Глава 2

 Стена подернулась рябью и на миг сделалась прозрачной, как стекло. Гордон с Парри прошли сквозь нее. Но ничего особенного не случилось. Они снова очутились в переулке – хотя и в другом переулке.
Парри оглядел себя. Розовая юбочка исчезла, на нем снова была его собственная одежда. Ну что ж, и то хлеб.
Он машинально потер лоб. Пока он не увидит себя в зеркале, не успокоится. А вдруг на нем по-прежнему эта татуировка?
Гордон огляделся.
– Думаю, нам сюда… Да-да, – сказал он и направился направо.
Это место выглядело несколько более многообещающим. Переулок выходил в торговый квартал. Магазины кругом были современные, явно рассчитанные на туристов, часть из них даже чересчур экстравагантные. Парри узнал это место. Он тут уже бывал мимоходом. Это где-то в Лондоне, в Вест-Энде.
– Сюда! – весело сказал Гордон.
Он провел Парри по улице и остановился у входа в другой переулок между двумя зданиями.
– Погляди-ка на это! – воскликнул Гордон, глядя куда-то себе под ноги. Парри посмотрел туда же, но не увидел ничего, кроме голой мостовой.
– На что? – спросил он.
– Да так, ни на что, – сказал Гордон, повернулся и вошел в секс-шоп, появившийся на месте переулка. Этого Парри и боялся!
В первом зале пара посетителей со скучающим видом разглядывала товары на прилавке, стараясь не проявлять особого интереса к кожаным штанам и похабному дамскому белью. Но Гордон тут задерживаться не стал. Он уверенно прошел в глубь магазина, к двери с суровой надписью: «Вход только для взрослых!»
Парри плелся за Гордоном, стараясь не подходить слишком близко, но и не терять его из виду. Перед дверью, задернутой черной занавеской, он остановился. Вообще-то тут написано «Только для взрослых!» и, строго говоря…
Но тут из-за занавески высунулась рука, ухватила Парри за шиворот и втащила внутрь.
– Ну что, – сказал Гордон, – тут не так уж плохо, а?
Парри огляделся. Вокруг было столько интересных журналов, что рядом с ними побледнела бы даже коллекция старшего брата Майка. Ему пришло в голову, что тут и впрямь не так уж плохо, но Гордон не дал ему времени поглазеть как следует и увлек дальше в глубь магазина.
Они прошли мимо наручников, мимо кровати с ремнями для связывания и вешалок с костюмами, выставляющими напоказ как раз те части тела, которые обычно принято скрывать. По стенам были развешаны хлысты, цепи, какие-то кожаные сбруи, не говоря уже об игрушках всех форм, цветов и разновидностей.
Часть этих игрушек могла заставить любого парня почувствовать себя импотентом.
И тут, словно по волшебству, перед ними появился владелец магазина.
Осанистый мужчина в жилете и феске радушно улыбнулся Гордону.
– Рад вас снова видеть, сэр! Какие забавы интересуют вас сегодня?
– Увы, Омар, сегодня у меня нет времени на игры! Два до Ксфордо-Реести, будьте так любезны!
– Конечно, конечно!
Хозяин сдернул со стоящей рядом вешалки два плаща и протянул их Гордону. Тот взял их и вежливо кивнул. Потом взглянул на часы.
– Надо спешить, – сказал он, – у нас мало времени!
Он обернулся к Парри, твердой рукой втолкнул его в примерочную и сам вошел следом. Парри буквально окаменел от ужаса. Он даже представить себе не мог, что сейчас произойдет.
– Ох, мальчик, не льсти себе! – сказал Гордон, накидывая один плащ на плечи Парри, а другой на себя. – Ей-богу, ты совершенно не в моем вкусе!
И он ухватился за занавеску кабинки и резко ее отдернул.
Они снова очутились в торговом квартале, но таком, какого Парри отродясь не видывал. Дома выглядели так, как будто их расставляли вдоль улицы по отдельности: одни поближе, другие подальше, одни деревянные, другие каменные, третьи кирпичные, а четвертые вообще непонятно из чего. Мостовая, выложенная булыжниками, была явно рассчитана на пешеходов, а не на автомобили. Ну, а уж люди – люди тут точно все были ненормальные!
Большинство людей здесь носили платья. И мужики, и бабы – все в платьях! А поскольку к вечеру изрядно похолодало, многие были еще и в плащах с капюшонами. Но, по правде говоря, платья на мужиках выглядели не особенно бабскими, да и на бабах тоже. Большинство этих платьев было пошито из прочных на вид тканей, которые казались достаточно носкими, довольно теплыми и, возможно, даже непромокаемыми. Манжеты на платьях обычно были очень широкими, и люди использовали их вместо карманов. А при нужде, если становилось холодно, в эти рукава было удобно прятать руки.
Короче, эти платья выглядели как нечто среднее между тем балахоном, в каком ходил отец Тук в кино про Робин Гуда, и одеждой шаолиньских монахов, которые недавно приезжали показывать свои приемчики. Шляпы, у тех, кто их носил, были по большей части высокие и остроконечные; а у некоторых они перегибались, и их концы свисали на спину хозяевам. Часть костюмов выглядела так, будто хозяева носят их уже не первую тысячу лет.
Да и сами люди выглядели не менее занятно. Тут попадались образчики всех ростов и размеров, от карликов до великанов, и всех цветов кожи, включая такие, которых и в ООН не увидишь. Например, синий. Или зеленый.
В витринах магазинов и на прилавках перед входами в магазины были выставлены товары. Большие горшки, маленькие горшки, фиговины, которыми мешают варево, и хреновины, которыми ворочают дрова… Парри поднял голову и посмотрел на название магазина. Магазин, натурально, назывался «Волшебный горшочек». В следующей витрине были выставлены метлы. По правде говоря, там были также щетки, швабры и веники, но больше всего все-таки было метел.
«Ведьмины метлы…» – подумал Парри.
– Прежде всего, – сказал Гордон, – тебе понадобится волшебная палочка.
– Волшебная палочка? – машинально переспросил Парри.
– Ну, а как же! – ответил Гордон. – Какой же ты волшебник без палочки?
