Глава 20. Ловушка для Мордевольта

На следующее утро Порри Гаттер проспал.
Он с трудом продрал глаза и обнаружил, что каморка под лестницей, которую выделили ему и Сену, пуста. Некоторое время мальчик лежал, рассматривая наклонный потолок и представляя, что он всю жизнь живет под лестницей в чулане, без мамы и папы, а приглядывают за ним злые дальние родственники#.
Порри потянулся за часами. Часы стояли. Тут мальчик вспомнил все катаклизмы прошедшей ночи: Волшебную Юлу с тринадцатой ловушкой, закон сохранения магической энергии, опрометчивый эксперимент Фантома Асса, бегство новообращенного отца Браунинга, неудавшийся подвиг Бубльгума и, наконец, страшное открытие – Мордевольт здесь.
«Странно, – подумал Порри, – почему не объявили эвакуацию? Почему никто не бегает по школе с выпученными глазами? Где все?»
В коридоре раздались легкие торопливые шажки. Мальчик соскочил с кровати и распахнул дверь. По коридору бежал говорливый будильник.
– Почему ты не поднял меня? – набросился на него Порри. – Который час?
– Не сейчас! Не сейчас! – замахали стрелками заколдованные часы. – Я спешу, спешу.
– Куда?
– Не заводите меня! Я спешу, потому что опаздываю! – и будильник скрылся за поворотом.
– Впервые вижу часы, – задумчиво произнес Порри, – которые спешат и опаздывают одновременно. Куда же все подевались?
Недовольное бурчание желудка подсказало, что все, скорее всего, в столовой, и Гаттеру не помешало бы присоединиться к коллективу.
Действительно, столовая была забита до отказа. Порри растерянно завертел головой в поисках свободного места, но тут над толпой воздвигся Дубль и поднял руку. Пробиваясь к этой слегка уменьшенной копии Статуи Свободы, Гаттер оценил, как тщательно его друзья оберегают свободную табуретку. Мергиона рассеянно помахивала нунчаками, чем отбивала охоту (да и многое другое) сесть ближе чем за полтора метра. Сен при появлении желающего занять гаттеровское место поправлял очки, раскрывал большую кожаную папку и задушевно спрашивал:
– Фамилия? Кукрыникс? Это не тот ли Кукрыникс, который у меня в специальном списочке? Куда же вы?
– Привет, Порри! – закричала Мерги, на мгновение потеряв контроль за нунчаками. Кто-то сдавленно ойкнул. – Дубль, ты можешь сесть.
Дуб послушно уселся прямо на пол.
– И руку можешь опустить, – милостиво добавила девочка, прекращая свои упражнения.
– Доброе утро, Гаттер. Ты еле успел, – заметил Сен. – Сейчас начнется!
– Что начнется? Который час? Что происходит? Выяснилось, что происходят странные вещи, и не только в Первертсе, но и по всей стране.
В частности, на огромном экране колдовизора, перенесенного в столовую из Мерлинской комнаты, все утро показывали Лебединое озеро.
Зрелище навевало неясную тревогу: ровная водная гладь, камыши, ряска, изредка мелкий дождь. Лебедей не было. («Не сезон!» – облегченно пояснил Харлей, сидевший сразу за ними.) Время от времени из озера выныривали дикторы-водяные, скороговоркой сообщали: «В пятнадцать ноль-ноль ждите важное правительственное сообщение», – и тут же заныривали назад.
– Мы тут с двенадцати сидим, ждем, вдруг начнут раньше, – закончил рассказ Сен. – Кстати, уже пять минут четвертого…
– Смотри! – выпрямилась Мерги.
Картинка дернулась, поплыла, и на экране появился премьер-министр в собственном кабинете. Все затаили дыхание.
Тетраль Квадрит обвел собравшихся премьерским взглядом и произнес:
– Друзья! Братья и сестры! А также люди, не являющиеся моими родственниками и знакомыми. В тяжелое время обращаюсь я к вам.
Внимание зрителей обострилось до предела. Югорус Лужж пульсировал, как стробоскоп, МакКанарейкл грызла накладные ногти, Развнедел перестал жевать. Даже вечно враждующие Висельник, Утопленник, Отравленник и Парашютист зависли под потолком в безмолвии. Некоторые части тела привидений проникали друг в друга, но сейчас это их не беспокоило.
