Глава 15. Порри Гаттер становится легендарной личностью

Главное в легенде - колоритный главный герой. Никого не волнует, что, как и зачем он делает. В принципе, он может вообще лежнем лежать.
И. Муромец Из автобиографии, заполненной при приеме в русское войско

- На крысах! - стонал Сен. - Я же говорил, что сначала нужно испытать на крысах. Или на кроликах. Или на сумасшедших изобретателях глупых и опасных машин!
Мергиона чихнула. Учитывая обстоятельства, Сен был абсолютно прав. Экспедиция приземлилась не на окраине Окленда, как планировал Гаттер, а в прибрежных новозеландских водах. Пока троица добиралась до ближайшего островка, Аесли умудрился четырежды удариться головой о камень и едва не утонуть. Особенно его разозлило то, что Порри в первые секунды бросился спасать не друга, а свой драгоценный прибор.
- Понимаешь, - сказал Гаттер, прижимая транспликатор к животу, - это уникальная штука. Если бы она погибла…
- Я тоже уникальный! - вскипел Аесли. - А если бы погиб я?
Гаттер ничего не ответил, что привело к новой порции страданий Сена.
- Значит ли это, - трагическим голосом произнес он, - что неисправность в наборе микросхем для тебя была бы большим ударом, чем затопление друга?
Мерги поняла, что пора брать инициативу в свои руки.
- Так, - сказала она, - ну-ка поднялся и пошел! И ты поднялся и пошел! И помогите, в конце концов, мне подняться!
Некоторое время пассажиры транспликатора шли молча. Не пострадавший при высадке Филимон бодро кружил над ними, что-то высматривая в прибрежных скалах. Маленькие бурые ящерки сновали по камням. Припекало.
- Если у них такой январь, - сказала Мергиона, - представляю, что тут будет летом.
- Это и так лето, - хмыкнул Сен. - Мы в Южном полушарии.
- Да? - сказал Порри. - А я думал, в Западном.
- И в Западном тоже, - согласился Сен и просветлел лицом. - Я, кажется, только что совершил открытие планетарного масштаба. Есть Западное и Восточное полушария Земли. А есть еще Северное и Южное! Итого - четыре полушария. Из каждых двух полушарий можно составить один Земной шар. То есть Земных шаров - два! Спрашивается… - Аесли торжествующе обвел спутников взглядом, - …где второй шар?
- Свистнули, - сказал Порри.
- Вечно ты, Гаттер… - не успел Сен закончить фразу, как воздух наполнился стрекотанием.
“Наконец-то!” - подумала Мерги, принимая боевую стойку. Рука Помощи никак не отреагировала, продолжая изображать из себя обычный кулончик. Враг тоже не спешил обнаруживаться. Он продолжал тревожно стрекотать, ничем не выдавая своего присутствия, - только ящерки засуетились быстрее обычного.
- Прикройте мне спину! - прошипела Мерги.
- А то ты обгоришь на солнце? - проявил смекалку Порри.
- А то они нападут со спины!
- Мы не с-с-собирамся нападать, с-с-сударыня!
Мергиона глянула под ноги и попятилась: на камне сидела большая тускло-желтая говорящая ящерица и смотрела на них двумя глазами. Третий глаз безучастно взирал в небо.
- Ни одна гаттерия, - продолжила она, - не с-с-с-смеет прbкос-с-снуться к мас-с-стеру Гаттеру. Да-с-с-с.
