пролетая, бросил огрызок, а волшебница подняла, заметив, как он сияет. И не ошиблась.
— И что? Эльф проглотил косточку и женился на принцессе? – нетерпеливо спросила Таня.
— Не спеши! Еще волшебница сказала эльфу, что, став человеком, он лишится своих крыльев и не сможет летать. Прозрачных, жестких, как у стрекозы крыльев. Они не смогут вырасти и отпадут… Эльф же не мыслил себе жизни без полета. Заметив, что эльф приуныл, принцесса спросила у ведьмы о втором варианте. «Второй вариант такой, – сказала ведьма. – Я дам тебе пузырек с зельем – только не спрашивай меня, из чего оно, или тебя непременно стошнит – и ты станешь крошечной, как эльф. Возможно, у тебя даже вырастут крылья, и вы сможете вместе летать. Только учти, зелье, как и косточка, действует один раз. Ты останешься маленькой навсегда, равно, как и эльф, если вырастет, навсегда останется человеком».
— И принцесса выпила зелье? – спросила Таня с сомнением.
Ванька покачал головой.
— Не выпила. Она сильно задумалась. Летать – это, конечно, замечательно, но как же трон? Девчонку трех сантиметров ростом на нем никто не заметит. Министры разбегутся, армия взбунтуется и тогда придут другие короли и захватят ее маленькую страну. Нет, как бы ей не хотелось быть с эльфом, пить зелье она не будет…
— И чем все закончилось? Кто решился: эльф или принцесса? – спросила Таня, глядя на Ваньку пристальнее, чем ее мать Софья когда-то много лет назад смотрела на юного Леопольда.
Ванька осторожно протянул ладонь и позволил дракону залезть на нее. При этом он следил, чтобы Тангро касался ладони только брюхом. Огненный гребень на его спине в считанные мгновения превратил бы ладонь в подрумяненную котлету.
— Никто. Они не успели, — просто ответил Ванька. — Старая волшебница отлично умела читать по глазам. Она поняла, что принцесса сомневается как и эльф. Она забрала косточку от груши, взяла пузырек с зельем и сказала: «Идите прочь, дураки! Не отнимайте у меня время! Даже если кто-то из вас решится, он никогда не простит другому, что сделал это. А раз так, не хочу переводить на вас свое зелье и свою косточку!»

Девушка и яблони


Красивая девушка танцевала под цветущими яблонями. Мимо проходили доктор, философ и поэт.
- Она танцует, потому что ей восемнадцать лет. У нее здоровое сердце, прекрасный желудок и отличное кровяное давление, - сказал доктор.
- Она танцует, потому что весна и цветут яблони. Она сама как цветок! - сказал поэт.
- Она танцует, потому что глупа. Через двадцать лет она уже не будет так танцевать, а через шестьдесят ее похоронят под этими яблонями. Только яблони срубят еще раньше, - сказал философ.
И лишь суккуб, притворявшийся девушкой, ничего не сказал. Он ухмыльнулся и ссыпал все три эйдоса в копилку. Ибо все трое полюбили девушку и пожелали продать душу, чтобы танцевать вместе с ней.

Три ноги за талант


Жил-был человек молодой и приятный. И все у него было ничего: и женщины любили, и деньги умеренно водились, и не дурак был, да только сверлило его что-то.
Грызло.
«Это оттого, что таланта у меня нет, — говорил он себе. — Дай-ка я ногу променяю на талант! Без ноги еще туда-сюда жить можно, а без таланта…»
И променял.
Осталось у него две руки, одна нога и один талант.
Пожил он некоторое время со своим талантом, а покою все равно нет. Мучает что-то, не дает спокойно жить…
Променял другую ногу.
И сделалось у него две руки, ни одной ноги и удвоенный талант. Женщины не любят, денег нет, работы нет – зато какой талантище. Им и греется. Да недолго грелся. Снова чувствует: не то. Сверлит, томит, сосет…
Дурацкое дело не хитрое. Променял он руку на талант. Живет урод уродом, с одной рукой, зато с тремя талантами, высшими ценностями подпитывается.

<< Стр. 10 Оглавление    Стр. 12 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.