9 подвигов Сена Аесли - книга вторая - Подвиг 6

Абсолютный порядок

Рыба ищет где глубже, а человек не рыба
Ихтиандр

Лучший способ спрятать улику — положить на самое видное место и завалить всякой ерундой.
Д. Ватсон. «Этот самозванец Холмс»



Глава 6.1


в которой Мергиона зевает, Порри отстаивает право на творческий беспорядок, Сен решает проблему распределения, а Амели тренирует добрую волю


— Гаттер, а почему... — Мергиона зевнула, — у вас такая свалка? Как вы здесь вообще живете? Гаттер? Ты где?
— Я здесь, — отозвался Порри, высовываясь изза груды забракованных чертежей, отделенной башней
из использованных конспектов от груды одобренных чертежей. — И это не свалка, а творческий беспорядок.
— Знаешь, Гаттер, когда мне понадобится устроить засаду, я выберу вашу комнату. Здесь можно целый взвод спрятать.
— Прямотаки взвод, — усомнился Сен, показываясь изза стога одежды, которую уже один раз надевали, но которую, прежде чем отдать в стирку, вполне можно надеть еще раз.
— Не меньше! Вот, к примеру, Амели специально не пряталась, а попробуйте ее найти... Амели, молчи!
Сен и Порри повертели головами.
— Ты уверена, что Амели здесь?
— Ха! Амели!
— Я тут, — сказала Амели из угла, заваленного пришедшими в негодность электромеханическими устройствами, которые, может быть, удастся починить или использовать еще какимнибудь способом.
— Вот... — зевнула Мерги. — Если бы в Первертсе проводился чемпионат по захламленности, ваша комната заняла бы весь пьедестал. И завалила бы его всяким хламом.
— Это не захламленность, а рациональность, — сказал Аесли. — У нас нужная вещь лежит не там, где она якобы должна лежать, а там, где она может понадобиться. Например, носки... или штаны лежат возле кровати, потому что...
Мергиона зевнула. Сен замолчал. Чточто, а зевать Пейджер умела. А если она начинала еще и потягиваться, то сама мысль об активной деятельности казалась преступной. При этом Мерги удивительным образом умела совмещать зевание и активные действия.
— Ага, потому что, — сказала Мергиона, сопроводив очередной восхитительный зевок энергичным прыжком с двумя полуоборотами в шпагате. — А посылки с домашним вареньем лежат на полках с чистыми рубашками, потому что это последнее, что вам может понадобиться. Надеюсь, хотя бы полки лежат в шкафу... А где шкаф? У вас же был шкаф!
— Ничего, — сказал Порри, — найдется.
— Неудивительно, — Пейджер потянулась, — что похитители не смогли отыскать Трубу Мордевольта. Может, она до сих пор здесь? Гденибудь в углу с использованными тумбочками?
— Нет, — сказала Амели и профессионально всхлипнула. — Труба оставалась на видном месте, на столе. Ее всетаки ктото взял.
— А еще ктото взял Мордевольта, — зевнула Мергиона. — Ну, ничего... — она зевнула еще раз, — сейчас мы их найдем, и тогда... А ну перестаньте дразниться!
— Никто не дразнится... — Сен с трудом подавил зевоту[#]. — Просто спать очень хочется.
Спать и правда хотелось очень. Дети уснули бы еще по дороге из Стоунхенджа в Первертс, но Пейджер взялась выяснять отношения с Югорусом Лужжем.
Обошлось без жертв — Лужж пообещал больше никогда так не делать, на что Мергиона сказала: «Ладно, только больше никогда так не делайте». Остаток пути отец Браунинг, чувствуя себя частично виноватым в обмане первокурсников, рассказывал про загадочную организацию похитителей Труб и Мордевольтов.
Очень удачно вернувшись в Первертс (за пять минут до пробуждения Сьюзан МакКанарейкл), объединенная поисковоспасательная экспедиция спешно рассредоточилась. Браунинг улетел подменить на посту премьерминистра другого Браунинга, Асс повел Каменного Философа на допрос, Бальбо с Торшером отправились упражняться в рифмовании действительности, Лужж понесся в свой кабинет снимать инструкциюзавещание, Харлей побежал обновлять отпугивающую маску, а Клинч пошел готовиться к утреннему подъему знамени и исполнению гимна[#].
Взрослым и в голову не пришло удостовериться, что оставшиеся во дворе дети отправились отсыпаться. А зря. Поскольку дети, в отличие от взрослых, детьми себя не считали. А посему сразу пришли к выводу, что спать в такой ситуации просто глупо — нет, не просто глупо, а очень глупо! — и нужно немедленно заняться поиском Трубы Мордевольта.
— И даже не поиском, — с горящими глазами воскликнул Гаттер, — а нахождением! Ведь у нас теперь есть Абсолютное Знание. А Абсолютному Знанию не надо ничего искать, оно уже все знает.
— Очень хорошо, — сказала Мергиона. — Давай, запускай свою штуку, а я пока отведу Белку к ее подружкам.
— А я, — сказал Аесли, — пойду сообщу ректору решение проблемы распределения выпускников.
— А я... — сказала Амели и задумалась.
— То есть вы решили сначала задания Лужжа выполнить? — нахмурился Порри. — Тогда я сначала проведу инвентаризацию школьного имущества.
— Осталось узнать, как задание Лужжа выполнит Амели, — сказала Мерги.
Амели задумчиво посмотрела на окно кабинета ректора. После снятия гипнотизирующего заклинания задание ябедничать на друзей превратилось в просьбу, то есть дело исключительно доброй воли.
Добрая воля Амели Пулен превзошла ожидания.
— А я вас прикрою, — сказала девочка.
Мерги, Сен и Амели со своими делами справились быстро. Пейджер оттащила овцу Белку на школьный стадион и представила 145 овечкам, найденным и спасенным ранее. Презентация прошла успешно — подружки окружили путешественницу и, приоткрыв пластиковые рты, принялись слушать. Время от времени стадо громко ахало, точнее, блеяло, но звучало это как классическое аханье.
Сену выполнить ректорскую просьбу быстро и эффективно помогла его новая возлюбленная — нечеткая логика.
— А пусть едут, кто куда хочет, — сообщил он ректору.
Лужж оторопел.
— Разве средний балл отражает склонность выпускника к определенной работе? — снизошел до более четкой логики Сен.
— Правильно! — закричал Лужж. — В смысле, верно! Нужно собрать пожелания выпускников, сопоставить их с требованиями из мест распределения, и тогда...
Сопоставить, так сопоставить — дослушивать осчастливленного ректора Аесли не стал.
Ну а Амели смело отправилась прикрывать друзей в самую горячую точку.
— Доброе утро, мисс Сьюзан! — выкрикнула она, как только декан Орлодерра Сьюзан МакКанарейкл открыла дверь своей комнаты. — Вы сегодня потрясающе выглядите!
Мисс Сьюзан, как могла скромно, улыбнулась и тут же согнала улыбку
— А где Гаттер, Пейджер и Аесли?
— Спят, — соврала Амели.
— Неужели? — не поверила МакКанарейкл. — И клинчевский гимн их не разбудил?
— Да ведь они всю ночь выполняли задания ректора!
— Задания ректора выполняли, говоришь... — Сьюзан прищурилась. — А ты не врешь?
— Нет, — соврала Амели.
— А ты почему не спишь?
— А я всю ночь спала, — сказала Амели (врать так врать). — Вы не волнуйтесь, я за ними присмотрю, а если они чтонибудь не то затеют, тут же вам доложу.
— Ну присмотри, присмотри... — произнесла МакКанарейкл, глядя вслед убегающей Амели.
«Надо же, врет и не краснеет. И кто из нее вырастет? Настоящий друг, хорошая ведьма, будущий декан Орлодерра... — мисс Сьюзан помрачнела. — Так, а насчет потрясающего вида она что, тоже соврала? Срочно к зеркалу! Зеркало не соврет, побоится».
«Надо же, вру и не краснею! — то ли восхитилась, то ли ужаснулась Амели, когда деканша осталась за поворотом коридора. — Интересно, она мне поверила? А если нет, то что она теперь думает? Ведь про потрясающий вид я правду сказала! Как все усложнилось...»[#]

