Глава 13. Друзья возникают из воздуха

Иногда кажется, что все очень плохо. Но вот приходят друзья - и ты понимаешь, что не так уж все было плохо.
Дж. Кук “Мои друзья гавайцы”

Мергиона Пейджер никогда не представляла, насколько подозрительно выглядит одинокая двенадцатилетняя девочка, сидящая рано утром на перроне Эдинбургского вокзала и прижимающая к животу огромный драконий зуб. Не спасало даже то, что зуб был завернут в лист желтого пергамента. Полисмен уже дважды подходил к Мерги и интересовался, не потерялась ли юная леди и где ее мама.
- Все хорошо, сэр, - отвечала Мергиона как можно бодрее, - мама вот-вот подойдет.
Полисмен хмыкал и уходил разбираться с извозчиком-пьянчужкой, который громогласно спрашивал у окружающих, тварь он дрожащая или право имеет, пусть даже и с самого утра.
Пейджер врала. Ничего хорошего в том, что она сидела на шотландском перроне и ждала неизвестно чего, не было. Мергиона и на вокзал-то пришла только потому, что ее потащила туда Рука Помощи. Правда, что именно девочка должна здесь делать, талисман объяснить не мог. После того как Рука запаниковала перед драконарием, Мерги не слишком ей доверяла, но ничего лучшего придумать не могла. Переночевав на карманные деньги в местной магической гостинице (пришлось сочинить идиотскую историю о том, что она, победительница конкурса “Самая вредная ведьма Британии не старше 13 лет”, едет в Рейкьявик для участия в европейском турнире самых вредных ведьм), Мергиона столкнулась с неожиданной проблемой: и чего теперь?
“Попробуем рассуждать логично, - в сто сорок пятый раз сказала себе девочка. - Что я имею? Папа не знает, что его выписали, и поэтому будет скрываться. Это раз. К драконам он даже не заезжал, сразу отправился за Двумя Чашами. Это два. Чтобы найти папу, мне надо отыскать Две Чаши. Это три. Где они, никто не знает, кроме папы. Это четыре. Где папа, неизвестно. Это пять. Вывод: фигово”.
Логика была безупречной. На далеком древнегреческом кладбище заворочался в гробу Аристотель.
“Эх, если бы я сразу сообразила взять какого-нибудь дракошу, - вздохнула Мерги. - Пустила бы его сейчас по папиному следу!”
Жалеть об этом было поздно. После ее отважной выходки в духе доктора Айболита драконарий окружили двойной сферой Фигвамера.
“Попробуем рассуждать логично, - в сто сорок шестой раз подумала Мергиона. - Блин! Жалко, Сена нету, его хлебом не корми, дай порассуждать логично”. Упоминание о блине и хлебе привело к ощутимому бурлению в животе.
И тут на голову Мергионе свалился филин Филимон. Почти разумная электронно-механическая птица, собранная прошлой осенью Порри Гаттером, блестела хромированными крыльями и ощутимо стрелялась электричеством.
- Ай! - обиделась Мерги. - Ну почему все совы как совы, а ты… Слезай быстро, прическу испортишь!
Питомец Гаттера с довольным потрескиванием взмыл вверх, блеснул вспышкой в металлическом боку и улетучился.
“Сфотографировал, - облегченно подумала Мергиона, - теперь меня точно найдут!”
Ждать стало гораздо веселее.
“Интересно, как они сюда доберутся? - размышляла Пейджер. - Сен ведь тоже уже не маг, да и Порри пока мало каши ел, чтобы мгновенно перемещаться. Если поедут на рейсовом драконе, мне еще здесь долго сидеть. А долго я здесь не просижу”.
И действительно, бдительно косящийся полисмен уже сделал несколько кругов почета вокруг Мерги. Наконец он решительно направился к девочке с явным намерением отвести потерявшегося ребенка в детскую комнату полиции.
Помешало стражу порядка необычное природное явление: прямо из воздуха на перрон вывалились еще два потерявшихся ребенка.
