9 подвигов Сена Аесли - книга первая - Подвиг 3 - стр. 4

Отец Браунинг и все в сборе

     - Что вы там делаете, Браунинг?
     Отец Браунинг быстро спрятал руки за спину. Говорить Тотктонаде о клее «Момент» или нет? Вроде как надо, непосредственный начальник... Но, с другой стороны, один из подозреваемых.
     «Скажу, - решил сыщик, - и посмотрю, как изменится выражение его лица. Вдруг он сам себя выдаст?»
     И, внимательно глядя на министра, рассказал о затее с приклеиванием подозреваемых.
     - Это вы у вашей Мергионы Пейджер нахватались? - спросил Тотктонада, выражению лица которого мог позавидовать кирпич на столе Тетраля Квадрита.
     «Не он, - подумал Браунинг. - Или он, но себя не выдал. Какое сложное дело».
     Браунинг закончил намазывание стульев клеем (не пропустив даже стул премьер-министра), и к точке совершения преступления начали прибывать потенциальные преступники.
     Первым появился Бальбо Рюкзачини. Великий непризнанный писатель по призванию и пресс-секретарь с хорошим окладом по совместительству был спокоен и грустен. Спокоен потому, что сага «Девяносто девять подвигов безумного Сона Охпосле» обещала стать величайшим литературным триумфом и прославить этого самого Суна на века. А грустен потому, что львиная доля славы, как всегда, достанется герою, а не его создателю <Не верите? Закройте глаза и назовите героев этой книги. Сен Аесли, Мергиона Пейджер, Порри Гаттер... правильно, хватит. А теперь, не глядя на обложку, назовите авторов. То-то же>.
     - Добрый день, Броунинг, здравствуйте, Тольковата, - тихо произнес Бальбо, сел за столик ведущего и уставился в лежащие перед ним листочки.
     - Что это? - сказал он через минуту.
     - Это ваш текст... - Браунинг увидел лицо литератора и быстро добавил. - Не в том смысле, что вы его писали, а в том, что вам его читать.
     - Почему мир так жесток?
     - Э-э-э...
     - Не трудитесь, Браузеринг, - горько сказал писатель. - Это риторический вопрос <Риторический вопрос - это когда вопрошающий не надеется на ответ. Например: «Долго это будет продолжаться?», «Когда ты, наконец, образумишься?» и «Ты что, действительно съел все эти конфеты?»>.
     Следующим вкатился Ромуальд с тряпкой и бросился протирать стол Квадрита. Браунинг чуть было не изумился, но вовремя разглядел, что стол уже очень чистый, а тряпка, напротив, чрезвычайно грязная.
     Добившись некоторого равновесия между столом и тряпкой, домовой соорудил из нее повязку на лбу и хитро прищурился, отчего стал похож на борца сумо, которого в детстве плохо кормили. Высмотрел что-то в углу, пробормотал «Ну, я там, у стеночки притулюсь» и исчез в закоулках премьерского кабинета.
     - После вас... - донеслось от двери. - Нет, только после вас... Прошу вас, не стесняйтесь... Нет, это вы не стесняйтесь... Да разве я стесняюсь... А стоило бы...
     Трое кандидатов в премьеры - Дик Гаттер, Брэд Пейджер и Грег Аесли - пришли одновременно. В результате в дверях случилась заминка. Никто не хотел входить первым, поскольку поворачиваться перед сражением спиной к противнику считалось плохой приметой еще со времен древних магических войн.
     После короткого вежливого препирательства Дик Гаттер заклинанием Пришла-беда-расширяй-ворота расширил дверной проем, и министры вошли в кабинет плечом к плечу.
     Последним к месту преступления прибыл Тетраль Квадрит. Премьер-министр энергичным жестом оставил двух тело- и трех душехранителей в коридоре и, широко улыбаясь, оглядел присутствующих.
     - Ну что, все готовы?
     В ответ на всех маговизионных камерах вспыхнули голубые болотные огоньки готовности. Дик Гаттер сделал жест, отгоняющий нечистую силу на безопасное расстояние. Грег Аесли старательно наморщил лоб. Брэд Пейджер поиграл мускулами, которых у него полные рукава.
     - Тогда приступим, - объявил Тетраль и с размаху опустился на свой стул. Толстый слой клея «Момент» скрипнул.
     Браунинг заметил, что Тотктонада, садясь, незаметно подложил на стул листок бумаги <Все-таки Браунинг - сыщик высшей квалификации! Тотктонада подложил листок незаметно, а Браунинг все равно заметил!>.
     «Ловко, - мысленно похвалил начальника Браунинг. - Листок приклеится, а сам Тотктонада сможет в любой момент встать... и совершить преступление! Ай, как нехорошо... Хотя... Раз все остальные приклеены, то в случае преступления алиби будет у всех, кроме Тотктонады! Тут-то он себя и выдаст!»
     Сыщик довольно хмыкнул и сел, незаметно подложив на стул листок бумаги.
     «Ловко, - мысленно похвалил подчиненного Тотктонада <Да и Тотктонада не лыком шит>. - Только теперь в случае чего у Браунинга не будет алиби. Жаль, жаль, хороший был следователь».

