9 подвигов Сена Аесли - книга первая - Подвиг 3 - стр. 2

Отец Браунинг и отец Браунинг

     Обход соседей привел Ромуальда в приподнятое состояние духа, хотя и измотал физически. И неудивительно: общий вес влачимых домовым тюков, набитых под завязку соседской утварью, явно превышал его собственный. Для укрепления сил Ромуальд приспособил аптекарскую бутыль, из которой прихлебывал на ходу, все более воодушевляясь.
     Но когда секретарь премьер-министра ввалился в келью Браунинга, он понял, что медицинская настойка обладает неприятным побочным действием. Святой отец как будто двоился. Это бы еще ничего (от наливки «Агдамелла» люди начинали четвериться и даже пятиться), но следователь двоился как-то неправильно, несинхронно. Одна копия сидела на топчане, а вторая стояла у окна.
     Копии с интересом рассматривали друг друга.
     - Нос длинноват, - вздохнул Браунинг.
     - В полном соответствии с оригиналом, - пожал плечами Браунинг.
     - И голос у меня достаточно... - Браунинг замялся.
     - ...гнусавый, - пришел ему на помощь Браунинг.
     - А в целом ничего, - сказал Браунинг.
     - Реалистично, - сказал Браунинг.
     - Ы-ы-ы-ы, - сказал Ромуальд, роняя тюки на пол. Браунинги обернулись к домовому и хмыкнули. Личный секретарь премьер-министра закрыл глаза. Стало легче: теперь казалось, что с ним говорит один человек, который бесшумно перепрыгивает от окна к топчану.
     - Как бы вы классифицировали данный случай, коллега? - произнес невидимый прыгающий собеседник. - Типичное проникновение в чужое жилище с целью наживы. - Причем совершенное без предварительного сговора.
     Браунинг стереофонически рассмеялся. «Мощная наливочка, - подумал Ромуальд, - уже и в ушах двоится».
     - Почему вы так решили, коллега? - Видите ли, коллега, предварительный сговор подразумевает определенный объект преступления. - Злоумышленники заранее сговариваются, что и где они будут брать. - А наш друг явно хватал все, что попадалось под руку. - К тому же из разных квартир. - Поскольку вещи имеют несопоставимую ценность. - Иначе говоря, в основном это рухлядь, которую просто не успели выбросить.
     - Это от бабушки осталось! - заявил домовой, которому стало обидно за его законную добычу. - Это наследство!
     - Похоже, ваша бабушка была не слишком разборчива... в вещах. - Ну, раз тут все понятно, коллега, давайте вернемся к серьезному делу. - Да, сейчас, минуточку... Мне-чужого-не-надо-свое-девать-некуда.
     Тут с Ромуальдом случилось что-то странное. Он почувствовал... нет, это невозможно... он понял, что собирается немедленно вернуть все честно похищенное хозяевам.
     - Вы это что? Вы это зачем? Вы... это... Руки!.. Ноги!... Вы чего?!
     Но ни руки, подхватившие награбленное, ни ноги, понесшие домового к выходу, его не слушали. Оставшись наедине, Браунинги посерьезнели.
     - Итак, очерчен достаточно небольшой круг подозреваемых. - У которых определенно не будет алиби. - Но как можно совершить преступление на виду у тысяч колдозрителей? - Кроме того, учтите, теперь потенциальный преступник знает, что о его преступлении известно. - Да, но раз преступление будет обязательно, то злодей от своего намерения не откажется.
     Дело спорилось. Браунинги в такт постукивали четками и резво продвигались вперед в расследовании.
     - Что же тогда? - Судебная ошибка? - Вполне вероятно. - Преступник собирается не только совершить злодеяние, но и свалить вину на кого-то другого. - Но как это сделать в хорошо освещенном, просматриваемом и простреливаемом помещении? - Никак. - А это значит... - Что преступник погасит свет, совершит злодеяние и подбросит улику кому-то другому!
     Последнюю фразу сыщики произнесли хором и посмотрели друг на друга чуть ли не с умилением. - Очень хорошо, Браунинг, - сказал себе Браунинг. - И что мы собираемся по этому поводу сделать?
     - Пронести в кабинет аварийный источник освещения? - Вряд ли это сработает. - Скорее всего преступник не выключит свет, а напустит Тьму. - Да, на ее развеивание уйдет до десяти секунд. - Вполне достаточно для того, чтобы ударить премьер-министра кирпичом и подбросить улику соседу.
