Глава 13. Запретная помойка

На рассвете, когда звуки и запахи особенно отчетливы, чрезвычайная комиссия ступила на запретную землю Большой Помойки. От великолепия панорамы у Порри на мгновение захватило дух.
Своим появлением это место, тщательно охраняемое спящими троллями, было обязано древним викингам. Именно они первыми начали хоронить на Британских островах своих вождей, складывая в могилы все, что может пригодиться в загробной жизни.
Довольно скоро к вещам, необходимым в ином мире, начали добавляться предметы, уже не нужные здесь. Ну а вдруг дырявый горшок пригодится «там»? Здесь-то он уже точно не нужен. Постепенно рационализм брал вверх, и содержание посмертного багажа покойников становилось все более неприглядным. Традиция заваливать подножия холмов всяким хламом укоренилась, потребность в укладывании туда вождей отпала вместе с вождями.
Порри подумал об этом, и дух захватило вторично. Стойко сделав еще два-три вдоха, мальчик решил, что даже такую вонь, наверное, можно вытерпеть. По крайней мере, сопровождающие его взрослые особых затруднений в дыхании не испытывали.
Проще всего было Югорусу Лужжу, который шел первым. По его безмятежному лицу было понятно, что профессор наладил воздухооборот с Астралом и дышит теперь кристальным воздухом заоблачных вершин Тибета. Следом вышагивал Фантом Асс, который еще в Первертсе подробно объяснил, что для такого тренированного мага, как он, не подышать часик-другой даже полезно.
Третий в цепочке, Развнедел, никаких магических штучек не использовал, но его вонь не беспокоила по определению. Порри не удивился бы, если бы декан Чертекака уселся на ближайшей куче отбросов и принялся уплетать бутерброд.
Пятой – сразу за Гаттером – двигалась МакКанарейкл. Несколько раз, обернувшись, мальчик ловил на ее лице напряженно-брезгливое выражение. Но это могло быть связано не с ароматами Помойки, а с тем, что в спину мисс Сьюзан дышал отец Браунинг. Этот от всех напастей спасался своими бесконечными мудловскими заклинаниями, перебиранием белых бус и чесноком.
Замыкающего процессию Бубльгума Порри не видел из-за плотной завесы дыма от лесных пожаров, но был практически уверен в том, что профессор сохраняет вежливую улыбку, ровное дыхание и белизну одежд даже здесь. Порри вздохнул: все-таки тонкая магия ректора давала массу преимуществ.
Попринюхавшись, Порри стал осматриваться, насколько позволял темп перемещения.
Помойка представляла собой поистине феерическое зрелище. Огромные остовы драконов, покрытые многовековой коррозией, полуистлевшие манускрипты и поломанные королевские мечи соседствовали с почти новыми колдовизорами, ручками метел (многие из которых явно пережили метлокатастрофы) и подшивками «Болотного огонька» за прошлый век.
Постепенно мальчик начал замечать присутствие Разумной жизни. Например, на застрявшем в куче объедков клинке висела табличка: «Меч Артура. Не извлекать! Штраф – 50 раз». Чуть дальше высилась баррикада из колдовских котлов, над которыми развевалось знамя с детскими каракулями: «Мордеволът не пройдет!». Поверх страшного имени твердой взрослой рукой написано: «Тот-кто-к-нам-с-мечом-придет».
Над горами всякой дряни проплыло коллективное бессознательное. Оно оживленно беседовало с собой, активно используя символы и архетипы#.
Самих обитателей Запретной Свалки пока видно не было. Порри попытался включить магическое зрение, но для этого пришлось закрыть глаза, так что мальчик едва не налетел на Развнедела. Впрочем, минут через десять экспедиция познакомилась с первым аборигеном, не заметить которого мог только слепой.
Здоровенный, как Дубль Дуб, тролль стоял у них на пути, демонстративно перебрасывая из руки в руку цепь с красивым клеймом «Прометей». Как только волшебники подобрались достаточно близко, угрюмый детина поприветствовал их:
– Проход платный. Бабки гони.
Перед выходом Бубльгум строго-настрого запретил вступать в конфликты с местными жителями, поэтому наглость тролля осталась без внимания. Югорус просто просочился сквозь местного, даже не замедлив шага. Фантом Асс, то ли из вредности, то ли вспомнив о своем напарнике-мудле, небрежным движением палочки переместил тролля к старым ржавым вратам рая. Гаттер услышал за спиной недобрый хмык мисс МакКанарейкл. В ту же секунду неудачливый вымогатель оказался прикованным к воротам собственной цепью и заголосил дурным голосом:
– Эй! Прогоните от меня этих тварей! И бабки! Бабки гоните!
Порри, который к этому моменту отошел достаточно далеко, оглянулся. Тролль, яростно рыча, пытался отогнать от себя полчища комаров. Большие, красивые, как орлы, насекомые кружили над ним, стараясь укусить в печень.
Асса это происшествие развеселило, и он тут же принялся рассказывать длинную историю о своем племяннике, который гоняет подержанные метлы из Германии в Белоруссию. Рассказ был действительно забавным, и Сьюзи несколько раз одобрительно фыркала. А один раз даже расхохоталась – когда Фантом дошел до места, где его племянник пересекает границу с включенной сиреной, а та вешает лапшу на уши пограничникам.