– Страшная тень нависла над нашим миром! – продолжил магический премьер. – Вернулся Тот-кто-страшной-тенью-навис-над-нашим-миром.
Тетраль остановился и удивленно посмотрел на молчащий зал.
– И не просто вернулся, – с нажимом произнес он, – а вернулся и Страшной Тенью Навис Над Нашим Миром.
– Мордевольт?! – ахнула мадам Камфри.
– Бинго! – просиял Квадрит, но тут же упреждающе поднял руку. – Сейчас не время рассуждать, как и почему это произошло. Необходимо с максимальной оперативностью принять адекватные меры и организовать беспощадный, отпор Врагу Волшебников. В связи с этим я вынужден принять на себя чрезвычайные полномочия Главнокомандующего и объявить Особое Положение.
– Да, это противоречит Конституции! – продолжил премьер, перекрывая нарастающий недовольный шум. – Но есть вещи поважней Конституции. Например, не играть мизер на двух тузах. И сейчас как раз такая ситуация! Сегодня, когда угроза терроризма стоит у порога и стучится в дверь, мы меняем доктрину национальной безопасности. От политики сдерживания мы решительно переходим к политике разбегания по домам. Объявляю декрет №1.
Главком протянул руку. Порри думал, что декрет возникнет из воздуха, но длинный свиток просто подала чья-то рука из-за кадра.
– «Параграф 1. Наибольшую опасность Тот-кто-опозорил-честное-имя-колдуна-а-сам-хоть-бы-что, в дальнейшем именуемый Тот, представляет опасность для детей. В связи с этим приказываю: немедленно распустить Высшую Школу Магии Первертс, учеников эвакуировать, преподавателей мобилизовать в отряды Арнольдов. Параграф 2…»
Вокруг возмущенно загалдели.
– Как эвакуировать? – чуть не плакала Амели. – Мы же еще не прошли Зеленых Камнеедиков!
Девочка умоляюще посмотрела на Харлея, но тот был занят – рвал на себе волосы и причитал:
– А если у Того мантикоры?! А если у Того василиски?!
– Мы что, без футбича останемся?! – вопил Оливье Форест. – У меня такая классная команда в этом году!
Кряко откровенно рыдал, повторяя одно только слово:
– Порри! Порри! Порри!
Тетраль Квадрит, пытаясь не обращать внимания на галдеж, скороговоркой дочитывал декрет. Только последний пункт он выделил особо, возвысив голос:
– Внимание! Это самое важное! Это залог победы над Тем! Тихо! «Параграф 8. В это трудное время Премьер-министр вынужден взять на себя всю ответственность за происходящее. Исходя из этого, приказываю: перенести выборы Премьер-министра на неопределенный срок, который будет определен позднее. Премьер-министр… то есть, Главнокомандующий Тетраль Квадрит». Всем спасибо, прощайте. Очистить Первертс приказываю завтра утром.
И лидер магов торопливо растворился в воздухе, уступив место зеленоватому зеркалу Лебединого озера.
Взбудораженные студенты и преподаватели потянулись к выходу. Порри попытался понять, доволен он или нет. Его заветная мечта исполнилась – можно было уехать хоть… в Москву# и поступать там в любой технический вуз. Но радости почему-то не чувствовалось.
В коридоре мальчика окликнула МакКанарейкл:
– Гаттер! Пойдем, ректор хотел с тобой попрощаться.
Бубльгум выглядел уставшим.
– Вот и все, – сказал он, – столько лет работы, и все барабашке под хвост.
– Не переживайте, профессор! – грустно утешил его Порри. – Вы наверняка что-нибудь придумаете!#
– Или пусть кто-нибудь нам поможет, – предложил грустящий в углу Развнедел, – а то что мы все сами да сами?
– Уже нашлись… помощнички, – ректор кивнул на стол.
Порри увидел, что перед Бубльгумом лежит визитная карточка. Надпись на ней гласила:

Доктор Бэнкман
Охотники за привидениями

– Проклятые америкосы, – проворчала Сьюзан, – и как они только пронюхали?