Сен Аесли и веник решений

     После того как МакКанарейкл выбрала в качестве примера Сена Аесли, он позволил себе заинтересоваться происходящим. Не сильно, а так... совсем чуть-чуть. Разум и логика, конечно, заявили протест, но очень не настаивали, все-таки речь шла не о ком-то, а о Сене.
     Мисс Сьюзан нарисовала на листе вертикальную ось и провела от зеленой загогулины две линии: одну налево, другую направо.
     - Ось - это время. Загогулина - это Сен.
     - Очень приятно, - сказала загогулина.
     - Сейчас Сен находится в точке А. Это точка выбора и от нее отходят линии судьбы. Если Сен выберет путь налево, то придет в точку В, направо - в точку С.
     (см. gatter3_01.gif)
     - A! - сказала Амели. - Это как в сказке: налево пойдешь - коня потеряешь, направо пойдешь - голову сложишь.
     - Правильно. Так вот, когда Сен находится в точке А, или в любой другой точке выбора, никто не может предсказать, потеряет он коня или сложит голову. Сен выбирает сам, и здесь пророчества бессильны.
     - Это мне нравится, - сказал Аесли.
     - А вот когда Сен уже прошел точку выбора и движется по одной из линий судьбы, - МакКанарейкл передвинула загогулину в центр отрезка А-В, - то здесь уже бессилен он. Здесь даже Фора Туна без ошибки скажет, что Сен попадет в точку В, какие бы решения он по дороге не принимал.
     - Что-то я не понял... - начал Аесли.
     - Ну, если ты выбрал парашют, а потом выбрал прыгнуть с парашютом, а парашют выбрал не раскрыться, то дальше хоть обвыбирайся, - помогла ему Мергиона.
     - Мерги верно ухватила суть, - кивнула мисс Сьюзан.
     - Но тогда достоверны только краткосрочные предсказания, - заметил Порри. - В каждой точке выбора Сен может повернуть куда угодно.
     - Повернуть-то он может, - согласилась МакКанарейкл, - но давайте заглянем в будущее подальше...
     (см. gatter3_02.gif)
     - Видите, Сен может попасть в точку Е через В и D, а может - через С и F.
     Зеленая загогулина послушно проползла по отрезкам.
     - Ага! - обрадовался Порри. - Значит, свобода воли все-таки есть!
     - Конечно, - сказала МакКанарейкл. - Сен может выбрать из множества судеб. Но иногда картина получается такая...
     Она стерла боковые линии и свела все оставшиеся к точке Z.
     (см. gatter_03.gif)
     - Это и есть случай стопроцентной вероятности. Человек может знать о точке Z и всеми силами пытаться предсказания избежать, но его попытки станут просто другими линиями, ведущими к пророчеству.
     Загогулина села на точку Z и показала жестами, мол, видите, я пыталась, всеми силами, но ничего не вышло.
     - Вот такой веник решений получается, - задумчиво сказал Аесли. - А это поле будущего обязательно плоское? В смысле, нельзя ли в точке выбора пойти не направо или налево, а скажем, вниз?
     - Теоретически - да. На практике это никому не удавалось. Человек или идет направо и теряет коня, или налево и складывает голову.
     - Ну да, ну да, - пробормотал Аесли. - У одного человека в каждый момент всего два варианта. Вот если бы он мог одновременно сделать оба выбора... Тогда он мог бы и коня потерять, и голову сложить <Заманчивая перспектива>... А если это не точка выбора, а отрезок, то он мог бы и пойти по линии и... пойти куда-то в сторону. Но как? Ведь не может же человек раздвоиться...
     Амели и МакКанарейкл переглянулись.
     - Но отец Браунинг как раз раздвоился, - сказала Амели.
     - Да, - подтвердила МакКанарейкл. - Браунингов уже двое.
     Сен открыл рот, чтобы еще что-то сказать и замер, боясь спугнуть приближающееся озарение. Он затаил дыхание и поднял руки в предостерегающем жесте. К чести партнеров, они состояние мальчика поняли и тоже замерли. Даже загогулина перестала махать лапками.
     Озарение подобралось к Сену вплотную, огляделось и, так и не найдя повода улизнуть (или, того хуже, направиться к Порри Гаттеру), пришло к Аесли.
     - Браунинга два! - закричал он. - И преступлений тоже два! Один Браунинг одно из преступлений раскроет и предотвратит! Второй Браунинг второе преступление не раскроет, и оно состоится! Понимаете?
     - Но в кабинете премьер-министра будет только одно...
     - Ну какие же вы тупые! - застонал Сен. - Не в кабинете! В предсказанном месте! Браунинг расследует не то преступление, которое предсказано!