Они миновали магазин, который торговал частями тела разных существ. Парри обнаружил, что, если не думать о том, кому они раньше принадлежали, идти куда легче.
– Волшебная палочка, – объяснял Гордон, – направляет твою магическую энергию. В противном случае результаты могут рассеяться в воздухе. И оказаться непредсказуемыми. Нужно быть очень искусным магом, чтобы колдовать без волшебной палочки. Волшебная палочка тебе понравится, – пообещал он. – Мальчикам твоего возраста нравится иметь маленькую штучку, с которой можно баловаться.
Гордон провел Парри в одну из множества лавчонок. Увидев Гордона, хозяин лавчонки просиял, но, увидев, кто идет за ним следом, приуныл.
– Как я рад снова вас видеть, сэр! Всегда приятно… Чем мы можем вам служить сегодня?
Очевидно, все торговцы Гордона просто обожали.
– Рад вас видеть, Альберт, – приветствовал его Гордон. – Но нам нужно спешить. Не подберете ли палочку для этого парня?
– Конечно, сэр, сейчас посмотрим, что сможем найти, – ответил Альберт, широко улыбаясь Гордону. Потом взглянул на Парри, и его физиономия вновь приобрела обычное кислое выражение. – Так-так, поглядим, что может подойти сэру…
Парри был изумлен. Вокруг повсюду, куда ни глянь, были разложены и развешаны палочки, на манер украшений в ювелирном магазине. Большинство лежало в стеклянных витринах, на особых подставках или на бархатных подушечках. Другие красовались в шкафах за прилавком. Еще одна или две медленно кружились под стеклянными колпаками, вися в воздухе как будто сами по себе.
– Мы наверняка сумеем подыскать сэру палочку, которая его устроит. Хотя, конечно, на самом деле это палочка подыскивает себе владельца… Вот, например, – Альберт снял с полки одну из палочек и помахал ею в воздухе, – превосходный экземплярчик! Кстати, сэр, на какой ценовой диапазон вы рассчитываете?
Гордон взглянул на Парри, на Альберта, поморщился и показал совсем крошечное расстояние между большим и указательным пальцем.
Альберт взглянул на Гордона, на Парри, снова на Гордона.
– Все ясно, сэр. Я все понял.
Он положил палочку обратно на бархатную подушечку, наклонился и вытащил из-за прилавка большой деревянный ящик, который и водрузил на прилавок.
– Ну-ка, давайте взглянем, что найдется здесь…
Он достал из ящика пучок палочек и разложил их рядком на прилавке.
– Иди сюда, малый, – сказал он Парри. – Не можем же мы испытывать палочки без тебя, верно?
Парри подошел. Он взял одну из них, длинную черную палку, и неуверенно помахал ею в воздухе. Альберт с подозрением покосился на него и поспешно вырвал у него палку.
– Видимо, сэр не в курсе, как положено подбирать палочку?
Парри уставился на Альберта, потом покосился на Гордона, но сказать ничего не успел: левую щеку ожгло болью.
– Нет, эта не подойдет.
Альберт бросил черную палку обратно в ящик и выбрал другую. Не успел Парри и «ой» сказать, как Альберт хлестнул его по правой щеке.
– Ой-е-ей! – протестующе возопил Парри.
– И эта тоже не подойдет, – сказал Альберт, бросая ее обратно в ящик. И выбрал следующую.
Парри поспешно отскочил назад.
– Вы че, спятили?
Но тут Гордон поймал его за запястье, заломил ему руку за спину и подтащил обратно к прилавку.
– Извините, – сказал Гордон Альберту. – Он тут новенький. Не привык к нашим обычаям.
Человек за стойкой кивнул, взглянул на Парри и хлестнул его по лицу еще одной палочкой, потом еще одной, и еще, и еще… Он брал каждую палочку по очереди и внимательно ее рассматривал. Если палочка его чем-то не устраивала, он бросал ее обратно в ящик. Если с ней все было в порядке, он бил ею Парри по лицу.
– За каким чертом вы это делаете? – всхлипнул Парри.
– Мы просто пытаемся найти палочку, которая тебе подходит, – объяснил Гордон. – А дело это непростое, с какой стороны ни взгляни.
– А по морде-то зачем бить? Уй-я-а! – возопил Парри после очередного удара.
– Нам нужно найти палочку, которая идеально созвучна твоей индивидуальности и дарованиям.
– Ой-й! И что, для этого надо бить по морде?
– Ты сам почувствуешь свою палочку, – утешил его Гордон. От следующего удара голова у Парри закружилась в буквальном смысле этого слова, и его тело принялось кружиться вместе с ней. Он на несколько мгновений завис, вращаясь в воздухе, но наконец его тело воспользовалось полученной энергией и полетело в угол. Парри тяжело шмякнулся об стенку между витриной и окном и медленно сполз на пол.
– «Телефонный провод в меланиновой изоляции, со стекловолоконной сердцевиной», – прочел Альберт на ярлычке, приклеенном к палочке.
– Прекрасно! – сказал Гордон. – Это ему подойдет. Сколько с нас?
– Две полкроны, – ответил Альберт.
– Идет, – сказал Гордон. – Прелестно!
И протянул ему золотую монету. Альберт ее взял.
– Крона, сэр, с меня сдача, сэр.
Он открыл старинную механическую кассу и отдал Гордону две серебряные монеты.
– Что-нибудь еще?
– Нет, не сегодня, – ответил Гордон. – Мы спешим.
Парри, еще не вполне пришедший в себя, с трудом поднялся с пола.
Гордон простился с Альбертом, взял Парри за рукав и вывел его на улицу.
– Ну, по крайней мере главное мы купить успели, – сказал он. – Однако, видимо, нам придется разделиться, чтобы успеть до закрытия магазинов купить все остальное.
Гордон прислонил Парри к стенке и малость распрямил. Огляделся, явно озабоченный тем, что на улице быстро темнеет. Достал из кармана небольшой кошелек с завязочками, вытряхнул оттуда пару золотых монет и протянул их Парри. Расставание с Гордоном Парри не особенно огорчило, тем более, если Гордон даст ему денег.