- Ни одна кто? - спросил Порри.
- К кому? - спросил Сен.
- Ни фига себе! - сказала Мерги.
- Гаттерия, с-с-сэр. - проскрипела ящерица. - К мас-с-стеру Гаттеру, с-с-сэр. У нас-с-с нет фиги, но ес-с-сть киви, с-с-сударыня.
Вокруг предводительницы начали собираться многочисленные ящерки. Они ничего не говорили, только скрипели и кивали коричневыми головками. С-с-судя по вс-с-с-сему, они и были гаттериями.
Из неторопливого рассказа царицы ящериц стало ясно, что у гаттерий есть легенда о легендарном Гаттере, который в один прекрасный день выйдет из пены морской к своему верному народу.
Картина выхода из пены была изложена ярко и во всех фантастических подробностях.
- Итак, он явитс-с-ся из ничего, - нараспев продекламировала главная ящерица, кашлянула и замолчала.
- И чего? - спросила Мерги, когда пауза затянулась.
- И ничего, - сказала предводительница гаттерий. - Дальше идет другая легенда, про братьев Туваре и Хараре. Давным-давно, когда еще не придумали птиц, а вместо них летали мы, гаттерий, у с-с-старика Паки была крас-с-савица дочь…
- Постойте, - заволновался Порри, который не успел насладиться ролью верховного божества, - а что-нибудь еще про меня… то есть про легендарного Гаттера рассказывали?
- Например, - встрял Сен, - почему у легендарного Гаттера волшебный перемещатель в пространстве перемещает куда попало, а не куда нужно?
- А, - сказала ящерица совершенно нормальным, безо всякого скрипа, голосом, - так это понятно. У нас на острове вообще все эти волшебные штучки не работают.
“Вот почему Рука Помощи не шевелится!” - сообразила Мерги.
- А есть у вас на острове еще что-нибудь? - спросил Гаттер. - Кроме легендарных ящериц?
- Мы ящерицы только для необразованных людей, несведущих в зоологии, - гаттерия покосилась на троицу. - На самом деле мы клювоголовые рептилии, последний представитель вымершего отряда клинозубых.
- Извините, - сказала Мерги.
Рептилия величаво кивнула:
- Так вот, у с-с-старика Паки была крас-с-савица…
- Это все очень интересно, - снова перебил ее Порри, - но могу я на правах легендарного героя поинтересоваться кое-чем?
- На правах героя? - предводительница вымершего отряда побарабанила узловатыми пальчиками по камню. - Ну, попробуй. Только, чур, потом я расскажу легенду до конца.
После слов “до конца” клювоголовые помельче начали бочком-бочком разбредаться кто куда.
- Договорились. Вы ведь повсюду шастаете… то есть везде бываете, все видите. Не знаете, где здесь спрятаны, - Поррн почувствовал, что его спутники затаили дыхание, - Две Чаши?
- Какие именно две чаши?
- Не две чаши, а Две Чаши, - поправила ее Мергиона. - А может быть, даже ДВЕ ЧАШИ.
- Не думаю, - главная гаттерия изогнулась и почесала хвостом лоб, - что на нашем острове что-нибудь такое есть. Легенды об этом молчат. Разве что…
- Что? - у Мерги загорелись глаза. - Где?
- Это я вам скажу после окончания легенды. Кстати, подданным тоже будет полезно ее послушать. Эй, а где все? Ну ладно, тогда слушайте вы.