– Да, – согласился ректор, – весьма энергичные молодые люди. Размахивали руками, новые технологии пропагандировали, какие-то приборы показывали. Я даже пожалел, что вас, мистер Гаттер, не было. Вы бы нашли общий язык. Кстати, вот их рекламная листовка, можете взять. На память. Берите-берите#.
Порри механически взял протянутый ему листок, пробормотал «Спасибо», потом «До свидания», потом еще раз «Спасибо».
– Почитай листовочку-то, – с ободряющей улыбкой заметил Бубльгум. – Там твои любимые схемы#. Теперь ты можешь посвятить им хоть все свободное время.
Экспрессивная мисс Сьюзи хлюпнула носом. Гаттер понял, что пора смываться.
В камере хранения пришлось выстоять получасовую очередь за чемоданом, а потом еще толкаться в коридоре. Плюнув на все принципы, Порри решил воспользоваться заклинанием, которому его научил Лужж, чтобы мальчик не опаздывал на заседания комиссии. Факультативное заклятье переносило из любой точки Первертса в 1114а, а оттуда до чулана-под-лестницей было всего ничего.
– Гоп,   – произнес Порри и пронесся сквозь череду серых стен, по пути спугнув задумавшегося Висельника.
В центре комнаты 1114а расстроенный Бальбо что-то жег прямо на полу.
– Второй том, – пояснил он, не поднимая глаз. – Я не могу его опубликовать.
– А-а-а! – понял Порри. – Это чтобы Мордевольту не досталось?
– Мордевольт? – оживился Бальбо. – Это идея! Это может все спасти! – И коротышка принялся торопливо тушить рукопись водой из графина.
В спальне уже царил обычный кавардак переезда. Сен, как обычно, успел в камеру хранения первым, и теперь посреди комнаты аккуратной кучей были навалены его учебники, котлы, реторты, конспекты и носки. На макушке рукотворного холма восседал сам Аесли и читал книгу «Социальная психология. Лабораторные работы». При этом он грыз кракатуки#, аккуратно сплевывая шелуху в карман.
– Привет, Порри! – сказал он, не отрываясь от чтения. – Я уже начал собираться, как вдруг подумал: а смысл?
– Не понял, – признался Гаттер.
– Я тоже. Я не понимаю смысла нашей эвакуации. Вместо того, чтобы концентрировать силы, мы их дробим. Поодиночке Мордевольт будет щелкать нас, как кракатуки, – в доказательство Сен расколол один из орешков. – А вот если мы навалимся все сразу, у нас появится шанс.
Порри отметил, что Сен говорит «мы» и «у нас», хотя уже не является волшебником.
– Итак, – продолжал Сен, – наше скоротечное бегство не имеет никакого смысла, если только…
Аесли перевернул страницу и закончил:
– …это не ловушка для Мордевольта.
– Ловушка?
– Конечно. Бубльгум подстегивает В.В. к решительным действиям. Если Тот-кто-никак-не-угомонится хочет устроить какое-нибудь массовое обезмаживание или хотя бы поквитаться с тобой лично, ему придется поторопиться. Тут-то вы его и возьмете за жабры!
«Ага, все-таки „вы“», – заметил Порри. Сен захлопнул «Психологию» и заинтересованно посмотрел на Гаттера.
– Что это у тебя? Схема ловушки для Мордевольта?
– Нет, – рассмеялся Порри, – это просто рекламная листовка штатовских жуликов.
– Да? А ты читал ее?
Гаттер пробежал глазами текст и пожал плечами:
– Чушь какая-то. Ядерный реактор зачем-то приплели.
– Ядерный? Тогда это не сработает, – вздохнул Аесли, – наверняка Мордевольт знает заклинание против пушечных ядер.
– Пушки тут не при чем. Это ядра, которые в атомах. Помнишь, я вам рассказывал про квантовую механику? Вы еще уснули тогда. Про эти ядра ни одного заклинания пока не придумали. Вряд ли Мордевольт…
Порри задумался. Что-то в этом было… Что-то занятное…
– Кто тебе дал этот листок? – поинтересовался Аесли.
– Бубльгум.
Сен иронически поднял бровь:
– Совершенно случайно?#
Порри рассердился:
– Да откуда я знаю! И откуда у меня здесь реактор? Это ты, Сен, своей прикладной психологии начитался. Пойду-ка я лучше вещи соберу.
