Глава 19. Хайландер, или Туда и Обратно

Первым опомнился Фантом Асс.
– Я говорил, что вы попомните мои слова? Я предупреждал, что пора сматываться? Все, дело провалено!
– Да что вы, – возразил Бубльгум. – Наоборот, дело серьезно продвинулось. Мы вычислили преступника. Осталось его найти и арестовать.
– Всего-то! – МакКанарейкл нервно стучала себя палочкой по ладони, отчего в воздухе явственно запахло озоном. – Все Арнольды мира за ним охотились, и что? Ничего! А ведь тогда Тот-кто-уже-пошел-на-второй-круг был куда слабее! Во всяком случае, по кабинету ректора Первертса он не разгуливал!
– Если бы мне разрешили прихватить с собой пару ребят из убойного отдела… – начал Браунинг.
– Коллеги, вы чересчур взволнованы, – сказал Лужж. – Мордевольт, не Мордевольт – какая разница. Вы, кажется, забыли о нашем главном открытии. Понимаю, к этому трудно привыкнуть после десятилетий ужаса перед Врагом Волшебников. Я и сам почему-то испугался Трубы в Юле. А ведь бояться больше нечего. Нам теперь не страшен ни Мордевольт, ни сто Мордевольтов.
– Да ну? – крикнул Фантом. – Почему это? Мы переходим на его сторону?
– Потому что с помощью этого, – Югорус кивнул на миномет, – мы можем легко вернуть магические способности любой жертве Мордевольта. В.В. стреляет по магу – он мудл. А мы стреляем по мудлу – он маг. Все козни Врага Волшебников обречены на провал. Кстати, не пора ли нам заняться спасением детей?
– Спасением! – неожиданно рассердился Браунинг. – Это возвращение в вашу секту вы называете Спасением? Какое кощунство! Лично я считаю более правильным…
Мисс Сьюзан не стала выяснять, что считает правильным святой отец. Получив от ректора руководство к действию – короткий кивок, – она прямо сквозь стену бросилась в гостевое крыло, где ее стараниями была расселена часть бездомных студентов Орлодерра.
– Отставьте детей в нормальном состоянии! – побагровел пастор. – Не искушайте долготерпение Господа! Не оскверняйте естество дьявольским искушением!
– Да неужели вы действительно не понимаете? – изумился Югорус. – Ради естества все и делается! Что может быть естественнее чуда?
Волшебник взмахнул палочкой, и кабинет ректора превратилась в залитый солнцем пляж, затем – в уютную лесную опушку, таинственную пещеру, вершину Килиманджаро, площадку на Эйфелевой башне, кратер подводного вулкана, непонятное место и наконец вернулся в свое первоначальное состояние.
– Здорово! – воскликнул Порри.
– Богопротивно! – ответствовал святой отец. Югорус плюнул и ушел в Астрал, демонстративно хлопнув форточкой.
– Богомерзко! – повторил Браунинг.
– Это потому, что вы сами так не можете! – заявил злой от голода Развнедел.
– Слава Богу!
– А я-то могу, – вдруг вспомнил декан Чертекака, потряс палочкой и впился зубами в появившийся из воздуха баттлброд#.
Тут Гаттер заметил, что притихший во время идеологической дискуссии Фантом Асс вертит в руках Волшебную Юлу.
– А-а-а, вот как Лужж ее заблокировал, – пробормотал Асс. – Остроумно. – Он поднял голову и провозгласил:
– Друзья!
Все насторожились. Слово «друзья» в устах зловредного министерского следователя попахивало подвохом.
– Если я правильно понял, после случая с мистером Гаттером никто больше не пытался превратить мудла в мага с помощью Трубы Того-которого-нельзя-называть-Мордевольтом?
– Насколько мне известно, нет, – осторожно сказал Бубльгум.
– То есть, мы собираемся провести эксперимент. Отлично. В связи с этим возникает вопрос. Насколько этично проведение эксперимента над детьми? Эксперимента, последствия которого могут быть самыми… любыми?