– Значит, слушай, – сказал Гордон. – В кроне – сто сорок четыре пенса. Я тебе даю две кроны. Сдачу считай внимательно, потому что в полкроне всего тридцать шесть пенсов, или три шиллинга. Понял? Поэтому в золотой кроне четыре серебряные полкроны. В сундуке шестьдесят крон, в кладе – двадцать четыре сундука, в галеоне – тринадцать кладов. Хотя такой кучи денег ты, пожалуй, за всю жизнь не увидишь. Все понял?
Парри все еще был поглощен мыслью о том, что у него целых две золотых монеты.
– Понял, понял, все понял! – соврал он.
– Я пойду куплю тебе учебные принадлежности, книги и снадобья, а ты пока сходи и подбери себе школьную форму – это тебе придется сделать самому, – сказал Гордон. – Все понял?
Парри все пялился на свои монеты.
– Да, – машинально ответил он, не слыша, о чем Гордон его спрашивает.
Гордон встряхнул его за плечи.
– За формой иди туда! – сказал он, указывая вдоль улицы. Но Парри все никак не мог оторвать глаз от золота. Пришлось Гордону взять Парри за ухо и развернуть его лицо в нужном направлении. – В чем дело? Это палочка на тебя так дурно подействовала? Формы продаются вой там! Второй переулок направо. Понял?
– Ага, – сказал Парри. – Второй направо.
– Магазин называется «Тряпье», – продолжал Гордон. – Такое название даже ты способен запомнить. Скажи, что тебе нужна форма Свиноморда для пятого класса. И пошевеливайся! Ты ведь не хочешь очутиться в школе в этих обносках?
Парри покачал головой – в основном потому, что предполагал, будто Гордон этого ожидает.
Гордон смерил его взглядом, тоже покачал головой, потом развернулся и зашагал в сторону, противоположную той, куда он отправил Парри.
Парри огляделся. В большинство магазинов ему заглядывать не хотелось: там торговали всякой гадостью. Иногда это были летучие мыши, иногда ящерицы, а временами такие твари, о каких он прежде и не слыхивал. Однако были тут и другие магазины, куда более привлекательные. В некоторых продавались телескопы и карты звездного неба. В некоторых – занятные камушки с надписями на каких-то непонятных языках. В некоторых – огромные посохи и длинные одеяния: в таких, наверно, ходят самые могущественные волшебники. На удивление много было магазинов, где торговали рубашками с рюшами. Парри решил, что это, наверно, сейчас модно.
Парри побрел по улице. Он изрядно проголодался, но к лоткам с едой приближаться пока не рисковал. Большая часть продаваемых кушаний была совершенно ни на что не похожа, и Парри не хотелось по ошибке купить что-нибудь совершенно несъедобное. Наконец он заметил на одном из лотков нечто, показавшееся ему знакомым. Парри подошел и встал в небольшую очередь, которая расхватывала пакетики с жареным лакомством.
– Это что, каштаны? – спросил Парри у торговца.
Торговец был одет в шляпу из толстой ткани и длинное одеяние, испещренное прожженными дырами и пятнами гари. Он заглянул в жаровню и задумчиво поворошил ее содержимое.
– Каштановые? – переспросил он. – А кто их знает, может, были и каштановые…
Парри удивленно уставился на продавца и заметил между пятнами гари нечто, похожее на пятна крови. Он заглянул торговцу за спину. Слева от него возвышалась небольшая кучка крысиных голов. Справа – горка крошечных черепов. Парри скрутило живот. Он отступил на шаг, еще на шаг и бросился бежать.
Торговец задумчиво посмотрел вслед Парри, который споткнулся о чью-то корзину с товаром и исчез в толпе.
– Хм! – сказал он и покачал головой. – Понаехали тут!
Наконец Парри остановился, чтобы перевести дух. Он забился в угол между двумя ветхими зданиями, неподалеку от того места, где развалюхи наконец кончались и начинались роскошные дома из камня и мрамора. Парри решил, что пока что он в безопасности.
Некоторое время он стоял, прислушиваясь к уличному гаму, пока, наконец, его внимание не привлекли два голоса.
– Дашь мне помешать у тебя в котелке, а, цыпочка? – развязно спросил коренастый белобрысый парень, на чьем лице застыло злобное выражение: как будто он только что мучил кошку, а ее вдруг взяли и отобрали.
– Ты за кого меня принимаешь? Я девушка порядочная! – откликнулась плотная деваха, примерно ровесница Парри.
– Да брось ты, Юсти, какие проблемы? – не отставал парень.
– Слушай, отвяжись, а?
– А у меня деньги есть!
Деваха остановилась. Нет, на парня она по-прежнему не смотрела, но лицо у нее сделалось задумчивое.
– Гляди, – сказал парень, – целый шиллинг!
Он показал ей монету, зажатую в коротких, толстых пальцах. Деваха оглянулась. Она поглядела на монету, потом на парня. Потянулась было к монете, но парень проворно спрятал ее за спину.
– Деньги потом! – сказал он.
Деваха некоторое время смотрела на парня.
– Поцеловать могу, – сказала она наконец.
– Ладно, ладно, – сказал он. – Без дураков. Только поцеловать, да?
Деваха взглянула на монету.
– Целый шиллинг! – напомнил парень. Деваха огляделась, словно проверяя, нет ли поблизости кого-нибудь из знакомых.
– Ну ладно, Фредди, – разрешила она наконец. – Только быстро!
Парень облапил ее и впился губами в ее губы. Руки девчонки, которые поначалу висели по швам, начали постепенно подниматься. Сперва она постучала парня по руке, потом ткнула в бок, наконец ухватила обеими руками за голову и попыталась оторвать его от себя. Тут парень внезапно одной рукой ухватил ее за задницу, другой за грудь. Девица не растерялась: она вскинула колено и с убийственной ловкостью заехала ему куда следует. Парень медленно согнулся в три погибели. На его лице отражалась странная смесь боли и изумления. Монета выпала из его руки, и девица тут же ее подхватила.
– Надпиленная! – воскликнула она.
– Ну, ты ведь тоже не целая! – возразил парень, за что и получил прощальный пинок в голень.
