Глава 35. Мергиона занимается спасением верблюдов

Легенду о том, что верблюду не нужно есть и пить, придумали жадные и ненаблюдательные люди.
“Корабли пустыни. Руководство пользователя”

Если до этого момента битва протекала довольно бестолково, то после демонстративного побега Чиингиихи начался форменный кавардак.
Магические армии в едином порыве ломанулись за теткиным вараном, не останавливаясь даже для того, чтобы задержать конкурентов. Компания из семерых бойцов в шлемах попыталась не участвовать во всеобщем сумасшествии, но была сметена ватагой энтузиастов, которая подхватила семерку и потащила за собой. Только белый верблюд непонятным образом сумел выбраться из толпы и теперь грустно смотрел вслед своим товарищам.
- Бедненький! - сказала Мерги.
Шой-Гу горестно вздохнул и мотнул чешуйчатой головой.
- Да не ты бедненький! - урезонила его девочка. - По тебе хоть Тауэром тресни, ничего не случится! Это верблюд бедненький. Давай снижаться.
Китайский дракон никогда не видел Тауэра и не знал, гордиться ему или обижаться. Поэтому он решил не заморачиваться на этой теме и спланировал прямо к белому кораблю пустыни.
Верблюд был так красив, что у Мерги перехватило дыхание.

Из дневника Мергионы Пейджер

…Он такой большой, чистый, мягкий, похож на белое пушистое одеяло, а ножки такие смешные - тоненькие, с коленками. А сзади маленький хвостик!
С виду важный, губешку выпятил, а на самом деле только прикидывается, что важный, потому что глаза веселые. И ресницы пушистые-пушистые.
Я пять минут вокруг него прыгала, он стоял, стоял, а потом - раз! - опустил шею и в глаза заглянул. Своими большими, темными, влажными глазищами. Я аж обмерла…

* * *

- Смотри, какая лапушка! - восхитилась Мергиона. - Небось, каждое утро вылизывается, как Пуховик! Не то что ты, чучело!
“Чучело” в ответ резко всхрапнуло.
- Да ладно, - сказала девочка, - не обижайся!
Но Шой-Гу не обижался. Он тревожился. Несколько раз втянув воздух, дракон повернулся к Мерги и недвусмысленно кивнул себе на шею.
- Надо лететь? - догадалась Мергиона. - Срочно? Тетку выручать?
На все вопросы дракон отвечал короткими кивками, и каждый последующий кивок был энергичнее предыдущего. Шой-Гу прямо дрожал от предвкушения чрезвычайной ситуации.
- А верблюда что, здесь оставим? Нетушки! Мы в ответе за тех, кого… в общем, за бедных несчастных маленьких зверушек!
Верблюд с высоты своего роста с любопытством посмотрел на девочку.
- Ты давай, лети, а я здесь останусь. И нечего крутить башкой! И вообще, кто здесь человек?
Дракон несколько раз безуспешно попытался ухватить Мерги за шиворот.
- Размечтался! - бросила Мерги. - А малыш? Его что, здесь бросим на погибель?
В конце концов Шой-Гу решил, что Чиингииха находится в более чрезвычайной ситуации, чем Мергиона, оттолкнулся от песка и устремился в погоню за погоней. Напоследок он гаркнул по-драконьи что-то вроде “Никуда не уходи, я быстро!”
Девочка встала на цыпочки и почесала “малышу” шейку. Шерсть оказалась удивительно мягкой, с нежным пушистым подшерстком. Верблюд от удовольствия прикрыл глаза и наклонился пониже. Потом заглянул Мерги в карман.
- Что там? - удивилась девочка, - ой, горбушка. Как она туда попала?
Верблюд аккуратно взял ломтик хлеба мягкими губищами, снова зажмурился и начал жевать.
- Что же мне с тобой делать? - проговорила Мерги. - А! Нужно тебе имя придумать! Ты у нас будешь… Пушок!
Верблюд от неожиданности открыл левый глаз.
- Ты прав, - согласилась Мергиона, - Пушок не пойдет, очень на Пуховика похоже. Значит, будешь Рыжик. И не спорь! Так будет правильно! Или как тебя назвать?
Рыжик покачал белоснежной головой, но своего варианта не предложил.
- Отлично! - решила Мерги. - А теперь дай-ка я на тебя заберусь, и поедем.
Верблюд послушно опустился на мозолистые колени. Когда Мерги, цепляясь за перекидные сумки, которыми был увешан Рыжик, забралась наверх и устроилась во впадине между горбами, ей показалось, что она на горе. Большой, мягкой, надежной горе. Хотелось ехать все равно в какую сторону.
- А у тебя тут классно! - сказала Мергиона. - Ну, пошли!
Чем хороши верблюды? Когда им говорят “пошли”, они молча встают с колен и идут. Мергионе было так удобно в ямке на уютной белой спине, что она некоторое время просто ехала, распевая веселую бедуинскую песню собственного сочинения:

Нас не догонят!
Даже на конях!

Рыжику песня пришлась по нраву. Он одобрительно дернул ухом и перешел на мягкую иноходь. Вскоре Мергиона переключилась на долгие и протяжные песни типа “Парней так много непростых на улицах Манчестера”, начала клевать носом и, наконец, уснула, обняв мягкий белый горб.
Девочке снилось, что она получила Две Чаши в подарок на день рождения и пожелала, чтобы все-все люди превратились в магов. И в тот же миг сила возвращенного колдовства подняла ее в воздух и понесла неведомо куда.
- Куда? - закричала Мерги, пытаясь управлять полетом, и обнаружила, что несет ее никакая не сила колдовства, а желтый китайский дракон Шой-Гу.
Он повернулся к ней и строго сказал:
- Мерги, не балуйся!
И Мерги поняла, что это ее папа.
- Разве ты дракон? - удивилась она.
- Конечно. А как бы иначе я научился управлять драконами? Ты, кстати, тоже дракон.
Осмотревшись, девочка поняла, что она самая настоящая дракошка - то есть дракон с повадками кошки. Даже крылья у нее были мягкие и пушистые, словно хвост у Пуховика. Мерги попыталась лететь самостоятельно, но тут вышла незадача; только одно крыло Мергионы росло на спине, второе торчало поперек живота. Для того чтобы лететь, приходилось крепко сжимать его руками.
- А твое желание, - продолжал папа, - я выполнить не могу. В инструкции по эксплуатации Двух Чаш четко написано: “Загадывающий желание обязан находиться между Универсальным Исполнителем, быть в здравом уме и твердой памяти”.
Мерги начала вертеть головой в поисках Чаш и на секунду выпустила переднее крыло из рук. Крыло вырвалось, больно ударив девочку-дракошку по носу. Мергиона схватила непослушную конечность, дернула ее на себя изо всех сил… и проснулась от обиженного рева.
Стояла тихая лунная ночь. Ну, во всяком случае, она была тихой, пока Мерги не приняла за свое переднее крыло передний горб Рыжика. И чуть его не оторвала.
- Маленький! Котик! - начала Мерги утешать бедное животное, которое продолжало идти мерной иноходью. - Давай я тебе подую! Фу, фу, фу. А хочешь чего-нибудь вкусненького? Да и мне поесть не мешало бы…
“А все припасы возле реки Тарим остались. Интересно, где мы?”
Рыжик остановился, Рука Помощи направила указательный пальчик вперед, и Мергиона увидела в неверном лунном свете фанерку, на которой неверной рукой было начертано:

Welcome to Tibet

“Офигеть!” - догадалась Мергиона.

<< Глава 34     Оглавление    Глава 36 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.