Гаттер поставил чемодан на кровать, раскрыл его… и замер.
– Что там? – забеспокоился Сен. – Еще одна Труба? Не трогай, я сейчас позову…
– Сен, я болван, – сказал Порри. – Я круглый идиот. Я совсем забыл про свой подарок.
И мальчик осторожно достал из чемодана тяжелый свинцовый куб.
– Это же ускоритель частиц! – прошептал он. – Почти то же самое, что и реактор!
– Да, – глубокомысленно заметил Сен, снова раскрывая «Психологию», – все-таки Бубльгум – это голова!# Кстати, тебе не кажется, что к нам кто-то стучит?
Стучавшим оказался филин Филимон. Он снова требовал питания, а заодно доставил очередное мамино письмо, которое мальчик пока отложил. Порри обратил внимание, что клюв его верного пернато-электрического друга забит серой шерстью и кусочками бумаги.
– Ты что, прогнал спамовых сычиков? – догадался Порри, прочитав на одном из обрывков «…хотите быстро заработать в Астрале?»#.
Филимон довольно зажужжал и долбанул Гаттера более ощутимым, чем обычно, разрядом тока.
– Ах ты умничка! – обрадовался Порри. – Надо тебе профилактику сделать, раз ты у нас такой самообучаемый!
Мальчик отключил филина и полез в его электронные внутренности.
– Один из способов отложить принятие серьезного решения – это погрузиться в мелкие бытовые проблемы, – прокомментировал Сен, который как раз дошел до главы «Социальная безответственность».
– Много ты понимаешь! – огрызнулся Порри. – Я как раз программирую птицу на поиск Мордевольта.
– Ого! – юный политтехнолог даже оторвался от чтения. – Как это?
– А так! Я немного изменю схему, встрою объектив сюда… нет, сюда, – принялся импровизировать Порри, – потом… э-э-э… заложу в Филимона изображение Мордевольта и запущу подпрограмму безусловного поиска. Когда изображения совпадут, Фил сделает серию снимков и вернется.
– Неплохая идея. А изображение Мордевольта у тебя есть?
– Ах, черт! – сказал Порри.
– Сейчас будет, – сказал Сен и скрылся за дверью.
Заинтригованный Порри включил паяльник, разогрел его заклинанием Поддай-паркус   и принялся колдовать над схемой. К возвращению Сена он уже монтировал на филина лунные батареи, чтобы механическая птица могла подзаряжаться даже во время ночных полетов.
– Держи! – Аесли протянул Порри колдографию и стащил с себя мешковатую пятнистую униформу.
– Чего это ты так вырядился? – поинтересовался Гаттер.
– Пришлось вступить в «Юные Друзья Ментодеров».
– А что, есть такие друзья?
– Уже есть. Каждый Юный Друг получает униформу и карточку Мордевольта «для обнаружения и незамедлительного доклада дежурному офицеру», – процитировал Сен документ, который, судя по всему, только что сам и составил.
– Ловко. И много вас таких?
– Двое. Я и Дуб. Слушай, хватит болтать! Займись-ка делом!
Порри взглянул на колдографию. На него смотрел колдун в самом расцвете лет, с глубокими умными глазами, смуглым лицом и картошкообразным носом#. Неожиданно Мордевольт подмигнул и поманил мальчика к себе. Гаттер вздрогнул и торопливо засунул карточку в специально изготовленный отсек в чреве электронной птицы.
Стараясь не думать о смуглом колдуне, Порри включил Филимона, получил от него очередную порцию электрической нежности, протестировал основные цепи и выпустил филина в коридор.
Причин откладывать выполнение основной задачи не осталось. Гаттер вздохнул, охладил паяльник заклинанием Не-май-месяц   и погрузился в составление схемы идеального оружия.
Единственной подсказкой была рекламная листовка «Охотников за привидениями», но вскоре мальчик запутался в «эктоплазмах», «призраках 3-го порядка» и прочей заумной чепухе. Кончилось тем, что он зашвырнул листовку подальше, закрыл глаза и стал думать. Порри пытался вспомнить все, что читал про элементарные частицы, и связать это с элементарными заклинаниями#. Чтобы лучше думалось, мальчик даже лег на кровать.
…Проснулся Порри от ласкового и пушистого прикосновения к щеке.