Тетраль Квадрит и несовершенство конституции

     Перед Бальбо Рюкзачини появилась белая перчатка. Она показала писателю пять пальцев, потом четыре, три, два, один, щелкнула всей пятерней и исчезла.
     Браунинг был почти уверен, что Бальбо спросит «Что это такое?», но коротышка только страдальчески поморщился.
     Камеры застрекотали. Министры дружно оскалились. Мониторы колдовидения, развешанные по стенам, после секундного замешательства продемонстрировали министерские улыбки (в сдержанном, облагороженном варианте).
     Рюкзачини строго посмотрел в объектив.
     - Здравствуйте. Мы начинаем круглый стол из кабинета премьер-министра. Уверен, все вы сейчас прильнули к экранам колдовизоров... хотя всем вам следовало бы отольнуть от экранов, пойти в магазин и купить книгу величайшего из ныне живущих писателей...
     Квадрит, не переставая улыбаться, показал Бальбо (вне зоны видимости камер) увесистый, как горшок с медом, кулак.
     - ...но не будем отвлекаться на истинные ценности. Сегодня свое мнение об интересующих их проблемах выскажут министры Алигаттер, Чейнджер, Мюсли и премьер-министр Квадраль Тетрит, которому я сейчас и предоставлю слово.
     Квадрит приосанился и открыл рот.
     - Мое мнение, как всегда, никого не интересует, - добавил Бальбо. - Прошу вас, Тефаль.
     Премьер был сегодня само обаяние. Он всегда был оно, когда на него смотрели зрители <Это при том, что Тетраль Квадрит очень похож на своего племянника профессора Развнедела. Но если Развнедел за непробиваемой внешностью успешно прятал природное тугоумие, то у Квадрита за аналогичной внешностью скрывался острый как шило ум>. А сегодня зрителей более чем достаточно - каждому ведь интересно увидеть, как в прямом эфире произойдет преступление, пресечение и наказание, да еще направленное против премьер-министра.
     - Добрый день, дорогие соотечественники... - Премьер в меру посерьезнел, но решил разрядить обстановку, - и соматерщинники!
     Из-за дверей донесся приглушенный магической защитой хохот оборотней в погонах. На шутки руководства у них был особый нюх, который часто заменял им слух.
     - В наше нелегкое время, - продолжил Тетраль, мастерски переходя от шутливого тона к трагическому, - когда на каждом углу...
     В одном из многочисленных углов раздался хлопок. Участники круглого стола подпрыгнули вместе со своими стульями. Браунинг снял четки с предохранителя и метнулся в угол. Навстречу ему высунулась озабоченная рожа Ромуальда.
     - Крепкая штуковина, - доверительно сообщил он следователю, - только вместе со штативом отламывается. Да вы эта... не обращайте значения, я тут по хозяйству...
     Первым нашелся премьер.
     - Вот! - воскликнул он, патетически протянув длань в сторону собственного секретаря-домового. - В наше время в каждом углу может притаиться преступник! Стяжатель, грабитель, бандит! Ромуальд, я ведь это тебе говорю!
     - Ништо, барин, - напыжился домовой, - как-нибудь справлюсь я с вашим бандюком! А то договорюсь!
     И бесстрашный секретарь снова направился в угол, где могла притаиться всякая нечисть. Квадрит проводил его тяжелым взглядом и повернулся к камере.
     - Так может ли быть в наше время задача более насущная, чем профилактика преступлений?! - провозгласил он.
     - Рекламная пауза, - мстительно произнес Бальбо.
     - Волшебные недели в Магдональдс! - завопил один из мониторов. - БигМаг с зубами! И еще посмотрим, кто кого!
     - Свежее дыхание облегчает заклинание! - закричал второй.
     - Дракула! 572 года, клубится, пахнет серой, умер в 1476 году. Не курит! - принялся зазывать третий.
     Некоторые колдовизоры пытались всучить товар даже министрам. Когда один из мониторов воскликнул, обращаясь к Тотктонаде: «Вы все еще сжигаете ведьм? Тогда мы идем к вам!», дверь неожиданно открылась.
     Однако вместо поставщика асбеста в кабинет вошел еще один отец Браунинг. Оборотней в погонах появление следователя, который уже находился внутри и оттуда не выходил, озадачило, но препятствовать второму Браунингу они не стали, сочтя это какой-то хитроумной шуткой. Шутки, непонятные с первого раза, оборотни ценили особенно высоко.
     Браунинг молча прошел по кабинету и спрятался за портьерой.
     Присутствующие к этому оказались явно не готовы. Сначала они попробовали проглядеть в шторе дырку, но штора, изготовленная из специального противодырочного материала, не поддалась. Маги повернулись к первому Браунингу.
     - Вы ничего не заметили? - спросил тот, массируя веки. - У меня в последнее время так разыгралось воображение, что я стал подумывать об отставке.
     Слово «отставка» подействовало. Руководители департаментов и премьер-министр принялись пожимать плечами и интересоваться у соседей, не бывает ли у них галлюцинаций. Тотктонада исподтишка показал Браунингу один из пальцев.
     Реклама закончилась, и экраны вновь заполнил Тетраль Квадрит.
     - Так может ли быть в наше время задача более насущная, чем профилактика правонарушений?!
     - «Профилактика правонарушений», - повторил Бальбо с таким видом, словно пережевывал лягушку.
     - Именно! Но, увы, так ли сложились обстоятельства или это чья-то недобрая воля, но в ближайшее время нам придется заниматься совсем другим. Я имею в виду выборы премьер-министра.
     «Ишь как завернул, - подумал Браунинг. - Три срока на посту премьера, а уходить не хочет».
     - Чтя конституцию...
     - «Чтя конституцию», - Бальбо закатил глаза.
     - Чтя конституцию, - сбить Квадрита с мысли было невозможно, - я должен уступить место премьера кому-то из более молодых политиков.
     Тетраль сделал паузу. «Сейчас он скажет "но" и объяснит, почему не может сделать то, что должен», - подумали Аесли, Гаттер и Пейджер.
     - Я должен уйти. Но...
     Все напряглись. Премьер-министр стрельнул хитрым глазом.
     - ...но не будем о грустном.