– А Мерги! А Сен! – воскликнул Порри. – Они так надеялись! Неужели мы даже не попробуем?
– Попробуем, конечно попробуем, – успокоил мальчика Асс. – Но почему бы нам сначала не попробовать… то есть, не испытать Трубу на опытном, закаленном бойце, человеке, не боящемся ни людоедов, ни сектантов, короче – на единственном взрослом мудле в Первертсе?
И Фантом Асс направил ручку юлы на Браунинга.
– Мистер Асс! – опешил пастор. – Не балуйтесь с этой штукой, она может сработать!
– О чем волноваться, святой отец? Если вам не понравится, мы «шарахнем», как выражается наш юный криминалист, по вам… вас… по богопротивному магу еще раз, и вы опять станете благочестивым мудлом. Соглашайтесь, что вам стоит!
– Фанти! – Браунинг по-настоящему испугался. – Вы отдаете себе отчет?…
Если Фантом Асс в этот момент и отдавал себе отчет, то только в том, что у него появился прекрасный шанс передать незавидную роль козла отпущения кому-то другому.
Дальнейшее чем-то напоминало пейнтбол. Асс нажал ручку юлы и фиолетовый поток захлестнул отца Браунинга, который даже не успел закрыться руками.
– Есть! – воскликнул Асс, как только призрачное пламя сгинуло. – Нашего полку прибыло! Наколдуйте-ка мне пива, любезный отец… то есть, колдун Браунинг!
– Хватит! – рявкнул в ответ следователь. – Хватит этого балагана! – и хлопнул ладонью по столу.
От шлепка стол дико заржал и встал на дыбы. Опустившись на ножки, только что зачарованный предмет мебели еще несколько раз взбрыкнул и убрел в угол с явным намерением попастись. Браунинг замер, боясь пошевелиться. Развнедел тоже замер, боясь подавиться недоеденным баттлбродом.
– Ура! – закричал Порри. – Сработало! Обезмудливание возможно! Класс!
– Ха! Ха! Ха! – не удержался Фантом Асс, явно чувствующий себя триумфатором. – А как он лихо заколдовал стол, заметили? Без подготовки, без обучения, даже без волшебной палочки. Мои поздравления, Браунинг! У меня не получилось бы лучше. Теперь у нас есть еще один очень сильный – хотя и богомерзкий – колдун. Так и быть, пиво с меня!
Асс сделал широкий жест, словно накрывая на стол. Ничего не произошло.
Фантом нахмурился и повторил движение. Результат вышел прежний, вернее, не вышел никакой.
– Профессор, – обиженный следователь повернулся к Бубльгуму. – Снимите, пожалуйста, свои глушители магии, это дело нужно отметить!
– Во-первых, – ответил ректор, очень внимательно наблюдающий за происходящим, – непохоже, что это дело следует отмечать. Потому что, во-вторых, глушители магии отключены.
И тут перепугался Асс. Он выхватил палочку и начал суетливо ею размахивать. Сначала движения были сложными и вычурными, потом попроще, потом начали напоминать Гаттеру (на всякий случай укрывшемуся за шкафом) упражнения из детской книжки-раскраски «Заклинания и пассы».
– Ну пожалуйста, – всхлипнул Фантом Асс, – ну хоть маленькое привиденьице! Букетик одуванчиков! Хоть огонек! Огонечек! Искорку!
Бывший колдун экстра-класса, магией которого несколько часов назад едва не был полностью уничтожен Первертс, начал в отчаянии колотить палочкой по столу.
– А вот и дети! – радостно сообщила МакКанарейкл, протаскивая Мергиону и Сена сквозь стену. – Давайте-ка… А что это такое делает Фантом?
– Огонь добывает, – сказал Бубльгум.
– Перестаньте дурачиться, для этого есть заклинания, – мисс Сьюзан легким взмахом зажгла красивое оранжевое пламя на кончике своей палочки и протянула Ассу.
Тот вскинул на МакКанарейкл безумные глаза, обхватил голову, сел на пол и разрыдался. Браунинг молча раскачивался из стороны в сторону. Развнедел разглядывал их, внимательно раскрыв рот. Порри выглядывал из-за шкафа.
