Глава 12. Летающие гномы

– …вот и все, что я могу сказать по этому поводу, – закончил рассказ Порри и облизал пересохшие губы.
– Ну что ж, – отозвался Фантом Асс, – очень трогательно. А теперь повторите все это еще раз для протокола. Бальбо!
Дверь раскрылась, и в комнату заскочил лопоухий человечек.
– Это наш секретарь, – пояснил Асс, – он будет вести протокол. Очень точный и правдивый (Фантом выразительно посмотрел на коротышку), без ненужных подробностей и пространных рассуждений об относительности добра и зла. Правда, Бальбо?
Бальбо энергично закивал, но когда Фантом отвернулся, пожал плечами.
– Итак, – сказал Асс и выжидательно посмотрел на Порри. – Что-нибудь из раннего.
«Ничего, – подумал мальчик, – во второй раз будет проще. Главное не забыть, что врал в первый раз».
– Ну, Сен был в своей комнате, смотрел в бинокль…
– Куда смотрел? – перебил его Фантом.
– Не знаю, – заученно ответил Порри. – За звездами наблюдал, наверное.
– То есть, это было ночью? – уточнил следователь.
– Да не знаю я! Просто смотрел, и все. А в бинокле была Мордевольтова Труба. Она по нему шарахнула, он волшебные способности и потерял. Все.
– А что такое Мордевольтова Труба, как вы полагаете?
– Это такая штука… такое устройство, которое может из мага сделать мудла… то есть, слабоволшебника… то есть, лицо неколдовского происхождения… то есть, происхождение-то у него останется колдовское, а вот он сам… Вот.
– И как она это делает?
– Не знаю#.
– А если бы вам показали эту… штуку, вы бы смогли с ней разобраться?
– Нет, – ответил Порри и подумал: «Сколько можно спрашивать об одном и том же?»
– Что-то вы очень быстро ответили. То есть, вы ждали этого вопроса? Бальбо, занесите это в протокол. Итак, вы утверждаете, что не смогли бы создать Трубу Мордевольта. Откуда вы это знаете? Вы пробовали?
– Нет, я не пробовал.
– Допустим. Вы можете описать нам Трубу Мордевольта? Хотя бы в общих чертах?
– Как я вам ее опишу? Я и представления не имею…
– Хорошо, – внезапно подал голос отец Браунинг. – Скажите, это техническое устройство или э-э-э… магическое?
Порри задумался. На «репетиции» такого вопроса не было.
– Значит, нужно определить тип Мордевольтова оружия? – медленно сказал Гаттер, выигрывая время. – Ну, с одной стороны магическое, потому что оно действует на магов, лишает их магических свойств. С другой стороны – техническое. Все знают, что Мордевольт потому и был непобедим (следователи многозначительно переглянулись)… в смысле, очень опасен, что Труба была не волшебная. Никто не знал, как с ней бороться.
– То есть, и то, и другое? Два в одном? – подвел итог Браунинг.
– Получается так.
– Ну, бог с ним, с Мордевольтом, – великодушно сказал Фантом Асс. – Давайте лучше поговорим о вас. Вы ведь, кстати, тоже к технике неравнодушны?
– Да так, балуюсь, – буркнул Порри, чувствуя, что запахло жареным.
Или паленым. Словом, как-то странно запахло.
Внезапно дверь преподавательской распахнулась, и в комнату ввалился неопрятный гном в строительной каске с рогами. Мурлыкая себе под нос: «Ду. Ду хаст. Ду хаст михь»,   он ловко вскочил на стол Асса и принялся измерять окно рулеткой.
– Что это за хамство?! – возмутился Фантом, пытаясь выпростать из-под гномьего сапога материалы следствия. – Такого не было даже в России#!
– Я отец Браунинг! – завел знакомую песню отец Браунинг. – Надеюсь, вы понимаете, что это означает?
Гном замер, неподвижно глядя перед собой. Браунинг приосанился.
– Кто так стекла вставляет?! – воскликнул рабочий и шарахнул по раме топором. Осколки посыпались на стоящих у подъезда ментодеров.
Только после этого гном соизволил обратить внимание на членов Чрезвычайной Комиссии.
– Щас тут линию Силы тянуть будем. Так что валите, пока целы!
– Прокляну!… – одновременно завопили Асс и Браунинг.