– Осторожно! – предупредил идущий сзади Бубльгум. – Входим в квартал джиннов.
– Это опасно? – насторожился Развнедел.
– Это… хлопотно, – подобрал нужное слово ректор.
Через несколько минут к процессии пристал джинненок веков пяти# с требованием купить у него часы царя Соломона Абрамовича. Когда он наконец исчез (вместе с карманными часами Развнедела), эстафету принял старый иссохший джинн с традиционной для его племени просьбой:
– Дорогой, подожди, пустой бутылочка не найдется#?
Поскольку волшебники вели себя мирно, через некоторое время их обступила толпа нищих, погорельцев, беженцев, продавцов фруктов прямо из Эдема («Вах, какой персик, бери, задаром отдам, его Адам кюшал, Ева кюшал, купи – ты кюшать будешь!») и самодеятельных экскурсоводов.
– Купи карта! – кричал один, заглядывая в глаза одновременно всем семерым путешественникам. – Хороший карта, новый, сам сегодня нарисовал. Видишь крестик? Древний клад лежит. Клад найдешь, деньга найдешь, как джинн жить будешь…
– Не слюшай его! Не бери карта! – влез второй. – Плохой карта, крестик мало, денег мало, как шайтан жить будешь! Бери моя, смотри, вах, красота какая.
Альтернативная карта полностью состояла, вах, из крестиков.
Наивного и доброго Лужжа аборигены облепили, как мухи. Он искренне заинтересовался методами работы местных гадалок, пришел в восторг и обещал включить их технологию предсказания в соответствующий курс – пока не обнаружил пропажу всех наличных денег и бриллиантового напоминателя.
Все остальные обошлись без существенных потерь, так как активизировали сторожевые заклятия. Браунинг, лишенный такой возможности, всю дорогу неистово крестился, что позволяло ему постоянно контролировать наличие денег и ценных вещей.
Члены Чрезвычайной Комиссии удачно миновали самый опасный участок, где магическая свалка переходила в мудловскую (за горами разноцветных упаковок виднелась задняя стена какого-то здания, из которого доносились загадочные крики: «Свободная касса!») и наконец добрались до цели путешествия.
Посреди завалов всякой дряни аккуратно стоял хорошенький пряничный домик. «Скупка краденого», – гласила лакированная табличка. «Все по-честному», – продолжала мысль другая. На закрытых ставнях единственного окна висела третья: «Вход через дверь».
Вокруг домика кустилась воровская малина.
Расписные ставни распахнулись, и в окошке появилась розовощекая приветливая физиономия улыбающегося гоблина.
– Зачем покупать в магазине? Гораздо дешевле в малине… – начал было декламировать он, но тут увидел ректора Первертса со свитой.
Гоблин поперхнулся, заметался, попытался прикрыть табличку «Скупка краденого» самодельным плакатиком «Пункт приема магического лома», уронил плакатик, потянулся за ним, выпал из окна и стремительно зарылся в ближайшую гору мусора.
Югорус Лужж и Фантом Асс прошли сквозь запертую дверь в домик. Развнедел, удивившись, попробовал сделать то же самое, в чем вполне преуспел. Он не только сам попал в магазин, но и внес туда дверь с косяком.
– Ого! – сказал вошедший последним Бубльгум. – Жаль, Клинча не взяли.
И правда, завхозу было бы на что посмотреть. Все полки были заставлены самыми разными предметами, украденными в школе волшебства за последние пять лет. Метлы, волшебные палочки, два кубка Первертса, кипы белых, черных и желтых дипломов, невообразимое количество рефератов и курсовых, привязанные к стойкам мячи для футбича, столы, стулья и классные доски, полные списки студентов Гдетотаммера, несколько облупившихся философских камней… На почетном месте в рамочке висели акты списания украденных вещей.
– Во! – воскликнул Развнедел, – мой диван! А я все думал, куда его засунул…
– Какое счастье, – произнесла МакКанарейкл. – Мы можем считать свою миссию завершенной. Правда, профессор Бубльгум? Как мы здесь что-нибудь найдем?
– Сами-то мы ничего не нашли бы, – сказал отец Браунинг. – Но кто-то решил нам помочь. – Он указал на противоположную стену. За шкафом висел большой плакат, начинающийся словами: «Ищете что-нибудь?»
– Это наверняка старая реклама, – поморщился Фантом Асс. – Какое-нибудь обанкротившееся турагентство#.
– Но плакат не старый, – возразил Браунинг, – и, судя по цвету обоев, шкаф недавно двигали.
– А ну-ка, ну-ка, – заинтересовавшийся Развнедел уперся плечом в шкаф. Скелеты в шкафу тревожно зашевелились.
– Э-э-э… М-м-м… Коллега! – Лужж попытался остановить бурную деятельность декана Чертекака. – Есть ведь более простые способы! Например, Шаг-вперед-два-шага-в-сторону… 
Но было уже поздно: Развнедел сдвинул шкаф в угол, разрушив по дороге несколько греческих амфор с надписью: «Сдается на сутки». Югорус растерянно смотрел на полностью обнажившийся плакат.
