Глава 17. Духи на катке

С самого утра Фантом Асс был возбужден и многословен.
– Это будет нечто! – повторял он в тысячный раз. – Нечто! Это будет феерия! В прямом смысле! Спиритический сеанс такого уровня – это событие! Это бомба! Главное, чтобы не очень пострадало мирное население. Вы уверены в безопасности выбранного места?
– Успокойтесь, коллега, – ответил терпеливый Бубльгум. – Незамерзающий каток – идеальная точка для поглощения любого количества энергии.
– Выброс магической энергии в таком масштабе непросто контролировать даже мне! – успокаиваться Асс не собирался. – Позволю себе напомнить…
Гаттер затосковал. За первую половину дня он невольно выучил наизусть не только все истории о нарушениях техники безопасности при проведении спиритических сеансов, но еще и последовательность, в которой Фантом их излагал. Сначала шел случай с вызовом монгольской конницы с обозами и службами обеспечения в уединенное место в сибирской тайге#, потом попытка связаться с духом Кука на необитаемом индонезийском островке#, потом казус на Везувии, потом начало четвертого ледникового периода, третьего, второго…
Когда Асс добрался до душераздирающей истории о том, «что произошло с динозаврами, когда один легкомысленный маг…», Порри выскользнул из комнаты и отправился на поиски Харлея.
Преподаватель по уходу за магическими животными был обнаружен в алхимической лаборатории за составлением универсального репеллента. Это была давняя мечта Харлея – изобрести дезодорант, запах которого отпугивал бы любое более-менее живое существо. Пока у него не слишком получалось# – как только одни существа отпугивались, другие тут же сбегались посмотреть, что это там такое происходит.
– А ты как думаешь, – сказал Харлей, едва Порри начал жаловаться на Фантома. – Это конек Асса – показательные спиритические сеансы.
– Показательные?
– Уважаемый Фантом позаботился о том, чтобы все преподаватели быстро, но под строгим секретом узнали о происходящем. И ловко все провернул, надо признать: намекнул Развнеделу, что дело абсолютно тайное и рассказывать о нем никому нельзя.
– Да это он у Сена научился! – воскликнул Гаттер и рассказал Харлею о недавней лекции по политтехнологиям, прочитанной подающим большие надежды специалистом по затуманиванию.
– Вот оно что… Да. А что делать? Кыш отсюда! – преподаватель отогнал от варева мелкую, но весьма назойливую фею. – А знаешь, здесь может быть очень интересна психологическая подоплека происходящего. А ты как думаешь? Псевдоэдипов комплекс Развнедела в метаконфликте с гиперинфляцией суперэго Фантома…
– Спасибо, Харлей, – поспешно сказал мальчик, – я только на минуточку заскочил. Я вообще-то в столовую шел.
– Жаль. Ну ничего… А ну кыш отсюда! Это не тебе, Порри… Что ж ты его жрешь, это же яд!
Выходя из алхиматория, Порри чуть не столкнулся с Амели, которую узнал с трудом. Когда-то тихая и незаметная девочка вихрем пронеслась на метле, бросила на Гаттера молниеносный взгляд, сделала вираж и влетела в лабораторию.
– Здравствуйте, Харлей! – донесся ее звонкий голос. – Вам помочь?
– А ты как… э-э-э… – визиты юной поклонницы приводили психолога-любителя в состояние крайнего смущения. – Добрый день, Амели. Я тут хочу… э-э-э… такой состав… э-э-э… составить…
«Интересное дело, – подумал Порри. – Полеты на метлах мы только весной будем проходить. Эта Амели прямо Пейджер какая-то».
Жизнерадостная Пейджер встретила Гаттера в столовой. После овладения техникой ниндзю-цу Мерги научилась сваливаться как снег на голову – почти в буквальном смысле этого слова.
– Кий-я! – поздоровалась она с Порри.
– Здрав… Мер… – выдавил полупридушенный Гаттер. – Отпусти пожалуйста… Уф-ф. Как… тренировки?
– Я выяснила свое слабое место. Это уши! Но я уже все придумала. Я сначала наращу на них мышцы, а потом превращу в неожиданное и смертоносное оружие. Поэтому, Порри, будь так добр, с сегодняшнего дня начни тягать меня за уши, договорились? Ну что, скоро там начнется? Ну, на катке?
– Что ты имеешь в виду? – уточнил мальчик, пытаясь сохранить хотя бы видимость секретности.
– Строго законспирированный тайный спиритический сеанс! – театральным шепотом произнесла Мерги. Секрет разнесся на всю столовую, но никто даже не повернулся в их сторону. Порри пришел к выводу, что большую тайну может сохранить только большой коллектив.
– Сразу после обеда, – капитулировал он. – Будет объявлен тихий час. Кстати, он вот-вот…
И в этот момент наступил тихий час.
Все звуки исчезли, зато над столами начали вспыхивать фразы, написанные красивыми готическими буквами: «А тут он мне и говорит…», «Винни, не будь (смазано), дай астрологию передрать!», «Ты видела, как он на меня посмотрел?», «Слышал, „Королева и шутиха“ крутой сингл накамлали!.»
Из-под купола столовой опустилось мерцающее объявление, в котором потонули все плавающие над головами студентов фразы. Оно гласило:

