Глава 4. Перрон 3,14159

На перроне 3,14159 было многолюдно и шумно: гремели невидимые оркестры, толпились охающие и ахающие мамочки, явно тосковали отцы, носилась малышня, призывно скалились мумифицированные проводницы в голубой униформе. Пожилые сирены хриплыми голосами долдонили, что номера вагонов начинаются изнутри поезда. То там, то сям мелькала унылая физиономия духа Анны Карениной с вечным русским вопросом, не видел ли кто машиниста маршрута «Москва-Петербург».
Порри Гаттер уже не раз бывал здесь, когда провожали и встречали Гинги, и все равно поражался суете и бестолковости, которая царила на перроне. Он никак не мог взять в толк, зачем из обычного отправления школьного поезда устраивать целое представление.
Единственное, что всегда его развлекало, это один-два заблудившихся мудла, которые каждый год непостижимым образом просачивались через магический барьер. Эти несчастные создания быстро теряли голову, начинали шарахаться от почтовых летучих мышей, добродушных носильщиков-троллей и абсолютно безвредных призрачных машинистов и вскоре дурели настолько, что обращались за советом не к взрослым колдунам, а к их детям.
Это была очень, очень плохая идея.
Если взрослые, как правило, входили в положение и, давясь от смеха, выводили бедолаг наружу, то детки отрывались на полную катушку. Вот и сейчас Порри увидел сценку, которая обещала хорошее развлечение: пожилой мудл, судя по всему, клерк, пытался выяснить подробности происходящего у огненно-рыжей девчонки.
Мама Порри любила рассказывать, что ведьмы должны быть только рыжими, но чистая кровь теперь встречается редко… В этом месте она делала многозначительную паузу и, если собеседник еще не приступал к комплиментам, начинала рассеянно накручивать на палец прядку своих образцово-рыжих волос. Но, во-первых, Порри знал, сколько хны закупала мамочка при каждом посещении аптеки, а во-вторых, рыжесть миссис Гаттер не шла ни в какое сравнение с цветом шевелюры юной ведьмочки, которая добросовестно втирала что-то вконец расклеившемуся мудлу.
Порри оглянулся. Мама увлеченно обсуждала с парочкой престарелых колдуний новое зелье от морщин, папа приклеился к киоску со спортивными журналами, старшая сестра надменно выслушивала комплименты свежих поклонников. Момент для побега в техникум связи был идеальным. Но мальчик не хотел слишком уж сильно огорчать родителей и поэтому ограничился тем, что сделал десяток шагов и оказался за спиной попавшего в переплет мудла.
Девчонка не мигая смотрела пожилому клерку в глаза и вещала неживым голосом:
– Мы есть сверхцивилизация из созвездия Беты Лебедя. Мы отобрали вас для проведения некоторых бесчеловечных экспериментов.
– Да? – блеял мудл. – А почему именно нас?…
– Некоторые эксперименты запрещено ставить на разумных существах, поэтому нам и понадобились вы.
– А мы же тоже… вроде как… разумные…
У Порри от беззвучного смеха так свело живот, что ему пришлось присесть, зажимая рот обеими руками. Но девчонка держалась великолепно:
– По сравнению с истинным разумом, вы – меньше чем животные.
Ведьмочка величаво подняла руку и произнесла:
– Кузуанцо бельмес ториано! 
Оранжевый рюкзачок тут же послушно прыгнул ей в руку.
У клерка отвалилась челюсть, а Порри одобрительно хмыкнул. Вообще-то заклинание было пустяковым, его умел проделывать любой малолетка. Надо было только немного подрессировать рюкзак, да следить за тем, чтобы он не устроил свары с соседями и не увязался за какой-нибудь дамской сумочкой. Но проделано все было очень эффектно. Порри даже не сразу сообразил, в какое место заклинания упрятана команда «место». Пришлось еще раз повторить про себя. Ловко! Порри украдкой показал девчонке большой палец. Она никак не среагировала. Она развлекалась вовсю.