Глава 6.2


в которой магутор оттачивает прерывания, Трубу обнаруживают, но не находят, утро оказывается гораздо мудренее вечера, а Бальбо дает Сену ценный совет


— Тихо! — замахал руками Порри, когда Сен, Мерги и Амели ввалились в комнату. — Идет инвентаризация.
— Где? — загорелась Мергиона. — Покажи!
— Смотрите, — гордым шепотом произнес Гаттер. Смотреть, признаться, было не на что. По монитору слева направо плавно перелетали квадратики, обозначающие школьное имущество вообще. Достигнув края, они превращались в инвентарные номера и медленно сползали вниз. Это гипнотизирующее действо, напоминающее то ли течение воды, то ли дефрагментацию жесткого диска, венчала надпись «Инвентаризация выполнена на 8%».
Очевидно, переучет школьного имущества оказался непростой задачей для Абсолютного Знания. За следующие сорок минут, заполненных хаотичным брожением по комнате, утомительной борьбой со сном и диспутом по теории творческого беспорядка, магутор сумел добраться лишь до 13%.
— Сил моих больше нет ждать! — закричала Пейджер и пнула кучу хлама (ненужные учебники, непарные ботинки, обертки от овсяных чипсов, коробки изпод всего), скопившегося у стены. — Гаттер, твоя штука что, не может работать быстрее?
— Что? — вскинул голову Порри. — Быстрее? А действительно... Магутор! Объясни, почему ты так медленно работаешь?
Перелетающие квадратики остановились. «Прервать инвентаризацию?»
— Да. Ты можешь сделать все по быстрому?
«Инвентаризация прервана».
«Ответ на полученный запрос: могу».
«Ожидаю запроса: ну так сделай!»
«Ответ на ожидаемый запрос: а смысл?»
«Возобновление инвентаризации».
«Инвентаризация выполнена на 0%».
— Ноль процентов?! — завопил Гаттер. — Ты что, не сохранил данные?! Почему ты не сохранил данные?!
«Прервать инвентаризацию?»
— Нет! Продолжай! — Порри даже отбежал от магутора, чтобы ненароком не задеть тонкий процесс инвентаризации. — Ничего не понимаю. Как Абсолютное Знание появилось, так многозадачность кудато подевалась.
— А зачем Абсолютному Знанию многозадачность? — спросил Аесли, глядя на медитирующий магутор. — Оно же все знает, значит ему ничего не интересно. Хорошо еще, хоть одну задачу согласилось выполнить... Я бы на его месте вообще...
Сен встряхнул головой и усилием воли заставил себя отвернуться к окну. На подоконнике Мерги сонно тыкала пальцем в Смайлика. Чеширский Сторожевой бросался на палец и понарошку загрызал его до смерти.
— Может, пока Трубу поищем? — Амели преданно заглянула в глаза Порри и Мергионе, а также в затылок Аесли.
— Зачем искать? — сказал Сен. — У нас же есть магутор, заряженный Абсолютным Знанием. Пусть он и скажет, где Труба.
— Пусть, — сказал Порри. — Только дождемся, пока...
— ...магутор завершит инвентаризацию, — Мергиона отобрала палец у Смайлика и посмотрела на надпись «Инвентаризация выполнена на 1%». — Тогда я пошла спать.
— И правда, — сказал Порри. — С такой скоростью магутор часов десять провозится. Как раз выспимся.
— Утро вечера мудренее, — закивала Амели.
— Да, — согласился Сен. — Это утро такое мудреное, что лучше дождаться вечера.
Магутор тревожно пискнул. «Это что, вы все спать пойдете?»
— Еще как! — сказала Мергиона.
«И что, даже никто не будет смотреть, как я инвентаризирую?»
— О, — сказал Аесли. — Гаттер, а ты уверен, что поймал хочугу Абсолютного Знания? Может, это хочуга Зрительского Успеха?
Порри покраснел, потом побледнел.
— Магутор! Немедленно сообщи координаты Трубы Мордевольта!
«Прервать инвентаризацию?»
— Нет! Приостановить инвентаризацию и дать координаты Трубы Мордевольта!
«Приостановить?.. Легко сказать. Ладноладно, шучу. Инвентаризация приостановлена. Координаты объекта: 2 333 n000 330, 12 333 198 236, 43 092 448 648».
— Что это? — поразился Порри.
«Координаты Трубы Мордевольта относительно центра Вселенной. Округлено до парсеков. Но для удобства могу с точностью до миллиметра».
Экран заполнился непрерывно меняющимися цифрами.
— Эта штука издевается, — констатировала Мерги.
— Это не штука! — сжал кулаки Порри. — Это наглый, самоуверенный, заносчивый... прибор! Прекратить вывод!
На мониторе с готовностью выскочила надпись: «Возобновить инвентаризацию?»
— Нет. Сообщить текущие координаты Трубы относительно... меня.
«2 метра 22 сантиметра на югоюговосток. Теперьто можно возобновить?»
— Что? — закричал Гаттер, озираясь по сторонам. — Два метра? Но это же... Не сойти мне с этого места!
— Спокойно, — приказал Сен, — не сходи с этого места. Мергиона, компас! Амели, рулетку!