С 15.00 по 16.00 объявляется тихий комендантский час. Все перемещения по школе запрещены.
Оставайтесь на своих местах. Чувствуйте себя как дома. При обнаружении бесхозных атавизмов и подозрительных артефактов, не трогая их, сообщите ответственным лицам. Повторяю (см. первую строчку).

Через несколько секунд от объявления отделилось маленькое красное предложение, которое скользнуло прямо к столу Орлодерра:

Мистера Гаттера ждут у Южного выхода

Порри торопливо дожевал жаркое из овсянки и направился к выходу. Красное предложение превратилось в зеленое

Проход разрешен

и двинулось вслед за мальчиком.
Мерги попыталась под шумок составить Порри компанию, но перед ней тут же возникло предупреждение, написанное размашистым МакКанарейкловским почерком:

Мисс Пейджер! Вам что, закон не писан?

Мергиона невинно потупилась и начала бочком передвигаться к окну. Предупреждение демонстративно увеличилось в размерах. Мерги насупилась и отошла в угол, где тут же приступила к отрабатыванию боя с тенью. Из угла посыпались звездочкообразные «Кийя!», «Ха!» и «Получай!».
В назначенном месте Порри никого не обнаружил. Когда мальчик подошел к Южным воротам вплотную, в воздухе засветилась записка:

Совершенно секретно!
По прочтении задуть!
Сбор перенесен к восточным воротам

Порри чертыхнулся (чертыхание, вспыхнув оранжевой загогулиной, растаяло в морозном воздухе) и направился на восток. Но через пару шагов остановился и попытался вспомнить карту, которую мельком видел на форзаце книги. Незамерзающий каток располагался к северо-западу от Первертса, следовательно, проще всего до него было добраться от северо-западной калитки.
Гаттер решительно развернулся, и уже через пять минут увидел переминавшихся по первому снегу Бубльгума, Харлея, Лужжа, Асса, Бальбо, Браунинга и МакКанарейкл. Декан Орлодерра, увидев, откуда идет мальчик, уважительно подняла большой палец.
Вокруг Харлея зияло пустое пространство радиусом пять метров. Порри попытался подойти к преподавателю, но невыносимый приторно-ядовитый запах отбросил его назад.
«Это работает!» – заколыхались над головой Харлея радостные ядовито-зеленые буквы. – «А ты как думаешь! Я спасен!»
«Ай да Амели», – подумал мальчик.
Пока ждали Развнедела, который, судя по задержке, послушно следовал указателям, у калитки собралась внушительная компания. К членам комиссии добавились мадам Камфри, Гаргантюа, Фора Туна и еще десяток преподавателей, которые читали лекции на старших курсах.
Запыхавшийся и красный от злости декан Чертекака появился в сопровождении нескольких абзацев текста, из которых подробно и нелицеприятно рассказывалось о том, что он думает про конспирацию, секретность, а особенно – про дурацкую идею со спиритизмом.
Асс вспыхнул и открыл было рот, но спохватился и развеял свой ответ раньше, чем буквы обрели четкость.
Харлея, источавшего аромат универсального репеллента, единогласно отправили немедленно испытать изобретение в загоне с монстрами, и пестрая компания последовала за Фантомом.
Порри впервые оказался на Незамерзающем катке. Только теперь ему в голову пришел вопрос: а зачем, собственно, нужен каток, если он незамерзающий#? Но признаться в собственной некомпетентности во всеуслышанье (точнее во всеувиденье) мальчик не осмелился.
По форме Незамерзающий каток и правда напоминал хоккейную коробку, и даже был обнесен невысокими бортиками с рекламой Биг Магов. Но внутри был не лед, а неглубокий бассейн, вода в котором слегка бурлила. Над поверхностью время от времени показывались прозрачный бок или спина резвящегося водного духа. Видимо, это непрерывное движение и согревало бассейн – то есть каток – в самые сильные холода.
Собравшиеся расположились вдоль бортика и в нетерпении начали перебрасываться безмолвными фразами типа: «Ну давайте уже!», «Каток-то незамерзающий, а я-то вполне замерзающий» и «Эх, искупнуться бы!»
Но Асс действовал с нарочитой медлительностью. Он важно оглядел магов, торжественно провел палочкой – и каток накрыла полукруглая сфера Фигвамера.
В тот же миг вернулись звуки.
– Наконец-то! – выдохнула МакКанарейкл. – Никогда в жизни я не молчала так долго!
– Давай начинай! – подхватил Гаргантюа. – Ноги зябнуть, руки зябнуть… – и начальник столовой замолчал, не в силах подобрать подходящую рифму#.
Асс не реагировал. Только простояв некоторое время с поднятой, как у дирижера, палочкой, он величественно произнес:
– Прошу-к-столу-вскипело! 
Вода в катке тут же успокоилась, а перед каждым участником церемонии возникло большое плавающее блюдце: изящное фарфоровое – перед МакКанарейкл; тяжелое серое с надписью «Ресторан №2» – перед Развнеделом; стеклянное, остро пахнущее медикаментами – перед мадам Камфри; кремовое с разводами кофейной гущи – перед Форой Туной; с голубой каемкой и нарисованным пушистым котенком – перед Порри…
Отец Браунинг забрался в свою тарелку, расписанную сдержанными крестиками, но чувствовал себя явно не в ней.
– Прошу всех собраться у центра! – объявил Фантом Асс, возвышавшийся посередине стильной металлической тарелочки с выгравированными рунами. Он явно наслаждался ролью распорядителя.
