9 подвигов Сена Аесли - книга первая - Пролог - стр. 3

Желтая комната

     Лаборатория Харлея охранялась самым тщательным образом. Под потолком висели липучки для мух, фей и солнечных зайцев, у стен лежали мыше-, коше- и химероловки, а перед дверью стоял капкан на маленьких тигров. Размещать в школьном коридоре капканы на больших тигров запретил Лужж. В качестве компенсации ректор позволил Харлею вырыть под окном волчью яму, рассчитанную на среднюю стаю вервольфов.
     Амели постучала в дверь с табличкой «Осторожно, злая собака, уходи, откуда пришла!», но ответа не последовало.
     - Профессор, - крикнула она, - это я, Амели!
     - Ты уверена? - спросили из-за двери. - Некоторые виды скворцов, попугаев и фениксов могут довольно точно воспроизводить человеческую речь...
     - Бросьте, Харлей, - лениво произнес второй голос. - Люди тоже могут довольно точно воспроизводить человеческую речь.
     Внутри повздыхали, но дверь все-таки открыли.
     - Бон жур, мсье профессор! - сказала Амели, которая от волнения всегда переходила на родной язык. - Ваши маски... Бон суар, мсье Асс! Вы хорошо выглядите.
     Фантом Асс хорошо выглядел и отлично себя чувствовал. Он безмятежно лежал на белой кушетке, с любопытством разглядывая устрашающие маски в руках Амели.
     Поначалу, утратив магические способности, Фантом был способен только на бесконечное вопрошание «Зачем?» и бессмысленное стояние-брожение-вздыхание. Но после знаменательной встречи с девочкой, которая лунной январской ночью бежала по снегу и декламировала хокку, Фантом Асс быстро пошел на поправку. Вскоре он уже составлял икебаны, мастерил оригами и играл на лютне. А когда Харлей предложил Фантому в терапевтических целях нарисовать свои страхи, то получившуюся картину тут же приобрел Нью-йоркский музей современного искусства.
     - Интересные маски, - сказал Асс. - Я когда-то видел похожие в племени африканских троллей. У вас маскарад, мадмуазель?
     - Нет, это у меня... Спасибо, Амели, спасибо, ты опять меня спасла... В племени троллей?! Брр! А они хорошо отпугивали... ну... всяких... брр!.. зверей?
     - Тролли? Несомненно.
     - Ага! Значит, когда тролли... брр!.. надевали такие маски, брр!.. звери в панике разбегались?
     - Нет, конечно. Когда тролли снимали маски, звери в панике разбегались.
     Харлей еще пару раз брркнул, подышал и принялся выбирать самую нестрашную с внутренней стороны маску.
     - Вас выписывают, мсье Асс? - спросила Амели, присаживаясь на краешек стула.
     - Завтра. Должны были сегодня, но доктор Харлей убедил мадам Камфри в том, что нужно провести... как вы это назвали?
     - Закрепляющий сеанс, - торопливо сказал Харлей, примеряя маску. - Совершенно необходимая в современной психотерапии процедура. А что делать? А вы как думаете?
     - Я думаю, доктор, что раз вы считаете процедуру необходимой, - Фантом зевнул, - то ее и надо делать.
     Амели не отрываясь смотрела на Харлея. «Какой же он умный, - думала она. - Ну кто бы еще смог так здорово вылечить Асса! Такой был вздорный, нервный, а сейчас хоть блины на нем пеки».
     - Ну что ж, приступим? - Харлей занял место за столом. - Э-э-э... Амели вас не смущает? Как вы думаете?
     - Нисколько, - ответил Асс. - В присутствии детей я начинаю смотреть в будущее с большим оптимизмом.
     - Да... ну, хорошо... А что делать? (Если Амели кого и смущала, так это самого Харлея, но ни с того ни с сего выставить ее он не мог.) Ну, тогда расскажите, что вас сейчас беспокоит?
     - Ничего.
     - Совсем ничего?
     Фантом безмятежно покачал гладкой головой.
     - Не может быть. Хорошо. А в последнее время вы не беспокоились? Ни чуточки? Ни на... эту... йоту?
     - Ну, пожалуй, пару дней назад я был озабочен... Я никак не мог подобрать мелодию «Шотландского пони, перепрыгнувшего через овечку, и ничего ему за это не было».
     - Ну, - с надеждой сказал психоаналитик. - Это уже кое-что...
     - Но вчера я ее подобрал.
     - Серьезный случай, - пробормотал Харлей. - Пациент идет в отказ. Ну что, шоковую терапию? А что делать?
     Он посмотрел на скучающего Асса и подумал: «А что? Делать!»
     - Расскажите, при каких обстоятельствах вы лишились магических свойств.