– Вы всегда так неторопливы, мистер Лужж? – не удержался от ехидного комментария Браунинг.
Оскорбленный волшебник повернулся к священнику.
– Да погодите вы! – МакКанарейкл решительно пресекла надвигающуюся ссору. – Вам не кажется странным этот плакат?
Объявление гласило:

Ищете что-нибудь?
Хотите узнать больше о трубах Мордевольта?
Поверните вон тот рычаг!

Ниже была нарисована стрелка, указывающая как раз в тот угол, куда Развнедел сдвинул громоздкий шкаф.
На сей раз Лужж среагировал быстрее: он вскинул руку с палочкой и произнес: «Гулять!» Шкаф радостно взбрыкнул и выскочил на свежий воздух Свалки.
– Уже лучше! – усмехнулся Браунинг и внезапно стал серьезным. – А нет ли у вас какого-нибудь заклинания для более сложных случаев?
– Конечно, есть! – возмущенно ответил Югорус. – А что?
– Держите его наготове.
Лужж пожал плечами, но все-таки перевел палочку в боевое положение.
– Есть у меня нехорошее предчувствие. Слишком уж это похоже на ловушку… – продолжил Браунинг. – Стой! Куда?!
Но любознательный Фантом Асс уже потянул на себя рукоятку рычага.
За стенами лачуги заскрипели какие-то механизмы, и отовсюду – с полок, из стен, с потолка – выдвинулись жерла Мордевольтовых Труб.
Магазин озарился фиолетовым цветом.
Все присутствующие в один голос охнули, а Югорус Лужж взмахнул палочкой.
Время остановилось. Все звуки исчезли.
Пульсирующие фиолетовые искры застыли на полпути к замершим магам. Отец Браунинг, что-то выхватывая из-за пазухи, почти упал на пол. Бубльгум практически закрыл собой растерявшегося Порри. МакКанарейкл, присев на корточки, закрыла глаза руками. Лицо Развнедела выражало смутную догадку, что сейчас что-то произойдет. Фантом Асс, судя по всему, пытался вернуть рычаг в исходное положение.
Пространство вокруг Югоруса заколыхалось. Декан Слезайблинна, двигаясь медленно, будто в глицерине, поднял обе руки и развел их в стороны. От ладоней к сотоварищам покатились волны, и перед каждым магом всплыл его фантом. Фантомы уплотнились, потеряли прозрачность… и на Порри обрушилась лавина звуков.
Фиолетовые искры сорвались с места и хищно впились в захлопавших глазами фантомов. Те полиловели и бесчувственными чурбанами повалились на пол.
– Скорее… – с трудом проговорил Югорус, у которого заклинание отняло почти все силы. – Сейчас начнется…
– Что начнется? – икнул Развнедел.
– На улицу! Бегом! – взял на себя командование Браунинг и буквально в шею вытолкал всех из дома.
Последним из дверного проема выпал профессор Лужж. И в тот же миг стены магазина потрескались, потемнели и рассыпались в мелкую труху. Еще через секунду земля под обломками разверзлась и с утробным урчанием поглотила и улики, и все пропажи Первертса.
Впрочем, одну вещь уберечь удалось: профессор Развнедел даже в минуту паники не потерял головы и выволок наружу любимый диван.
– Что это было? – пробормотал Асс, который по-прежнему сжимал в руках злосчастный рычаг.
– Время, – пояснил тяжело дышащий Югорус. – Что может быть проще времени#? Сначала я его попридержал, быстренько изготовил фантомов, а потом отпустил. Это как пружина. За последние пять секунд дом прожил десять тысяч лет.
– А если бы мы остались внутри? – ахнула мисс Сьюзи. – Десять тысяч лет! Какой кошмар!
– Да, Югорус… – протянул Бубльгум. – Не ожидал.
– Это отцу Браунингу спасибо, – произнес Лужж. – Если бы не он, я бы не успел.
Идеологические противники слегка поклонились друг другу.
– Как трогательно! – заметил Фантом Асс. – Интересно, это все приключения на сегодня? – И тут же получил ответ.
Груда хлама зашевелилась, и оттуда выскочил буйно раскрашенный гном.
– За мной, уроды! – злобно выкрикнул он. – Бей бывших! – и, замахнувшись топором, бросился на магов.
Сразу три луча – красный, зеленый и в легкомысленный горошек – вылетели из волшебных палочек Югоруса, Фантома Асса и МакКанарейкл и ударились в грудь нападавшего. Гнома шмякнуло о землю и отбросило в кусты.
– Нас подставили! – обиженно завопил воинственный коротышка. – Отморозки, сваливаем!
– Что бы это значило? – сказал Югорус, задумчиво глядя вслед улепетывающему гному. – Такое поведение нетипично для гномов. А что значит «бывших» и «нас подставили»?
– Да грибов объелся, – буркнул Развнедел. – Ну что, пошли назад? Обед скоро. А мне еще диван тащить. Эй, а где диван?!

<< Глава 12     Оглавление    Глава 14 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.