Блюдца плавно заскользили по глади катка, выстраиваясь в правильную окружность.
Еще одно движение палочкой – и сфера Фигвамера заметно уплотнилась. На Каток опустились приятные сумерки.
– О, великий Плюс Семь! – прогремел Фантом Асс. – Ноль Девяносто Пять! Два Двенадцать Восемьдесят Пять Ноль Семь! Добавочный Сто Сорок!
Первый звук, который раздался в ответ, привел собравшихся в трепет.
– Музыка сфер! – прошептала впечатлительная Фора Туна.
– Напоминает металлическую саранчу, – нервно сказал Бальбо, сидящий в соуснике эльфов.
Порри блаженно улыбнулся: уж он-то сразу узнал скрежет модема ZyXEL, пытающегося соединиться на скорости 14400 бит в секунду.
– Все готовы? – спросил Асс, когда прекратившаяся какофония указала на то, что астральное соединение произошло. – Порядок такой: кто-нибудь… да хоть Развнедел! читает английский алфавит. Как только он дойдет до буквы, которую хочет произнести дух, раздастся характерный стук.
– Просвещенья Дух! – возвысил голос Фантом. – Если ты будешь говорить с нами, стукни один раз!
– Плюх! – раздалось в ответ.
– А если не будешь, стукни два раза, – брякнул Гаргантюа.
– Плюх-плюх!
– Вот видите! – обрадовался Асс. – Характерный стук по воде воспринимается нами как «плюх»! – медиум снова перешел на торжественный тон. – Что еще вы можете сообщить по данному делу? Давайте, Развнедел, читайте алфавит!
– А, Б, В, Г, – забубнил декан Чертекака, – Д, Е, Ё#?…
– Плюх!
– Значит, первая буква Ё, – Асс приходил во все большее возбуждение. – Продолжим!
– Я против! – возразила мадам Камфри. – Не знаю, что у вас там за дух, но здесь дети. Не думаю, что им стоит слышать все эти гадости.
– И вообще, – подхватил Развнедел, – уж очень это все долго получается. До ужина не управимся. Другого способа нет? Просто поговорить с ними нельзя?
– Нет, – твердо ответил Асс, – в ближнем Астрале духи умеют только стучать. Мы называем буквы, они стучат. Это азбука спиритизма.
– Очень несовершенная азбука, – вступил в разговор Югорус Лужж. – Нет ли у вас в запасе какой-нибудь другой? У кого будут предложения?
– Хлюююп-хлюююп! – торопливо застучал по воде Просвещенья Дух. – Хлюююп-хлюююп-хлюююп!
Хлюп-хлюююп-хлюп! Хлюююп-хлюююп-хлюп-хлюп!
Хлюп!
– Эй! А ведь он как раз предлагает другую азбуку! – воскликнул Порри.
– Да? И какую же? – заинтересованно повернулся к мальчику Лужж.
– Азбуку Морзе!
– Хлюп-хлюююп! Хлюююп-хлюююп-хлюп! Хлюп-хлюююп! – Дух прямо захлебывался от восторженного хлюпа.
– И что он сказал? – спросил Бубльгум.
– Он сказал «Ага».
Радостное хлюпанье полилось нескончаемой песней.
– Что он там болтает? – раздраженно поинтересовался Фантом через несколько минут.
– Ну-у-у-у… Дух рад, что, наконец, сможет пообщаться с нормальным… то есть, с нормальной скоростью.
– И все? – усомнилась МакКанарейкл. – Мне показалось, он сказал гораздо больше.
Порри промолчал. В действительности, Просвещенья Дух зло и едко прошелся по всем магам-ретроградам и их дедовским методам. Сам Гаттер выучил морзянку, когда выслеживал шпиона (кота Кисера) и вынужден был ежеминутно сообщать в Центр о его подозрительных контактах с соседской живностью: собаками, птицами, мышами, а главным образом – с кошками.
– Не отвлекайтесь, – Асс решительно попытался вернуть бразды правления в свои руки, – у нас еще масса дел! Пусть позовет духа Наполеона!
Ответом было раздраженное хлюпанье.
– Абонент… – начал переводить Порри, – временно… недоступен… Оставьте… свое… сообщение.
– Тогда Александра Македонского!
Некоторое время стояла напряженная тишина, которую нарушил царственный всплеск.
– Он спрашивает… что… мы… хотим… от повелителя… мира.
– Уважаемый повелитель мира, – вступил Лужж, – не подскажете ли вы, где сейчас Тот-который-увеличивал-число-мудлов-за-счет-уменьшения-количества-магов?
В ответ хлюпало довольно долго.
– Он спрашивает, кто такой Тот-который… короче, Мордевольт?
