Глава 29. Попался, голубчик!

– Этот каменный парень определенно страдает падучей, – сказал Клинч.
Никто не засмеялся. Никто вообще не проронил ни звука.
Стадион молчал. Все сто тысяч зрителей, три тысячи привидений и пять тысяч ментодеров.
Порри, сменивший на постаменте Каменного Философа, балансировал на мотоцикле Харлея, додавливая потрескивающие фиолетовыми искрами трубки. Дубль недоуменно смотрел из ямы. Установленные под бывшим зачетным полем качели тихо поскрипывали. Сен, Мерги и Клинч заняли круговую оборону возле постамента и выглядели весьма боеспособными.
Обломки каменного бедолаги лежали у ног Бубльгума. Ректор стоял неподвижно, сжимая и разжимая кулаки. Лицо великого мага было багровым, а добрые и умные глаза – вы не поверите! – злыми и глупыми. Порри поежился. «Хорошо, что злодей не я, – невольно подумал мальчик, – испытать на себе гнев такого Бубльгума… лучше сразу умереть».
Хрустальный дракон Лужжа прятался за спиной своего хозяина – не слишком успешно: во-первых, он был впятеро больше, чем декан, а во-вторых, ошеломленный Югорус по прозрачности вполне мог посостязаться с драконом.
В призовую зону приземлилась мисс Сьюзан, крикнула: «Я же говорила…», но, увидев Бубльгума, поперхнулась, попятилась и укрылась за плечом подоспевшего Развнедела.
– Всем оставаться на местах! – приказал ректор. Могучий голос разнесся по Арене, заставив пригнуться верхние ряды зрителей и заколыхав призрачные места для привидений. – Ментодерам оцепить Арену, никого не выпускать без моего разрешения. На месте преступления ничего не трогать, вообще к нему не приближаться! МакКанарейкл, Развнедел, мистер Лужж (Югорус вздрогнул) и победившая команда немедленно следуют в мой кабинет. Подразделение «Альфа Эридана» – ко мне!
Шестнадцать огромных ментодеров-спецназовцев рысью подбежали к ректору и окружили его правильным ромбом.
– Суровые ребята, – уважительно прошептал Клинч. – Круче «Альфы» были только мы, «Лямбда Скорпиона», но от нас один я остался…
Переход от Арены до кабинета ректора в сопровождении спецназа очень напоминал конвоирование. Порри шел между Югорусом и Развнеделом, изо всех сил стараясь не сделать шаг влево или вправо. «Интересно, что будет, если я сделаю прыжок на месте?» – почему-то подумал он, но проверять не стал.
В кабинете бойцы «Альфы» мгновенно рассредоточились вдоль стен, приняв обманчиво расслабленные позы. Не вызывало никаких сомнений, что в любой момент они очень эффективно отразят любое нападение. Или очень эффективно нападут.
Бубльгум долго молчал, глядя себе под ноги, потом поднял глаза и снова поразил Порри. На этот раз – кротостью и безмятежностью взгляда.
– Благодарю тебя, Порри Гаттер. И вас, Мергиона Пейджер, Сен Аесли, Мистер Клинч, Дубль Дуб. Каждому – мое персональное волшебное спасибо. Вы не только выиграли турнир, вы спасли магонаселение Британских островов от поголовного превращения в мудлов. Вы спасли всех нас. Из последней ловушки – если бы она сработала – не ушел бы никто.
Команда Гаттера испустила вздох облегчения. Порри почувствовал, как его отпустило, и только сейчас осознал, в каком напряжении он был. «Я опять герой, – подумал Гаттер, – но это ерунда, главное – я не злодей, и Бубльгум не разорвет меня на кусочки».
– А теперь о неприятном, – все так же мирно сказал ректор. – Мистер Лужж, скажите пожалуйста, где сейчас находится Большая Труба Мордевольта?
– В надежном месте, – торопливо ответил Югорус. – Никто до нее не может добраться, кроме меня.
– Очень хорошо, – сказал Бубльгум. – Не могли бы вы, мистер Лужж, быстренько «добраться» до своего тайника и принести Трубу сюда?
– Да, я мог бы… – начал декан Слезайблинна, но запнулся. – А… зачем она нам?
– Вы отдадите ее мне, – почти пропел ректор, – а я возьму эту трубу и выстрелю в вас, мистер Лужж.
Что-то грохнулось о пол. Краем глаза Порри заметил сидящего на полу Развнедела с вытаращенными глазами.
– Это самое мягкое наказание, – продолжил Бубльгум, – которое я могу придумать для человека, замыслившего присвоить себе все волшебство мира и наслаждаться великолепной магией за счет сотен тысяч обездоленных.
Порри посмотрел на друзей. Мерги равномерно хлопала ресницами, Сен обхватил себя за шею обеими руками, Дуб бесстрастно переводил взгляд с Бубльгума на Лужжа, потом на Мергиону, потом опять на Бубльгума. Клинч беззвучно открывал и закрывал рот. «Он пытается сказать „Попался, глубчик“, – подумал Гаттер. – Нет, такого не может быть, ничего этого не происходит, это сон, сейчас зазвонит будильник, и все вернется на свои места».
– Да что вы такое говорите, Бубльгум! – взорвалась МакКанарейкл – Вы спятили! Югорус не мог!…
Ректор только глянул на мисс Сьюзан, и она буквально проглотила остаток своей фразы.