– Я все видел! – сказал Парри. – Круто ты с ней!
Он помог пострадавшему выпрямиться. Это было не так-то просто, поскольку Фредди, хотя и уступал Парри в росте, был при этом весьма крепок и коренаст:, сплошные мускулы.
– Спасибо, – буркнул Фредди.
– Меня зовут Парри.
– А-а, Парри, значит?
Фредди смерил Парри взглядом, как будто тот был в маскарадном костюме.
– А я – Фредерик Виззл. Можешь звать меня просто Фредди. Хочешь по кружечке пенника?
Парри понятия не имел, что такое пенник. И потому, разумеется, ответил, что хочет.
– Ну, тогда пошли, – сказал Фредди и повел Парри в заведение, которое в других обстоятельствах могло бы сойти за кафе. Внутри девица, которую Фредди называл Юсти, спорила о чем-то с мужиком, стоявшим за стойкой. Перед ней стояла большая дымящаяся кружка и лежала кучка мелких монет.
– Не такая уж она и надпиленная! – орала Юсти.
– Забирай и проваливай!
Мужик явно был не в настроении и спорить не желал. Девица топнула ногой – получилось балла два по шкале Рихтера, – сгребла монеты, схватила кружку и плюхнулась за столик. Эта сценка, похоже, немало позабавила Фредди. Он подошел к стойке и заказал два больших пенника.
– Восемь пенсов! – сказал мужик.
– Я на мели! – сказал Фредди Парри, кивнув в сторону Юсти. Парри растерянно похлопал глазами, но наконец понял, к чему тот клонит. Он выудил из кармана одну из монет, что дал ему Гордон, и положил ее перед барменом. Бармен приподнял бровь.
– Тебе, небось, сдачи надо?
Фредди углядел монету.
– А то как же, блин!
Мужик смахнул монету со стойки, внимательно ее оглядел, потом бросил в открытый ящик кассы. Потом грохнул на стойку две большие кружки и высыпал кучку монет. Горсть маленьких коричневых монеток, пять монет, в которых Парри опознал шиллинги, вроде того, каким Фредди пытался подкупить девицу, и две большие серебряные монеты. Из каждого шиллинга был вырезан кусок, так что монета выглядела как надрезанная пицца.
– Надпиленные! – возмутился догадливый Парри. Мужик за стойкой смерил его тяжелым взглядом.
– Забирай и проваливай! – сказал он. И, поскольку Фредди уже подхватил кружки и ставил их на стол, который выбрала себе девица, Парри ничего не оставалось, как забрать то, что ему дали. Он боялся, что ввязываться в ссору в таком месте, как это, может оказаться небезопасным. Поэтому он сгреб монеты со стойки, ссыпал их в карман и направился к двум новым знакомым.
– Это мой дружбан, Парри, – представил его Фредди. Похоже, попасть в число дружбанов Фредди было несложно – достаточно угостить его выпивкой. Девица, похоже, старалась Фредди не замечать, однако на Парри взглянула благосклонно.
– Юстиция Гармония! – сказала она, протягивая ему руку.
Парри не сразу сообразил, что это ее так зовут.
– Для друзей – просто Юсти, – добавила она, убирая руку, которую Парри так и не взял.
– Но друзей у нее нет, – встрял Фредди, – а все остальные зовут ее «Играй-гормон» или просто – «Гормошка».
Парри это имя понравилось куда больше, и он сразу начал про себя называть девицу именно Гормошкой.
Гормошка метнула в сторону Фредди убийственный взгляд, но Фредди не обратил на это внимания. Он поднял кружку.
– За твое здоровье, Парри! – сказал он и с удовольствием сделал большой глоток.
Парри тоже поднес кружку к губам и с опаской пригубил пойло.
– А что это? – спросил он.
Фредди еще разок смерил взглядом его и его костюм и заключил:
– Ты у нас недавно.
– Только сегодня приехал, – подтвердил Парри.
– Поня-атно, – протянул Фредди. – Ну, тогда лучше тебе этого не знать, а то весь смак перебьешь. За твое здоровье! – повторил он и отхлебнул еще.
На вкус Парри пойло оказалось сносным: довольно пряное, с сильным запахом имбиря, но вполне себе ничего.
– И откуда же ты? – поинтересовался Фредди.
– Из Эбсфлита, – ответил Парри, пытаясь определить, что это за фигня плавает в кружке.
– Откуда-откуда? – переспросила Гормошка.
– Из Эбсфлита, – повторил Парри. – Это в Кенте.
– В Кенте? – переспросил Фредди.
– Ну да, – сказал Парри. – В Кенте. В Англии. На Земле. Понятно?
Гормошка с Фредди переглянулись. Потом на них, очевидно, снизошло некое озарение.
– Да нет, а в волшебном-то мире ты откуда?
– Не понимаю, – ответил Парри.
– Ну, вырос ты где? В какой школе учился?
– В Эбсфлите, – повторил Парри. – Ну знаете, там еще вокзал и железнодорожный тоннель знаменитый. До сегодняшнего дня я учился в средней школе города Эбсфлита, а сегодня меня похитили.
– Ты хочешь сказать, ты и в самом деле вырос в реальном мире? – удивилась Гормошка.
– Во-от, а меня туда даже на экскурсию не пустили! – пожаловался Фредди.
– Ну еще бы! – заметила Гормошка. – После того, как ты устроил взрыв в общаге…
– А здорово, наверно, жить в реальном мире! Там у вас везде плоские экраны… – завистливо сказал Фредди. – А то так достало целыми днями пялиться в эти магические шары!
– Да, наверно… – пожал плечами Парри.
– Если тебе не нравится магический шар, всегда можно воспользоваться зеркалом! – наставительно сказала Гормошка Фредди.
– А-а, у зеркал на все свое собственное мнение! Разве можно доверять экрану, который сам решает, что тебе показывать, а что нет?
– И что же ты тут делаешь? – спросила Гормошка. – Большинство этих… ну, тех, кто не владеет магией, просто не могут сюда попасть. А если попадают, то…
Она не договорила и покачала головой, давая понять, что последствия могут быть самые плачевные.
