9 подвигов Сена Аесли - книга первая - Подвиг 1 - стр. 3

Кухня, на которой никак не наведут порядок

     - Отлично! - Сен качнул по-прежнему безупречно причесанной головой. - Продолжайте, профессор.
     Развнедел с удовольствием взмахнул кулаком еще несколько раз. С каждым взмахом топор погружался в стебель все глубже. Он почти достиг центра ствола, когда произошло что-то странное: Боб вздрогнул и окутался сверкающим туманом. Когда дымка рассеялась, Сен увидел, что стебель немного потемнел и стал блестящим, как будто его облили стеклом. Нехорошее предчувствие заставило мальчика прикрикнуть на преподавателя:
     - Живее! Стучите, профессор!
     Профессор стукнул. Топор с хрустальным звоном выскочил из разруба.
     - А-а-а! - сообщил свое мнение окружающим Гаргантюа и яростно треснул по стеблю ножом для резки хлеба.
     Нож звякнул и разлетелся на части. Все дальнейшие попытки нанести Бобу ущерб ни к чему не привели: тесаки и топоры ломались, заклинания рикошетили, и даже кулак Развнедела не смог оставить на растении никаких повреждений.
     - Заклятие Неуязвимости, - заявил профессор, потирая ушибленную конечность. - Я его как раз давал студентам на прошлом семинаре. Здоровенное какое! Это кто-то могучий наколдовал.
     - Или несколько могучих, - добавил Клинч и побледнел. - Ох, сынки, сдается мне, что это не заклятие, а... А-а-а! Так и есть!
     В потолочной дыре показалось странное существо, напоминающее тень игрушечного медведя из черного искусственного меха, у которого было два десятка лап и ни одной головы.
     Майор схватил замороженную куриную тушку и запустил в гостя. Птица вонзилась в тень, окуталась уже знакомым туманом... и осыпалась на землю стайкой свежевылупившихся цыплят.
     - А это, - неуверенно сказал Развнедел, - вроде как Заклинание Вечной Молодости. Только тоже какое-то слишком...
     - Это не заклинания! - заорал Клинч. - Это хочуги! Делай как я!
     И майор швырнул вверх кастрюлю с овсянкой. Соединившись со следующим «медведем», кастрюля неподвижно зависла в воздухе.
     - Хочуга Абсолютного Спокойствия, - отрывисто пояснил Клинч. - Развнедел! Бандит на пять часов!
     Профессор недоуменно затаращился на карманный будильник, но, к счастью, на помощь пришел Гаргантюа. Сообразив, что у его кухни появился еще более страшный враг, он метнул в очередную хочугу пачку сахара-песка. После столкновения с тварью пачка разлетелась желтыми блестящими крупинками.
     - Золотой сахар-песок, - сказал майор. - Хочуга Богатства. Всё как нас учили. Порри! Сверху! Сен! Слева!
     Порри среагировать успел. Брошенный им тесак прошел сквозь хочугу и вспыхнул феерическим набором красок. А вот Аесли, прикидывая, чем бы это лучше швырнуть, чтобы получить оптимальный результат, пропустил нападение. Мохнатая тень, прошмыгнув вдоль стены, впилась ему в плечо.

Незамерзающий каток


     Рыжик и Дубль Дуб стояли на льду Незамерзающего катка <До осени прошлого года Незамерзающий каток действительно не замерзал - даже в самые лютые холода. Но после разрушительного спиритического сеанса, проведенного Фантомом Ассом, когда тот еще был могучим и самонадеянным магом, каток поломался и навечно замерз. Теперь его собирались переименовать в Непроплываемый бассейн> и смотрели на Первертс. Кисер устроился между двумя горбами Рыжика, и на Первертс не смотрел, а щурился.
     Ночное небо надвое рассекал Волшебный Боб. Он начинался в проломе крыши Главного корпуса и терялся высоко вверху, за границей мира теней. Хочуги одна за другой скользили по гигантскому стеблю вниз и исчезали в районе школьной кухни, откуда доносился грохот нешуточной битвы.
     Верблюд и кот молчали, что не мешало им переговариваться мысленно.
     «Вторжение невоплощенного... Ты был прав, кот. Но можем ли мы оставаться в стороне?»
     «Оставаться в стороне? О чем-м-м ты, верблюд? Я всегда-у в центре, в стороне - это там-м-р, где м-м-меня нет».
     «Твой здоровый эгоизм заслуживает уважения, кот. Но почему ты пришел меня предупредить?»
     «Из здорового эгоизм-м-а, верблюд. Если бы невоплощенное соприкоснулось с тобой, не поздоровилось бы и м-м-мне. А так... всего-навсего несколько магов поплоше станут... э-мне-э... менее адекватными...»
     «А как же мисс Мерги?»
     «Кто это сказал?»
     «Это я, Дубль Дуб».
     «Дуб?! Мяу!»
     «Мистер Дуб прав, кот. А как же Мерги?»
     «Эта Пейджер нигде не пропадет, верблюд».
     «Мисс Мергиона не пропадет, кот. А вот нам, боюсь, не поздоровится. А вот и она».
     «Сто мышей мне в селезенку!»