«Так я продолжу? — поинтересовался магутор. — Молчание есть знак согласия. Процесс возобновлен. Инвентаризация выполнена на 2%».
Приборсамодур слегка приукрасил реальность: в комнате царило не молчание, а чехарда и чертыхание. Не вовремя разбуженный Филимон пересекал комнату по неправильной диагонали, гоняясь за тенью Смайлика, который гонялся за тенью Филимона. Компас и рулетка были найдены, утеряны и опять найдены, югоюговосточное, юговосточное, южное и восточное направления относительно Гаттера расчищены от хлама, а сам Гаттер — этим хламом завален. Потом пришлось расчищать Гаттера, выяснять, какого черта он сошел, то есть упал с этого места, возвращать Гаттера на исходную позицию...
Магутор довел уровень инвентаризации до 17%, когда удалось выяснить — Труба Мордевольта располагается внутри стены.
— Она там замурована! — радостно воскликнула Амели.
Еще две минуты работы молотком, пятками Пейджер и французским заклинанием Требушетт  опровергли выдвинутую гипотезу: в стену оказались замурованы только кирпичи и цемент.
У Мергионы не осталось сил даже обругать магутор.
— Амели, — сказала она, закрывая глаза. — Будь чудесным другом, перенеси меня в мою кровать.
Когда девчонки ушли — точнее, ушла Амели, а Мерги улетела вслед за ней в пухлом облаке заклинания Вседеловволшебныхпузырьках  — Сен и Порри синхронно повернули головы к магутору.
«Прервать инвентаризацию?» — тут же появилось на мониторе.
— Я тебе прерву, — мрачно сказал Гаттер. — Я тебе так прерву... Какоето это утро и впрямь мудреное. Я уже ничего не понимаю. Почему Трубы не оказалось там, куда указало Абсолютное Знание? Сен, ты понимаешь? Это ведь невозможно!
— Очень даже возможно. Просто масса возможностей. Ты сошел с места, и мы неточно вернули тебя на исходную позицию. Компас испортился, и мы сломали не ту стену. Магутор указал расстояние относительно твоего положения в прошлом или в будущем. Пока мы искали рулетку и расчищали пространство, положение Трубы относительно центра Вселенной изменилось... так, кому я это объясняю?
Порри не ответил — по уважительной причине. Он уже спал.
«Мудро, — одобрил Сен. — Давайка и я...»
— Я же говорил! Ни дня без подвига.
Из коридора в пролом заглядывали Бальбо и Торшер. Сен застонал и упал в кровать.
— Видишь, как Великий Герой расправился с Темными Силами, что решили напасть изнутри стены? От них просто ничего не осталось, только пыль и штукатурка!
— Стер в пыль негодяев Великий Герой! — воскликнул Торшер. — Лишь только осколки остались горой!
— Лучше чтонибудь вроде «Не дал спуску им, истребил, он такой»...
— Причем истребил одной левой рукой! — подхватил Торшер. — Останется слава о Сене в веках, не знает он слов «отступленье» и «страх», зловещие планы рассыпались в прах, пускай затаились злодеи в стенах...
«Но нет недостатка у нас в дураках», — подумал Аесли, пряча голову под подушку. Приглушенное поэтическое бормотание перестало раздражать, а наоборот, начало убаюкивать.
— Забились убийцы в цементный раствор, сжимая в зубах ятаган и топор...
«Сейчас захраплю, — лениво проползла мысль, — вот и весь разговор...»
— Грандиозно, — донесся голос Бальбо, когда Торшер завершил волнующую историю о наивных злоумышленниках, замуровавших себя в стене с целью нападения на Великого Героя. — Но послушай, Сен... Мне неловко тебе об этом говорить, но ты уже столько подвигов совершил при помощи грубой физической силы! Хочуг голыми руками раскидал, бронированные шары перебил, налетчиков с автоматами обратил в бегство, умертвия одним взглядом в камень обратил... Ты не мог бы для разнообразия совершить чтонибудь... эээ... интеллектуальное?
Аесли сел и посмотрел на летописцев. Потом швырнул подушкой в Бальбо. Подушка ударилась о Торшер.
— Всего один умственный подвиг! — поспешно сказал Рюкзачини. — А потом все, как раньше — круши, громи, изничтожай! Я ведь только о читателе забочусь!
— Читатель будет восхищен, — согласился Торшер, — когда поймет, что ты умен.
Сен подумал, что убитьто он их убьет, но и сам погибнет от истощения. Поэтому он нашарил в груде вещей рядом с кроватью чтото мягкое и накрыл им ухо. Мягкое оказалось теплым, заурчало и выпустило маленькие коготки.
Аесли проваливался в сон под назидательное лопотание Бальбо:
— Что? Не опасно ли злить вспыльчивого и неистового Сена Аесли? Смертельно опасно! Но только не для нас, летописцев. Ведь даже не страдающий от избытка интеллекта Герой понимает, что только мы можем сберечь для потомков его безумные подвиги...