Если бы остолбеневшему полисмену объяснили, что это ученики школы волшебства Порри Гаттер и Сен Аесли, он остолбенел бы еще больше.
Аесли тут же взял полицию на себя.
- Все хорошо, сэр! Наши мамы вот-вот подойдут. Ужасный туман сегодня, не правда ли? Ничего не видно в трех шагах. И не кажется ли вам, что настало время вернуть незаслуженно отобранное у полиции право принимать во время дежурства бодрящие и стабилизирующие напитки?
Полисмен перевел остекленевший взгляд на ясное солнышко, светившее сквозь прозрачный утренний воздух, сглотнул, развернулся и побрел в сторону станционного буфета. Его колотило так, что наручники на поясе издавали мелодичный хрустальный звон. Тем не менее, полисмен мужественно бормотал:
- Так ведь и я не тварь дрожащая. Так ведь и я право имею…
Это помогло ему не обращать внимания на радостный визг, изданный потерянной девочкой, которая умудрилась повиснуть на шеях сразу обоих потерянных мальчиков. Идею никого не впутывать в свое личное дело Мергиона благополучно забыла.
Когда торжественная часть - вопли “Ах вы, гады ушастые!”, дружеские тумаки и борьба с подоспевшим на выручку Филимоном - была исчерпана, взъерошенный Порри поднял над головой гудящую пластиковую коробочку и воскликнул:
- Ура! Это штуковина работает!
Сен вел себя более чинно. Он проверил состояние кожаной папки, которую держал под мышкой, встряхнул головой, отчего его аккуратный пробор лег точно на место, и сказал:
- Все-таки надо было проверить на крысах.
- Не будь занудой! Я уже дюжину мышей отправил с помощью своего транспликатора!
- Да? А ты проверял, куда они попадают?
- А поесть бы! - неожиданно ответил Гаттер.
“Порри люблю”, - подумала Мергиона.
Поесть оказалось только у предусмотрительного Сена.
“Сена люблю, - поправила себя Мерги. - Нет, это совершенно невозможно! С Канарейкой, что ли, посоветоваться…”
После баттлбродов с ветчиной жизнь показалась Мергионе не такой уж и несчастной. Она быстро и красочно описала свои приключения в Безмозглоне и драконарии и радостно призналась, что понятия не имеет, что ей теперь делать.
- Попробуем рассуждать логично, - сказал Сен.
- Сто сорок семь, - сказала Мерги.
- Чего?
- Не обращай внимания. Ты хотел рассуждать логично.
- Да. У нас есть копии документов о Двух Чашах, - Сен продемонстрировал папку. - Есть драконий зуб. И есть личное мнение Мергионы. Начнем с самого бессмысленного.
- Почему это мое мнение самое бессмысленное? - обиделась Мерги.
- Вообще-то я имел в виду зуб. Давай-ка развернем его и посмотрим, стоит ли таскать эту штуку с собой.
Из станционного буфета вышел полисмен, подкрепивший свое право пинтой темного пива. Он уже собирался подойти к группе потерянных детей и навести полный порядок, но, увидев молочный зуб драконенка Ига, снова остолбенел. Потом полисмен снял фуражку, отцепил значок и скрылся в буфете навсегда.
- Так-с, оберточку в сторону, - бормотал Сен, разглядывая мергионин трофей. - Смотрим внимательно. Он нам должен помочь. Солидная кость. И почему это Брэд Пейджер не полетел по своим делам на драконе? Удобно, быстро, надежно. Дешево.
- А я знаю почему, - сказал Порри таким голосом, что все разом обернулись к нему. Мерги забеспокоилась. Обычно такое лицо бывало у Гаттера в момент озарении - а каждое его озарение неизменно заканчивалось катастрофическими разрушениями капитальных строений. В руках Порри держал лист пергамента, в который раньше был завернут зуб.
На пергаменте значилось: “Карта зон, запретных для пролета на драконах”.


 

<< Глава 12     Оглавление    Глава 14 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.