– Кто здесь? – испуганно спросил он у темноты, но ему никто не ответил.
Порри потер переносицу, пытаясь вспомнить что-то важное. И вспомнил!
Мальчик зажег лампу и начал лихорадочно рыться в радиодеталях.
– Это же так просто! – бормотал он. – Направленный пучок протонов! Мордевольту от него не увернуться! Как я сразу не догадался! Вот! Надо бы еще плавную регулировку мощности… А, ладно, сойдет и так!
Через полчаса Порри откинулся на стуле, с довольным видом рассматривая свое творение. Компактный протонный излучатель полностью поместился в его замечательной бамбуковой волшебной палочке. Правда, тяжеленный ускоритель пришлось засунуть в рюкзак, чтобы носить его, оставляя руки свободными.
– Класс! – улыбнулся Порри. – Сен! Вставай! Пойдем, испробуем мою… Сен? Ты что, спишь?
Гаттер подошел к кровати друга и обнаружил, что она пуста.
Стало жутковато. Оставаться одному в комнате было даже страшнее, чем выходить в ночной коридор, и Порри осторожно открыл дверь.
Перед входом в чулан стоял ментодер и внимательно смотрел на мальчика.
– Если ты уже проснулся, – сказал он голосом Дубля Дуба, – то мисс Мерги и мистер Сен уже там ждут.
– А, это ты, – успокоился Порри, узнав верного оруженосца Мергионы, а ныне Юного Друга. – А где они меня ждут?
– Там, – в свойственной ему манере изложил диспозицию Дубль. – А ты проснулся?
– Да проснулся я. А что…
Но Дуб уже развернулся и зашагал по коридору. У него были совершенно четкие инструкции, что делать, когда Порри проснется.
Гаттер бросился за Юным Другом, стараясь не отставать от его размашистого шага. Время от времени им попадались патрули ментодеров. Завидев «своего», стражи порядка приветственно взмахивали полосатыми палочками и отворачивались. Однако Дубль упорно продвигался в сторону Зала Трансцендентальных Откровений, а там наверняка был постоянный пост, пройти который без пароля было невозможно.
Перед самым Залом Дуб внезапно повернул, и следовавший за ним Порри очутился в тесной комнатушке, о существовании которой раньше не подозревал. Там его уже ждали. Мерги эффектно смотрелась в черном костюме ниндзя. Эффект портила только фосфоресцирующая заколка для волос. Сен монотонно бубнил:
– Ну и харя у тебя, с такой харей только в цирке работать…
Раздраженный злосвет, зажатый в кулаке Аесли, светился ровным синим пламенем.
– Ага, вот и ты, – сказал Аесли, – к бою готов? Ты тупой ублюдок! Это я злосвету.
– План такой, – вступила Мерги, которая явно застоялась без дела. – Ты с излучателем прячешься за Дубом. Сен привлекает внимание и вызывает огонь на себя. Тем временем я подкрадываюсь к Мордевольту сзади…
– И оглушаешь его чем-нибудь тяжелым, – не удержался Порри. – Сынки, майор Клинч вами бы гордился. Вы что, спятили? Это же Мордевольт!
– А что нам Мордевольт? – пожал плечами Сен. – Ни мне, ни Мерги, ни тем более Дубу он не страшен. Ты не злосвет, а просто кочан капусты. Вот Амели пыталась за нами увязаться «школу спасать», – так ее мы, конечно, уговорили не ходить.
– «Уговорили»? – с сомнением повторил Порри, бросив взгляд на бойцовую Пейджер. – Это вы зря. Амели ведь не виновата, что Сен…
– Порри, расслабься, – хихикнула Мергиона. – Ну да, я поболтала с Амели, именно поболтала, а не то, что ты подумал. Интересно ведь посмотреть на человека, к которому перекочевали твои колдовские способности. Все в порядке, она клевая. Но биться с Мордевольтом Амели рано. Маленькая еще.
– А вы большие! – рассердился Гаттер.
– Мы опытные, – парировал Аесли. – Понял? Уродец брюхастый.
Порри понял.
– Вы надеетесь, что Мордевольт по вам выстрелит, и вы снова станете магами.