Легенда про братьев Туваре и Хараре

Давным-давно, когда гаттерии летали по небу, а вместо них по земле ползали рыбы, у старика Паки была красавица дочь. Как маленькая птичка, она порхала с утра до вечера и щебетала, щебетала, щебетала, щебетала, щебетала, щебетала…
(Тут Порри вежливо кашлянул, и царица, вздрогнув, вернулась к повествованию.)
Все юноши племени мечтали привести ее в свой трейлер… то есть в свое бунгало. Но она только смеялась и пела: “У любви, как у пташки Совиный Попугай крылья, поймать ее может только ловкий охотник!”.
(Мерги поморщилась - пела сказительница отвратительно.)
Но вот однажды, между временем танца и временем тростника, в селение приехали студенты политехнического колледжа. Весь день они работали под палящим солнцем - крыли свежим тростником хижину вождя, а всю ночь танцевали с дочерью Паки.
Так прошел месяц.
И были среди студентов братья-охотники: Туваре и Хараре. “Если я, Туваре, не покорю ее сердце, - сказал Туваре, - пусть она достанется Хараре! Это сказал я, Туваре”. “Если я, Хараре, не покорю ее сердце, - сказал Хараре, - пусть она достанется…”
(“Туваре!” - догадался Сен. “Не перебивай! - обиделась гаттерия, - Мы, между прочим, старше динозавров”.)
Прошел еще месяц. Днем братья покрывали крышу вождя тростником, и так красиво они делали свою работу, что из Европы приезжали туристы посмотреть. А ночью братья танцевали вокруг костра - и никто не осмеливался состязаться с ними в танце, потому что братья были очень сильными.
Так прошел еще месяц. И вот однажды вечером, между временем тростника и временем танца, Туваре и Хараре пришли кдочери старика Паки и сказали: “Выбирай одного из нас, потому что не найдешь ты никого краше и сильнее!” “Это неправда! - рассмеялась в ответ девушка. - Краше вас свобода, и сильнее вас песня!”
(Рептилия набрала воздуха, но покосилась на Мергиону и не стала петь.)
“К тому же на прошлой неделе, пока вы крыли крышу, - сказала красавица, - приезжал высокий белый фотограф. Он снимал меня на фотопленку и сказал, что теперь я буду радовать своей красотой всех людей во всем мире. И теперь я не буду принадлежать никому из вас, потому что подписала контракт!” И в доказательство своих слов девушка превратилась в маленькую птичку и полетела вверх, к хрустальному своду небес. Но братья тоже превратились в маленьких птичек, и погнались за девушкой, и быстро ее догнали, потому что маленькие птички братьев были больше, чем маленькая птичка дочери старика Паки.
(Филимон приземлился на плечо Порри и стал заинтересованно прислушиваться.)
Они настигли ее у самого хрустального свода и захотели ей руки-ноги повыдергивать. Но вместо этого повыдергивали ей крылья и хвост. А сами погибли.
(“Почему?” - не понял Порри. “По преданию”, - сердито ответила гаттерия.)
И с тех пор бегает по островам Новой Зеландии бесхвостая и бескрылая птичка киви и оплакивает свою судьбу.

* * *

- Вот такая маорийская народная легенда, - сказала гаттерия, мигнув третьим глазом. - Согласитесь, она очень красивая н поучительная.
Наступило напряженное молчание, которое решилась нарушить Мергиона.
- А почему птичку назвали киви?
- Так звали дочь старика Паки, - объяснила предводительница. - А я разве сразу не сказала? Ну вот, всю легенду испортила! Но я могу пересказать сначала.
- Спасибо большое, - встрепенулся Сен, - но ваши рассказы имеют серьезное этнографическое значение. А мы даже диктофона с собой не взяли. Вот если бы с нами был Ухогорлонос, он бы записал все ваши красивые и поучительные легенды.
- Ухогорлонос? А это кто?
Пока Сен рассказывал о магическом стенографирующем существе, пространство вокруг главной гаттерии начало вновь заполняться бурыми ящерками, простите - бурыми клювоголовыми рептилийками.
- Весьма поучительно, - наконец произнесла рассказчица эпосов, - а вам нужно добраться до озера Таупо. Счастливо.
Старшая гаттерия тут же потеряла интерес к гостям и повернулась к своему народу.
- Милые подданные! - сказала она. - Никому не расходиться! Слушай новую легенду! Давным-давно, когда гаттерии летали по небу и плавали по морю, а птицы и рыбы с завистью на нас смотрели, у царя Лора было три сына: Ухо, Горло и Нос…
Мученический скрежет прокатился по скалам.
Отойдя шагов на пятьдесят, друзья оглянулись. Десяток рептилий сбились в кучку в стороне от царицы. Они сосредоточенно кивали друг другу головами и мрачно поглядывали в сторону рассказчицы, уже затянувшей песню младшего сына царя Лора.
Похоже, в государстве гаттерии готовилась попытка военного переворота, обреченная на свое воплощение в красивой и поучительной маорийской легенде.

<< Глава 14     Оглавление    Глава 16 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.