Глава 6.З


в которой Сен попадает в несуществующую комнату, Порри не чувствует боли, магутор оперирует отрицательными числами, а тетка Чиингииха делает ошеломляющее заявление


Проснулся Сен в незнакомом месте. Сверху сиял неправдоподобно белый потолок. Снизу блестел неестественно гладкий пол. По бокам удивляли глаз нечеловечески чистые стены.
«Меня похитили, — подумал он и пошевелил руками. — Вместе с кроватью».
Сен осторожно повернул голову.
«И вместе с Порри. Тоже с кроватью. И вместе с магутором. И Смайликом. И Филимоном. Всех взяли».
Порри попеременно открывал то один, то второй глаз и методично щипал себя за руку. Электромеханический филин забился в угол и таращился оттуда. Живой котенок сидел в другом углу и недоверчиво принюхивался. Магутор мерцал надписью «Инвентаризация завершена. Нажмите любую клавишу».
Внимательный осмотр помещения привел Аесли к обескураживающему выводу. Его и Гаттера усыпили и перенесли в неизвестное место вместе со всем, что находилось в их комнате. Потом все это отмыли, отполировали и с дьявольской аккуратностью расставили в идеальном порядке. Сен даже представить не мог, сколько дней ушло на такое свершение. Видимо, снотворное, которым их усыпили, было очень сильным.
В конце концов Гаттер оставил попытки щипками и миганием придать окружающей обстановке привычный вид.
— Сен, — жалобно протянул он. — Пожалуйста, скажи, что я сплю.
— Ты спишь, — сказал Сен.
— Вот оно что, — с облегчением произнес Порри. — Тото я даже боли от собственных щипков не чувствую.
— А ты себя не за рубашку щипай, а за руку, — посоветовал Аесли.
— Ааай! — вместо благодарности за хороший совет закричал Гаттер и возмущенно посмотрел на друга.
— Мне несложно сказать, что ты спишь, — объяснил Аесли. — По твоей просьбе я даже могу сказать, что ты умер. Если тебе это чемто поможет.
— Так нас что, похитили? — Порри приуныл, но тут же повеселел. — Как Мордевольта?
Сен подключил четкую логику.
— Тогда, скорее всего, это сделали те же самые злоумышленники. Осталось узнать, где мы, и задача поиска Мордевольта может считаться выполненной.
— А как мы узнаем, где мы?
— Спросим у Абсолютного Знания.
— Магутор, где мы? — спросил Порри и торопливо добавил: — Мои координаты относительно Первертса. С точностью до мили.
Магутор издал звук, похожий на удивленное икание. Потом пошуршал электронными внутренностями и сообщил:
«0,185; 0,024; 0,157; 0,438; 0,082».
Теперь настала очередь Гаттера удивленно икнуть.
— Что это?
— Бессмысленный набор цифр, надо полагать, — сказал Аесли. — Наверное, Абсолютное Знание решило прикинуться простым калькулятором, притупить бдительность похитителей и, воспользовавшись удачным моментом, сбежать.
«Притупить? — уточнил магутор и издал звук, похожий на хмыканье. — Кто бы говорил. Это координаты Гаттера относительно стен и крыши Первертса. В милях. Надеюсь, не надо объяснять, что означают отрицательные величины?»
— Надо, — сказал Сен.
— Не надо, — сказал Порри и озадаченно потер лоб. — Это означает, что мы находимся внутри школы.
— Этого не может быть, — сказал Сен. — В Первертсе нет таких комнат. Если бы такие комнаты существовали, Клинч водил бы туда экскурсии.
Гаттер еще раз посмотрел на цифры, поднял глаза к белоснежному потолку, пошевелил губами...
— Конечно, не может быть! — закричал он. — Это же координаты нашей комнаты!
— Нравится?
В дверях стояла тетка Чиингииха с тряпкой в руках.
В голове Аесли с треском столкнулись две мысли. Первая: «Нас похитила Чиингииха». Вторая: «Ктото ухитрился похитить Чиингииху».
Мысли друг друга стоили.
— Что, свою комнату не узнаете? — засмеялась тетка, верно расценив выражение лиц мальчиков. — У себя вы, у себя. Я тут просто немного прибралась.
«Это наша комната, только убранная», — осторожно, явно испытывая неловкость от своей несуразности, пришла третья мысль. Две первые мысли приосанились: они определенно были более реалистичными.

