Глава 39. В игру вступают дамы

До появления артиллерии богом войны считался я.
Марс “Есть ли жизнь?”

- Дэви! - икнул Шива, утирая слезы. - Ты почему не дома? И что это ты на себя…
- Сегодня я не Дэви, муженек, - отрубила клыкастая красотка, - сегодня я Кали, что значит “Черная”!
Боги переменились в лице. Точнее, в лицах, если считать Брахму.
- Вы знаете, черное вам очень идет, - подала голос Мерги, подползая еще на сантиметр.
Отвлекающий комплимент не удался. Кали сделала шаг и преградила путь к верблюду. Мергиона с тихим восторгом отметила, что ног у богини тоже десять.
- А с какого брахмана ты сегодня Кали? - нахмурился Шива. В присутствии грозной супруги ему это не очень удалось.
- А не убраться ли вам отсюда? - нелогично, но убедительно ответила Дэви-Кали. - А то я не только Кали, но и Дурга, что значит “Неприступная”. И Чанди, что значит “Лютая”.
- И что все это значит? - спросил Вишну.
- Это значит, что я жду нежданных гостей.
Боги быстро сменили позу лотоса на позу кактуса. То есть встали и растерянно растопырили руки. Все равно их лотосы уже никуда не годились.
Встала и Пейджер, сразу поняв, почему Кали показалась ей такой огромной - голова девочки еле доставала до пояса богини войны.
“Ноль, - Мерги оценивала шансы на победу в драке с главной индуистской воительницей. - Одну руку я ей, пожалуй, заломлю, а что делать с остальными? С другой стороны, пока она со всеми руками разберется…”
И действительно, проскользнуть под лесом рук Кали удалось на удивление просто. Легко оттолкнувшись от земли, а потом от мягко спружинившей спины быка Нандина, она приземлилась между горбами и ударила пятками по верблюжьим бокам.
- Поехали!
Рыжик не тронулся с места. Мергионе показалось, что он хмыкнул.
- С чего ты взяла, что он куда-то поедет? - спросила Кали. - Он же не дурак. Сейчас это самое безопасное в Азии место.
- Ага, безопасное, - не поверила Мерги. - Может для вас и безопасное, но не для меня с Рыжиком. А Две Чаши я вам без боя не отдам, так и знайте.
- Ишь, какая героиня, - проворчала богиня. - Со мной биться она вздумала. Только мне твои Чаши ни к чему, Тантрой клянусь. Думаешь, мне руки занять нечем? У меня их все-таки не сто.
Мерги покосилась на Вишну. Кали усмехнулась.
- Если им и нужны чаши, то лишь для того, чтобы хлестать сому. Для этого дела любые емкости сгодятся. А вот те… особи, что уже стоят на пороге, пришли именно за Двумя Чашами.
- Ты имеешь в виду этих кельтов-викингов-ацтеков? - поинтересовался Брахма. - Да я их всех одной левой! В крайнем случае, двумя левыми.
- Правда, мадам, - снова заговорила Мерги, - я уже и от спецназа отбивалась, и от регулярной армии. Как-нибудь и сейчас обойдется.
Кали навострила уши и обнажила клыки.
- Не обошлось, - прошипела она, вооружаясь. Выглядело это устрашающе - в каждой из десяти рук богини засверкали жуткие орудия истребления.
В дверь вежливо, но твердо постучали.
- Кто там? - спросила воинственная жена Шивы.
- Открывай, хозяюшка, война на пороге! - раздался снаружи задорный женский голос.
- Гони Нандина в стойло, живо! - скомандовала Кали мужу.
К удивлению Мерги, грозный Шива опрометью бросился к быку и стал выталкивать его через черный ход.
Мергиона почувствовала, что ее заколотило. Она удивленно посмотрела на себя и увидела Руку Помощи, сотрясаемую крупной дрожью. “Интересно, - ехидно подумала девочка, - что бы такое значили эти знаки?” Мерги сняла цепочку с Рукой, сунула ее в одну из сумок, потом отправила туда же паранджу и осталась в удобном тренировочном ниндзя-костюмчике.
- Входите! - негостеприимно рявкнула богиня-воительница, как только ее супруг исчез.
В постоялую резиденцию ввалилась самая прекрасная компания, которую когда-либо приходилось видеть Мергионе: четыре очаровательные женщины и целая гора оружия. Оружие было исключительно холодным, чего нельзя было сказать о его носительницах.