– Вижу, готовились, – констатировала МакКанарейкл. – Бубльгум, вы производите впечатление последнего нормального человека в этом странном месте. В двух словах, без подробностей, – это заразно?
– Пока не знаю, – ответил Бубльгум. – Но только что мистер Асс привел в действие ловушку, в результате чего полностью потерял свои магические способности.
– Ну и дурак, – успокоилась Сьюзан. – Нечего было направлять Трубу на себя.
– А он не на себя направлял, – подал голос Развнедел. – Он на Браунинга направлял.
– А отец Браунинг, – продолжил Бубльгум, – теперь у нас колдун, причем незаурядный.
В подтверждение слов ректора новоиспеченный волшебник завыл, забился из последних сил и с легким хлопком исчез. Сен и Мерги вздрогнули.
– Трансгрессия на сверхбольшие расстояния, – уважительно заметил Югорус Лужж, незаметно материализовавшийся за спинами присутствующих. – И ведь хорошо пошел, – маг прищурился, вглядываясь в астральные дали, – за Тибет.
Мисс Сьюзан рассердилась.
– Да что здесь происходит?! Кто-нибудь может мне объяснить?
– Я могу, – вызвался Развнедел. – Асс выпалил из трубы в Браунинга. Браунинг превратился в мага и улетел. Асс превратился в мудла, и вот он сидит. Все.
– А почему? – спросил Югорус. – В смысле, Асс почему?
– Закон сохранения энергии, – сказал Порри из своего укрытия. – Если где-то чего-то накося, то где-то чего-то выкуси#. Труба Мордевольта не уничтожает и не создает магию. Это просто… магиеобменник такой.
Все замолчали, пытаясь осмыслить сказанное.
– Ничего не понимаю, – выразил общую мысль Развнедел.
– А я, кажется, начинаю догадываться, – произнес ректор. – Но тогда… Сто волхвов мне в селезенку!
– Бубльгум, перестаньте изъясняться загадками! – окончательно рассвирепела МакКанарейкл. – Если догадались, объясните нам!
– Пусть юное дарование объяснит. Мистер Гаттер, прошу вас.
Порри подошел к изборожденной многочисленными выбоинами памятной классной доске, с помощью которой туповатых рыцарей Круглого стола обучали грамоте#, и изобразил следующее:
МАГ → МАГ = МАГ и МУДЛ
– Случай первый, – сказал Порри, чувствуя себя как минимум преподавателем Кембриджа. – Маг стреляет в мага. Магическая энергия того, в кого стреляли, не исчезает, а переходит к тому, кто стрелял.
– То есть? – уточнил Развнедел.
– То есть, к Мордевольту.
– А-а-а, – прояснилось лицо декана.
– Вся энергия? – недоверчиво спросил Лужж. – Без остатка?
– Похоже, она квантуется, – вздохнул Порри.
– Гаттер, – упавшим голосом произнесла МакКанарейкл, – тебе ведь всего одиннадцать лет. Может, ты ошибаешься?
– Сейчас проверим, – сказал Бубльгум. – Аесли, как ты себя чувствовал после того, как попал в Мергиону?
– Погано.
– Нет, в смысле магической силы? Она прибавилась?
– Не знаю. Я не колдовал, пока сидел, – пожал плечами Сен.
– А на кого ты смотрел в бинокль, когда сработала твоя Труба? – вдруг вмешалась Мергиона.
Аесли залился краской.
– Да ни на кого… На звезды…
Сын главы Департамента затуманивания, наверное, впервые в жизни не знал, что сказать. Порри его очень хорошо понимал. Признаться в подглядывании за девчоночьим душем, да еще назвать имя…
– Амели Пулен! – воскликнул Гаттер.
Глаза Сена округлились, и Порри понял, что попал в цель.
– Так вот почему эта девочка вдруг стала такой способной! – закричал Югорус Лужж. – Своя сила плюс силы Пейджер и Аесли – это ого-го! Мальчик прав! А куда девалась магия Пузотеликов?