– Но… Э-э… – сделал еще одну попытку спастись клерк. – Дело в том, что, уважаемая… Э-э-э…
– Зовите меня моим простым именем – Мергиппопотинадианона, – милостиво разрешила рыжая представительница сверхцивилизации.
– Хорошо, я буду, – промямлил мудл. – Но мне очень нужно отсюда выбраться! У меня дети… пять, нет, шесть… и собрание акционеров…
Мергиппопотинадианона смерила собеседника таким взглядом, что он наполовину уменьшился в объеме.
– Ну что ж. Вы, пожалуй, пока не готовы. Чтобы покинуть данную область пространства, вы должны определить соотношение периметров круга и квадрата равной площади и произнести его вслух. Три раза#.
Порри мысленно сказал: «Вау!», а мудл обреченно опустил руки. Похоже, он понял, что бесчеловечные сверхцивилизации так просто никого не отпускают.
– Мерги! – неожиданно зазвенел над самым ухом пронзительный женский голос. – Ты опять за свое? Мистер, не слушайте ее. Вы, видимо, здесь случайно?
Участники комедии разом обернулись на звук. Возле них стояла немного увеличенная копия Мергиппопотинадианоны – такая же беззастенчиво-рыжая и худая.
– Да! Случайно! – обрадовался мудл. – Я не знал, что здесь ваша сверхцивилизация с Беты… или Гаммы… ой, я забыл…
Мудл испугано повернулся за помощью к Мергиппопотинадианоне, но та выглядела уже не представителем сверхразума, а обычной одиннадцатилетней хулиганкой, которую мама поймала с поличным.
– Господи! Какие еще сверхцивилизации! Что за фантазии? – всплеснула руками старшая из рыжих колдуний.
– Но я же сам видел! Летающие рюкзаки! А еще люди из воздуха, прозрачные существа… и… и… – Перед лицом мудла появилась и исчезла наглая кошачья улыбка, и почтенный отец семейства определенно собрался разреветься в три ручья.
– Мистер! Ну что вы как маленький! Это же обычное колдовство. Ну колдовство, понимаете? Магия, волшебство, заклинания, проклятия, привороты, ничего особенного. Боже, до чего народ темный пошел! Ладно, проехали. Если хотите отсюда выбраться, просто произнесите…
– Да, я знаю… Соотношение квадрата и круга… Или круга и квадрата…
– Это вам девчонка наплела? Ну, я с ней разберусь! Просто скажите три раза подряд: «Пи».
Мудл уже ничему не удивлялся.
– Пи-пи-пи, – покорно проговорил он и исчез. Мамаша тут же развернулась к дочке с намерением устроить хорошую взбучку, но та успела спросить невинным голоском:
– Мамочка, а зачем ты заставила его сказать «пи-пи-пи»?
– Ну не могла же я отпустить его просто так! – сварливо ответила мама.
Несколько секунд они с дочкой смотрели друг на друга, после чего залились радостным смехом. Хохотали они довольно долго, пока из глаз не полетели слезинки, которые превращались в маленьких летающих крокодильчиков. Порри это очень понравилось.
Когда рыжая парочка насмеялась вдоволь и мама ушла, строгим голосом приказав не шалить, Порри поинтересовался:
– А тебя правда зовут Мергидиппогипо?… Здорово ты этого мудла. И мамаша у тебя что надо!
Девчонка окинула его быстрым взглядом и, видимо, решила, что на сегодня развлечений достаточно. Кроме того, ей явно понравился комплимент мамаше.
– Вообще-то меня зовут Мергиона Пейджер, но я предпочитаю просто Мерги.
– А я Порри.
Порри сделал паузу, ожидая обязательных в таких случаях круглых глаз и причитаний, но Мерги даже ухом не повела. Пришлось уточнить:
– Гаттер. Порри Гаттер.