– Вставай, проклятьем заклейменный… – невозмутимо затянул гном, соскочил со стола, перешел ко второму окну и замер, неподвижно глядя перед собой.
Следователи в ярости схватились: один – за волшебную палочку, другой – за распятие.
– Ах ты!… – начал произносить проклятие Асс, но гном замахал на него руками и приник ухом к стене.
Постояв немного, рабочий пробормотал: «Блин, хозяин идет!» и перемахнул через подоконник, увлекая за собой вторую раму. Бальбо восхищенно прищелкнул языком и начал что-то писать поперек протокола.
Дверь распахнулась, и в преподавательскую шумно вошли Лужж и МакКанарейкл.
– …да нужно просто снова научить Мергиону колдовать! – Лужж разошелся настолько, что кричал эти слова сам, не прибегая к помощи сидящего у него на плече страуса эму.
– Не всему можно научить! – упрямилась МакКанарейкл. – Способности или есть, или нет.
– При чем здесь способности! – от возмущения Югорус собственноручно схватил мисс Сьюзи за мантию. Страус с изумлением посмотрел на профессора, поднялся на крыло и, изящно протаранив третье окно, скрылся вдали.
Профессор потери пернатого громкоговорителя не заметил:
– Помните Амели Пулен? Которая не могла элементарную колдографию проявить и напечатать? Так вот, вчера она показала мне целый альбом очень необычных магических снимков!
Дверь опять распахнулась, впуская Бубльгума и Развнедела.
«Прямо драмтеатр какой-то!» – подумал Порри.
– …а то возьмите Сена к себе референтом, – говорил Развнедел ректору. – Работа хорошая, колдовать не надо опять же.
– Боюсь, мальчик слишком молод для такой должности, – покачал головой Бубльгум.
– Не в Безмозглон же его отправлять! Грег Аесли будет очень недоволен.
Члены комиссии расселись за преподавательским столом, при этом Лужж постарался оказаться как можно дальше от отца Браунинга.
– Давайте по порядку, – сказал ректор. – Об итогах бесед с Пейджер и Аесли мы расскажем потом, а сейчас хотелось бы услышать, каких успехов добились уважаемые коллеги.
При слове «коллеги» отца Браунинга перекосило. Впрочем, Фантома Асса перспектива отчета об успехах тоже не вдохновила.
– Э-э-э… – замялся он. – Может, после того, как будет готов официальный протокол?
– А протокол готов! – обрадовался Бальбо. – Осталось вставить сцену прощания, два-три стиха и генеалогические деревья. Но это можно и в эпилоге…
– В принципе, – бодро сказал Асс, – можно начать все сначала.
«Ничего не скажу!» – решил Порри.
– Зачем же сначала? – обиженно заметил Бальбо. – У меня все записано! На странице 215 вы сказали: «Ну, бог с ним, с Мордевольтом».
– Не может такого!… – воскликнул Фантом, схватил пухлую рукопись и прочитал: «Глава 98. „Летающие гномы“. Не в силах противостоять могуществу Темного владыки в его безудержном стремлении к роковому величию, маленькие жители подземелий устремились к средоточию магии…» Что это за бред? Где протокол?!
– Посмотрите на обратной стороне, – посоветовал Бубльгум, – на полях.
Асс перевернул листок, пометался по протоколу взглядом, облегченно вздохнул и как ни в чем не бывало вернулся на свое место.
– Ну, бог с ним, с Мордевольтом, – великодушно сказал следователь. – Давайте лучше поговорим о вас. Вы ведь, кстати, тоже к технике неравнодушны?
– Да так, балуюсь, – буркнул Порри, чувствуя, что запахло жареным#. Теперь идея торжества НТР над магией не казалась ему такой уж великой.
– Балуетесь. Вернее, шалите. Вон сколько профессор МакКанарейкл на вас служебных записок понаписала. «На введении в специальность читал журнал „Нью Сайнтист“», «Сбивал с толку однокурсников выдумками о законе сохранения энергии», «Пугал девочек светящимся пятном немагического происхождения»… Что за пятно?
– Это лазер, – пояснил Порри, – гелий-неоновый. Совершенно безвредный.
– Он светит фиолетовым цветом? – неожиданно встрял Браунинг.
– Красным.
