Глава 37. Мергиона попадает в пантеон

Терпимость, кротость, умение прощать - вот что я ценю в сопернике.
Б. Гаутама “Гадом Будду!”

- Эти английские ведьмы окончательно обнаглели! Что ты здесь делаешь, жалкая шаманка?! Как ты посмела приблизиться ко мне, царю богов?
Шестирукий гигант - единственный обитатель постоялого двора-резиденции “У Панишады” - громыхнул здоровенной палицей.
- Я не ведьма, - сказала Мерги, - и не шаманка. Я просто девочка.
Царь богов смешался.
- Что значит “просто девочка”? А как ты, “просто девочка”, сюда попала?
- Я на Рыжике приехала. Это мой верблюд. Знакомьтесь. Это Рыжик. Рыжик, а это… а вы Панишада?
- Она меня не узнала, - пробормотал бог. - Плохо дело.
Он возвысил голос:
- Ну так знай, неразумное днтя, что перед тобой сам Индра-громовержец, главный бог индуистского пантеона!
- Рыжик, знакомься, это сам Индра, - сказала Мергиона. - А я думала, что главные здесь - Брахма, Вишну и Шива.
Услышав эти слова, громовержец всплеснул руками. Это произвело впечатление нестройных аплодисментов.
- Ну конечно! Брахма, Вишну и Шива! Выскочки, карьеристы и интриганы. Когда я победоносно низвергал демона засухи змея Вритру - в одиночку, заметь, все разбежались - никаких брахм и шив и близко не было! Вишну, правда, был, но кем? Второстепенным солнечным божком! Где моя сома?
Индра воздел четыре верхние руки, а двумя нижними вытащил внушительных размеров фляжку и надолго припал к ней.
- Индра, Сурья и Агни тогда были главными, - сказал он более спокойно, оторвавшись от божественного напитка, - а самым главным - я, царь и покровитель коров, жрецов и даже самих богов! Да про меня больше чем про всех остальных в Ведах написано! А теперь кто Индра? Низший бог, царь без поданных. А уж должность моя нынешняя и вовсе павлинам на смех. Выявлять человеческие слабости! Хочешь сомы глоточек? Нет? А знаешь, кто на самом деле мир создал?
- Индра, - угадала Мерги.
- Именно! Причем в состоянии сильного опьянения сомой! А кто потом это деяние себе приписал?
- Неужели Брахма? - произнес кто-то.
Индра побледнел.
В дверях верхом на гусе сидел четырехликий и четырехрукий красный бог в белом одеянии.
“А вот и Брахма”, - подумала Мергиона.
- Что за шесть рук? - строго спросил Брахма.
Индра тут же убрал две пары конечностей.
- Никакого уважения к руководству, - проворчал Брахма. - И что это за выдумки? Написано же…
Новый главный бог отпустил гуся и уселся в позе лотоса в центре. Три его лица оказались напротив Индры, Мерги и Рыжика соответственно, а четвертое, воровато оглянувшись, прикрыло глаза и негромко захрапело.
- Написано же, - повторил Брахма, - “Изначальное божественное начало сотворило земные воды, а в них поместило золотое зерно, которое росло, пока не превратилось в золотое яйцо. Из этого яйца появился Брахма. Приняв вид вепря, Брахма поднял из первозданных вод земную твердь, сотворив таким образом этот мир”. И это общепринятый факт.
- В другом месте написано не так… - начал отставной покровитель богов.
- Миллионы индусов не могут ошибаться, - сказал Брахма. - Будешь возражать?
На теле Индры прорезались тысяча глаз, которые отставной царь богов быстро спрятал.
- Я двумя руками “за”.
- Ну вот, - благосклонно продолжил Брахма. - Потом я принимал образы рыбы и черепахи…
- Да ну? - раздалось от дверей.
Синий бог в желтом одеянии, такой же четырехрукий, но с одной головой, насмешливо смотрел на Брахму.
- Рыбой и черепахой был я, - сказал он. - И, кстати, вепрем тоже. Ты что-то перепутал, Брахма. Все это аватары Вишну, мои воплощения.
- Ты их себе присвоил! - завопил Брахма, вскакивая. - Ты, хитрый жук! Ловко придумано, ничего не скажешь! Объявлять выдающиеся личности своими воплощениями! Только Кришна прославился, глядишь - он уже восьмая аватара Вишну! Только Будда засветился - нате вам, девятая аватара!
- Разве могут миллионы индусов ошибаться? - спросил Вишну. - Скажи спасибо, что они все еще считают тебя творцом мира. Но не забывай, что яйцо, из которого ты вылупился, появилось из лотоса, выросшего из моего пупка. И знаешь что, Брахма? - Синий бог тонко улыбнулся. - Что-то последнее время смотрю я на тебя и думаю: уж не я ли это? Мне как раз одной аватары до ровного счета не хватает.