Никакого эффекта. Порри стало даже как-то обидно.
– Тот самый Порри Гаттер! – объяснил он страшным голосом.
Мерги сморщила лоб, якобы что-то припоминая.
– А-а-а, – протянула она, – это которого в детстве Мордевольт по башке шарахнул?
Порри нахмурился. С такой точки зрения его историю еще никто не рассматривал. Он собрался объяснить вздорной девчонке что к чему, но увидел прищуренные ярко-зеленые глаза и понял, как с ней бороться.
– Ага, – согласился он, – видишь, под глазом знак остался. На всю жизнь. (На самом деле фингал Порри накануне поставила любимая сестричка за то, что он полез читать какие-то особенно тайные записи в ее дневнике.)
По задумчивому лицу девчонки Порри понял, что финт удался.
– Ух ты! – сказала Мерги. – А потрогать можно?
– Нет, что ты! – отшатнулся от нее Порри. – Тогда и на тебя ляжет мое проклятие! У тебя на ногах вырастут густые черные волосы!
Порри с удовлетворением отметил, что Мерги отдернула руку с неподдельным ужасом. Правда, она тут же заметила свою оплошность и исправила положение:
– Я просто боялась, что к моей рыжей шерсти на ногах добавится еще и твоя черная. Фу! Как некрасиво!
Порри открыл было рот, чтобы продолжить игру, но в этот момент в беседу вмешался третий (лишний, разумеется).
– Как романтично, – произнес аккуратно причесанный черноволосый мальчик в дорогой лиловой мантии и пижонских тонких очках. – Судя по теме беседы, вы только что познакомились.
– А тебе что за дело, – буркнул покрасневший Порри.
– Строго говоря, никакого, – ответил нахальный красавчик. – И что с того? Разрешите представиться. Аесли. Сен Аесли. А чтобы сразу внести ясность, Сен Аесли из семьи Аесли. К вашим услугам.
«Аесли? Это что ли сын Аесли из Департамента Затуманивания? – изумился Порри, неоднократно слышавший нелицеприятные высказывания своего отца о руководителе конкурирующего ведомства. – Это он что, хвастается своим происхождением? „К вашим услугам“! Офигеть… Не было бы здесь девчонки, он бы у меня уже получил пару услуг по шее».
Сен посмотрел на молчащих собеседников и отчетливо подавил зевок.
– Если вы взволнованы, можете не отвечать. Ваши имена я уже слышал. Так что don’t worry, mister Porry.
Пауза затянулась. Мерги внимательно разглядывала наглеца, Порри лихорадочно искал обидную рифму к слову Аесли.
– Надеюсь, вы в курсе, во сколько отправляется поезд? – спросил Сен, абсолютно не смущенный неловкой ситуацией. – Нет? Неудивительно. Придется позвонить в диспетчерскую по магильнику.
– Могильнику?! – вырвалось у Порри.
– Не мОгильнику, а мАгильнику, – строго поправил его Аесли («Тресни – кресле – мюсли – сусли», – пронеслось в голове Порри), извлекая из складок мантии стильное зеркальце с перламутровой ручкой и полупрозрачной пластиковой крышкой. – Это мой магильный телефон. По нему можно связаться с любым магом на свете, – он покосился на Порри и Мерги. – Если, конечно, у него тоже есть магильник. Смотрите.
Сен Аесли торжественно вздохнул, поводил бровями и произнес:
– Свет мой, зеркальце, скажи…
– Ничего я тебе не скажу! – грубо прервало его зеркальце надтреснутым голосом. – Ты уже два дня как израсходовал предоплату. Заплатишь, тогда и поговорим.
Аесли тут же захлопнул крышку.
– Старая модель, – не моргнув глазом небрежно пояснил он, – никак не соберусь поменять.