– А вот это очень интересно! – продолжил Фантом Асс. – «Вместо того чтобы как нормальные люди поднимать стул заклинанием, подложил под него какую-то техническую гадость, названную им „антигри… гра…“». Ну и почерк у вас, мисс МакКанарейкл! Зато у вашего ректора почерк – загляденье. Четко, ясно. «Сьюзи, голубушка, вы же сами убедились, что под стулом было заклинание, хитро запрятанное в шестеренки! Дайте срок, выйдет из него вся эта дурь!»
– «Заклинание, запрятанное в шестеренки»? – повторил Браунинг. – Совсем как Труба Мордевольта.
У Порри засосало под ложечкой. Если бы он был на месте комиссии, он бы тоже себя заподозрил.
– Резюмируем: технически это было возможно, – Асс довольно потер руки и встал из-за стола.
– Что «это»? – поинтересовался Развнедел.
– Создание Трубы руками этого юного дарования. Мальчик так ловко встроил заклинание в механическую игрушку, что только ваш ректор смог его разглядеть.
– Или вы заранее знали о нем, – в руках отца Браунинга появились белые бусы, – уважаемый профессор Бубльгум?
Бубльгум ошеломленно поднял левую бровь.
– Ладно, об этом потом, – отмахнулся Асс. – Возможность была. Но при всем моем уважении к юному гению, я не очень верю в его большую практику.
– Да нет у меня никакой практики! – вспылил Порри.
– Вот именно. Вы, наверное, будете смеяться, но я не обнаружил ни на волшебной палочке Аесли, ни на бинокле никаких следов магической личности создателя этих Трубок. Я проверил все уровни, вплоть до тончайших. Ничего! Все, я повторяю, ВСЕ следы автора тщательно уничтожены. Двенадцатилетнему пацану – извините, мистер Гаттер – такое не под силу.
– Но магические следы выветриваются со временем, – неуверенно сказал Югорус.
– Да, выветриваются, – важно кивнул Асс. – Лет через десять-пятнадцать. Но у нас-то здесь свежачок.
– Поэтому логично предположить, – Браунинг встал, – что Трубы создавал один – молодой и талантливый, а следы с них стирал другой – опытный и аккуратный.
Святой отец остановился перед Бубльгумом и начал раскачиваться на носочках.
– Очень опытный и очень аккуратный. Человек, который многие годы содержит в образцовом порядке и собственную бороду, и (Браунинг сделал паузу) вверенную ему школу.
– Молодой человек, – бесстрастно проговорил ректор, – если бы вы не находились при исполнении служебных обязанностей…
– А вот не повезло! – развеселился мудловский сыщик. – А вот нахожусь я при исполнении. Так что сидите и слушайте!
– Вы что, правда думаете, что Бубльгум… то есть мы с профессором Бубльгумом обезмажили Мерги и Сена? – Порри был готов наброситься на наглецов с кулаками. – Это мои друзья!
– Друзья – это здорово, – согласился Браунинг, – но хороший компьютер тоже неплохо. Особенно с постоянным выходом в Интернет. А с этим были проблемы – папа не давал денег, не пускал в Интернет. А вот если бы папа стал премьер-министром, тогда все было бы как по маслу. И друзей новых море. В техникуме связи, да?
– И Первертс не остался бы внакладе, – подхватил Фантом Асс. – В благодарность за устранение конкурента на выборах уважаемый профессор наверняка получил бы что-нибудь ценное. Например, пост начальника Департамента Просветления#. Разве плохо? А всего-то надо было – вывести из строя сына Грега Аесли в нужный момент!
– А мисс Пейджер? – ректор продолжал казаться невозмутимым. – Зачем мы, по-вашему, обидели бедную девочку?
– О-о-о! Я много думал над этим! – Асс постучал указательным пальцем по своей лысой макушке. – Пока мне в голову не пришел вопрос, с которого стоило начать сегодняшний разговор!
«Только не это», – мысленно простонал Порри.
– Мистер Гаттер! Где вы были в момент происшествия с мистером Аесли?
– А когда это было?
– Примерно с 20:39 до 22:54. Или что-то около этого.
– У себя в спальне.
– Кто-нибудь может подтвердить это? Кто ваш сосед?
– Сен. Сен Аесли. Да вы же сами знаете!
– Хорошо. А теперь внимание: вопрос. А где бы вы были в момент происшествия с вашим другом, если бы мисс Пейджер не находилась в больнице?
– Наверное, где-нибудь болтались бы с Мерги… Вы что, думаете, я это все подстроил заранее?