     - Ну что ж, теперь у нас есть место, время, способ, улика и шесть подозреваемых. - Это старшие Гаттер, Аесли и Пейджер. - Квадрит, Тотктонада и Бальбо. - Ах да, там же буду еще и я... - То есть мы.
     Браунинги задумались. Включение следователя в список подозреваемых, как это рекомендовал Тотктонада, на первый взгляд, ничего не добавляло к картине преступления. Хотя...
     - А если 28 мая в 15:01 мы сами совершим какое-нибудь... незначительное преступление? - Какое, например? - Например, устроим драку, это ведь преступление? - Ну, если в общественном месте, то суток на трое потянет. - Хм. - Хм, согласен, но тогда мы получаем... - Преступление предсказано. - Преступление совершено!
     Браунинги замолчали. Совершить упреждающее преступление выглядело обнадеживающе, но как-то непривлекательно. Устроить на виду у всего магического мира драку, потом объяснять, зачем это было нужно... И ведь даже если объяснишь, все равно все запомнят именно драку.
     Авторитет сыщика заранее мученически застрадал.
     Раздался грохот, и в келью ввалился совершенно опустошенный Ромуальд. Заклинание честности не подействовало только на почти пустую бутыль с аптекарской настойкой, в которую представитель премьер-министра вцепился мертвой хваткой.
     - Не помогает, - пожаловался он ближайшему Браунингу. - Это все от пьянства, - объяснил он Браунингу у окна и, сделав над собой нечеловеческое усилие, прильнул к горлышку.
     На этикетке бутылки ближайший Браунинг прочел: «Настойка аптекарская. От пьянства. Состав: Спирт, ингредиенты».
     Сыщики переглянулись.
     - Уважаемый Ромуальд. А не собираетесь ли вы 28 мая с 15:00 до 16:00 заглянуть в кабинет премьера... барина?
     - Да что там брать-то, в кабинете ентом... - простонал Ромуальд, изнемогающий от борьбы с наведенной порядочностью, - да и как я теперь брать-то буду? Это все ты! - наконец сообразил он, тыча обеими руками в обоих Браунингов. - Ах ты, зараза волшебная...
     Дико скосив глаза к переносице, Ромуальд добился того, что два отца Браунинга более-менее слились в одного, и завопил:
     - Я тут не шутки шутковать пришел! Я это... дело... присматривать... ход этого... как его... следования... во! Ну-ка, быро докладай мне, как барин велел!
     Припоминание мудреного задания барина окончательно вымотало Ромуальда. Глаза домового разошлись, и он со всей дури сел на пол. Сыщики снова раздвоились.
     - Да как же мы вам доложим? - сказал Браунинг на топчане, начиная делать рукой какое-то замысловатое движение.
     - Вы ведь спите, - согласился Браунинг у окна, завершая движение, - вот проснетесь, тогда...
     - Чего это я сплю?.. - успел удивиться премьерский представитель, повалился на бок и захрапел.
     - Мне кажется, коллега, от идеи превентивного преступления придется отказаться. - Да, вы правы, использовать даже такого... представителя неэтично. - И не только неэтично. - Кто даст гарантию, что устроенное нами преступление... - То самое, предсказанное?
     Браунинги помолчали. Гарантий никто давать не собирался.
     - А если отменить круглый стол? - Или перенести в другое помещение? - А кабинет премьера заставить хорошо вооруженными ментодерами. - Человек так двадцать. - При ментодерах преступлений, как правило, не совершают. - А как же неосторожное обращение с оружием?
     Браунинг представил себе двадцать хорошо вооруженных ментодеров, которых заперли в кабинете, приказав ничего не делать, и пригорюнился. Точнее, один Браунинг пригорюнился, а другой - закручинился.
     - Зачем я пытаюсь сам себя обмануть? - спросил сыщик сам себя. - Преступление все равно произойдет. Сто процентов - это сто процентов. Неизбежность.
     - Где взял, где взял, - сердито пробормотал во сне Ромуальд. - Лобзиком выпилил!
     Браунинги подняли головы.
     - Где взял... где... - и в самом деле! - Где взяли... - Точнее, откуда взяли прорицатели эти сто процентов?! Может, там же таится и разгадка?