– А если и так, то что? – пожал плечами Аесли. – Но это вряд ли. Скорее всего, Мордевольт по-прежнему не маг. В любом случае, мы ничего не теряем. Фонарь ты подзаборный.
– Ну вы-то ладно, – сдался Гаттер. – А представьте, что будет, если он Дубля шарахнет.
Друзья прыснули, представив Дуба колдуном#.
– Только план ваш какой-то… Что, вы сказали, мы делаем?
– Ты прячешься за Дубом, я отвлекаю внимание, а Мерги подкрадывается… Что ты улыбаешься?
– Отличный план, – Порри качнул протонным излучателем. – Вижу, вы сами прекрасно справитесь. Так что, я пошел спать?
– Гаттер, не капризничай, – сказал Аесли. – Дурак безмозглый. Во-первых, Мерги может не справиться.
– Во-вторых, – подхватила Мергиона, – Мордевольт может обратиться в бегство, тут-то ты неожиданно выскочишь из-за Дуба и его накроешь.
– А в-третьих, ты еще помнишь, что Мордевольт лучший изобретатель и рационализатор мира магов? Гнилушка светящаяся. Вдруг у него будет еще что-то, кроме трубы.
– Например, Черная Рука, – усмехнулся Порри.
– Например, Черная Рука. Я проанализировал бред Клинча и пришел к выводу, что Рука могла быть правдой. Тупое бессмысленное животное.
– Последний вопрос, – Порри никак не мог привыкнуть к постоянным оскорблениям Сена. – А почему вы решили, что Мордевольт придет именно сюда?
– Гаттер, – назидательно произнес Сен, – дубина ты стоеросовая. Вот теперь я не злосвету, а тебе. Ты совершенно не умеешь обрабатывать информацию. Что тебе сказал Каменный Философ, когда брякнулся оземь?
– Что-то в духе «Зря ты сюда пришел, здесь тебя и найдет В.В.» А откуда ты знаешь?
– От Бубльгума. Он сегодня весь день проторчал в Зале Трансцендентальных Откровений перед Зеркалом Исполнения Желаний. Прощался, наверное. А когда я подошел уточнить у него сроки эвакуации, Бубль зачем-то рассказал мне всю историю с падением Каменного Философа. Кретин недоделанный.
– Мальчики, – не выдержала Мергиона, которая молчала только потому, что отрабатывала бесшумные удушающие захваты на рыцарских доспехах, – пошли, а? Потом поговорите! Аесли, туши свет.
Сен шепнул злосвету: «Умница», и насекомое облегченно угасло.
– Стойте! – взмолился Порри, – а блокпост как мы пройдем?
– Я вычислил новый пароль, – ответил Аесли, – «Согласно приказу».
– Здорово! А как это тебе удалось?
– Семантический анализ на базе частотных лингвистических… – начал было Сен, но увидев недоверчивое лицо друга, признался. – Подслушал.
Порри поник. Похоже, выбора у него не было. Оставалось только войти в Зал и стать Спасителем Волшебников. Ну, или…
«Никакого „или“! – прикрикнул на себя Порри. – А то… И никакого „а то“! Иначе…»
Внутренние борения будущего спасителя были прерваны самым бесцеремонным образом: Дубль прокашлялся и двинулся в направлении блокпоста. Троица вынуждена была поспешить за ним.
– Зачем ты его отправила? – возмутился Сен. – Мы еще не все обсудили!
– Он сам! – ответила Мерги. – У него бывает. Теперь, пока в Зал не войдем, не успокоится.
Действительно, остановился Дуб только когда буквально уперся в Каменного Философа. На посту он, не замедляя шаг, буркнул: «Согласно приказу», поэтому Сену, чтобы не вызвать подозрений у часовых, пришлось канючить: «Дяденька ментодер, куда вы нас ведете?».
– Так, – сказал Порри, – приехали. И где он? От кого мне прятаться? Кого ты будешь отвлекать на себя? Кого Мерги будет… Кстати, где она?
Но неуловимый воин-ниндзя уже растворилась в темноте, предусмотрительно оставив светящуюся заколку у подножия Философа.
– Мордевольт должен… – начал Аесли…
– Мордевольт должен?! – загрохотало со всех сторон. – Молодой человек, Мордевольт никому ничего не должен!

<< Глава 19     Оглавление    Глава 21 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.