И тут Порри озарило:

Сочиняли люди песню
Про великого Аесли,
Сочиняли, сочиняли…

Порри запнулся. Замечательная строчка, которая должна была уничтожить мистера Выскочку, вылетела из головы. Сен вздохнул и пришел на помощь:
– Так и не зарифмовали#.
И тут Мерги хрюкнула. Порри испуганно посмотрел на нее, но девочка отвернулась, хрюкнула еще раз, еще, и вот уже стаи крылатых крокодильчиков запорхали над перроном.
– Отлично, Аесли! – проговорила Мерги, вытирая слезы. – Наш человек!
Сен (наконец-то!) залился краской, и Порри моментально проникся к нему симпатией.
– Мальчики, – торжественно сказала Мерги, – вы друг друга стоите. Один – Гаттер, другой – Аесли… Ой, я не могу… Немедленно пожмите друг другу руки и считайте себя принятыми в узкий круг друзей Мергионы Пейджер.
– Ну ладно, – проворчал Порри, пожимая ладонь Сена. – Только больше выпендриваться не надо.
– Выпендриваться надо! – радостно воскликнул Аесли. – Только выпендриваясь, мы постигаем богатейшие потенциальные возможности, дарованные нам природой…
– Ой, на кого ж нас покидает скорый поезд №13613! – вдруг заголосили проводницы. – Отъезжающим занять места! Провожающим покинуть! Поезд отправляется через двенадцать секунд! Восемь секунд! Четыре секунды!…
Толпа как по мановению волшебной палочки разделилась на родителей и детей. Первые устроили давку на выходе из перрона, вторые набросились на состав. Вагоны закачались. В обстановке, максимально приближенной к штурму Бастилии стадом бешеных слонов, попасть в одно купе удалось только благодаря Аесли, который распугал конкурентов грозными фразами: «Министерство Затуманивания! Отдел зачистки! Предъявите документы!»
– Чур, я на верхней полке! – безапелляционно заявила Мерги. Спорить было трудно – эту фразу девочка произнесла уже с верхней полки.
Она сбросила на столик корзинку с нечерствеющими бубликами.
– Семейная реликвия, – пояснила Пейджер, – с ними еще моя бабушка ездила в Первертс. Угощайтесь.
– Звучит заманчиво, – заметил Аесли. – Одно меня беспокоит. Нас трое, а в купе мест…
– Привет, первачки! Вижу, у вас для меня местечко припасено, – дверной проем заполнил здоровяк со значком «IV курс, а не какой-то там первогодок». – А? Не слышу?
– Здесь занято! – вякнул Порри, с трудом сдержав дрожь в коленках.
– Нас четверо, уважаемый, – надменно произнес Аесли, – наш попутчик вышел… э-э-э… попрощаться с духом дедушки.
– Да? – сощурился громила. – А мне сдается, что «уважаемые» решили меня провести. Ай-яй-яй, как нехорошо…
Внезапно пустая верхняя полка затрещала, и на ней появилась увеличенная копия четверокурсника с увесистым значком «XIV курс. Второй год».
– Кто такой? – прохрипела копия, мутно глядя на дверь. – Почему вошел? Какого…
Отвечать уже было некому. «Второгодник» уронил голову и мгновенно захрапел. Сверху хихикнула Мерги.
– Уф! – Сен вытер рукавом лоб. – Обошлось. Драка с этим гоблином была бы смелым, но глупым поступком. Спасибо, Мерги. Где ты научилась таких дублей ваять?
– У мамы. Когда ей нужно успеть одновременно к массажистке, парикмахеру, маникюрше и портнихе…
– Что пить будете? – зашуршала папирусом заглянувшая в купе проводница-мумия. – У нас большой выбор. Вода болотная, вода ржавая, вода гнилая, вода тухлая, вода железнодорожная, с песком, ряской, илом, пиявками, личинками мух, газированная метаном, бутаном, пропаном, сероводородом, хлором, горячая тина, глина со льдом, коктейль «Трясина» и, наконец, фирменный напиток – «Жижа».