Отец Браунинг и мудрый Гудвин

     Оказавшись у предсказателей, Браунинг порадовался, что пришел в единственном экземпляре. И без того его визит привел заведующую Департаментом Магического Прогнозирования Авалонну Гур в исступление. На все уточняющие вопросы сыщика она завывала:
     - Мила-а-ай! Будет злодейство, не сумневайся, зуб даю! - и демонстрировала единственный уцелевший зуб.
     Когда пастор стал настойчив и потребовал предъявить источники, из которых получен столь однозначный прогноз, карга усыпала обшарпанный стол колодой засаленных карт Таро и затараторила:
     - А ждет тебя, бриллиантовый, шестерка пик в казенном доме! И огребешь ты семь бубей на дальней дороге, даже трефу захватить не успеешь, как случится тебе неприятное известие, а потом смерть, али наоборот! Извиняй, карты старые, видно плохо. Может, в «дурачка»?
     Дурачком Браунинг быть не пожелал и пригрозил, что доложит премьеру о низком качестве прогнозов и полном развале работы.
     - Ладно, - проворчала Авалонна, - пойдем к ведущему специалисту.
     В главном зале департамента было пустынно, хотя водяные настенные часы утверждали, что сейчас четыре часа вторника. И не просто утверждали, а яростно спорили с солнечными напольными часами, настаивавшими на половине пятого понедельника.
     Под солнечными часами сидел старец в солнцезащитных очках и периодически вопил:
     - Вижу! Вижу!
     К старцу подскакивала ведьмочка в белоснежном рубище и поправляла очки. Видящий тут же затихал.
     Четверо бородатых прорицателей висели под стеклянным потолком и сосредоточенно тыкали пальцем в небо. При попадании они, не отрывая пальца, свободной рукой записывали что-то на прибитых к стене мелованных папирусах.
     - Рановато пришли, - пояснила Авалонна, - у нас рабочий день на закате начинается <По ночам прорицатели работают для того, чтобы придать большую весомость предсказаниям. Согласитесь, фразы «Ровно в полночь он узрел будущее» и «После обеда ему что-то там померещилось» совершенно по-разному смотрятся в квартальном отчете>.
     Браунинг отметил, что глава департамента, оказавшись среди подчиненных, преобразилась: исчезло бельмо на глазу, взбитые лохмы выстроились в официальное каре, рот заполнился новыми металлокерамическими зубами, залатанный домашний халат превратился в хрустящий от крахмала лабораторный, а засохший обрывок чертополоха на лацкане стал пластиковой карточкой «Доктор Ав. Гур».
     Они подошли к невзрачной двери, которую отец Браунинг мог даже не заметить, если бы не устрашающего вида вывеска:

     СЕКРЕТНЫЕ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ РАБОТЫ.
     ЕСЛИ ВАМ ДОРОГИ ЖИЗНЬ И СВОБОДА,
     ДЕРЖИТЕСЬ ПОДАЛЬШЕ.
     ВЫ ЕЩЕ ЗДЕСЬ? СТРАННО, ОБЫЧНО ЭТО СРАБАТЫВАЕТ.