Брахма заскрипел четырьмя парами челюстей:
- Ладно, синий, мы еще встретимся на узкой дорожке. И тогда посмотрим, кто чья аватара!
Коллеги недобро уставились друг на друга.
- Вот-вот, - тихо произнес Индра над ухом Мергионы, - видишь, что творится. Раньше-то у власти были специалисты. Я заведовал атмосферой, Сурья - небесной сферой, Агни - землей. Каждый занимался своим делом, претензий ни у кого не было. А потом пришли эти… универсалы. У них все отвечают за все, причем Брахма - создатель мира, Вишну - хранитель, а Шива, не к ночи будет помянут, - разрушитель. Еще бы они не цапались!
Внезапно Брахма и Вишну потеряли интерес друг к другу. Все четыре лица Брахмы обратили взор к потолку. Вишну принялся рассматривать верблюда Мергионы.
Дверной проем плавно раздался, и в помещение на огромном белом быке с черным хвостом въехал еще один четырехрукий, одетый в тигровую шкуру. Кожа у него была светлой, шея - синей, а во лбу торчал закрытый третий глаз.
- Шива-Разрушитель, - шепнул Индра Мергионе. - Ну все, сейчас начнется. Глоточек сомы напоследок?
- Так что, у вас Шива главный? - прошептала Мерги, отклоняя фляжку.
- Не вздумай говорить это при Вишну, - испугался громовержец. - Они - Тримурти, божественная триада, и по идее равны, но… Не знаешь, что ли, что у Брахмы раньше было пять голов? Так вот Шива ему пятую ногтем отколупнул.
- За что?!
- Да Брахма попросил Шиву, чтобы Шива от Брахмы родился как сын.
- Ого, - сказала Мергиона. - Мощно.
Шива глянул на Мергиону и нахмурился.
- Вишнуитка?
- Вот еще, - обиделась Мерги.
Шива удовлетворенно кивнул, зато теперь нахмурился Вишну.
- Шиваитка?
- Мергиона Пейджер! - вскинула голову девочка.
Повисла неприятная пауза.
- Потанцуем? - ни к кому не обращаясь, сказал Шива, обрастая еще четырьмя руками.
- Было у индусов три бога, - проворчал Вишну, - двое умных…
- Что-что? - бровь над третьим глазом Шивы угрожающе приподнялась.
- Что-то мы давно не медитировали, - нашелся Брахма.
Шива несколько раз щелкнул восемью большими и указательными пальцами, испытующе глядя на Брахму, потом засмеялся и проредил руки до их нормального количества - четырех.
- Как скажешь, краснопузый.
“Это не боги, а трансформеры какие-то”, - подумала Мерги.
Тримурти приняли позу лотоса, усевшись подальше друг от друга, и закрыли глаза. Стало тихо.
Индра перевел дыхание и хлебнул из сомятницы.
- Повезло нам, - сообщил он Мергионе. - Если бы Шива вздумал сплясать танец разрушения… Короче, не хотел бы я быть диджеем на этой вечеринке!
Мерги заметила, что медитирующие время от времени приоткрывают то один, то другой глаз и бросают быстрый взгляд на соседей. Чаще других это делал четырехликий Брахма. “На бога надейся, а сам не плошай!”, - усмехнулась девочка и повернулась к Индре.
Бог-громовержец озадаченно смотрел на Рыжика.
Белоснежный верблюд Мергионы и белоснежный бык Шивы стояли морда к морде и как будто о чем-то беседовали.
- А это еще что за новости? - Индра почесал в затылке третьей рукой, появившейся и тут же пропавшей. - Девочка, ты на ком приехала?
- На моем Рыжике, - сказала Мерги, - я ведь вас уже знакомила. А что такое?
- На твоем Рыжике… - изменившимся голосом повторил Индра, - великий Нандин, священный бык Шивы, и твой Рыжик. Действительно, что тут такого? Обычное дело. А ты, значит, просто девочка…
Громовержец вдруг заторопился.
- А знаешь что, начальство уже все здесь, так что я, пожалуй, пойду подобру-поздорову. Дела у меня, опять же. А то неровен час…
И бывший главный бог испарился.
Мергиона пожала плечами и оглянулась на божественную триаду. Никто уже не изображал медитирования. Все разглядывали перефыркивающнхся Рыжика и Нандина.
Потом разом повернули головы и уставились на Мергиону.
- Итак, Мергиона Пейджер, - сказал Вишну. - Мы будем очень признательны, если ты расскажешь немного о себе, чуть больше о том, как ты сюда попала, и все что знаешь - о твоем… хм… Рыжике.

<< Глава 36     Оглавление    Глава 38 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.