Сен Аесли и десять шмякодавок

     - ...что, по-моему, совершенно очевидно! - завершил объяснение Сен.
     Вокруг царило гнетущее молчание.
     - Какой ты умный, Сен, - с грустью сказала Амели.
     - Да все понятно! - Порри схватил друга за руки. - Ты успокойся, мы все поняли: преступление будет совсем не там, где предсказывали, предсказатель ошибся.
     - Повторяю для Гаттера. Предсказатель не ошибся. Но он определил не место преступления, а координаты места преступления... Можно я что-нибудь сломаю?
     Мергиона протянула нунчаки.
     - Их я вряд ли сломаю, - сказал Сен.
     - Ты можешь что-нибудь сломать ими, - сказала Мерги.
     - Спасибо, - сказал Сен и рубанул нунчаками по спинке соседнего стула. Спинка разлетелась в щепки.
     - А ведь я собирался туда сесть, - сообщил Порри.
     - Повезло, - сказала Мерги.
     - Так, - Сен положил нунчаки на стол. - Попробую еще раз. Никто не ошибся, все предсказано правильно, все дело в неадекватной интерпретации информации...
     Мальчик остановился. Слушатели определенно интерпретировали информацию неадекватно. То есть оцепенели.
     - Попробую еще раз. Эй! Я говорю «Эй!» Прошлый раз уже закончился! Кто знает, как по-португальски «раз, два, три»? Нет, не надо, давайте я лучше на примерах. Мисс Сьюзан, выколдуйте, пожалуйста, шмякодавок <Маленькие магические существа, используемые в качестве наглядных пособий при преподавании колдовских предметов. Очень любят, когда по ним чем-нибудь шмякают>. Мисс Сьюза-а-а-н!
     Профессор МакКанарейкл вздрогнула и осмотрелась.
     - Будьте любезны, наколдуйте штук десять шмякодавок... Нет, покрупнее... Вот так в самый раз. И чтобы все были черные, а одна рыжая... Спасибо.
     Лица слушателей посветлели: наблюдать за потешными букашками куда веселее, чем разбираться в неадекватной интерпретации информации. Рыжую шмякодавку тут же обступили ее черные подруги и принялись беззастенчиво рассматривать.
     - А рыжая на Мергиону похожа, - сказала Амели.
     - А черные - на Амели, - сказала Мергиона.
     - Не забывайтесь, - сказал Сен. - Предположим, что шмякодавки - это блуждающие министерские кабинеты.
     Шмякодавки закружили по столу.
     - Теперь предположим, что сейчас... - Аесли заглянул в предсказание, - без минуты полночь 26 мая... Стоять!
     Букашки замерли, а наиболее опытные достали из карманов газеты и погрузились в чтение.
     - В этот момент предсказатель говорит: «Через два дня Сен Аесли шмякнет по рыжей».
     Рыжая приветственно помахала лапкой, показывая, что вот она тут, в углу стола. Черные соседки начали завистливо поглядывать на Избранную.
     - Запомните это место! А теперь... время пошло и кабинеты начали перемещаться! 26 мая, 27 мая...
     Шмякодавки ринулись к Избранной всей толпой, стараясь попасть поближе к месту предполагаемого шмяка. В суматохе рыжая получила пинок и перелетела через весь стол по диагонали.
     - ...28 мая! - Сен с явным облегчением сначала шмякнул по намеченному месту, а потом, не разбирая, хочуга это или он сам, принялся молотить по какому-то шкафу, неосторожно оказавшемуся у него за спиной.
     Целая свора шмякодавок барахталась на месте шмяка, беззвучно похрюкивая от удовольствия. Рыжая стояла на противоположном краю стола и ожесточенно жестикулировала.
     - Видите, - сказал Аесли, когда шкаф был исчерпан, - я, как и предсказано, шмякнул по месту, где находилась рыжая. Но ее уже там не было! Там оказалась другая шмякодавка!
     Сен обвел взглядом добровольных следователей. Гаттер, Пейджер, МакКанарейкл...
     - Если сейчас кто-нибудь не воскликнет: «Ах вот в чем дело!», я за себя не отвечаю.
     - Ах вот в чем дело! - воскликнула Амели.
     - В чем? - повернулись к ней все.
     - Не знаю, - смутилась Амели. - Сен попросил воскликнуть, я и воскликнула, мне совсем не трудно... по крайней мере легче, чем догадаться... но я попробую. Значит, рыжая - это кабинет премьера. Когда предсказывали шмяк... то есть преступление, он находился тут, а когда шмяк... то есть преступление совершилось, там оказался уже другой кабинет.
     - Спасибо, Амели, - растрогался Сен, - я тебя не забуду.
     Амели зарделась.
     - Ах вот в чем дело! - запоздало закричал Порри. - Преступление будет не в кабинете, а в том месте, где кабинет находился в момент предсказания! Надо найти схему министерства, в которой обозначены эти перемещения! Да запросто!
     «Вот счастливый человек, - подумал Сен. - А я... А я... А я, пожалуй, уже смогу сломать эти мергионины деревяшки».