     Авалонна поправила халат и произвела несколько мистических движений, которые завершила пинком в дверь. Браунинг увидел кабинет с большой розовой ширмой посередине. Вокруг ширмы дымились ароматические благовония.
     - Я вас ждал, - произнес звучный голос из-за ширмы. - Прошу вас, следователь. Авалонну не приглашаю, все равно не войдет под предлогом срочного совещания.
     - Вы входите, а я пошла, - сказала заведующая Департаментом Прогнозирования. - Терпеть не могу, когда подчиненные заранее знают, что я сделаю.
     - Простите, а что вам мешает войти?
     - Да не могу я, - поморщилась Авалонна. - Срочное совещание.
     Браунинг вошел. Под ногами весь пол кабинета ведущего специалиста устилал толстый слой соломки.
     - Часто падаете? - спросил сыщик.
     - Нет, - ответили из-за ширмы. - Но я не могу пренебрегать вероятностью падения, которая на данный момент составляет 8,5%, понимаете?
     - Предусмотрительно, - согласился Браунинг. - Я по поводу...
     - Я знаю. Точнее, я предполагаю, но с очень высокой степенью достоверности. С вероятностью 92% вас интересует завтрашнее преступление. Еще пять процентов за то, что вы хотите услышать прогноз погоды на неделю. На вопросы о карьере, деньгах, личной жизни, причине и дате смерти остается всего три процента, то есть меньше одного процента на каждый из этих поводов...
     Пока прорицатель излагал расклад поводов, сыщик прокрался вдоль стены, увешанной барометрами, термометрами, аптечками и огнетушителями, и заглянул за ширму.
     Секретный правительственный работник оказался долговязым молодым человеком с унылым лицом. Он сидел в кресле на колесиках с зеркалами заднего вида и сосредоточенно водил небольшими комнатными вилами в ведерке с водой.
     Если бы на месте отца Браунинга оказался Порри Гаттер (интересно, каким это образом?), он бы не только сразу узнал коллегу по исправительным работам в Бэби-сити, но и без труда объяснил причины его проницательности. Полгода, которые бывший аспирант Гудвин провел в детском саду для малолетних волшебников, наделили будущего ведущего специалиста Департамента Магического Прогнозирования нечеловеческой мудростью и прозорливостью.
     За спиной предсказателя висел стенд с колдографиями чудесных карапузов из Бэби-сити. В центре находился большой портрет девочки с хитрющими глазами. Портрет сопровождался неровной подписью «Элли. Великая и Ужасная».
     Стенд венчал плакат:

     НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!
     ЭТО ОПАСНО! СРАЗУ УБЕГАЙТЕ!