– Меня же похитили, – напомнил им Парри. – Я так понял, что у меня есть магические способности, и меня должны отправить в какую-то там школу.
– А в какую? – спросил Фредди.
– Вроде как «Свиноморд», – сказал Парри. – По крайней мере, он так говорил.
– Да ну? И мы тоже в Свиноморде учимся! – сказала ему Гормошка. Они с Фредди заметно расслабились.
– А кто вас сюда привел? – спросил Парри.
– Меня – родители, – ответила Гормошка. – Но они всегда настаивают на том, чтобы лететь на метле, хотя… в общем, лететь сюда, в горы, ужасно холодно!
– В какие еще горы? – удивился Парри.
– А я с братьями приехал, – сказал Фредди. – Они уже в старшем шестом классе#. А ты в каком классе будешь?
Парри поразмыслил.
– Вроде в пятом, – сказал он. – По крайней мере он так сказал.
– Класс! Значит, будем учиться вместе. В пятом классе как раз и начинается настоящая магия. Нас будут учить пользоваться волшебной палочкой, и перемещать всякие штуки, и превращать одни штуки в другие, и уничтожать всякие штуки… Круто!
– А еще мы будем проходить исцеление, и плодородие, и предсказание будущего, и вообще пользование магией в гармонии с природой, – добавила Гормошка.
– Да, но это все колдовство. Ведьмины штучки. Девчачье дело, короче. Я этим заниматься не буду – разве что уж совсем не удастся отвертеться, – заявил Фредди. – А ты на каком факультете будешь?
– Не знаю, – ответил Парри.
– Мы из Де-Сада, – сообщил ему Фредди. – У нас круче всего! Ты постарайся тоже попасть к нам. У нас классно!
– А тебя кто сюда привел? – спросила Гормошка.
– Какой-то педрила в белом костюме, – уныло признался Парри. Он выудил какую-то штуковину, которая плавала в его кружке, и теперь пытался сдуть с нее пену, чтобы разглядеть, что это такое.
– Белобрысый такой? – уточнил Фредди. – На девку смахивает?
– И хорошо разбирается в растениях? – добавила Гормошка.
– А вы че, его знаете? – спросил Парри.
– На Гордона похоже, – сказал Фредди. – Он у нас в Свиноморде садовником.
– Такое впечатление, что он там был всегда, – сказала Гормошка. – Некоторые говорят, что он появился там вместе с Бол-д'Аретом. Поговаривают даже, что он такой же старый, как Бол-д'Арет.
– Фигня! – сказал Фредди. – Таких старых, как Бол-д'Арет, больше нету. Уж о чем, о чем, а об этом он позаботился.
– А кто такой Бол-д'Арет? – спросил Парри.
– Да, ты, видно, и в самом деле тут недавно! – сказала Гормошка. – Бол-д'Арет – это ведь живая легенда!
– Живая заноза, вот он кто такой! – буркнул Фредди.
– Бол-д'Арет остановил Войны Магов и учредил Новый Порядок, – сообщила Гормошка. – Войны Магов – это была великая война между всеми самыми могущественными волшебниками.
– Так он, значит, всех помирил?
– Да нет, не то чтобы помирил. Просто нельзя же вести войну, когда противники кончились, – пояснил Фредди.
– Он убивал только злых волшебников! – возразила Гормошка.
– Мой прадедушка говорил иначе, – сказал Фредди Парри.
– А что говорил твой прадедушка? – спросил Парри.
– Ну, его последние слова были: «Умри, Бол-д'Арет!.. А-а, ч-черт!»
– А-а! – понимающе протянул Парри.
– Ну, и сам дурак был твой прадедушка! – сказала Фредди Гормошка. – Все же знают, что Бол-д'Арета убить нельзя.
– Так это теперь все это знают. А тогда-то еще не знали! – возразил Фредди. – Такие вещи ведь обычно так и узнаются. Все хотят кого-нибудь убить, а он переживает с дюжину покушений, и больше никто не пытается. Мой прадедушка, кажется, был как раз двенадцатый. Они тогда догадались, что, если хочешь его прикончить, надо взять самый мощный магический посох и несколько помощников…
– Ну, а где же твои мама с папой? – спросила Гормошка у Парри, явно желая сменить тему.
– Ну-у, мои приемные родители – те, что в Англии живут, – сейчас, наверно, как раз возвращаются в Англию. А то были в Стокгольме.
– Где-где? – переспросил Фредди.
– Это в реальном мире, – объяснила ему Гормошка.
– А-а! – сказал Фредди.
– А настоящие твои родители куда делись? – спросила Гормошка.
– Не знаю, – сказал Парри. – Меня оставили в роддоме.
– Поня-атненько! – сказал Фредди и грязно ухмыльнулся. – Какой-нибудь волшебник побывал в реальном мире, поразвлекся в свое удовольствие и слинял, а бедная телка осталась с приплодом!
– Какой ты все-таки мерзкий! – сказала Гормошка.
– Да такое все время случается! – ответил Фредди.
– Привет, Фредди! – прогудели сзади. – Ну, как ты тут?
– Привет, Юсти!
Парри испуганно поднял голову. По обе стороны стола возвышались два здоровенных мордоворота. Они были очень похожи на Фредди. У обоих был такой же низкий лоб, как у неандертальца, и в глазах светился такой же злобный ум.
Но при этом оба были сбиты еще крепче Фредди. Похоже, за последнюю пару лет они изрядно раздались. Могучие мышцы громоздились на весьма прочных костях. Оба парня походили на танки – и друг на друга. Видимо, они были близнецы.
– Это Дамиан, а это Ганнибал, – представил их Фредди. – Мои братья, – добавил он, хотя это и без того было очевидно. Братья сели за стол, и скамейки жалобно скрипнули под их немалым весом.
– Ну че, все путем? – спросил Ганнибал.
– А как зовут этого твоего приятеля? – спросил Дамиан.
– Это Парри. Парри кивнул.
– Парри Хоттер, – представился он.
– Какой интересный на тебе костюмчик!
– Этот-то? – Парри посмотрел на свою школьную куртку и брюки. – Мне надо купить новый.
– Может, тебе помочь? – предложил Дамиан.
– Мы всегда рады услужить, – добавил Ганнибал.