Кухня

     Никогда Сен не испытывал ничего подобного. Его будто разобрали на кусочки, разложили на длинном белом столе, тщательно перебрали детали, нашли нужную, сказали «Ага, вот оно», что-то в ней подправили и снова собрали.
     Придя в себя, мальчик понял, что чьи-то руки держат его за плечи и трясут.
     - Сен! - донесся до него голос Порри. - Ты как?
     «А как я?» - хотел задуматься Сен, но вместо этого вырвался из чьих-то рук и бросился к стеблю. Далее он с изумлением понял, что его руки обхватили Волшебный Боб и собираются выдрать его из пола.
     «Что это я? - испугался Аесли. - Это же очень глупо. Надо проанализировать ситуацию».
     Руки бросили ствол, тут же снова его схватили и принялись, вместе с примкнувшими ногами, карабкаться наверх. Логическая часть Сена пыталась хотя бы понять, что происходит, но тело вело свою - решительную и отважную - жизнь.
     - Помогите! - взмолился мальчик.
     Клинч, который вновь почувствовал себя командиром спецподразделения, отдавал приказы быстро и четко:
     - Гаргантюа! Следить за стеблем. При появлении хочуг швырять на поражение! Порри! Страховать Гаргантюа! Развнедел! За мной!
     Сен с облегчением почувствовал, что его карабкающееся туловище оторвали от растения и стащили вниз.
     - Держите его, профессор, - продолжал командовать майор. - Сен, как ты себя чувствуешь?
     - Нелогично, - признался Сен. - Хочется поджечь кухню.

Незамерзающий каток

     - Кто такие хочуги?
     Мергиона стояла перед Рыжиком и Кисером, но упорно смотрела не на них, а на терпящий бедствие Первертс. Поток мохнатых теней увеличивался. Некоторые хочуги, добравшись до Школы волшебства, уже не ныряли в кухню, а расползались по крыше Главного корпуса, выискивая незапертые окна.
     - Невоплощенные заклинания, - поспешно ответил кот. Что-то ему подсказывало, что сейчас ленивое мурлыкание может выйти боком. Или носом. - Они живут за Дверью Миров. Они хотят воплотиться. Хочуги всегда идут первыми, за ними появятся мечтыги - невоплощенмые мечты, надеги - несбывшиеся надежды, потом молюги, планюги, проектюги...
     Из небесного пролома появилась целая гроздь хочуг.
     Мергиона повернула голову к Кисеру. Кот попятился за второй верблюжий горб.
     - Значит, наш Рыжик - самая хочужная цель?
     - Мисс Мергиона! - взвыл Кисер. - Ты знаешь, что будет, если Две Чаши соприкоснутся с хочугой Страшной Мести Всем?! Или хочугой Всемирной Свободы и Равенства?! <Как хорошо известно, где есть свобода, там нет равенства, и наоборот. Если два этих желания осуществятся одновременно во всем мире... Лучше уж Страшная Месть Всем> Надо подождать! Через час граница сама закроется, а тех хочуг, что успеют проникнуть, хватит только на Первертс. Как-нибудь все исправить можно будет потом!
     Но Рыжик уже опустился на одно колено.
     Мерги взлетела в седло.
     Поперек седла, как переметная сума, лежал Кисер.