     - Гм, - сказал Браунинг.
     - Ой, - сказал мудрый Гудвин, роняя вилы в ведерко.
     - Ой? - переспросил Браунинг. - Вы не предполагали, что я загляну за ширму?
     - На каждый чих не напредполагаешься, - буркнул предсказатель.
     Косясь на Браунинга, он порылся в столе, вытащил какую-то бумажку и закричал:
     - Ну конечно! Средняя вероятность заглядывания посетителя за полог 1,5%! Знаете, что такое 1,5%?
     - Ну, это одна полуторная от ста... - начал следователь.
     - Это статистическая погрешность! И вы что, хотите, чтобы я учитывал ее в повседневной жизни? Не дождетесь!
     «Нервный какой, - подумал Браунинг, - видать, работа вредная».
     - Простите за погрешность, - сказал он, - и давайте приступим к делу, которое интересует меня с вероятностью 92%. Вы выдали прогноз на преступление в кабинете премьер-министра с вероятностью сто целых ноль десятых процента. Откуда такая точность? Иначе говоря, с чего вы взяли?
     - Мой гениальный метод прост, как все простое, - с достоинством произнес Гудвин. - Известно, что достоверность результатов традиционного гадания крайне мала. Даже предсказание простых событий, например, выйдет девушка замуж или нет, дает лишь 50%-ную точность. То есть или выйдет, или нет. Если же добавить в предсказание еще один параметр, скажем, будет ли при этом девушка счастлива, то мы получим четыре варианта будущего, а точность прогноза упадет до 25%.
     Гудвин отпил из графина и помолчал, набрав в рот воды.
     - Теперь предположим, - сказал он, сглотнув, - что прорицатель увидит в разводах кофейной гущи некое преступление, которое произойдет в такое-то время и в таком-то месте. Причем гуща будет очень качественной, а прорицатель - очень опытным. Но чему будет равняться вероятность того, что преступление действительно состоится в указанном месте в указанное время?
     - Статистической погрешности? - предположил Браунинг.
     - Вот вы просто так сказали, от балды, - обиженно сказал Гудвин, - а я ведь все просчитал, проанализировал и получил 1%. Один процент! То есть прогноз оправдается только в одном случае из ста! Можно так работать?!
     Браунинг покачал головой.
     - Вот вы головой качаете, - почему-то снова обиделся прорицатель, - а я пошел дальше. Берем книгу перемен и гадаем на то же преступление. Не выпало - всем спасибо, все свободны. Выпало - ага! Вероятность данного события увеличилась. Принимаем быстродействующее снотворное, быстро видим сон, просыпаемся, берем сонник, толкуем сон - сходится! Вероятность возросла еще больше. А когда семь методов гадания дают один и тот же результат, можем себя поздравить: в это время и в этом месте кого-то точно зарежут!
     - Зарежут? - насторожился Браунинг.
     - Или отравят. Вам не все равно?
     - А почему именно семь методов?
     - Тролль его знает! <Все это очень сложно. Метод Гудвина придумал один из авторов, который когда-то изучал теорию вероятностей в университете и даже получил зачет. Это все, что он с уверенностью может сказать о теории вероятностей> - радостно признался Гудвин. - Так получается. Да и число хорошее. А по поводу вашего дела - так я его проверил аж 14 способами. Так что не сомневайтесь, будет злодейство!
     Ведущий специалист выскочил из-за стола, поскользнулся на соломке и упал. Чем окончательно убедил следователя в своей высокой квалификации.
     Браунинг затосковал. Крыть нечем. Хотя очень хотелось. Но святой отец никогда бы не стал великим сыщиком, если бы не умел находить выход из безвыходных, безнадежных и бессмысленных ситуаций.
     - Интересы следствия требуют... - Браунинг замялся. - Короче, я хочу знать, есть ли у меня шансы предотвратить преступление, которое я расследую?
     - Неожиданно, - сказал прорицатель. - Отойдите-ка в сторонку...
     И Гудвин превратился в натуральный ураган. Он варил кофе, выпучив глаза, проглатывал его и опрокидывал на блюдечки гущу, тасовал и сам себе сдавал карты, дышал благовониями, катал яблочки по тарелочкам, бросал монетки, лил воск в воду... Кончилось это тем, что прорицатель повалился на бок, с минуту похрапел, резко проснулся, глянул в сонник и засиял, как свеженачищенный сапог:
     - Вероятность того, что отец Браунинг раскроет и предотвратит расследуемое им преступление составляет 100,0%. Поздравляю, пастор!
     Сыщик поморгал.
     - А что, прежнее предсказание уже недействительно?
     - Предсказание пересмотру и возврату не подлежит. Сказано, будет злодейство в указанном месте с 15 до 16, значит, будет! Скажите еще спасибо, что только одно.
     - Как такое может быть? - спросил Браунинг.
     - Загадка, - довольно сказал Гудвин. - Вероятность разгадывания 50%.