Мерги уже открыла рот, собираясь расспросить про ингредиенты фирменного напитка#, но Порри ее опередил:
– Принесите, пожалуйста, кока-колы. Проводница вытаращила пустые глазницы.
– Ну тогда можно просто пепси. И пепси нет? Спрайт, фанта, квас? Севен-ап? Мадам, вы в каком веке живете?
Дверь с грохотом захлопнулась.
– Ты бы еще чизбургер заказал, – мрачно сказал Сен. – В Первертсе с такими штучками ты не задержишься.
– А я и не собираюсь задерживаться. Я надеюсь, меня вообще не примут, а если примут, то быстро отчислят. И я поеду в техникум связи! Правда, здорово?
– Да-а-а, – протянула Пейджер. – Все-таки крепко тебя В.В. приложил.
– Да что вы все привязались к Мордевольту! – воскликнул Порри. – Мордевольт, между прочим, был круче всех волшебников! Да он своими штучками…
– Гаттер, остановись, – очень серьезно сказал Аесли.
Порри замолчал, достал увесистое пособие по взрывчатым веществам (мудловским, разумеется, никакой магии, только пироксилин, гексоген, бертолетова соль и селитра) и углубился в чтение. Мерги спрыгнула с верхней полки, и юные сторонники магии принялись столь же демонстративно снимать порчу с магильника.
Волшебный школьный поезд пулей промчал пол-Англии, после чего наглухо застрял под Дарлингтоном, пропуская товарняк с демонами. С каждым часом вынужденной стоянки выражение лица Гаттера становилось все более язвительным, физиономии же Мерги и Сена мрачнели. Тишину нарушал только утробный храп дубля с верхней полки.
За окном уже начало темнеть, когда последний пахнущий серой вагон уполз в туннель, и школьный поезд рванулся с места.
– О, скоро приедем! – оживилась Мерги. – Ура. Сейчас кончатся рель…
Железнодорожное полотно исчезло, и поезд весело заскакал по кочкам. По составу прокатился дробный стук макушек пассажиров о верхние полки.
– Кто такие?! – сверху на троицу уставилась заплывшая рожа разбуженного «четырнадцатикурсника». – Почему здесь? Кто пустил? Ух, кулаки чешутся…
– Мергиона, – заволновался Аесли, – надеюсь, ты владеешь ситуацией.
– Я тоже надеюсь… – проговорила Мерги, широко раскрытыми глазами глядя на свое творение. – Что за черт! Он не должен был проснуться! Баю-краю-волчок-бочок!   (Дубль крякнул и схватился за бок.) Нет, не то… Пойди-туда-не-знаю-куда!   (Дубль задумался и злобно зарычал.) Тоже не действует… Осталось последнее средство…
Пейджер взмахнула рукой, крикнула: «Жало-сало-исчезало!»   и громилу окутал рой зеленоватых колючек. Но вместо того чтобы исчезнуть, гигант заревел, замахал ручищами и грохнулся чудовищной кучей перед дверью купе, перекрыв дорогу к бегству.
– Он жив? – прошептал побелевший Порри.
– Не то чтобы жив, – севшим голосом ответила Мерги, – это же дубль. Но прибить нас вполне может. Проклятье! Он же не фантом, он как обычный человек… только очень тупой. Если бы я уже освоила волшебную палочку, я бы, конечно, справилась…
«Второгодник» зашевелился.
– Окно! – сообразил Порри.
Троица бросилась к раме и начала ее дергать. Тщетно. Через минуту Аесли выругался и кивнул на пентаграмму на оконном стекле, окруженную несокрушимыми белыми буквами: «Закрыто на зиму».
Тем временем дубль начал подниматься, мотая башкой из стороны в сторону.
– Задушу. Раздавлю. Растопчу. Разорву, – рычал монстр. – Сожру мелюзгу.
– Мамочка! – закричала Мергиона. – Мальчики, сделайте что-нибудь!