     - Опять? Ну хорошо. Преступник Бубльгум спрятал одну из труб Мордевольта в Волшебной Юле. Опрометчиво полагая, что труба наделяет мудлов колдовскими свойствами без последствий для держащего ее мага, я направил юлу на мудловского пастора Браунинга, и моя магия безвозвратно перешла к нему. Вот и все.
     Менее опытному психоаналитику могло показаться, что пациент говорит совершенно спокойно. Но только не Харлею, который сунул руку в ящик и со стуком поставил на стол детский волчок.
     - Она была вот такой?
     Асс вздрогнул.
     - Появилось беспокойство? Как вы думаете?
     - Д... да, есть немного. Но это ерунда.
     - Погремушкобоязнь, - обиделся Харлей, - это вовсе не ерунда! Если вы сейчас трясетесь от страха при виде детских игрушек, что же с вами будет к старости, когда вы начнете впадать в детство?
     Асс начал зеленеть.
     - Вы же не сможете играть со всеми этими волчками, погремушками, трансформерами (Асс затрясся), кубиками, совочками, ведерками, мячиками (зубы Фантома начали выстукивать популярную мелодию «Не стучите в колеса»), конструкторами Lego (бывший колдун экстракласса попытался спрятаться под кушеткой)... Ага, значит, не все в порядке!
     Харлей взял волчок в руку.
     - Вот видите, а вы собирались пренебречь закрепляющим сеансом. Ну, последний штрих. Смотрите, Фантом, сейчас я это раскручу...
     Асс метнулся в шкаф и захлопнул за собой дверцу.
     - Шоковая терапия, - ответил Харлей на недоуменный взгляд Амели. - Суровая, но совершенно необходимая процедура. А что делать? Представляешь, что было бы, если бы уважаемый Фантом столкнулся с юлой не в моем кабинете, а в реальной жизни?
     - А что было бы?
     - А ты как думаешь? У него начался бы прогрессирующий регресс! Он начал бы себя неадекватно вести! Он попытался бы спрятаться в чулане или шкафу!
     - Но он и так в шкафу.
     - Да, но сейчас он в шкафу под присмотром опытного специалиста по выводу из этих состояний. Вот смотри, сейчас я его выведу... Фантом, выходите! Фантом!
     Харлей постучал по мелко дрожащей дверце.
     - Чего шумите?
     Амели и Харлей обернулись.
     - Стучаться надо, профессор Развнедел, - строго сказал психоаналитик.
     Гость, здоровенный бугай совсем не профессорского вида, тем не менее был профессором, более того, деканом факультета Чертекак.
     - А я только собирался постучать, - сказал Развнедел, - только руку поднял, а тут стук. Я и вошел. Дежурю я сегодня. Вот хожу, смотрю, кто чего шумит. А кто у вас в шкафу?
     - Там Фантом Асс, - объяснила Амели. - Но вы не волнуйтесь, он там под присмотром специалиста.
     - Как они там вдвоем поместились? - удивился Развнедел. - Хотя, конечно, если специалист опытный...
     - Да нет, опытный специалист - это профессор Харлей.
     - Это профессор Харлей? - еще раз удивился декан Чертекака. - А я думал, это африканский тролль.
     Харлей поднял руки и ощупал голову. Потом снял маску.
     - Точно, профессор Харлей, - удивился (но не еще раз удивился, а не успел перестать удивляться с прошлого раза) Развнедел. - Надо же. А я-то подумал... Я этих троллей видел. Большие. Охотники хорошие...
     - Не надо про троллей, - скривился психоаналитик.
     Развнедел собрался удивляться дальше, но тут что-то вспомнил и понимающе махнул бровями.
     - Да, Харлей ведь со зверями не в ладах. Ну так эти тролли, знаете, как на этих зверей охотятся?
     Психоаналитик начал зеленеть.
     - Возьмут двух слонов (Харлей затрясся), натянут между бивнями десяток питонов (зубы профессора начали выстукивать популярную мелодию «Нас не догонят - мы сзади») и запускают в джунгли. А там столько живности (психоаналитик экстракласса попытался спрятаться под кушеткой), верещат все, пищат, стрекочут, ухают, гукают, каркают... куда это он?
     - Зачем? - прохрипел Фантом, полупридушенный телом Харлея.
     - Пойду я, - сказала Амели и отправилась восвояси. Она всегда очень переживала, когда ее обожаемый профессор попадал в неловкое положение. Да еще в шкафу.
     - А и точно, если специалисты опытные, то в шкаф запросто помещаются, - сказал Развнедел. - Ладно, вас я проведал. Пойду Клинча проведаю.