Дик Гаттер и мужественное решение

     В ночь на 28 мая Дик Гаттер, глава Департамента Суеверий и отец небезызвестного Порри Гаттера, долго и шумно ворочался.
     Ворочаться он начал еще за ужином, чем сразу привлек внимание своей супруги Мэри Гаттер. Однако на все наводящие вопросы, теоретические предположения, испытующие взгляды и поднятые брови Дик только стискивал зубы и принимался ворочаться еще сильнее. В конце концов министр довертелся до того, что был оставлен без сладкого. Но ведь не мог же он доверить даже жене страшную тайну, которой поделился с ним сам премьер!
     Или мог? Гаттер прислушался к топоту кукушки из часов с кукушкой, и понял, что мог, еще как мог! Потому что куда уж дальше терпеть-то? Дик повернулся к Мэри и сказал:
     - Хорошо, я все расскажу <Интересно, что в этот момент точно такую же фразу произнесли: Грег Аесли - Минерве Аесли, Брэд Пейджер - Горгоне Пейджер, Тетраль Квадрит - своему отражению в зеркале, а Кисер - Хитрой Мордочке>.
     - А? Что? - встрепенулась супруга, которая уже успела задремать.
     - Все, - твердо повторил Гаттер-старший, - И чтобы ни одна живая душа. Впрочем, мертвая тоже. Твоя прабабушка и при жизни не умела держать язык за зубами...
     - Ага, - Мэри внимательно закрыла глаза и причмокнула, показывая, что готова слушать.
     - Сегодня меня вызвал сам Квадрит. Вызвал и говорит: «Так мол и так, Дик. Ты мне симпатичен как маг и как лучший начальник Департамента Суеверий. Ты, говорит, можешь занять мое место. Только, говорит, береги себя». И знаешь, Мери, посмотрел на меня так.
     Дик продемонстрировал, как. С потолка посыпалась штукатурка.
     - Я, конечно, говорю тактично: «Так мол и так, я еще вас переживу». А Квадрит чихнул и говорит: «Так мол и так, это государственная тайна, и все такое. Но тебе скажу: завтра во время круглого стола в моем кабинете произойдет преступление. Вероятность, говорит, сто процентов».
     Мэри всхрапнула.
     - Ты меня слушаешь? - забеспокоился Дик.
     - Так мол и так, - пробормотала миссис Гаттер.
     - Вот именно, - подтвердил мистер Гаттер. - Так он и сказал. А потом и говорит: «Так что, говорит, ты уж лучше завтра отгул возьми или больничный. А то ведь, сам понимаешь...» И глаза такие страшные сделал. А у квадритовского страха глаза знаешь какого размера?
     Дик показал, какого. На Мэри это произвело такое впечатление, что она повернулась на левый бок.
     - Я тоже испугался. Но виду не подал. Говорю: «Так мол и так, странно это все как-то». А он: «Спасибо, дружище. Иного ответа я и не ждал. Идите». И пожал мне руку.
     Гаттер пожал воображаемую руку с такой силой, что та хрустнула.
     - Вот я и думаю - идти или не идти? Слышишь, Мэри? Мэри?
     Дик потряс супругу за плечо.
     - Да иди ты, - посоветовала она.
     - Ну что ж. Гингема уже большая. Порри уже... средний. А я... А что я? Двум смертям в одной воронке не бывать.
     Гаттер-старший мужественно вздохнул. Все равно после того, как его любимый «Маджестик Юнайтед» продали за бесценок какому-то чукотскому шаману, он не ждал от жизни ничего хорошего. - Я бы не пошел, - объяснил он жене, - но эти газетчики наверняка все разнюхают, а потом целую историю раздуют. «Дик Гаттер испугался дешевых прорицателей!», «Мистер Гаттер! А прогноз погоды вас тоже пугает?», «Трусливый Гаттер»... А мне еще в премьеры баллотироваться. Как думаешь?
     - Так мол и так, - ответила Мэри.
     - Может, и так, - согласился Дик, подумал еще немного и оглушил себя ударной дозой заклинания Рота-отбой!