– По всей видимости, перешла к ближайшему от места происшествия магу, – сказал Бубльгум, – к мисс Сьюзан.
– То-то она в последнее время… – глубокомысленно протянул Развнедел.
– Сравнили тоже! – фыркнула МакКанарейкл. – Я и эти оболтусы! Да я даже не заметила.
– Значит, если бы на свалке ловушка сработала как задумывалось, вся наша магия досталась бы отцу Браунингу?!
– Наверное, это было ему предначертано свыше, – сказал ректор.
– А к моменту своего падения Мордевольт обладал силой 665 волшебников#, – с ужасом произнес Лужж. – Плюс его собственная.
– И теперь эти 666 сил принадлежат мистеру Гаттеру, – подытожил Бубльгум.
– Конечно! – вскричал Югорус и укоризненно посмотрел на Порри. – И вы совершенно их не развиваете. Стыдитесь!
Гаттер попытался понять, стыдится он или нет, ничего не ощутил и написал на доске следующую формулу:
МАГ → МУДЛ = МУДЛ и МАГ
– Случай второй. Маг стреляет в мудла. То есть, – заторопился Гаттер, опережая открывшего рот Развнедела, – Мордевольт стреляет в меня, или Асс стреляет в Браунинга.
– Зачем, зачем, зачем?! – заголосил Асс, услышав свое имя. – Зачем, зачем, зачем…
Бубльгум позвонил в колокольчик. В кабинет тут же ворвались ментодеры.
– Пожалуйста, доставьте мистера Асса в лазарет. Он… ранен.
Ментодеры осторожно взяли под руки спятившего следователя.
– Зачем? – спросил их Фантом. – Зачем, зачем, зачем…
– Продолжайте, мистер Гаттер, – сказал Бубльгум, когда дверь за ментодерами закрылась
– В общем, в случае №2 магическая сила по магиеобменнику переходит от мага к мудлу.
– Вся без остатка, как я понимаю, – полуспросил ректор.
Порри кивнул и наконец решился посмотреть на Мергиону и Сена. Бывшая колдунья была спокойна как камень. Аесли сосредоточенно кусал губы. Гаттер почувствовал себя подлецом, отнимающим последнюю надежду.
– Случай №3 тривиален, – тусклым голосом продолжил он.
МУДЛ → МУДЛ = МУДЛ и МУДЛ
– Мудлы… в смысле, нормальные люди могут палить друг в друга из Труб Мордевольта хоть до посинения. Ничего не произойдет. И последний вариант. Очень неприятный.
МУДЛ →МАГ = МАГ и МУДЛ
– Если мудл выстрелит в мага, он заберет его магическую энергию.
– Но все это значит… – МакКанарейкл нервно переплела пальцы, – что вернуть магию Сену и Мерги мы можем, только отобрав ее у другого мага.
– Да, – Порри был готов провалиться под землю. Пол под его ногами подозрительно затрещал. – Надо, чтобы маг выстрелил в них. Или они выстрелили в мага. Иначе никак.
Наступила мертвая тишина.
– А ты ничего не перепутал? – спросил Развнедел, все это время пристально таращившийся на доску.
– Мальчик ничего не перепутал, – тяжелые слова Бубльгума падали, как силикатные кирпичи. – Слишком много подтверждений его правоты. Одно доказательство только что трансгрессировало на большое расстояние, второе прочитало нам лекцию о законе сохранения энергии, третье пыталось перегрызть собственную волшебную палочку, четвертое где-то бродит, вынашивая свои коварные планы!
Бубльгум был так драматичен, что хотелось аплодировать.
– Не знаю, сколько еще волшебников станут его жертвами. Но этих двоих… – профессор поднял миномет Мордевольта и… навел его на Мергиону и Сена Аесли.
– …этих невинных детей я сейчас же, немедленно возвращу к магической жизни! Пусть и ценой собственных способностей! Простите, если я был плохим наставником#!
Какой-то доли секунды не хватило Бубльгуму, чтобы привести замысел в исполнение, – между детьми и минометом вырос Югорус.