Тетраль Квадрит и молодая смена

     - ...но не будем о грустном. Будем о молодой, энергичной смене, которая сменит на моем посту старую, энергичную смену.
     - «Сменит смену», - Бальбо закатил глаза почти на затылок.
     - Вот ты, Дик, - премьер повернулся к Гаттеру, - как ты будешь бороться с преступностью, когда станешь главой магического государства?
     Пейджер набычился, Аесли нахохлился. «Вот так, - подумал Браунинг. - Не "если станешь", а "когда станешь". Очень интересно».
     - Когда я стану премьером? - Гаттер постучал по деревянному подлокотнику. - Во-первых, я запрещу преступность. Во-вторых, запрещу нарушать закон. В-третьих...
     - Но совершенен ли закон, министр Гаттер? Вот Брэд Пейджер отсидел в Безмозглоне, не совершив преступления, а совершив преступление - побег, не понес наказания, а напротив, возглавил Департамент волшебных тварей. Что по этому поводу сказал бы премьер-министр Аесли?
     - Нелогично, - кивнул Грег.
     - Эй! Эй! - замахал руками Гаттер. - Это мой вопрос! Это меня спрашивали!
     - Брэд Пейджер должен или сидеть сейчас, - продолжил Грег, игнорируя возмущение Дика, - или совершить преступление 12 лет назад.
     - Кстати, обратите внимание на реакцию уважаемого Брэда, - Квадрит кивнул на Пейджера, который угрюмо смотрел на оппонентов. - Какая выдержка! Мы обсуждаем его непростые взаимоотношения с законом, а будущий премьер-министр даже ухом не повел.
     - Умение водить ушами, - сказал Аесли, - это, безусловно, ценное качество премьер-министра. Но, на мой взгляд, важнее ясное понимание того, как следует изменить закон. И не только этот закон. Вся магическая законодательная база нуждается в тщательной переработке...
     - Но правильно ли тратить драгоценное время на возню с бумажками, когда преступники, не таясь, выходят из своих углов? - снова перехватил инициативу Тетраль. - Что нам скажет министр Пейджер, чей опыт в этой области очень пригодится на посту премьера? Что правильно?
     - Эге-гей! - возопил Гаттер.
     - Сильная рука - вот что правильно, - Брэд задумчиво завязал драконью подкову в узел и бросил перед собой. - Вот как надо поступать со всеми ворюгами, грабителями...
     - ...и беглыми каторжниками, - не удержался обиженный Гаттер.
     - Ну зачем же припоминать друг другу старые ошибки, - благодушно произнес действующий (причем очень коварно действующий) премьер. - Не будем ворошить грязное белье. Наверняка у каждого из присутствующих найдутся скелеты в шкафу <У нас «скелеты в шкафу» - это метафора, означающая давние преступления или проступки, которые хотят скрыть от общественности. У магов же скелеты в шкафу никакая не метафора, а настоящие скелеты хорьков, которые стерегут одежду от моли и ворошат белье>.
     Браунинг за шторой только диву давался, как виртуозно Тетраль Квадрит стравливает оппонентов и как легко они попадаются на его уловки. Но стоит министрам догадаться, что ими ловко манипулируют... Теперь у сыщика не осталось никаких сомнений, что преступление будет заключаться в покушении на премьера, и совершит его кто-то из трех министров. А может, и все трое одновременно.
     С другой стороны, думал Браунинг на стуле, если события будут так развиваться дальше, не исключено и смертоубийство между министрами.