Отец Браунинг, две штуки, орел и решка

     Казалось, весть о гарантированном предотвращении преступления должна приободрить Браунингов. На деле же известие их озадачило. Полночи сыщики прикидывали и так и этак, но все равно получалась какая-то ерунда. Если преступление точно удастся предотвратить, как же оно сможет произойти? А если оно точно произойдет, что же они смогут предотвратить?
     Следователи предприняли несколько попыток мозгового штурма: с артиллерийской канонадой, кавалерийской атакой, засадой, подкопом, взятием пленных и даже отходом на заранее подготовленные позиции. Тщетно. Дело кончилось тем, что один из Браунингов достал трубку и принялся набивать ее табаком.
     - Не знал, что я курю, - щелкнул четками Браунинг.
     - Я многого о себе не знал, - чиркнул спичкой Браунинг.
     Какое-то время сыщики смотрели на клубы дыма, которые неуклонно заворачивались в знак вопроса.
     - Делать нечего, - наконец вздохнул один из Браунингов. - Идем на дело и действуем по обстановке. Будем надеяться, что в последний момент меня озарит.
     - Или меня, - кивнул другой Браунинг.
     Браунинг нахмурился, но возразить не смог. Оба экземпляра великого сыщика в равной степени обладали умом, проницательностью и прекрасными душевными качествами. Поэтому озарить с одинаковым успехом могло любого из сыщиков. Как бы это ни было досадно второму.
     - Думаю, нам следует разделиться, - сказал Браунинг, отгоняя досаду. - Чтобы не смущать участников преступления. Основной Браунинг будет все время на виду, а запасной Браунинг спрячется за портьерой и появится в критический момент...
     - А это идея!
     - Еще какая! Внезапное появление спутает планы преступника...
     - Да нет, я про «Момент», - перебил Браунинга Браунинг. - Если все кресла заранее намазать клеем «Момент»... - То в критический момент преступник не сможет сдвинуться с места...
     - И не треснет премьер-министра кирпичом по башке! Ура!
     - Или можно приклеить кирпич! Я отвлеку внимание, все отвернутся в сторону, преступник схватится за кирпич, вы выскочите из-за шторы...
     - Я выскочу?
     - А кто?
     - А вы?
     - Простите, коллега, но запасной Браунинг, то есть дубль - это вы.
     - Вы уверены в этом?
     - Безусловно! Ведь я отлично помню, как создал вас.
     - Естественно! Ведь я при создании вложил в вас все свои воспоминания.
     «Ну вот, - подумали Браунинги, - впервые у нас нет взаимопонимания. То ли еще будет...» <Теперь вы понимаете, какая опасность таится в идее клонирования людей? Вот представьте: только вы подумаете, что хорошо бы послать себя за пивом, как за пивом посылают вас>
     - Ладно, кинем монетку, - решил Браунинг с трубкой. - Орел.
     - Решка, - отозвался Браунинг с четками. - Кидайте. Сыщик подкинул серебристую деревянную штуку, - и та повисла в воздухе, бешено вращаясь.
     - Ай-яй-яй! - покачал головой пастор (или двойник). - Кажется, один из нас пытается смухлевать...
     - ...но один из нас этого не допустит, - закончил дубль (или оригинал).
     Штука крутилась все быстрее, пока не расщепилась на две половинки. Одна упала решкой, вторая - орлом.
     - Понятно, - сказал один Браунинг. - Нужно внести в эксперимент неопределенность.
     - Ромуальд! - крикнул второй Браунинг. - Хватит дурака валять, иди сюда!
     Ромуальд, который действительно валял дурака1 под окнами кельи, явился сразу.
     - Что? - спросил он. - Ужин?
     - Ткни пальцем в одного из нас! - приказали пасторы.
     Ромуальд, который уже привык к странностям Браунингов, внимательно изучил свою пятерню, выбрал палец почище и ткнул в правого от себя святого отца.
     - Отлично! - обрадовался левый отец Браунинг. - Значит, вы, коллега, полезете за портьеру...
     - Я? - удивился правый отец Браунинг. - Мы же выбирали того, кто останется на виду...
     - А ужина не будет, - резюмировал домовой. - Эх, отцы, отцы... Пойду сопру чего-нибудь.
     Пасторы посмотрели вслед удаляющемуся домовому. Заклятье честности продолжало действовать, но как-то криво: воровать Ромуальд не перестал, но теперь заранее предупреждал об этом следователя <Валять дурака - старинная забава домовых. Она заключается в том, что «дурака» (роль которого обычно играет мешок с отрубями, тюфяк или другой домовой) пинают ногами, дразнят и валяют в пыли. Сородичи Ромуальда могут валять дурака сутки напролет>.
     - Как же мы решим нашу проблему? - спросил Браунинг, распутывая узел, в который в ходе дискуссии завязались четки.
     - А есть ли проблема, коллега? - сказал Браунинг, разжигая погасшую трубку. - Вы не забыли, что по сути мы - это одно и то же? Так что какая разница? Давайте за портьерой спрячусь я.
     Браунинг (который без трубки) промолчал. Его копия начинала проявлять все больше самостоятельности. Качество, нет слов, похвальное... в любом другом случае. Обоснованная - хотя и ложная - убежденность дубликата в своей оригинальности начинала раздражать все сильнее.
     Самое же неприятное заключалось в полной идентичности всех воспоминаний оригинала и копии, из-за чего сыщик не мог быть до конца уверен, что оригиналом является именно он <А все потому, что Браунинг установил нелицензионную копию заклинания>.

<< Подвиг 3 - стр. 1 Оглавление    Подвиг 3 - стр. 3 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.