Кухня

     - Странно, - сказал Клинч, - чем это тебя шарахнуло?
     - Правильно! - Аесли вскинул голову и начал вырываться из икающих объятий Развнедела, - давайте шарахнем по этой дряни из чего-нибудь!
     Сен с оторопью осознал, что при наличии под рукой чего-нибудь шарахающего, он бы шарахнул, не задумываясь о последствиях.
     - Что-то наш Сен, - заметил Порри, замахиваясь свежемороженым осетром, - сегодня оч-чень решительный!
     - Хочуга Решительности! - сообразил Клинч. - Вот оно что! Ну, будем считать, что тебе еще повезло.
     Запущенный вверх осетр нейтрализовал очередного агрессора и превратился в горку черной икры.
     - И долго нам еще от них отбиваться? - вскрикнул Гаргантюа.
     Только что он засветил в хочугу Радости любимой солонкой, которая теперь валялась на полу, сотрясаясь от противного хохота и разбрызгивая искорки соли.
     Следующая хочуга получила чайником, который запел голосом Робертино Лоррети.
     Следующая столкнулась со сковородкой, которая камнем рухнула вниз, пробила пол и понеслась к центру Земли.
     Следующая поймала литровую бутыль с молоком, которое лихо взбилось в сливки.
     Хочуги учащались.
     - Без ректора не справимся! - оценил обстановку Клинч. - Гаргантюа и Гаттер остаются на передовой. Сдерживайте их, сколько сможете. Развнедел! Эвакуируйте раненого!
     - Что сделать?
     - Берете Аесли - и за мной! Держитесь, сынки!
     Майор бросился к выходу. Сен попытался сразиться со следующей многолапой тварью врукопашную, но, к его огромному облегчению, профессор не ослабил хватки и уволок мальчика за собой.

Незамерзающий каток


     Дубль Дуб проводил взглядом взмывшего в небеса Рыжика. Мисс Мерги очень сердита... не на него, правда, на кота с верблюдом... но все равно. Попадаться хозяйке под горячую руку не стоило.
     Поэтому Дуб не стал спрашивать, что делать ему. Его миссия исполнена - он доставил волшебного, но ленивого кота к неволшебной, но деятельной хозяйке.
     Дубль перешагнул через бортик и побежал к Главному корпусу.

Столовая

(вам еще не надоело это мельтешение?)

     Скопище бесшабашных <Бесшабашная (то есть не допущенная на шабаш) ведьма издавна считалась самым злобным, коварным и опасным существом на свете, а тем более в темноте> ведьм вихрем ворвалось в столовую Первертса и жутко завыло, как хор сирен на смотре художественной самодеятельности.
     В общем вое можно было разобрать отдельные реплики:
     - Ах вы, гады!.. Я с вами больше не разговариваю!.. Мы к вам всей душой, а вы!... Что, уже один денек нельзя полночи погулять?... Ни слова больше вам не скажу!.. А еще расселись тут!.. Вам лишь бы пожрать!.. Профессор Харлей, как вы могли?.. Ни звука не издам, даже если упрашивать будете!..
     - Тихо! - рявкнула МакКанарейкл, не переставая нежно улыбаться. Ведьмы снизили громкость воя стаи волчиц до тихости шипения лежбища голодных аспидих.
     Из ало накрашенного ротика мисс Сьюзан на мгновение высунулся раздвоенный язык, с которого сорвалось несколько резко пахнущих капель. Стол, на который они упали, вспыхнул мертвенно-синим сполохом и рассыпался.
     - И как это понимать? - спросила профессор МакКанарейкл с леденящей кровь учтивостью.
     - Э-э-э... - промямлил Лужж. - Видите ли, голубушка, столы в нашей школе способны выдерживать действие несложных заклинаний первого и второго уровней, а здесь мы имели дело с заклятием, как минимум...
     - А мне кажется, голубчик, - глаза декана Орлодерра сузились до размеров следа от укуса гюрзы, - что здесь мы имеем дело с группой клинических недоумков и жалких эгоистов. Спокойно, девочки, в жаб мы их будем превращать по одному. И о-о-очень медленно.
     - А половину - в аистов! - подала голос мстительная мадам Камфри.
     - Мисс Сьюзан, - вступил в беседу Харлей, - вы понимаете всю бесчеловечность подобных превращений?
     По лицу преподавателя было видно, что он с большей охотой превратится в ночную вазу - при условии, что ею не будут пользоваться животные.
     - Бесчеловечно? - развернулась к нему МакКанарейкл. - О какой человечности можно говорить, когда общаешься с жабами?
     - И аистами! - не унималась главврач.
     - И разговаривать с вами не будем, - вставила Фора Туна.
     - Но за что? - растерянно развел руками ректор.