– Скажи ему, что это Мордевольт, – посоветовал Развнедел.
Хлюпанье стало постепенно затихать.
– Он говорит, что Мордевольтов много, а повелитель мира один, – перевел Порри.
Несколько минут медиумы слушали тишину, нарушаемую только бурбалками со дна катка.
– По-моему, он ушел, – резюмировал Браунинг.
– Вызываю дух Чингисхана! – требовательно возопил Асс.
Донесся дробный хлюп, напоминающий чваканье лошадиных копыт по болоту.
– Он требует… чтобы Монголии… вернули… ее исконные земли… от Харбина до Полоцка… Иначе не будет разговаривать.
– Понятно, – Фантом Асс начал терять терпение. Красивый продуманный план спиритического сеанса летел ко всем чертям#.
– Линкольна пригласите, – сварливо потребовал маг. Линкольн оказался жутким болтуном. Порри охрип, излагая его свежие идеи и актуальные концепции американского общества. К счастью, минут через десять в спиритическом круге затрещало, и раздался сварливый старушечий голос:
– Кто там на параллельном? Положите блюдце! Безобразие какое!
– Сама положи, хамка старая! – вмешалась МакКанарейкл. – Здесь люди делом заняты!
– Ах ты, соплячка! – завизжала невидимая собеседница. – Постеснялась бы! Мне восемьдесят лет!…
Асс рубанул по воздуху палочкой, и связь прервалась.
– Действительно, Сьюзан, – усмехнулся Бубльгум. – Постеснялись бы. Она вам в правнучки годится.
– Ничего! – сказал Фантом Асс, торопливо вычерчивая палочкой диковинные фигуры, напомнившие Порри формулы, которые он видел в учебнике по началам матанализа. – Это был только ближний Астрал. Сами понимаете, кто у нас обитает в ближнем Астрале. Неудачники, маразматики, авантюристы. И связь никудышная. Сейчас выйдем в дальний, а там не только телеграф, но и телефон работает.
– Не хочу вас расстраивать, коллега, – проникновенно сказал Бубльгум, – но в дальний Астрал мы не будем выходить.
– Почему? Вы не верите в мои способности?
– Дело в том, что от дальнего Астрала наша школа временно отключена. Финансовые, знаете ли, трудности.
– Ерунда! – ответил Асс. – Добавим немного мощности…
Фантом очень убедительно нахмурился. По сфере над головами волшебников пробежали малиновые искры. Сам купол начал прогибаться и скрипеть. Только теперь Порри осознал, что Асс по колдовской силе, пожалуй, не уступает самому Бубльгуму.
– Вызываю дух Рокфеллера! – прокричал Фантом, перекрывая скрежет и треск.
– Кто посмел потревожить меня! – прогремел в ответ жуткий голос.
– Да я это, я!
– Асс, что ли? – голос стал абсолютно нормальным. – Не узнал, богатым будешь. Ты где? Связь очень плохая!
– В Первертсе. Слушай, ты не видал такого – Мордевольта?
Сфера Фигвамера начала прогибаться, словно под порывами ветра, и потеряла непрозрачность.
– Я не видал, – сквозь треск отвечал Рокфеллер. – Но могу присоветовать одну толковую тетку, которая даст вам подсказку. Она как раз у меня.
Голос еле пробивался сквозь нарастающую лавину помех. Сфера начала давать мелкие трещины.
– Может, потом? – испуганно закричал Асс. – У меня сейчас короткое заклинание# случится!
– Нет-нет! – потусторонний голос прерывался, но был настойчив. – Ее очень трудно поймать! Лови!
На макушке сферы начал образовываться стремительный водоворот. Фантом Асс выхватил еще одну палочку и вытянул оба магических инструмента вверх. Лицо его исказилось от напряжения.
– Помогайте! – рявкнул он. – Держите купол! Колдуны, спохватившись, один за другим начали вытаскивать волшебные палочки и выкрикивать стабилизирующие заклинания, но в суете только мешали друг другу.
Порри увидел, как сфера закачалась, несколько раз судорожно дернулась и, всхлипнув: «Мама!», лопнула. Магический вихрь, вырвавшийся из-под купола, залихватски свистнул, заулюлюкал и понесся в направлении Первертса.
Водная поверхность вздыбилась. Гаттер, как и почти все присутствующие, не устоял на ногах и свалился на дно блюдца. Рядом в воду бухнулось что-то тяжелое. «Развнедел», – сообразил мальчик, но даже не посмотрел в сторону терпящего бедствие декана.