     С третьей стороны, продолжил мысль Браунинг за шторой (а может, Браунинг на стуле, а может, оба Браунинга одновременно) кому преступление, состоявшееся, несмотря на все потуги ОПП, более всего выгодно? Конечно, Тотктонаде, которому эти предсказания преступлений как кость в горле. А есть еще ворюга и грабитель Ромуальд. По-прежнему неадекватен Бальбо. И наконец, все еще нельзя сбрасывать со счетов хитроумного Тетраля Квадрита.
     Браунинги синхронно загрустили. Дело, еще сутки назад казавшееся тухлым, и сейчас выглядело не лучшим образом.
     Не лучшим образом выглядели и все три претендента на пост премьера. А вблизи они, честно сказать, даже нормальным образом не выглядели. Брэд Пейджер - сгоряча, не со зла! - окатил Дика заклинанием По-сведениям-Гидрометцентра, а тот от обиды применил любимое заклятие Сам-козел, которое когда-то дорого обошлось ему в стычке с Мордевольтом. Гpeг Аесли никак не мог дождаться паузы и набирал воздух, чтобы спокойно расставить все точки над «i» <Кстати, вы заметили, что в русском языке нельзя расставить точки над «i»? Зато в русском можно расставить точки над «ё». Наверное, поэтому в России такой бардак и нецензурщина>. Но паузы все не наступала, и вскоре Аесли набрал воздуха столько, что если бы не приклеился к стулу, взлетел бы как дирижабль.
     Зато Тетраль Квадрит продолжал выглядеть мудрым отцом, который пытается урезонить расшалившихся сыновей. Только Браунинги и, кажется, Тотктонада замечали, что премьер старательно подкидывает масла в кашу, заставляя спорящих переходить на все более высокие тона.
     Вскоре стало срабатывать противоругательное заклинание бла-бла-бла, которое заглушало слишком резкие замечания оппонентов. Потом оно внезапно отключилось, к вящей радости Бальбо - секретарь тут же принялся строчить на пергаменте, восторженно причмокивая.
     Кто-то на колдовидении сообразил, что ситуация вышла иэ-под контроля, и на настенных мониторах снова пошла реклама,
     Квадрит сокрушенно покачал головой.
     - Ромуальд, будь так добр, восстанови заглушающее заклинание, а то я сделаю с тобой все, что сейчас произнесли эти уважаемые господа.
     - Ась? - озабоченно спросили из-за сейфа,
     - Немедленно воткни красную штуку с синим верхом обратно, - снежно произнес премьер, н стены кабинета покрылись изморозью <Или нежно? Как можно что-то произнести снежно? С другой стороны, если Тетраль произнес нежно, почему стены заиндевели? Впрочем, нам уже понятно, чем чреваты нежности премьер-министра>.
     Домовой закопошился в углу, что-то бурча под нос. Заклинание восстановилось, и некоторое время Пейджер и Гаттер размахивали руками, беззвучно хлопая губами.
     Рекламная курочка прокудахтала: «"Магги" - бульон для Маггов!», и премьер вновь одарил зрителей улыбкой в 44 зуба <В любом салоне красоты вам скажут, что иметь только 25 или 14 зубов вредно для имиджа. Иначе говоря, чем больше зубов, тем лучше имидж. А для политика имидж - всё>.
     - Итак, вернемся к нашим баранам! - сказал он и покосился в сторону министров.
     Колдозрители сразу догадались, о ком речь, но Квадрит тактично перевел разговор на другое:
     - Благодарю моих собеседников, но это все, так сказать, теория. А представьте себе, что... Ну... Совершенно фантастическое предположение... Допустим, вы узнали, что сегодня, сейчас, прямо здесь состоится преступление.
     В наступившей гнетущей тишине стало слышно, как сопит Ромуальд, вывинчивающий объектив из подглядывающего устройства.