***

     Тень внизу сидела на крыше главного корпуса Первертса и озабоченно шевелила ушами. Она тоже умела слышать эхо звуков будущего, но, в отличие от небесной Тени, ей эти звуки совсем не нравились. «Мда», - сказала тень, махнула хвостом и потрусила к чердачному окну. Если бы поблизости оказался независимый наблюдатель, он бы с удивлением отметил, что у тени строгая кошачья морда. Впрочем, что тут удивляться - у волшебного кота Кисера всегда была при себе строгая кошачья морда.

Пятнисто-зеленая комната

     Название это довольно условно.
     Свою комнату бывший майор волшебного спецназа, а ныне завхоз Школы волшебства Мистер Клинч разрисовывал собственноручно и неоднократно. Яркие маскировочные цвета со временем перемешались в не поддающийся описанию оттенок, который Клинч почему-то определил как «пятнисто-зеленый».
     Внутри царил строгий армейский бардак: начищенные до блеска сапоги перегораживали вход; настенные командирские часы с абсолютной точностью отсчитывали время, хотя и обходились при этом без минутной стрелки; аккуратные стопки портянок использовались в качестве табуреток; отполированная несколькопудовая <Гиря переменной тяжести очень удобна: например, при переезде на новую квартиру она весит всего полкило, а при занятиях спортом ее вес может плавно увеличиваться. Авторы дарят идею несколькопудовой гири любому, кто захочет ее реализовать. А также идеи нескольколитровой бутылки и несколькометровых лыж> гиря находилась точно в центре комнаты. Точно под гирей плющился пропахший пылью и нафталином серый колпак.
     Хозяин комнаты - мрачный розовощекий крепыш средних веков - описывал вокруг шляпы правильные окружности и ходил по ним, приговаривая:
     - Попался, голубчик!
     Галантерейный пленник издавал сдавленные звуки, подтверждающие, что гиря настроена на максимальную нагрузку.
     - Что ты там говоришь? - остановился Клинч. - «Такое было время»? «А что я один мог сделать»? Нет уж, дудки!
     В доказательство своей правоты майор в отставке выхватил из-за пазухи пару дудок и потряс ими перед условным носом колпака.
     - Помнишь, кепка с ушами, выпускное распределение? Как ты веселился, направляя меня в Высшую Школу Ментодеров? А я ведь фундаментальной магией заниматься хотел! Тонкий Астрал изучать! Мечтал, что моим именем назовут новое заклинание!
     В ярости Мистер перешел на строевой шаг. «Цилиндр недоношенный» издал пронзительное мычание.
     - Что?! То есть ты считаешь, что я нашел свое место в жизни? А ты знаешь, что такое кросс по пересеченной местности с полной выкладкой? Да еще под видом влюбленной парочки! Да еще в одиночку! А потом, когда я попал под Трубу Мордевольта <У читателя может сложиться впечатление, что у нас каждый второй персонаж попал под Трубу Мордевольта. Давайте внесем ясность. В разное время под Трубу Мордевольта попали и лишились магических свойств: Клинч (частично), Бубльгум, Фантом Асс, Мергиона, отец Мергионы Брэд Пейджер, Сен Аесли, сам Мордевольт, Порри Гаттер, но он, поскольку был мудлом, наоборот, магические свойства получил, а еще их получил пастор Браунинг, а еще Амели нечаянно усилила свою магию колдовской силой Мергионы и Сена. Видите, не так все сложно. Ах да, еще братья Пузотелики, бывшие пятикурсники Первертса. Теперь все. Если не считать еще шесть с половиной сотен бывших магов. Можно, мы не будем их считать?>, не ты, тюрбан-переросток, нашептывал ректору, что нельзя меня даже на испытательный срок брать?
     Колпак приступил к серии возмущенно-отрицающих звуков.
     - Ты-ты! Не отнекивайся! Хорошо, что Бубльгум оказался человек порядочный, даром что подлец и обманщик, приютил меня. Но кто, - голос Клинча зазвучал патетически, - кто вернет мне потерянные годы? Молодость мою?
     - Чего шумишь?
     Мистер раздраженно оглянулся:
     - Стучаться надо, дежурный!
     - Извиняй, я думал, ты тут один, - Развнедел выпрямился и гулко стукнул головой о косяк. Висящий над дверью диплом «Лучшему Клинчу среди школьных завхозов» покачнулся, но не упал, а отполз по стене в сторону.