– Ха! Ха! Х… Тьфу! – Фантом Асс на мгновение сконфузился. – Не вы, мистер Гаттер, куда вам! Но, может быть, старшие товарищи, куда более поднаторевшие в многоходовых комбинациях? Итак, описываю весь гамбит от начала до конца. Вначале происходит скандал с крахом Каменного Философа. Это символ школы, к тому же, серьезный источник доходов. Любого другого тут же выперли бы из школы, но вас, мистер Гаттер, просто отсылают на недельку в Бэби-Сити.
– «Недельку в Бэби-Сити»! – возмущенно воскликнул Порри.
– Это суровое наказание, не спорю, – согласился Фантом, – но, вместе с тем, и идеальное алиби. Вы ведь уже подготовили маленькую одноразовую Трубу Мордевольта. Или ее теперь стоит называть Трубой Мордевольта-Гаттера?
Асс хотел сделать эффектную паузу, но сдержался.
– Итак, вас убирают с глаз долой, и тут происходит нечто пока не совсем понятное. Профессор МакКанарейкл, в нарушение всех инструкций, устраивает показательную дуэль между Пейджер и Аесли.
– Они сами вызвались! – вспыхнула Сьюзи. – А что касается инструкций…
– Оставьте, мисс Сьюзан, мы прекрасно знаем, как вы относитесь к инструкциям. А то, что Мергиона первой вызовется на дуэль, догадаться было несложно! Достаточно почитать личное дело ее мамочки. И кого же она возьмет в напарники? Лучшего друга Порри нет, он уехал. Зато есть второй лучший друг – Сен. Вот тут что-то пошло не так.
Асс извлек из воздуха графин, сделал глоток и поморщился.
– Учтивый Аесли должен был уступить право первого выстрела даме, а вместо этого применил палочку сам. Почему Труба Мордевольта-Гаттера оказалась в его палочке? Перепутали? Вложили Трубы в обе палочки? Или наши великие комбинаторы решили прикрыть обмудливание Сена серией преступлений? Не знаю. Пока не знаю.
Порри посмотрел на присутствующих. Отец Браунинг и Бубльгум внимательно рассматривали пейзаж в оконных проемах. Развнедел, возможно, думал, – по крайней мере, он не храпел. МакКанарейкл с трудом сохраняла человеческий облик, время от времени поблескивая крокодильей кожей. Югорус теребил в руках климатическую карту Европы. Бальбо аккуратно переписывал протокол на чистовик.
– Но к вашему возвращению, мой юный технический гений, все было не так уж и плохо. Мергиона изолирована, чтобы не мешаться под ногами в ответственный момент. Сен тоже изолирован, причем в отдельной комнате, где ему можно подсунуть любую дрянь… Кстати, поселить мистера Аесли напротив женского душа – это была ваша идея, мисс МакКанарейкл?
– Девчоночьего душа, – механически поправила чиновника преподавательница. – Да, но душ тут ни при чем. Просто это отдельная комната, ее выход прямо напротив моего кабинета.
– Замечательно! – Асс потер руки. – Я даже не буду спрашивать, где вы находились в момент преступления. Работали, конечно?
– Я проверяла домашние задания! – Сьюзи на мгновение превратилась в рассвирепевшую василиску.
– В своем кабинете?
– Разумеется!
– Чудненько. Кстати, разрешите представить еще одного участника нашего спектакля – мисс МакКанарейкл. Интересная особа, весьма противоречивая. С одной стороны – ворох докладных ректору с требованием выгнать Гаттера, с другой – непрерывный поток призовых баллов тому же Гаттеру. Так он хороший или плохой? Или вы просто держали мальчика на крючке, то ослабляя леску, то натягивая? Вы ведь наиболее приближенный к ректору преподаватель? Интересно, насколько вы близки?
И тут с места встал Югорус Лужж. Порри никогда не видел у профессора такого выражения лица. Он не произнес заклятия, не полез за палочкой, но Фантом Асс попятился.
– Не вздумайте шутить! – торопливо сказал лысый маг. – Вся школа кишит ментодерами!
– Ментодеры! – презрительно произнес Лужж. – Всех ментодеров мира не хватит, чтобы остановить декана Слезайблинна, когда тот в ярости!