- Вот что, дамочки… - подал голос Вишну, и тотчас четыре пары прищуренных глаз впились в него с нежностью скорпионов.
- …пойдем мы, - моментально утратив спесь, сказал синий бог, - если вы не против.
Дамы были не против, и Вишну, прихватив за одну из рук оцепеневшего Брахму, выскочил из комнаты. Все лица Брахмы заискивающе улыбались - каждое лицо своей богине.
Одна из гостий, высоченная тетка в полном вооружении греческого пехотинца, поморщилась:
- Любите вы, индусы, эти анатомические излишества. Четыре головы! А мозгов и на одну еле хватает.
Ее поддержала другая богиня - еще более рыжеволосая, чем Мергиона, и еще более развязная, чем мисс МакКанарейкл:
- И на кой черт столько рук, если все равно они растут из…
- Морри, здесь дети, - поморщилась светловолосая воительница, вся одежда которой состояла из лука, колчана со стрелами и языков пламени. (“Наверное, чтобы не замерзнуть”, - догадалась Мерги.)
- Кстати, о детях, - властно прорычала последняя из вошедших. - Кали, душенька, не познакомишь ли нас с этим очаровательным младенцем. И спрячь свои игрушки… на минутку.
Кали нехорошо улыбнулась, но мечи, топоры и трезубцы вернула на место. С многообещающим лязгом.
- Знакомься… младенец. Мадам Артемида, древнегреческий пантеон (верзила приветственно вскинула копье), мисс Морриган, Ирландия (рыжая богиня озорно подмигнула), миссис Иштар из шумерского военного ведомства (огонь на обнаженной даме вежливо вспыхнул) и госпожа Сехмет, представляющая Древний Египет.
- Не древнее вашей богадельни! - рыкнула Сехмет, и Мергионе на мгновение показалось, что с ними разговаривает львица.
Мерги с восторгом переводила взгляд с одной воительницы на другую, пытаясь понять, на кого из них она больше хочет походить.
- А я Мергиона Пейджер, очень приятно. Но Две Чаши я вам все равно не отдам, потому что…
- Познакомились и хватит! - оборвала ее Кали. - Ну что, девушки, отпустим малолетку восвояси и обсудим наши проблемы?
- Как же мы обсудим наши проблемы, - спросила Иштар, покусывая тетиву стрелы, - если ты собираешься отпустить их восвояси?
- Малышка пусть уходит, - сказала Артемида. - Она нам уже не нужна. (“Что значит “не нужна””, - обиделась Мерги.) Только пусть с Двух Чаш слезет.
- Слышишь, рыжая? - гаркнула Морриган. - Слезай и проваливай! По-хорошему.
Мерги решила, что не такие уж они и симпатичные, эти богини войны. А еще что Рыжик - просто идеальный боевой верблюд. Стоит, не боится, ресницами хлопает, морда хитрая, глаза внимательные.
- По-хорошему не получится, - с удовольствием произнесла Кали-Дурга-Чанди, снова разворачивая свой арсенал.
- Что ты дергаешься, Кали, - проворчала Сехмет. - Расслабься. Тебя это дело не касается.
- У нас тут традиционное индуистское непротивление злу, - сказала Кали, поигрывая мечом. - Так что я не позволю, чтобы на моей территории кто-то на кого-то нападал. Я за дело мира всем башки пообрываю.
Глаза соперниц сузились, руки легли на оружие. Воздух еле слышно затрещал.
“Ни за что не слезу, - подумала Мергиона. - Ни за какие коврижки. Пусть сами…”
- Плохо дело, - насмешливо произнесла Морриган. - Их уже двое.
- Что? - не поняла индийская богиня.
Бесшумно слетевшая с верблюда Мергиона уже дергала Кали за одну из нижних рук.
- Беру на себя шумерку, - шепнула она и приняла боевую стойку.
Кали изумленно глянула вниз.
- Сумасшедшая девчонка! Беги отсюда!
- Ни за что, - сердце Мергионы прыгало, как кролик на весеннем лугу. - Это мое личное дело.
- Да чего зря болтать, - Артемида громко стукнула копьем по щиту. - Пришел стрелять - стреляй, как говорят в моих любимых фильмах о Диком Западе. Поехали?
Иштар мягким кошачьим движением бросила стрелу на тетиву охотничьего лука.

<< Глава 38     Оглавление    Глава 40 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.