Порри Гаттер и место преступления

     - Нашел! - крикнул Порри.
     Мисс Сьюзан покачала головой. Способности ее воспитанников становились пугающими. В считанные минуты первокурсники превратили Центр наблюдения в действующую модель Центра наблюдения. Облицовочные панели сорваны, приборные - вскрыты, зеркала слежения - выдернуты из гнезд, и вот уже по обнажившимся проводам и приводам запрыгали зеленые и красные огоньки подсматривающих, передающих и фиксирующих заклятий.
     - Вы что, оглохли?! - заорал Порри. - Я ее нашел!
     Амели, Мерги и Сен не без сожаления оторвались от отрывания бронированных панелей генератора магической защиты и сгрудились за спиной Гаттера. В большом зеркале, которое Порри подсоединил к тихо рокочущему черному ящику, появилась подробная схема Министерства магии. На разноцветные прямо- и кривоугольники, обозначавшие кабинеты и другие помещения, наложена координатная сетка. В углу мерцали дата 28.05.03 и время 15:28.
     - И где тут что? - спросила Пейджер.
     - Вот кабинет премьер-министра, - Гаттер ткнул пальцем в черный многоугольник, возле которого из зеркальных глубин тут же всплыла надпись «Резиденция Тетраля Квадрита, с275-в320». - Сейчас он находится в 275 футах <Фут - это такой английский метр, который в три раза короче нашего> к северу от нулевой точки и в 320 футах к востоку.
     - Что такое нулевая точка?
     - Мы на ней сидим. Это Центр наблюдения, - Порри указал на голубой овал, расположенный посередине схемы. - Он неподвижен, и отсюда отсчитывают координаты остальных помещений. Ну что, заглянем в прошлое?
     - Порри, не тяни, пожалуйста, - быстро сказал Сен. - А то я сейчас что-нибудь с собой сделаю.
     Гаттер кивнул и начал осторожно поворачивать рукоятку настройки. Засуетились разноцветные фигурки, замелькали цифры в углу зеркала: 28.05 - 12:40, 8:15, 0:33... 27.05 - 22:17, 17:10, 5:55, 1:00... 26.05 - 23:59. Порри остановился. Кабинеты на координатной сетке заняли свои позавчерашние позиции.
     - Вижу! - воскликнула Амели. - Вот он, совсем рядом с голубым овалом.
     Гаттер приложил палец к черному многоугольнику. На экране вспыхнула надпись: «Резиденция Тетраля Квадрита, ю90-з105».
     - Поправьте меня, если я ошибаюсь, - произнес Аесли. - Преступление произойдет, либо уже происходит в сотне футов от нулевой точки, то есть от нас?
     - Дети, - озабоченно сказала МакКанарейкл. - Если рядом и в самом деле происходит преступление, это вовсе не значит, что нам сломя голову нужно туда мчаться.
     - Конечно, мисс Сьюзан, - сказал Сен. - Пусть Порри просто скажет, что сейчас находится в 90 футах к югу и 105 футах к западу?
     - Сейчас узнаем, - медленно сказал Порри и, не убирая пальца с поверхности зеркала, принялся вращать рукоятку в обратную сторону.
     Когда в углу появились цифры 28.05 - 15:31, из-под пальца Гаттера показалась новая надпись. «Вольер ухогорлоносов, ю90-з105».
     - Ухогорлоносики! - ахнула Амели. - Они в беде! На них напали!
     Сен подумал, что совсем необязательно в беде ухогорлоносики, и не факт, что на них напали. Возможно, напали как раз ухогорлоносики, и в беде кто-то еще, имевший неосторожность связаться с Сонькой Золотое брюшко. Не исключено также, что предсказанное преступление - какая-то разборка среди самих секретных записывающих устройств: ведь попасть в вольер при включенном фиолетовом сигнале практически невозможно. В любом Случае единственное разумное решение - сообщить Браунингу, ментодеры оцепят опасную зону и проблема будет локализована и решена профессионалами.
     Но вместо того, чтобы спокойно и с достоинством изложить эти замечательные логические построения, Аесли закричал:
     - Надо срочно связаться с Браунингом!
     И дернул первый попавшийся под руку рубильник.