– Извините, – сказала Гормошка, вылезая из-за стола. Она огляделась и направилась в туалет, расположенный в глубине кафе. Фредди тоже встал.
– Юсти, погодь! – крикнул он. – Гляди, чего я нашел! У меня есть еще полкроны!
– Ты же вроде говорил, что ты на мели! – укоризненно заметил Парри.
– Так я и был на мели! Я их только что нашел, – объяснил Фредди.
– А-а, ну тогда ладно.
– В твоем кармане, – уточнил Фредди. – Пока, кореш!
И удрал следом за Гормошкой.
Парри сделалось не по себе. Он остался один с этими двумя громилами, которых он на самом деле совершенно не знал. Хотя, с другой стороны, Фредди же его приятель, а это братья Фредди… Вряд ли они ему что-нибудь сделают. Ведь правда же, они ему ничего не сделают?
– Клевый прикид, – сказал Ганнибал, перегнувшись через стол и щупая куртку Парри.
– Ага, тут нечасто такой увидишь, – сказал Дамиан. – Он смахивает на одежду из другого мира!
– Ага. Ты че, побывал в реальном мире?
– Я сам оттуда, – объяснил Парри. – Меня только что сюда притащил мужик по имени Гордон. Может, слыхали?
Братцы переглянулись и многозначительно приподняли брови.
– Так ты, значит, найденыш? – спросил Дамиан.
– Дитя волшебника, найденное в другом мире? – уточнил Ганнибал.
– Ну, наверно, да, – предположил Парри.
– Так тебе же надо обзавестись всякими нужными вещами! – сказал Дамиан.
– Мы можем помочь, – заверил Ганнибал.
– Гордон сказал, что все мне купит. Братцы переглянулись и снова уставились на Парри.
– Ну что он там купит? Всякую дребедень, которая у всех есть, – сказал Ганнибал.
– На настоящие-то штуки он вряд ли раскошелится, – кивнул Дамиан.
– Такие, которые тебе действительно понадобятся в школе, – пояснил Ганнибал.
– Ну, в смысле, если ты только что из реального мира, так тебе придется догонять остальных. У нас есть книги, которые сами читаются. – И Дамиан достал из одного из своих многочисленных карманов небольшой томик. Он перелистнул страницы, и Парри услышал негромкий шепот, несущийся оттуда.
– А хочешь перо, которое само пишет рефераты? – предложил Ганнибал. Он положил на стол потрепанное гусиное перо, которое тут же принялось что-то корябать на столе. – Ну, чернила нужны, конечно, – сказал Ганнибал, хотя это и так было ясно.
– Да нет, – сказал Парри. – Что мне на самом деле нужно, так это какой-то способ убраться отсюда. Удрать от Гордона.
Парни немного поразмыслили.
– Удрать, значит? Ну, от такого человека, как Гордон, удрать не так-то просто. Тут нужна метла. Летающая, понятное дело. Или ковер-самолет.
– Но это дорого, – сказал Ганнибал.
– Дорого, – эхом откликнулся Дамиан.
– А что, – спросил Ганнибал, с таким видом, как будто ему в голову внезапно пришла блестящая идея, – что, если дать этому парнишке Камень Амыд?
– Но это же очень могущественная вещь! – возразил Дамиан. – Стоит ли доверять ее новичку?
– Могущественная, да, – согласился Ганнибал. – Но если ему надо слинять от такого человека, как Гордон…
– Гордон, Гордон, Гордон, Гордон… – задумчиво повторил Дамиан. – М-да-а, жаль парнишку. Так что ты думаешь?
– Ну, сдается мне, парень соображает, что делает. Думаю, ему такую вещь доверить можно.
– Скажи, – спросил Дамиан у Парри, – хотел бы ты сделаться невидимым?
– Ага! – кивнул Парри. Он подумал, что это неплохой выход. Сделаться невидимым и потихоньку ускользнуть от Гордона… А какие возможности откроются перед ним потом! Он сможет пролезть в любую спальню, и фиг кто его застукает…
Но тут он вспомнил кино про Человека-Невидимку.
– А мне не придется ходить голым? – спросил он.
Братцы, похоже, немного обалдели.
– Не-ет… Ну, впрочем, если захочешь, можешь и голым ходить, – ответил Ганнибал.
– Ну, конечно, такие штуки, как Камень Амыд, на дороге не валяются, – сказал Дамиан.
– Вещь действительно уникальная, – подтвердил Ганнибал.
– Кому попало мы бы его не продали, но товарищу Фредди…
– Можно сказать, закадычному другу…
– Что ты можешь предложить в качестве возмещения? – спросил Дамиан.
Парри растерянно уставился на него.
– Ну, какие-нибудь ценности, – намекнул Ганнибал.
– Звонкую монету, – пояснил Дамиан.
– Че, деньги, что ли? – догадался Парри. – Да, деньги у меня есть какие-то…
И он вывалил на стол все, что было у него в карманах.
– Это сойдет?
Дамиан сделался задумчив.
– Сколько у тебя всего денег?
– Я не знаю, – растерялся Парри. – Вот, золотая монета, и еще серебряные, и эти шиллинги…
– Ты че, денег никогда не видел? – спросил Ганнибал.
Парри обернулся к нему.
– Хорошо, что ты с нами повстречался, – сказал Дамиан.
– Да, – сказал Ганнибал, глядя на брата, – а то ведь, знаешь, есть такие люди, которые могли бы воспользоваться этим и ободрать тебя как липку.
– Ага, – согласился его брат, – тебе очень повезло, что ты повстречался именно с нами.
И достал из кармана серый ограненный Камень. Вокруг его конической макушки тянулась цепочка рун и непонятных символов.
– Вот, – сказал Дамиан, – это Камень Амыд.
– Дарующий невидимость! – сказал Ганнибал.
– Ну-ка, посмотрим, что мы тут имеем, – сказал Дамиан, пальцем сортируя монеты на столе. – Значит, так. Вот пара полкрон. Конечно, половины кроны это не стоит. Потому что полкроны – это не половина кроны, о нет! Несколько шиллингов, золотая крона – а в золотой кроне две дюжины пенсов, – хотя, конечно, обменный курс… да, курс валют нынче…
– Твое счастье, малый: курс валют для тебя выигрышный, – сказал Ганнибал.
