Глава 28. Ноты по-прежнему ведут себя так, как им вздумается

Главное в дрессировке кошки - сделать вид, что ты отдал ей именно ту команду, которую она выполнила.
Кук Лачев, “Правила котировки”

Пока тетка рассказывала, вокруг веранды собралось практически все окрестное зверье. Мергиона решила, что питомцы соскучились по своей хозяйке, но это заблуждение развеяла пожилая кикимора. Как только Чиингмиха закончила врачевать оленя, кикимора дернула тетушку за юбку и проквакала:
- Есть надо! Давай.
Многоголосый хор мощно поддержал предыдущего оратора.
- Чего это вы? - удивилась хозяйка. - Голодные, что ли? Я же вас вчера кормила. Идите, займитесь чем-нибудь. Посуду вон помойте. Идите-идите.
Звери насупились.
- Тетя Чинги, - прошептала удивленная Мерги, - вы что, правда не будете их кормить? Они такие бедненькие…
- Это они умеют, - проворчала Чиингииха, - прикинуться бедными голодными зверьками. Запомни, девушка: если хочешь, чтобы те, кого ты кормишь, ели что им дают, выдержи перед кормежкой паузу. Иначе они начнут требовать деликатесы. А потом, не все ж зверям, надо и мне над ними хоть иногда поиздеваться. Ладно, обжоры, пойдемте, дам еды. Сначала…
- …м-м-мне! - требовательно заявил Кисер, возникший посреди обеденного стола.
Товарищи по кормушке возмущенно, но сдержанно заворчали. Кисер остановился. Ворчание смолкло. Жар-птичка из новеньких попыталась было чирикнуть что-то вроде “В порядке живой очереди!”, но сидящая рядом закопченная саламандра толкнула ее в бок, и птаха умолкла. Видимо, визит гаттеровского кота в дом Чиингиихи был не первым, и право первой миски закрепилось за Кисером всерьез и надолго.
- Привет, Кисер! - радостно сказала Мерги, пока кот не торопясь снимал пробу со сливок.
Кисер удостоил девочку легкого поворота левого уха. Он был важен и неприступен. Он ел.
Но вскоре выяснилось - к тихой радости теткиных постояльцев - что управа есть и на нахального хвостатого.
Пока Чиннгииха разливала, рассыпала и развешивала завтрак своим многочисленным постояльцам, на стол вспрыгнула кошка. Кисер, учуяв ее, забыл об имидже и начал лихорадочно глотать сливки, давясь и чавкая. Кремовая красотка в два движения очутилась рядом с блюдцем, коротким, но точным укусом отогнала от него Кисера и приступила к завтраку сама.
- А ты, наверное, Хитрая Мордочка? - догадалась Мерги.
Кошка ничего не сказала, но ответ был написан на ее хитрой мордочке. Вскоре к завтраку подоспели котята - вернее, почти взрослые коты и кошечки. Они явно унаследовали папашины волшебные способности и мамашин характер, потому что возникли на столе с легкими хлопками и тут же устроили свару.
Когда мяв и шипение достигли апогея, Хитрая Мордочка оторвалась от сливок и двумя нежными материнскими затрещинами навела порядок в семействе. Отец с обиженным видом сидел на краешке стола. В конце концов он вздохнул, легким шевелением хвоста создал себе филе трески и принялся его поедать.
- Кстати, Кисер, - сообразила Мергиона, - а ты не мог бы найти для меня Поррп и Сена? И перенести их сюда?
- М-м-мог бы, - отозвался кот, не прерывая трапезу.
- Ой, как здорово! - обрадовалась девочка. - Они мне так нужны!
Следующие пять минут прошли под утробное урчание насыщающегося семейства. Еще десять минут заняло взаимное вылизывание.
- Ну? - спросила Мерги, когда Кисер устроился у нее на коленях и начал жмуриться.
- В см-м-мысле? - уточнил кот, не раскрывая глаз.
- Давай уже переноси сюда Порри и Сена!
- С какой стати?
- Но ты же сказал, что можешь!
- М-м-могу. Н-ну и что?
Мерги опешила. У нее никогда не было кошек, и она слабо понимала их логику. Впрочем, кошачья логика недоступна даже тем, кто прожил с ними всю жизнь.
- Но ведь Порри - твой друг!
- Н-да?
Мерги заморгала.
- Но ты ведь хорошо к нему относишься?
- Безусловн-н-но! - Кисер даже потянулся от удовольствия. - Он такой теплый, м-м-мягкий…
- Так перенеси его сюда!
- Зачем-м-м? - промурлыкал кот уже явно сквозь сон. - Ты тоже м-м-мягенькая…
- Кисерчик, - взмолилась Мергиона, нежно почесывая пышное кошачье брюхо, - миленький, помоги мне! А то опять налетят эти уроды и поволокут меня куда-нибудь!
- А ты сним-м-ми эту штуку, - Кисер вяло махнул хвостом в сторону шеи девочки, - тогда тебя никто не найдет.
После этих слов Рука Помощи, до сего момента изображавшая обычный кулончик, словно взбесилась. Она дернулась прочь так сильно, что цепочка затрещала. После нескольких неудачных попыток оторваться Рука рванулась к Кисеру с явным намерением вырвать ему все усы.
Кот небрежным движением левой лапы цапнул волшебный талисман и прижал его к столу. Полюбовавшись трепыханием Руки Помощи (все это время озадаченная Мерги просидела, согнувшись в несколько погибелей), Кисер когтем другой лапы что-то подковырнул в брелке - и по столу, торопливо перебирая золотыми ножками, побежало крохотное насекомое.
Мергиона сдернула с ноги тапочку и прихлопнула мерзкое создание. Рука Помощи, отпущенная Кисером, показала ему неприличный жест и обиженно повисла на цепочке.
- Что это? - спросила Мергиона, разглядывая подошву тапочки.
- Жучок, - безмятежно ответил Кисер, - для подслушивания. Хочешь м-м-мудрый совет? Сам-м-мое врем-м-мя тебе отсюда убраться. Пока не началось.
И тут же, подтверждая слова мудрого кота, на окраине усадьбы раздался возмущенный визг мантикоры, которую оторвали от завтрака.
- Началось, - сказал самый наглый представитель семейства кошачьих, даже не собираясь покидать колени Мергноны.
- Котик, миленький! Спрячь меня! Я тебя всю жизнь за ухом чесать буду!
- Как скажешь, - мурлыкнул Кисер, и Мерги почувствовала, что стремительно уменьшается и устремляется прямо на кота.
Оглядевшись, Мергиона Пейджер, бывшая волшебница и мастер боевых искусств, осознала, что чудесное животное превратило ее в блоху и перенесло в собственный загривок.
“Ах ты, собака!” - несправедливо подумала Мерги и впилась в розовую кошачью кожицу.

<< Глава 27     Оглавление    Глава 29 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.