– Действительно, Гаттер! – подхватил Сен. – Что ты стоишь?
Порри опешил и начал лихорадочно перебирать походящие к случаю заклинания: В-лужу-прыг-носки-сухие, это-не-я-она-сама-разбилась   и елочка-зажгись.   «Что же я наделал? – с ужасом подумал мальчик. – На что я потратил годы? На какие-то устрой… устрой…»
Дубль занес пудовый кулак, и в тот же миг струя блестящей жидкости намертво приклеила руку громилы к плечу. Порри поднялся с пола, держа в одной руке распотрошенный рюкзак, а в другой – диковинное приспособление, напоминающее старинный маузер, и несколько раз нажал на спуск. Сверкающие ленты охватили верхнюю половину чудовищного туловища. Обездвиженный «четырнадцатикурсник» замер, недоуменно пыхтя.
Гаттер повернулся к друзьям.
Сен по-прежнему стоял, мужественно зажмурившись, а Мергиона уже выглядывала из-за его плеча.
– Мое… Мое изобретение, – Порри тряхнул рукой, и «маузер» шлепнулся на пол. – Клеемет-7. Стреляет смесью из бустилата, силиката, скотча, обойного клея, ПВА, БФ-6 и жвачки. Фиксирует что угодно в любом положении. Жаль только, оружие одноразовое… Ствол склеивается, и все…
– Уже все? – приоткрыл один глаз сын главы Департамента Затуманивания. Внимательно изучив обстановку, он судорожно вздохнул и открыл второй глаз. – Ты можешь в следующий раз соображать побыстрее?
Мерги ничего не сказала, а только выбралась из-за Сена и быстро чмокнула Порри в щеку.
– Провожающие, – продребезжала проводница в динамике, – если вы еще не освободили вагоны, это уже ваши проблемы.
Поезд остановился и рассыпался в пыль. Порри, Сен и Мерги приземлились на мокрую холодную траву вместе с сотнями разнокурсников школы волшебства. Позади брякнулся нейтрализованный дубль.
Вокруг было катастрофически темно. Правда, где-то далеко впереди тускло светилось что-то похожее на башни замка, но вскоре оказалось, что такие же призрачные огни виднеются со всех сторон. Куда идти и что вообще делать, было совершенно непонятно.
– Добро пожаловать, дорогие новоприбывшие, прибывшие, прибывшие, – над пассажирами сгинувшего поезда появился карамельный шар, внутри которого восседала смазливая дамочка. – Я Сьюзан МакКанарейкл, декан Орлодерра, очень приятно, поздравляю.
– Нам повезло, – шепнул Сен. – Прошлогодний призыв бродил по окрестностям двое суток, пока их не выловили и не доставили в Первертс кентавры. Кстати, выловили не всех, некоторые одичали.
– А что делать с нашим другом? – Порри кивнул на маячившего позади дубля.
– Оставлять его здесь нельзя, – озабоченно сказала Мерги. – Могут быть жертвы.
– Утопим в пруду? – предложил Сен.
– Рыбу сожрет, воду выпьет, – Мерги подергала себя за ухо. – Возьмем пока с собой, а там видно будет. – Гигант с готовностью кивнул головой (ничем другим пошевелить он не мог) и преданно уставился на Пейджер.
– Ну что, несмышленыши, приступим? – спросила сверху МакКанарейкл. – Сегодня я в хорошем настроении, поэтому все будет почти просто. Марш-бросок пять миль, потом на паром, небольшая буря, а там уже глядишь – и вы в своем новом доме. – Декан спустилась чуть пониже. – Отставать не советую, – проворковала она и унеслась куда-то в сторону.
– За ней! – закричал Аесли.
– Следом! – скомандовала Мерги дублю, и четверка помчалась за стремительно удаляющимся деканом.
Обучение началось.

<< Глава 3     Оглавление    Глава 5 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.