Глава 6.4


в которой Порри обретает штаны, Сен — очки, Лужж и Браунинг не могут найти свои носки, две логики орут в унисон, а Чиингииха демонстрирует преимущества владения бытовой магией


— Сейчас еще пыль протру, — сказала Чиингииха. — Вообще чисто станет.
— Пыль? — Сен пожалел, что его очки не увеличивают. — Где вы видите пыль?
— А вот!
Тетка проворно забралась на табуретку и провела тряпкой по косяку, о существовании которого хозяева комнаты и не подозревали.
— Так, где у вас еще непорядок? — Чиингииха огляделась и уверенно указала пальцем на друзей. — Вот где!
Потрясенный Сен тут же согласился, что люди, лежащие в кроватях — это непорядок.
— А нука, — приказала тетка, — быстренько встали, оделись и бегом в столовую. А то ужин проспите.
Порри вскочил и принялся одеваться. То есть попытался приняться одеваться. Одеваться было не во что. Вся одежда мальчиков растворилась в окружающей чистоте.
Тетка прошлась тряпкой по стыку между обоями и повернулась к Гаттеру.
— Ты собираешься пойти в столовую в трусах?
— А где?.. — развел руками Гаттер.
— Ты не знаешь, где столовая?
— Нет... где штаны... рубашка... одежда?!
— На своем месте, разумеется.
— На месте... — Порри посмотрел на стул возле кровати, — ничего нет.
— Стул — не место для одежды, — твердо сказала Чиингииха. — Место одежды — в шкафу.
Обернувшись, мальчики увидели возле противоположной стены шкаф, начищенный до такой степени, что казался игрой света и тени.
— Да что вы неживые такие? — удивилась тетка. — Или стесняетесь при мне одеваться? Так я выйду.
И немедленно вышла в ближайший Астрал.
Порри, осторожно ступая по нереально чистому полу, направился к платяной галлюцинации.
«Значит, теперь каждое утро мы будем не сразу одеваться, а идти к шкафу, доставать штаны, рубашку... Кстати, а где ботинки? — Сен перевесился через кровать и глянул вниз. — Понятно, ботинки тоже придется откуданибудь доставать. Потом возвращаться к стулу, одеваться и снова через всю комнату шагать к двери. И вечером проделывать нечто подобное. Это что, порядок? Это какаято спортивная ходьба!»
Аесли попытался поправить на носу очки, но уперся пальцем в пустую переносицу. Мальчик задумался. На ночь очки снимались, но снова оказывались на носу, как только он просыпался. Сен решил провести мышечный эксперимент. Он лег, натянул одеяло и закрыл глаза. Потом вообразил себе звонок будильника и быстро сел в кровати. Очков попрежнему не было. Зато обнаружился Порри, застывший со штанами в руках.
Проигнорировав немой вопрос друга, Аесли повторил эксперимент на пониженной скорости. В момент открывания глаз он резко замедлился и поймал момент, когда правая рука совершила быстрое движение над тумбочкой, а потом резко прошла над правым ухом.
«Так вот как я каждое утро надеваю очки!»
— Эй! — не выдержал Порри. — Ты чего руками машешь?
— Очки ищу.
— Ааа... Так тетка, наверное, их на свое место убрала.
Мальчики принялись озираться, прикидывая, какое место неутомимая тетка могла посчитать «своим» для очков.
— В тумбочке? — предположил Гаттер.
В тумбочке обнаружились только ровные стопки чертежей.
— Мне бы даже в голову не пришло их тут искать, — признался Порри.
На слово «искать» у Сена появилась какаято смутная мысль. Он попробовал ее подумать, но ничего не получилось. «Это нечеткая логика хочет чтото сказать, — понял он. — Но не может сформулировать».
— Наверное, очки на подоконнике, — предположил Гаттер. — Очень удобно: протяни руку, и...
Аесли протянул руку под занавески, но никакого «и» не произошло.
— Знаю! — просиял Порри. — Они в кармане рубашки! Представляешь, ты встаешь, надеваешь рубашку, а там...
— Ничего нет, — сказал Сен. Шепот нечеткой логики звучал все громче, не становясь, впрочем, более понятным.
— Уверен? — Гаттер задумался. — Тогда... под столом?
Сен под стол не полез. Он уже начал ощущать принцип уборки Чиингиихи.
— Тетя Чинги не руководствовалась нашим удобством. У нее своя логика.
«У нее логика, а у тебя что? — поинтересовалась у Сена его четкая логика. — Не можешь сложить два и два?»
Аесли сложил два и два, но что имела в виду логика, вздумавшая изъясняться метафорами, не понял.
— Поэтому под столом искать незачем, — продолжил он. — В шкафу их тоже не может быть, потому что там только одежда. Значит... это значит...