– Нет, Бубльгум! Это немыслимо! Мир не может потерять такого волшебника! Должен быть другой способ! Наверняка можно изменить трубу так, чтобы она не отбирала магию, а делилась ею!
– Отойдите, Югорус! Я все равно сделаю это. Считаю до трех. Раз! Два!…
– Фиг-тебе-а-не-подвиг!  # – выкрикнула МакКанарейкл, и огромное двенадцатиствольное орудие перепрыгнуло из рук Бубльгума в нежные ладони декана Орлодерра. Видимо, дополнительная магическая сила Пузотеликов оказалась не такой уж и маленькой.
– Вы были хорошим наставником! – орала Сьюзи, шалея от собственной наглости. – Потому что вы учили нас отвечать за свои поступки, за своих учеников, за свое дело, Бегемот меня раздери! А теперь, когда весь магический мир на грани гибели, вы решили дезертировать? Решили сбежать, красиво помахав ручкой на прощание? Только через труп моего астрального тела!
Порри понял, что на сей раз его не спасет даже могучий шкаф. Бубльгум стал похож на разъяренного черного дракона, которого обсчитали на бакалейном рынке. Его палочка уже вся светилась малиновым, и Гаттеру даже померещился запах плавящейся пластмассы.
Мисс Сьюзан по цвету соответствовала бубльгумовой палочке, да и по смертоносности, пожалуй, тоже. Трубу она спрятала за спину, вытянув вперед собственное магическое орудие.
Профессор МакКанарейкл впервые в жизни подняла палочку на своего ректора. Ужасное, всеразрушающее магическое столкновение казалось неизбежным. Югорус оказался не в силах вынести происходящее, и его вынесло в Астрал.
Но Бубльгум занимал свой пост не только потому, что был величайшим волшебником современности. Никто не знает, каких усилий ему стоило закрыть глаза, глубоко вздохнуть и опустить раскаленную палочку.
– Да, – сказал он, – вы правы, профессор. Простите. Гордыня затуманила мой разум#. Пока преступник не обезврежен, я должен оставаться на посту. Сейчас не время. Я… я потерял голову.
– Еще немного, и голову потеряли бы все присутствующие, – вновь материализовался декан Лужж. – А дайте-ка мне эту штуковину. Есть у меня одно местечко в Астрале, куда никто не доберется.
МакКанарейкл собралась что-то возразить, но, глянув на бледного ректора, молча сунула пушку в руки Югоруса.
– Вот и славно! – обрадовался он. – Я мигом! Декан Слезайблинна снова исчез.
«Как у него голова не кружится?» – удивился Порри.
– Простите, дети, – сказал Бубльгум. – Я пытался вам помочь…
– Да ладно! – беззаботно махнула рукой Мерги. – Не нужна мне никакая магия!
Это произвело эффект. Развнедел наконец-то подавился баттлбродом.
– По-моему… по-моему… – прохрипел он. Сьюзи со всего размаху хлопнула декана Чертекака по спине.
– По-моему, мы все переутомились, – сказал Развнедел, отдышавшись, – пошли спать, а?
– Через двадцать пять лет я должен был стать премьер-министром, – неожиданно произнес Сен. – Практически, я был на это обречен. Ну, понятно, с таким папой, с такими способностями и так далее. Скукотища. А вот стать премьер-министром магической Британии, когда ты мудл… Пожалуй, такая задача может меня заинтересовать.
– Тот, кто идет путем истины, – сказала Мергиона, явно кого-то цитируя, – способен на подлинное чудо. Порри, попробуй-ка взять меня за руку!
Гаттер послушно протянул руку. В следующий миг комната перевернулась вверх тормашками, закружилась и с неприятным хрустом остановилась. Выждав пару секунд для верности, мальчик внимательно огляделся: он лежал на спине посреди кабинета ректора, а над ним возвышалась торжествующая Пейджер.
– Ну разве она не чудо? – сказал Сен.

<< Глава 18     Оглавление    Глава 20 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.