– Маленькое уточнение, Сью, – сказал Бубльгум. – Не «Югорус не мог», а «Югорус не смог». Не смог только благодаря нашему юному герою, так кстати нарушившему все правила турнира. Ну что, мистер Лужж, вы несете Трубу?
– Нет, – прошептал Югорус. – Подождите… Вы совершаете ошибку. Я никогда… Я… Я не могу дать вам Трубу!
– Конечно, не можете, – кивнул ректор, – потому что этой Трубы уже нет. Она погибла под колесами мотоцикла. Вы ведь собирались действовать наверняка и, восстанавливая Каменного Философа и сооружая Арену с западней, вмонтировали в свое чудовищное устройство и эту Трубу. Лишние двенадцать стволов не помешают, когда речь идет о магии всей Британии, не так ли, мистер бывший декан Слезайблинна?
– Нет! – вскричал Лужж. – Клянусь, я этого не делал! Сейчас я ее принесу…
– Достаточно! – зарычал Бубльгум. – Охрана! Взять его!
Три магических спецназовца пятнистыми молниями прыгнули на Югоруса. Но, как ни стремительны были натренированные бойцы «Альфы Эридана», их опередили.
Из-за пазухи Гаттера вырвалась черная тень, метнулась к Лужжу и вцепилась в мантию декана.
Югорус сделал шаг назад, взмахнул руками и исчез. Вместе с Черной Рукой. Там, где только что стоял опальный профессор, вздулось и опало астральное завихрение.
Спецназовцы немного повисели над опустевшим местом дислокации пропавшего противника, после чего плавно опустились на пол и синхронно повернули головы к Бубльгуму. На их каменных лицах появилось легкое недоумение.
Бубльгум, похоже, был поражен не меньше остальных. Он побледнел и прислонился к «Непреходящей почетной хоругви».
– Что это значит? – спросила МакКанарейкл. – Откуда Рука? Почему…
– Потому что я анализатор голоса не вытащил, – проговорил Порри, на глазах которого только что обрушился целый мир во главе с мудрым великим волшебником Бубльгумом. – Я взял Руку на всякий случай, а про анализатор забыл. Вот дурак. Я бы все равно не смог ее использовать…
– А кто смог бы ее использовать? – спросила Сью. В ее глазах мелькнул опасный огонек.
– Только тот, на чей голос она реагировала. И сейчас, и когда мы бились с Мордевольтом…
– И на чей же голос она сейчас среагировала? – МакКанарейкл хищно оскалилась и повернула голову к ректору.
– Охрана, – тускло сказал Бубльгум. – Вз… Арестуйте эту женщину. И этого мальчишку.
Спецназ нерешительно переглянулся. Ситуация явно выходила за рамки штатной.
– Выполняйте приказ! – заорал Бубльгум.
Все завертелось, как будто кто-то запустил Волшебную Юлу.
Бойцы «Альфы» один за другим налетали на МакКанарейкл и тут же отскакивали от мисс Сью, которая превратилась в кошмарную смесь дракона, гиены и скорпиона. Бросившийся на помощь Сьюзан Развнедел схватил одного из спецназовцев за ногу, Дубль Дуб покатился по полу, сцепившись сразу с двумя.
Воздух наполнился шипящими боевыми заклятиями Переломус,  Придушамус,  Болевус-приемус,  Зачисткус   и Ликвидатус.  
Порри, Мерги и Сена спас только спецназовский опыт Клинча. Экс-майор налетел на детей и затолкал их под стол, где тут же залег и сам.
– Бьем по ногам! – крикнул школьный завхоз. – Но с разбором, не заденьте своих!
Пространство под столом ощетинилось стволами. Клинч выхватил гаттеровский арбалет с лазерным прицелом, Сен – клеемёт, Мерги – нунчаки, Порри – протонный излучатель, совершенно забыв о том, что он полностью его разрядил на полосе препятствий.
Впрочем, как следует огорчиться по этому поводу Гаттер не успел.
За одну секунду Клинч прожег дырку в одной из пятнистых ног, Сен склеил нижнюю часть тела второго «альфиста», Мер подкосила нунчаками третьего.
На второй секунде под стол влетело слезоточивое заклинание Чисткас-лукас.  
Окружающий мир залился слезами.
«Все, – мысленно прорыдал Гаттер, вжимаясь в пол. – Мы погибли».
Грохот битвы прекратился. Кто-то осторожно ткнул Порри в бок.
Мальчик с трудом разлепил слезящиеся глаза и сквозь пелену увидел… озабоченное лицо Дубля.
– Живы, – прогудел Дуб, разукрашенный фингалами, но ужасно довольный. – Вылезайте. Мы победили.
Порри наощупь выбрался из-под стола и растерянно заморгал, пытаясь что-то увидеть. Вдруг кто-то словно мягкой мокрой тряпочкой прошелся по его глазам, и зрение вернулось.
Шестнадцать бойцов группы «Альфа Эридана» лежали рядком вдоль стены, запеленутые в мощное обездвиживающее заклинание. Развнедел, нахмурившись, лечил перелом собственной руки. МакКанарейкл, все еще пребывавшая в образе драконо-гиено-скорпиона, огромной клешней прижимала к стене белого как стена Бубльгума. Из пасти мисс Сьюзан попыхивало с трудом сдерживаемое пламя.
А над разгромленной комнатой скромно парили два мага.
Югорус Лужж и отец Браунинг.

<< Глава 28     Оглавление    Глава 30 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.