И никто не посмотрел.
Потому что зрелище, открывшееся участникам вышедшего из-под контроля спиритического сеанса, было куда более захватывающим, чем барахтающийся родственник Тетраля Квадрита.
Башня Орлодерра бесшумно сложилась внутрь себя. Башню Слезайблинна закрутило против часовой стрелки и разорвало на кусочки. Башня Чертекака взлетела на сотню метров вверх, на миг зависла, а потом рухнула вниз и вдребезги разбилась о землю.
Через секунду на уши магов обрушился невероятный грохот.
– Обалдеть! – восхищенно закричал Порри и не услышал себя.
Шум постепенно стих.
– …какое счастье, – донесся до мальчика голос Югоруса Лужжа, – что мы догадались собрать всех в столовой.
Центральная, приземистая часть школы, в которой находились все служебные и учебные помещения, устояла. От трех факультетских башен не осталось и следа, а над обломками возвышались всего два целых здания.
Из одного из них, ангароподобного загона с монстрами, доносились приглушенные расстоянием удары. Видимо, испытание дезодоранта Амели-Харлея увенчалось успехом, и теперь монстры пытались пробиться наружу#.
А вот второе здание, незнакомая красивая башня…
– Глазам не верю! – ахнула МакКанарейкл. – Да это же Гдетотаммер! Вот это да!
– Это ладно, – сказал Бубльгум. – А вот это – да! – и ректор показал вверх.
Над магами парила благообразная седенькая старушка рассеянного вида в очках с примотанными белой ниткой дужками. Она смущенно улыбалась.
– Разрешите представить вам, – торжественно произнес глава Первертса, – профессора Мелинду Сгинь, декана факультета Гдетотаммера.
– Мелинда! – радостно завопила МакКанарейкл. – Конечно же, Мелинда!
– Вы рады меня видеть? – почему-то удивилась старушка.
– Да нет! Наконец-то я вспомнила ваше имя!
– И Гдетотаммер нашелся, – добавил Развнедел, который уже забрался в блюдце. – Не нравится мне все это.
– Гдетотаммер? Очень хорошо! – обрадовалась мадам Сгинь. – Я как раз собиралась проверить документацию.
Старушка приводнилась и пешком направилась к берегу, аккуратно переступая через бурбалки и водовороты.
– Это уж слишком! – возмутился Браунинг и начал нервно теребить четки.
– Обождите, Мелинда! – крикнул Лужж вслед семенящей старушке. – А подсказка? Что нам делать?
Декан Гдетотаммера повернулась к магам, задумчиво наморщила лоб, а потом сказала:
– Продолжайте то, что начали.
– Продолжать это? – удивился Бубльгум и покосился на развалины Первертса.
– Не то, что начал болван из Министерства, а то что начали мальчик и Сьюзи. Кстати, Сью, ты прекрасно сохранилась. Извините, у меня через пятнадцать минут назначена важная встреча, а мне еще надо вспомнить, с кем именно. Поговорим позже, ладно? Насколько я помню, по пятницам у нас педсовет?
Мадам Сгинь повернулась и припустила в сторону Гдетотаммера с удвоенной скоростью.
– Обождите… – начал было Фантом Асс, но старушка, не снижая темпа, отрицательно покачала головой.
– В пятницу! – прокричала она уже с берега. – А возможно, даже в четверг. Если пройдет дождь.
Бубльгум некоторое время смотрел вслед нежданно обретенному декану, потом перевел взгляд в воду и произнес:
– Больше мы ее не увидим.
Дальнейшие события показали, что ректор как в воду глядел.
Из водоема начали выпрыгивать водные духи. Постепенно они сбились в стаю, вытянулись правильным головастиком и с грустным клекотом полетели на юг – в сторону Франции#. Каток покрылся тонким голубоватым льдом, который быстро уплотнился, побелел и превратился в толстенный ледяной панцирь.
Незамерзающий каток замерз.
– Ну вот, – сказала Фора Туна. – Теперь мы наконец-то сможем пригласить Бережную и Сихарулидзе. И Плющенко. И его…
– Кого? – благоговейно прошептала мадам Камфри.
– Ягудина.
Прорицательница и главврач счастливо вздохнули.

<< Глава 16     Оглавление    Глава 18 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.