– Ситуация критическая, – внезапно заговорил Развнедел. – Я должен поставить об этом в известность своего друга Тетраля, то есть Квадрига…
Фантом Асс и Бубльгум метнули друг в друга тяжелые, как пушечные ядра, взгляды и, видимо, пришли к какому-то соглашению.
– Мы не будем пока тревожить вашего друга, уважаемый профессор, – медленно произнес ректор. – У нас и без него… то есть, у него и без нас хватает забот.
– На сей раз я полностью поддерживаю господина Бубльгума, – подхватил Асс. – Мы отложим рапорт, пока у нас не будет достаточных доказательств, чтобы изобличить преступников.
– И мы постараемся выявить настоящих преступников как можно быстрее, – пообещал ректор. – Клянусь своей, ну, скажем, бородой.
– Отлично сказано! – вскричал Бальбо. – Ой, извините, это я о своем, – секретарь спрятался за пухлым протоколом.
– Речь, конечно, яркая и впечатляющая, – согласился Браунинг, – но, может быть, вы нам подскажете, где их искать?
– Подскажу, – отозвался ректор. – Искать нужно на свалке.
Если Бубльгум хотел произвести эффект, он мог собой гордиться; все присутствующие оторопело уставились на него, осмысливая сказанное. Даже Бальбо нехотя оторвался от бумаги, пробормотал: «Гениально!», – и продолжил свой нелегкий писательский труд.
– А свалка-то тут при чем? – изумился Развнедел.
– Профессор, – удивился в свою очередь ректор, – вы же вместе со мной слушали рассказ Сена! Вы что, проспали его от начала до конца?
– Нет-нет!– смещался декан Чертекака. – Я просто… наверное, что-то упустил. Мальчик что-то говорил про свалку?
– Про Запретную Свалку, – уточнил Бубльгум.
– Да! – с облегчением подхватил Развнедел. – Он рассказывал как раз про Запретную Свалку, где он… это… что он там?…
– Где он нашел бинокль, – пришел на помощь ректор. – Как вы руководите факультетом, профессор, с такой памятью? Вы уверены, что пройдете конкурс в следующем году?
– У меня память как смола! – обиделся Развнедел. – Что в нее попало, то уж навеки там! Я прекрасно помню, как Сен рассказывал про Свалку! Он тайком туда бегал и нашел там эту штуку. Зуб даю!
– И на основании этой клятвы мы сейчас полезем на помойку? – возмутилась МакКанарейкл.
– Не на помойку, а на свалку! – поправил ее Югорус. – Вернее говоря, на Великую Запретную Свалку Отработанных Магических Артефактов, Не Поддающихся Утилизации#.
– А что вы предлагаете? – поинтересовался Бубльгум. – Беседа с Порри нам ничего не дала, кроме ярчайшего по своим литературным достоинствам Протокола. (Бальбо скромно, но с достоинством поклонился.) Разговор с Мергионой…
Ректор сделал паузу, которую мисс МакКанарейкл заполнила сокрушенным покачиванием головой.
– …тоже не получился, – продолжил Бубльгум. – Бинокль, найденный Сеном на свалке, – наша единственная зацепка. Поэтому я предлагаю заняться именно ею.
В этот момент здание сотряс сокрушительный удар, сопровождаемый молодецким: «Ду-у ха-аст михь#». Бросившись к оконным проемам, члены комиссии обнаружили под окнами бригаду гномов, которые околачивали грушу с помощью огромной чугунной бабы.
– Терпеть не могу кретинов, которые неуважительно обращаются с женщиной! – заявила МакКанарейкл и выразительно покосилась на Асса.
– Да, здесь вы правы, – рассеянно ответил тот, поглаживая блестящую макушку. – Я проведу разъяснительную работу. Приведу в пример себя…
Единственным человеком, оставшимся на месте, оказался Бубльгум.
– Возможно, нас ждет на свалке немало сюрпризов, – тихо сказал он и повысил голос: – Необходимо отправиться туда как можно скорее.
– Пока весь Первертс не превратился в одну огромную свалку, – поддержал его Лужж.
– И вообще, обед уже, – заметил Развнедел.
– Значит, завтра на рассвете, – подвел итог практичный Браунинг.
Выходя из комнаты, Бубльгум сказал Лужжу:
– Югорус, согласитесь, что это непорядок: из четырех окон три разбиты!
Уже оказавшись за дверью, Порри услышал звон четвертого окна.

<< Глава 11     Оглавление    Глава 13 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.