— Она их выбросила! — сообразил Порри. — Они не вписывались в картину убранного мира!
— Вы о чистых носках? — спросила Чиингииха, возвращаясь со свеженамоченной тряпкой. — Они лежат...
— Под стулом? — попытался угадать Гаттер.
— На батарее? — расширил зону поиска Аесли.
— В коробке для чистых носков.
— У нас есть такая?!
— Она стоит в шкафу на левой нижней полке, рядом с коробкой для носовых платков.
«Носки в коробке для носков, — отчеканила четкая логика, заглушая отчаянное бормотание нечеткой напарницы. — Платки в коробке для платков. Если ктото захочет найти здесь носки или платки, то ничего не найдет. Потому что будет искать носки, а надо искать коробку. Ну, понял?»
— Я понял! — воскликнул Сен. — Мои очки в коробке для очков!
Логики закатили глаза.
— У вас есть такая? — удивилась Чиингииха. — Извини, я не знала и поэтому положила их в аптечку. Нечего на меня смотреть так изумленно. В аптечку я сложила все ваши микстуры, градусники и очки.
— Микстуры? — Порри окинул взглядом пространство. — Градусники? Тетя Чинги, а покажите, куда вы поставили эту... аптечку. Только аккуратненько.
— Да вот она, — колдунья распахнула тумбочку Гаттера, — темное сухое место, как положено для лекарств.
— Это не лекарства, — сказал Порри, бережно извлекая коробку. — Если эти микстуры случайно смешаются с этими градусниками, убирать здесь будет нечего. Держи очки.
Сен нацепил очки, поправил их и посмотрел на тетку. Тетка улыбнулась.
— Видишь, как удобно, когда все лежит на месте. Вот и поддерживайте такой порядочек. А то в прошлый раз я на секундочку заскочила, чутьчуть прибралась, так вы еще хуже насорили.
«Тетка чтото путает, — подумал Аесли. — Если она уже наводила у нас такую чистоту, то как мы могли этого не заметить?»
Четкая логика трагически застонала. Нечеткая логика перешла с театрального шепота на сдавленный крик и даже, кажется, принялась дергать его за среднее ухо.
— Тетя Чинги, а вы точно прибирались в этой комнате? — осторожно, боясь спугнуть неизвестно что, спросил Сен. — Наверное, это было очень давно, еще до того, как мы тут поселились?
— Да неделю назад это было! Вы еще какието экзамены сдавали, мы даже и не увиделись. Я в окошко влетела, тосе разложила по местам...
Теперь обе логики завопили чтото одно — очень нелицеприятное для их хозяина.
— Тосе? — повторил Аесли.
— Тосе, — подтвердила Чиингииха и изобразила руками длинный цилиндр.
Сен все понял. Логики облегченно замолчали, вытирая невидимый миру пот.
— Тетя Чинги! А куда вы положили это «тосе»?
Чиингииха повернулась к восстановленной стене — той самой, которую утром разворотили дети — и помахала волшебной палочкой, бормоча Своеместосвоеместо.  На поверхности стены нарисовалась дверца с надписью «Для непонятных и, скорее всего, опасных вещей».
Тетка потянула за ручку, дверца открылась, и Труба Мордевольта — гладкая, чистая, ни пылинки! — появилась на свет.
— Ой, — сказал Порри, роняя склянку с реактивом.
— Лежала прямо на столе, — сказала Чиингииха, подхватывая склянку в паре дюймов от пола заклинанием Хватъ! —  А вы что, магололом[#] собирали? Так надо было не в комнату тащить, а в приемный пункт.
— Сен, как ты догадался? — сипло произнес Порри. «Догадался!» — фыркнули логики.
— Это не я... — сказал Аесли. — Оно само. Но теперь мне все ясно. Когда Амели покинула пост, прилетела тетя Чинги, разложила все по своим местам и улетела. А следом заявились похитители. Откуда им было знать, что искать надо не Трубу, а шкафчик с Трубой? Ясное дело, они ничего не нашли, начали обыск, перевернули здесь все вверх тормашками, и когда вернулись мы... — тут он слегка покраснел, — то застали комнату... в ее обычном состоянии.
— Ну? — весело сказала Чиингииха. — Теперьто вы видите, как хорошо, когда все лежит на своем месте?
— Лучше не бывает! — горячо согласился Сен. — Спасибо вам, тетя Чинги! Но... Но как случилось, что даже Лужж и Браунинг не смогли ее найти?!
— Не в обиду будь сказано, они даже носков в собственном комоде не найдут. Мужчины всегда пренебрегали бытовой магией. Ну что, здесь я прибралась, у Мерги прибралась, пора кормить обормотов.
К большому огорчению мальчиков, оказалось, что обормоты, которых пора кормить вкуснейшим теткиным обедом, — это не они, а кракозяблы из зверинца Чиингиихи.