– Ага, очень выигрышный, – подтвердил Дамиан. Золотая монета куда-то исчезла, и вместо на нее на столе очутилась горсть разносортной мелочи, в том числе множество красных треугольных монеток.
– Нынче за крону дают полдюжины гулинфи, – сказал Ганнибал Парри.
– Что-то многовато, – заметил Дамиан. – Ты не слишком расщедрился?
– Вовсе нет! – возразил Ганнибал. – В конце концов, это ведь друг Фредди! Так, дальше… Полкроны стоят дюжину пенсов, а эти пять шиллингов будут равняться одному пенсу.
Он смахнул со стола монеты Парри и высыпал на их место другие.
– Ну, а сменяв их на беньдедре, мы можем обменять их на Камень.
Ганнибал с таинственным видом склонился к Парри.
– Ты ведь в курсе, что Камень можно покупать только за беньдедре?
Парри, который вообще был не в курсе, только кивнул.
– Ну вот, – сказал Дамиан, – теперь можно перейти к сделке.
Он взял обратно половину незнакомых Парри монет и положил перед ним Камень.
– Только смотри, никому не говори, что мы так расщедрились!
– А то нас уважать перестанут, верно, Дамиан?
Тут из туалета вылетел Фредди. Он впечатался в стену и скрючился от боли, но, несмотря на это, громко заржал. Мимо него протиснулась возмущенная Юстиция Гармония.
– Ну, нам пора! – объявил Ганнибал.
– Спасибо за покупку, – сказал Парри Дамиан. – Все сделки обратной силы не имеют. Уплаченные деньги не возвращаются. Претензии не принимаются.
– Ты бы прибрал деньги-то со стола, – посоветовал Ганнибал. – Не стоит оставлять такую сумму валяться на виду.
– Чтобы создать плащ-невидимку, надо провести пальцами по рунам, – шепнул Дамиан на ухо Парри.
– Только не пытайся проделать это прямо здесь, – предупредил Ганнибал. – Это всем бросится в глаза, и все тут же захотят отнять у тебя эту ценную вещь.
И братья встали из-за стола и направились к двери.
Парри поспешно смел монеты со стола и спрятал в карман Камень, прежде чем Фредди с Гормошкой вернулись к нему.
– Больно, блин! – ухмыльнулся Фредди. – Не уверен, что оно того стоило…
– Урод паршивый! – бросила Гормошка. Фредди прикончил свое пойло.
– Еще хочешь? – спросил он у Парри. – Гормошка нас угостит.
– Еще чего! – сказала она, пряча в кошелек серебряную полкрону Парри. – Да и поздно уже. Я обещала родителям, что встречусь с ними, когда магазины начнут закрываться.
– А че, они уже закрываются? – испугался Парри. – Мне же еще форму надо купить!
– Ну ладно, – сказал Фредди, и все трое встали из-за стола. – Тогда до встречи, что ли!
Они принялись пробираться к выходу, лавируя между волшебниками, ведьмами и прочими волшебными созданиями, набившимися в бар.
Когда троица была уже у самых дверей, с улицы навстречу им вбежал еще один волшебник. Внезапно он запнулся и схватился за живот. Потом развернулся и ухватил Фредди за ухо.
– Смотри, куда прешь, малый! – рявкнул он.
– Ох ты! – воскликнул Фредди, когда волшебник прошел дальше.
– Ты его что, знаешь? – спросил Парри.
– Да это Брейк, – сказал Фредди, – препод из Свиноморда. У-у, старый пердун! Ну ладно, тебе туда, – сказал он Парри, указывая на переулок через дорогу. – «Тряпье» там. Увидимся завтра в школе!
– Ага, наверно, – сказал Парри, незаметно сжимая в кармане заветный Камень. «Если мне до тех пор не удастся смыться», – подумал он про себя.
Парри перешел улицу, заглянул в переулок и увидел там два или три магазина, над одним из которых гордо красовалась вывеска «Тряпье».
У входа в магазин, раскачиваясь взад-вперед на табуретке, сидела тощая тетка лет сорока пяти – пятидесяти. На поясе у нее был напузник с деньгами, а под ним – короткий передник, из кармана которого торчал портновский метр. Когда Парри направился к ней, тетка словно очнулась. Посмотрев на часы, висящие у дверей, она встала, забрала свою табуретку и маленькую табличку, на которой значилось: «Мы шьем одеяния для колдунов с 30820 года», и ушла в магазин.
И как только Парри подошел к двери, она заперла ее и, глядя ему в глаза, сменила табличку с «Открыто» на «Закрыто». Но тут к магазину подбежал мелкий пацан в круглых очочках, с волосами песочного цвета.
Он увидел табличку «Закрыто», но отчаянно замахал хозяйке прежде, чем та успела отвернуться. Он достал кусок пергамента и ненадолго прижал его к стеклу. Тетка прочла и с недовольным видом отперла дверь.
Шустрый пацан просочился внутрь. Тетка хотела было захлопнуть дверь, но Парри вовремя подставил ногу. Тетка уставилась на него, потом пожала плечами, равнодушно отпустила дверь и позволила Парри войти в магазин следом за шустрым.
Она взяла у шустрого пергамент, на котором значилось: «Одна форма Свиноморда, сшитая по мерке, забрать сегодня, на имя Дватуфля», подошла к полкам, большинство из которых были девственно пусты, сняла оттуда стопку одежды и положила ее на прилавок. Развернув пару вещей, лежавших сверху: мантию и рубашку с длинными фалдами, – она приложила их к мальчишке.
– Да, – сказала она, – это те самые вещи. Хозяйка магазина свернула вещи и уложила их в жесткий бумажный пакет.
– Одна крона две полкроны, – сказала она. Пацан достал пару золотых монет, таких же, как те, что Гордон дал Парри. Хозяйка ушла за прилавок. Послышался скрежет кассы, и она вернула пацану две серебряные монеты. Потом посмотрела на Парри.
– У тебя заказ?