Грег Аесли и логическая задача

     - Ну что же вы. господа начинающие премьер-министры? - улыбнулся Тетраль. - Давайте, давайте переходить от общих слов к конкретным делам.
     Из-за шторы вкусно запахло трубкой.
     - Представьте, что Отдел Профилактики Преступлений, созданный по замечательной инициативе нашего доблестного Департамента Безопасности...
     Тотктонада досадливо крякнул.
     - ...добился 100%-ной точности прогноза и сообщил, что здесь сейчас произойдет преступление. Что бы вы сделали в этой ситуации?
     - Я бы приставил к каждому по ментодеру, - сказал Дик Гаттер.
     - А вдруг преступник - это один из ментодеров?
     - И каждому ментодеру - по ментодеру, - сказал Брэд Пейджер.
     - А когда ментодеры закончатся? - премьер усмехался уже в открытую. - Или закончится мой кабинет? Стены-то не резиновые.
     - Прежде всего, - выдохнул Грег Аесли, - нужно понять логику преступника. Мотив, возможность и способ - вот та печка, та, если хотите, дудка...
     - Лучше сказать «Три кита»! - встрял Бальбо. - Или «Три источника, три составные части» Это поэтично. А то «дудка», «печка», цыганщина какая-то...
     - Итак, мотив, - Грег набрал очень много воздуха и теперь мог говорить долго и с удовольствием. - У кого из присутствующих есть мотив?
     Аесли-старший огляделся.
     - Первое, что приходит в голову, если проанализировать состав участников, - борьба за власть. В таком случае уважаемого Браунинга можно исключить. Бальбо тоже...
     - Вы хотели сказать «уважаемого Бальбо»! - воскликнул Бальбо.
     - Не слишком ли рано вы сужаете список подозреваемых? - спросил Тетраль. - Возможно, уважаемый Браунинг и Бальбо...
     - Уважаемый Бальбо! - не унимался секретарь.
     - ...сами властью не интересуются, но они могут выполнять чей-нибудь заказ.
     - И все-таки Браунинга мы вычеркнем, - немного подумав, сказал Грег. - Случай, когда преступление совершает тот, кто его расследует, банален и неоднократно встречается в уже написанной литературе. Что касается уважаемого Бальбо...
     - Уважаемого Бальбо! - исступленно выкрикнул Рюкзачини.
     - Снимаю свои возражения по уважаемому Бальбо, - сказал Тетраль.
     Бальбо заплакал.
     - Отлично. Рассуждаем дальше. У премьер-министра власть уже есть. Пока есть. Он может попытаться убрать соперников. Это мотив. У всех остальных мотив - борьба за власть премьер-министра.
     Аесли оживился. Он решал логическую задачу. То, что в ответе могло оказаться «Преступник - директор Департамента Затуманивания», его, похоже, не волновало.
     - Теперь возможность. Хм. Пожалуй, уважаемого Тотктонаду следует исключить из списка подозреваемых.
     Камеры разом развернулись в угол, где дремал Тотктонада.
     - Это почему? - возмутился Пейджер.
     - У него гораздо больше возможностей совершить преступление, оставаясь в тени. А вот так, на глазах у всех... Нелогично. Тотктонаду вычеркиваем.
     За все время, пока обсуждали кандидатуру главы службы безопасности, тот даже не пошевелился.
     - У всех прочих возможности примерно одинаковы.
     «А Грег Аесли достойный отец своего сына, - подумал Браунинг. - Весь в Сена пошел»
     - Преступник, - неожиданно сказал Тотктонада, - кто бы он ни был, понесет самое серьезное наказание.
     Штора всколыхнулась, как будто за ней кто-то собрался хлопнуть себя по лбу, но сдержался.
     - И это не может не радовать, - согласился Аесли. - Перейдем к способу. Первое, что приходит в голову...
     Участники принялись шарить по кабинету настороженными взглядами. В конце концов все взгляды уперлись в монументальный кирпич на столе Квадрита.
     - Первое, что приходит в голову, - произнес Грег и торжественно протянул руку, - это удар в голову вот этим. Если сейчас вдруг погаснет свет...
     И тут вдруг погас свет.

<< Подвиг 3 - стр. 3 Оглавление    Подвиг 3 - стр. 5 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.