Глава 6.5


в которой Мергионе грозят проблемы с лицом, Порри разоблачает манипуляции общественным мнением, Смайлик отказывается брать на себя ответственность, а Сен осваивает новый психический процесс


— Смешно, — сказал Порри. — Министерство Тотктонады всю Британию прошерстило в поисках Трубы Мордевольта, а она, оказывается, просто лежала на своем месте. Представляю, как вытянутся лица у Браунинга и Асса, когда они увидят Трубу у нас.
— А я представляю, что станет с лицом Мергионы, когда она увидит Трубу у нас, — сказал Сен.
Порри почесал затылок.
— Вот почему я не чувствую никакой радости... Ох... Ну как я смогу выстрелить в Мерги и опять отнять у нее магию? Я не смогу... Вот черт! И что теперь делать?
— А ты как думаешь? — спросил Аесли, отметив, что и у него с радостью по поводу обретения Трубы большие проблемы. — Звать девчонок и, как сказали бы философы, восстанавливать статускво. Не обязательно тебе стрелять в Мергиону, с тем же успехом она может выстрелить в тебя. А еще можно... — Сен оживился. — Еще можно повторить последовательность передачи магии в обратном порядке. Сначала магия Мергионы переходит ко мне, я чутьчуть колдую, а потом отдаю тебе. Мне будет проще, потому что я заберу магию не для себя, а тебе — потому что ты заберешь не у того, кто магии лишится.
— Тебя хлебом не корми, дай поманипулировать общественным мнением, — сказал Порри. — О! Может, сделаем, как Амели предлагала? Две магии на четверых и меняться каждые три дня? Мы же можем это сделать!
— Это мы можем, — кивнул Сен. — А потом взрослые узнают и заберут Трубу. И если очередь колдовать будет у нас, то Мерги и Амели останутся без магии навсегда. А еще о Трубе могут узнать похитители, и ее украдут понастоящему. А кроме того, неизвестно, что произойдет при многократном обмене магией. Вдруг окажется, что человеческий организм выдерживает ограниченное число переходов из магического состояния в мудловское и наоборот?
— Ты с таким важным видом все это излагаешь, — сердито сказал Гаттер, — будто у тебя уже есть единственно верное решение.
«В самом деле, — подумал Аесли, — чего это я? У меня же нет никакого решения».
— Раз ты такой умный, — продолжил Порри, — ты и решишь, что делать. Я лицо заинтересованное и нахожусь под влиянием эмоций, а ты сможешь принять решение логичное, объективное и непредвзятое. Как скажешь, так и будет. А я пошел за девчонками.
Сен растерянно посмотрел на захлопнувшуюся дверь.
— Значит, как я скажу, так и будет? — произнес он, обращаясь к стене. — Значит, именно мне предлагается принять объективное и непредвзятое решение? Значит, теперь только от меня зависит, останется Порри без магии или ее отберут у Мергионы! Ну спасибо тебе Гаттер! Огромное!
Сен впервые в жизни обнаружил, что очки могут запотеть от злости. Он сделал три круга по комнате и остановился напротив Смайлика.
— Нет, ты видел? Он лицо заинтересованное! А я, выходит, не заинтересованное! Мне, выходит, на всех наплевать, поэтому мне и вершить судьбы!
Смайлик энергично почесал ногой за ухом, показывая, что он разделяет негодование Сена, но разделять с ним ношу ответственности не собирается.
Тогда Сен применил несколько рукописных[#] оборотов и смирился с неизбежным. Четкая логика встрепенулась и начала все раскладывать по полочкам.
«Итак. Неделю назад Мерги получила магию Порри. Магия у Порри была не с рождения — он родился мудлом и случайно получил магию от Мордевольта. Мордевольтова магия составлена из магий волшебников, попавших под его Трубу, в том числе отца Мергионы. Если применить законы наследования, у Мерги больше прав на гаттеровскую магию, чем у Гаттера».
«Правильно! — встряла нечеткая логика. — Мерги девочка, поэтому магию нужно уступить ей!»
«Причем здесь девочка? — поморщилась четкая логика. — Не отвлекайся, Сен, рассуждаем дальше. Амели. У нее магия была с рождения, но! Прошлой осенью в результате несчастного случая магия Мерги перешла к тебе, а потом ваша объединенная магия прибавилась к магии Амели. То есть по крайней мере две трети магии Амели принадлежат не ей, а Мергионе и тебе».
«Точно! — закричала нечеткая логика. — Амели Трубу прошляпила, пусть теперь магию отдает!»
«Ну что за чепуха! — возмутилась четкая логика. — Может, еще введем наказание за легкомысленность в виде лишения магии? Нет, Сен, я всетаки не понимаю, как ты ее терпишь».
— А ну, хватит препираться! — скомандовал Аесли. — Давайте консолидированное решение.
«Да пожалуйста, — с легкой обидой сказала четкая логика. — Магия должна остаться у тебя и Пейджер».
«А Гаттер и Пулен пусть ходят мудлами, — добавила нечеткая логика. — Так им и надо».
— Тактак. Отлично. Значит, они сейчас входят, и я стреляю в Амели... Такое у вас объективное решение?!
«Конечно, объективное! — в один голос воскликнули логики. — Если последовательные логические рассуждения неожиданно приводят к решению, которое тебе выгодно, оно не становится от этого менее объективным».
— Ага, неожиданно, — проворчал Сен. — Как же... Нет, так не пойдет. Надо поступить... надо поступить как надо! Отнести Трубу Лужжу! И все!
«То есть ты решил переложить ответственность на ректора? — скучным голосом поинтересовалась нечеткая логика. — Вот тоска».
«Не получится переложить, — утешила четкая логика. — Отдать Трубу сейчас равнозначно решению не возвращать магию Гаттеру».
«Зато Лужж тебе будет благодарен», — сказала нечеткая логика.
«Да, будет», — согласилась четкая логика.
Сен кивнул. По крайней мере одно решение он уже принял. Побежать к Лужжу, вручить Трубу, получить ректорскую благодарность и вернуться с этой благодарностью к изумленным друзьям... Нет, этого он точно делать не будет.
— Ладно, — сказал Сен. — Сам разберусь. Вот только как...
«Ты бы поторопился, — заметила четкая логика. — Сейчас Гаттер, Пейджер и Пулен заявятся».
«И начнется полный бедлам», — пообещала нечеткая логика.
Аесли попробовал представить, что начнется, когда придут друзья. Порри примется говорить, что ему и без магии хорошо, у него магутор есть, Мерги — делать вид, что любой желающий может безнаказанно выстрелить в нее из Трубы, а Амели — предлагать себя в жертву, потому что она во всем виновата. И тут он скажет, что более достойны магии он и Мергиона. Так...
Воображаемая реакция друзей на это известие оказалась такой бурной, что Сен даже засмотрелся.
— Ну хорошо, — сказал. — То есть, ну плохо. Попробуем подругому. Магию получают Амели и Порри. Тоже весело... Мерги и Порри... Мерги и Амели... Я и Амели... Я и Порри...
Мальчик обхватил голову руками. Справедливого решения не получалось. Правильного решения не получалось. Ничего не получалось. Обе логики молчали. Похоже, тут требовалось применение какогото другого психического процесса.
Сен посмотрел на Трубу. Потом выглянул в окно. Высоко. Внизу каменный тротуар. То что надо.
Труба летела вниз недолго, но разбилась красиво.
«Гм, — сказала четкая логика после минутной паузы. — Прошу занести в протокол, что я к этому не имею никакого отношения».
«А мне понравилось», — сказала нечеткая логика.