Кухня в разгар боя

     - Да где же эти Клинч с Лужжем?! - в отчаянии воскликнул Порри, из последних сил отшвыриваясь от наседающих хочуг. - Где хоть кто-нибудь!
     - Я здесь, - сказал Дубль Дуб, появляясь в дверном проеме.
     - Ну так помогай! - тонким голосом проревел Гаргантюа, расставаясь с последней перечницей.
     Дуб отреагировал мгновенно. Но не сразу. Секунд десять он с абсолютно тупым выражением смотрел на действия Порри и повара. Зато потом плечистой молнией проскользнул под ближайшим агрессором, легко подхватил чудовищных размеров мешок с надписью «Манная крупа. От благодарных троллей» и обрушил его на врагов, примяв сразу с десяток хочуг.
     Трудно сказать, какие хочуги попали под карающий мешок. Может быть, там преобладали хочуги Бескрылого Полета или хочуги Заполнения Жизненного Пространства. Может, первой с мешком соприкоснулась хочуга Чтоб Мне Лопнуть. Может, последовавший эффект вызван смешиванием различных хочуг. Это так и осталось загадкой.
     Первым делом мешок лопнул. Вторым - заполнил помещение крутящейся манной крупой. Под рев взбесившейся манки Гаргантюа и Гаттер выскочили из кухни, при этом Порри успел увлечь за собой Дубля, а главный повар - ухватить любимый ухват. Размахивая ухватом, Гаргантюа заделал дверной проем похожей на благе родную сырную плесень голубоватой пленкой и сполз по стене на пол.
     Коридор от кулинарной метели защитили, но с кухней, похоже, можно проститься. С каждой секундой крупы становилось все больше, при этом она еще и готовилась - набухала и превращалась в белые хлопья. Сквозь пленку Порри увидел, как очередная хочуга, сунувшись в пролом в потолке, была сдернута манным вихрем, понеслась по кругу и растворилась в кулинарном смерче.
     - Пурга, - довольно сказал Дуб.

Столовая

     Никогда не говорите женщине «За что?». И уж во всяком случае, не разводите при этом руками. В мгновение ока МакКанарейкл Угрожающая превратилась в МакКанарейкл Разящую.
     - Он еще спрашивает! Вместо того, чтобы извиниться... Молчать!.. Что ты губами хлопаешь? Сказать нечего? Вот я сейчас тебя!
     - А я тебя! - подхватили сотни голосов, и в сторону оторопевшей мужской части Первертса полетели изящные, остро отточенные и хитро заверченные заклинания.
     Лужж каким-то чудом <Не каким-то, а определенным чудом пятого порядка, которое волшебник должен уметь проделывать с закрытыми глазами> успел окружить мальчиков мощной сферой Фигвамера, о которую ударились женские заклятия. Отскочив, заклятия сплелись в быстро чернеющий клубок, поднялись вверх и ушли в потолок <Клубок из нереализованных заклинаний продолжит подниматься, пока не просочится сквозь границу миров. А после нескольких недель общения с обитателями Того Мира превратится в полноценную и неприятную хочугу Вот Я Тебя Ужо. И горе тому, кого она Вот Ужолит>.
     А внизу уже разгорелось настоящее сражение, ведущееся по всем правилам беспощадной и бессмысленной (то есть бестолковой) войны. Нападающие передислоцировались. Студентки окружили сферу Фигвамера и принялись выколдовывать Пролезающие, Прошмыгивающие и Обманывающие заклинания.
     - Ятучкатучкатучка, - заклинало одно, пытаясь протиснуться между полом и зеленоватой сферой.
     - Янаминуточкуянаминуточку, - пищало другое, мелко стучась о преграду.
     - Откройатохужебудет! - голосило третье, пикируя сверху.
     Студенты участвовали в битве посредством испуганных криков и частых, но неубедительных взмахиваний волшебными палочками.
     Основные боевые действия развернулись между преподавательскими составами. Взрослые маги и ведьмы заняли позиции за баррикадами из поваленных столов, безостановочно паля друг в друга огненными шарами, водяными пузырями, воздушными подушками и земляными кучами.
     В центре побоища, пренебрегая опасностью, лицом к лицу стояли предводители. Маги экстракласса Югорус Лужж и Сьюзан МакКанарейкл быстро чертили в воздухе невероятно сложные фигуры, готовясь обрушить на противника неслыханные напасти.