– Мне нужна форма, – сказал Парри. – Для Свиноморда.
– Форма Свиноморда нынче всем нужна. А ты ее заказывал?
– Не-ет… – растерянно протянул Парри.
Пацан, державший свою новенькую, с иголочки, форму, заглянул в пакет и шепнул Парри:
– Деньги говорят за себя, знаешь ли! Сперва Парри понял его буквально. В конце концов, он только что своими глазами видел говорящую книгу и перо-самописку, не говоря уже о других чудесах, которых он сегодня навидался. Так что он был вполне готов поверить, что здесь принято вести беседы с деньгами.
Но тут пацан выразительно кивнул в сторону тетки за кассой, и Парри сообразил, что к чему. Он сунул руку в карман и высыпал на прилавок монеты, те самые, что остались у него после приобретения Камня.
Тетка сердито фыркнула и принялась сортировать монеты. У нее вышло несколько кучек.
– Вот эти, – сказала она, – давно вышли из обращения. Эти – иностранные и у нас в стране не ходят. Эти – иностранные и к тому же вышли из обращения у себя в стране. А это, – указала она на самые ценные монеты из тех, что Парри получил от близнецов, – это и вовсе не монеты, а жетоны для игрального автомата.
Осталась кучка мелких коричневых монеток, которые хозяйка сгребла с прилавка и высыпала в невидимую кассу. Затем она удалилась в подсобку и вскоре появилась вновь.
– А за эти деньги, – сказала она, – ты можешь купить только это!
И протянула Парри нагрудную нашивку. На нашивке было написано «СВИНОМОРД», а ниже – четыре эмблемы: король на фоне волн, еще одна фигура в короне рядом с золотой девицей, человек с луком и женщина с хлыстом.
Парри тупо уставился на маленькую эмблемку, которую получил в обмен на все свое несметное состояние. Он был так растерян, что даже не воспротивился, когда тетка выпихнула его за дверь. Оказавшись на улице, он очнулся и забарабанил в дверь.
– Деньги! Деньги верните!
Дверь некоторое время оставалась закрытой, потом отворилась, и в лицо Парри полетела пригоршня бесполезных монет.
– Здравствуйте, сэр! – сказал шустрый. – Рад вас видеть, сэр.
– А-а, Гуди! – откликнулся знакомый голос Гордона. – Гуди Дватуфля, не так ли? Ну, как твой братец, Мартин?
– Хорошо, сэр.
– А твоя матушка?
– Прекрасно, сэр, спасибо, сэр.
– А твой батюшка?
– Батюшка просил вам передать, чтобы вы держались подальше от Мартина, сэр.
– А-а, – сказал Гордон, – понятно.
– Я так соскучился по школе, сэр! Я так рад, что завтра снова начинаются занятия! Я пойду в пятый класс, сэр. Наконец-то я займусь настоящей магией! Мне особенно не терпится научиться основам колдовства, сэр. Это экологически чистое мастерство, не то что грубое насилие над природой, которому обучают волшебников. Ведь правда, сэр?
– Да, наверное, – уклончиво сказал Гордон. – Я вижу, ты уже познакомился с одним из новых учеников.
Он взглянул на Парри, уныло сидящего на мостовой перед входом в магазин.
– Да, сэр. Жду не дождусь ваших уроков по садоводству, сэр! – сказал Гуди, явно намереваясь откланяться.
– Да-да, – сказал Гордон. – Я так и думал. Гордон был весь увешан сумками с вещами и книжками. Он снова посмотрел на Парри, который собирал с мостовой монеты.
– Где твоя форма? – осведомился Гордон.
– Она мне ее не продала! – пожаловался Парри. – Это все она виновата! И деньги мои на землю бросила!
Гордон пригляделся к монеткам, которые подбирал Парри.
– Где ты взял всю эту дребедень?
– Ну, я познакомился с одним парнем, по имени Фредди, и его братьями…
– С Виззлом? Фредди Виззлом? Так ты повстречался с братцами Виззл?
Парри поднял голову.
– Ага…
Гордон возвел очи горе.
– Ну, тебя буквально ни на минуту нельзя оставить одного! Что ж, ничего не поделаешь: придется тебе ехать в школу прямо так. А когда доберешься туда, мы тебе что-нибудь подыщем.
И он сгрузил большую часть своей ноши к ногам Парри.
– Свои вещи потащишь сам, – сказал он. – Должна же быть от тебя хоть какая-то польза. Подумать только! Целых две кроны!
Парри уныло поплелся следом за Гордоном через узкие переулки. Теперь, когда солнце село и все лавки были закрыты, это место выглядело еще более мрачным и угрожающим, но в душе Парри пробудилась надежда. Авось теперь-то ему удастся смыться!
Надо только дождаться, пока Гордон отведет его обратно в реальный мир, и тогда он воспользуется Камнем…
Гордон нашел кусок стены, который искал, и постучал по нему. Парри показалось, что в руке у Гордона блеснуло что-то серебряное. Стена на миг превратилась в занавеску, и Гордон, схватив Парри за локоть, шагнул туда. И они снова очутились в примерочной секс-шопа. Гордон сдернул с Парри плащ, снял свой, повесил оба плаща на вешалку и повел Парри к выходу.
Подросток приотстал. И примерно на полпути к двери привел свой Камень Амыд в действие.
На улице все было как обычно. Магазины закрывались один за другим. По тротуарам спешили те, кто задержался на работе, и те, кто слишком рано отправился в театр. Незаметный секс-шоп, который то появлялся, то исчезал, на этот раз был тут. И внезапно он таки привлек к себе всеобщее внимание: оттуда повалил густой дым.
Откуда-то из дымовой завесы послышался голос Гордона:
– Я так и знал! Надо было спросить, что именно ты купил у Виззлов! Мне-то в принципе наплевать, но ведь это двухшиллинговая игрушка, которую можно купить в любом магазине шуток и розыгрышей, – а когда я говорю «двухшиллинговая», я имею в виду, что она стоит двадцать четыре пенса! А я тебе дал две кроны! Ну, парень, я тебе это еще припомню! И костюм теперь весь провоняет этим дымом…

<< Глава 1 Оглавление    Глава 3 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.