     Клинч с досадой крякнул. Уткой. Потом селезнем. Потом махнул рукой.
     - Так чего шумишь? - повторил профессор, входя в комнату и разметывая по пути шеренгу сапог.
     - Молодость возвращаю!
     - Чью?
     - Да мою.
     - Кому?
     - Себе.
     - А-а-а, - задумчиво протянул Развнедел.
     Декан Чертекака умел очень хорошо имитировать задумчивость, что позволяло маскировать природное тугоумие в присутствии проверяющих. Впрочем, производство шума с целью вернуть молодость поставило бы в тупик кого угодно.
     - Так я чего пришел, - продолжил профессор. - Может, уже пора сигнал давать? На праздничный ужин?
     Клинч посмотрел на дудки, которые все еще сжимал в кулаке, и мотнул головой:
     - Сначала решу проблему с потерянной молодостью! Сначала делу время, а потом посмотрим, кто посмеется последним! Правда жизни. Сам придумал.
     Развнедел внимательно затаращился на центр комнаты.
     - Я, конечно, извиняюсь, - сказал он, - но, по-моему, там под гирей - не твоя молодость. Это наш Распределительный Колпак. Мы им студентов распределяем. Кого в Чертекак, кого еще куда.
     - Вот этот цилиндр недоношенный «еще куда» меня и распределил! И все, прощай молодость! Береги честь смолоду, не уберег - все, хана.
     - А-а-а, - повторил трюк с задумчивостью Развнедел. - Понятненько. И что делать думаешь?
     Клинч прищурился.
     - Думаю распороть и пустить на ветошь (Колпак икнул). Или распустить и связать варежки (Колпак застонал). Или постирать и продать на блошином рынке? <В отличие от человеческих блошиных рынков, где люди покупают всякое ненужное барахло (зато очень дешево!), на волшебных блошиных рынках всякое барахло покупают блохи>
     Колпак принялся яростно вырываться из-под гири. Завхоз осклабился. Развнедел нахмурился.
     - Не пойдет.
     - Пойдет! - уверенно заявил Клинч. - На ура пойдет. Если цену не задирать, то за пару деревянных уйдет как миленький! В зубы не посмотрят!
     - Не пойдет - в смысле не годится, - пояснил Развнедел. - У нас распределение выпускников через месяц. Кто их распределять будет? Я, что ли?
     Декан снял гирю и сунул волшебную шляпу в карман.
     Клинч уставился на Развнедела. Развнедел пару раз отжал гирю и задумался, держа спортивный снаряд над головой.
     - И потом, продашь ты эту шляпу за пару штук, на новую молодость все равно не хватит. Лучше продай летом как панамку. Во-первых, сезон, во-вторых, выпускное распределение уже пройдет. Хотя нет, потом же вступительное распределение. Ну, значит, продай зимой как ушанку. А еще лучше следующим летом, после следующего выпускного. Или следующей зимой... Тут декан Чертекака поднял голову, увидал гирю и приятно удивился:
     - Во я даю. Как говорит народная мудрость, сила есть!
     Развнедел грохнул гирей о пол. Вторую часть народной мудрости он не знал.
     - Так это, жрать-то будем сегодня или как?
     Клинч молчал, глядя в окно на башню Орлодерра. В майорской голове смутно, как утреннее привидение, колыхался большой и красивый план школьных реформ, первым пунктом которого убедительно обосновывалась необходимость списания Распределительного Колпака с последующей передачей в руки школьного завхоза на его, завхоза, полное усмотрение. А распределять студентов предписывалось не посредством вздорной шляпы, а с помощью точного, объективного и неподкупного механического устройства.
     - Так это, жрать-то...
     - Ага, - рассеянно сказал Клинч, - сейчас... Будет и на вашей улице, не отвертитесь...
     И продолжил смотреть в окно напротив.

***

     По ту сторону стены между мирами началось движение. Несколько плотных теней, стирая с неба звезды, подплыли к приоткрытой двери и заглянули вниз. Первертс с такой высоты походил на подсвеченный муравейник. А тени - на муравьедов. Вернемся-ка мы лучше на землю.

<< Пролог стр.2 Оглавление    Пролог стр. 4 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.