Небо над Первертсом

     Хочуга Бессмертия не торопясь сползала по Волшебному Бобу, предвкушая скорое воплощение в живого волшебника, желательно как можно более могущественного. Путь через кухню отрезан, но невоплощенное заклинание уже присмотрело место для посадки на крыше.
     Вдруг сбоку мелькнуло что-то белое и пушистое. Хочуга повернулась и чуть не свалилась вниз.
     Белый крылатый верблюд величественно облетал ствол Волшебного Боба. За его первым горбом восседала малолетняя ведьма, а за второй уцепился вопящий во всю глотку кот.
     - Две Чаши! Две Чаши! Две ча... - засигналила хочуга и прикусила то, что заменяло ей язык.
     Воплотиться в Две Чаши - самое могущественное магическое существо в Британии - сокровенное хотение любой хочуги. И сообщать конкурентам о появлении Чаш очень глупо.
     Но сделанного не воротишь - армия вторжения замерла, жадно глядя на парящего в ночи Рыжика.

Столовая в разгар боя

     - Югорус, на кухне беда! - крикнул майор Клинч, вбегая в столовую, и осекся.
     В столовой тоже была беда. И еще неизвестно, какая беда более бедовая.
     Прикрытые сферой Фигвамера мальчишки нашли себе занятие. Они бегали вдоль сферы и спешно латали дыры, проеденные девчоночьими заклинаниями. Отряды взрослых колдунов и ведьм уже понесли изрядные потери. Потери раскинулись на полу в живописных позах и слабо постанывали, принимая первую помощь санитаров. Функции санитаров предусмотрительно взяли на себя бывшие волшебники Мордевольт и Фантом Асс. Не имея возможности участвовать в магическом сражении, они накинули наколдованные Харлеем белые халаты с большими красными крестами и теперь деловито сновали между завалами из подбитых люстр и опавшей штукатурки. Правда, помощь пострадавшим они оказывали в основном моральную, зато по самозваным санитарам не стреляли - не до них сейчас.
     К счастью, никто из преподавателей не был боевым магом или боевой ведьмой. К сожалению, этот недостаток с лихвой восполняла Вальпургиева ночь, превращавшая гражданские магические словосочетания в армейские магические предложения.
     Центральным эпизодом битвы по-прежнему оставалось противостояние Лужжа и МакКанарейкл. Ректор, развеявший очередное заклинание взбунтовавшейся подчиненной - огромный резиновый пищащий молоток, стучавший по головам всех, кто оказывался неподалеку, - тяжело дышал. Мисс Сьюзан, выглядевшая куда свежее, уже нарезала раскалившейся волшебной палочкой очередной магический много-очень-много-черт-знает-сколько-угольник.
     Увлеченные мщением, ведьмы не заметили ни Клинча, ни вбежавшего следом Развнедела, который крепко держал в охапке Аесли. У попавшей из огня да в полымя троицы еще имелся шанс улизнуть, если бы не Сен. От удивления забыв о пропитавшей его тело хочуге Решительности, мальчик хотел шепотом спросить «Что здесь происходит?», но вместо этого заорал во весь голос:
     - Наших бьют!
     Очень решительный и, как следствие, очень глупый поступок. Ведьмы развернулись на звук и радостно завопили:
     - Попались, голубчики!
     - Эй! - возмутился майор. - Это моя реплика!
     Но долго возмущаться ему не дали - дружный залп из полусотни волшебных палочек продемонстрировал, что голубчики действительно попались.
     Клинч, Развнедел и Сен опрометью бросились кто куда: бывший спецназовец - за ректора, уважаемый профессор - за спецназовца, а отважный первокурсник... к МакКанарейкл.

<< Подвиг 1 - стр. 2 Оглавление    Подвиг 1 - стр. 4 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.