Глава 6.6


в которой Сену Аесли засчитывают нетипичный подвиг


Первой в комнату ворвалась Мергиона.
— И нечего меня уговаривать! — крикнула она в коридор. — Я и без магии гроза всего, что шевелится!
— У меня магутор есть! — завопил Порри, вбегая следом. — Я его скоро запрограммирую, он у меня так колдовать начнет, что только держись!
— А я во всем виновата!.. — завела с порога привычную песню Амели.
— Еще раз скажешь «Я во всем виновата», — процедила Пейджер, — и я ударю по тебе табуретом. Или тобой по табурету, выбирай. Давай, Сен, не тяни, стреляй!
— Только не промахнись, — прошептала Амели и тоже зажмурилась.
«Вон как все повернулось, — меланхолично подумал Аесли. — И что бы я сделал, если бы держал в руках целую Трубу? В кого бы я выстрелил?»
— Ну! — прошипела Мергиона.
«Наверное, я всетаки принял мудрое решение. Глупое, но мудрое».
— Чтото я не понял, — сказал Порри. — А где Труба? Что с ней?
Девчонки разом распахнули глаза.
— С ней все хорошо... — Сен махнул рукой в сторону окна, — там.
Гаттер, Пейджер и Пулен бросились к окну и перевесились с подоконника вниз.
«Забавно, — продолжал думать Сен. Думать никто не мешал: в комнате стояла мертвая тишина. — Выходит, есть решения и есть решения. Одни можно принять и потом переиграть, а другие... необратимы. Принять их намного труднее, зато потом гораздо легче. Только очень обидно».
— Надо собрать обломки, — сказал Порри.
— И отнести взрослым, пусть разбираются, — сказала Мергиона, спрыгивая с подоконника.
— Вот Лужж обрадуется, — сказала Амели. — А знаете, я во всем этом...
— Тааак, — Мергиона потянулась за табуретом.
— Да нет! Я говорю, что я во всем этом вижу хорошую сторону. Теперь Трубу не украдут, нам не нужно делить магию, Лужжу не нужно Трубу прятать, и мне будет легче переживать свою вину...
— Ух ты, — сказал Порри и побежал в коридор разнимать Мерги, Амели и табуретку.
Сен остался один.
«Подведем итог. Первое. Я нашел Трубу. Второе. Я ее обезвредил. Третье. Сам себя оставил без магии. Неплохо. А не перевернуть ли тут все вверх тормашками?».
Мальчик отчетливо представил, как ему полегчает, когда он пошвыряет ботинками в стены, порвет на полоски отглаженные занавески, а аккуратно взбитые подушки превратит в пух и перья. Если бы не долгий опыт борьбы с хочугой Решительности, Сен точно впал бы в буйство, но сейчас он глубоко вдохнул, досчитал до десяти электрических овец в шестнадцатеричной системе и только после этого выдохнул.
И еще раз с облегчением понял, как хорошо, когда все лежит на своем месте. Например, Труба Мордевольта — на каменном тротуаре, в виде дюжины кусочков.
«И четвертое. Мог комнату разворотить, но не стал, — Сен повеселел. — Можно сказать, преодолел себя. Интересно, счел бы все это подвигом Бальбо?»
Словно дух, вызванный опытным спиритом, в спальню вплыл летописец. Сходство с духом усиливали значительно оттопыренные уши.
— Вижу! — проговорил он патетически. — Вижу! Не должно быть у Великого Героя никаких интеллектуальных подвигов, прав ты, о Великий Герой. Нужно просто нечто нетипичное, чтобы без драк и отрывания голов. Вот так называемый Геракл, например, вычистил так называемые Авгиевы конюшни. И это зачлось ему как подвиг. Вот если бы ты содеял нечто подобное...
И тут Рюкзачини заметил, куда вошел. Даже сквозь розовые очки романтизма, которые летописец носил на глазах своей души, вид идеально прибранной спальни Гаттера и Аесли произвел на него неизгладимое впечатление.
— О! — прошептал Бальбо. — Да ты, я смотрю, уже!
 

<< Подвиг 5 Оглавление    Подвиг 7 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.