Глава 9

Надежда — хороший завтрак, но плохой ужин.
Ф. Бэкон

…а ужин отдай врагу.
Из пословицы

Двигаться по дуремаркету , не заглядываясь на лавки, невозможно. Харри Проглоттер страстно уговаривал себя не прельщаться яркими товарами и якобы дешевыми услугами. Но мимо шатра гадальщика он не прошел. Изображение дракона, новоприобретенный фатализм и тревога за друзей сделали свое дело.
На вывеске было написано шрифтом, стилизованным под иероглифы

Предсказывание и послесказывание
Равный небу Джу Ли Квам


Откинув полог, странник увидел комнату, в центре которой сидел вещун — круглолицый старичок с хитрыми глазками.
— Милости прошу! — пригласил мальчика хозяин. У входа лежало животное, похожее на коалу-вампира. Длинные острые клыки были сравнимы с бивнями. Зверь то ли рычал, то ли урчал. Его бурая шкура на боках волновалась в такт глубокому дыханию, создававшему специфическую атмосферу. Пахло сероводородом с примесью ванили.
Харри остановился в нерешительности.
— Не бойтесь, — сказал старик-вещун. — Сейчас дэнсяопинбол не опасен. У него аккурат вчера завершилась шаолинька. О, это страшный период. Зверюга лысеет, ломает руками и ногами разные предметы, крутит всякие нунчаки… В общем, вам повезло.
Гость оценил комнату. Полки, мебель, стены были серьезно испорчены. Ковры порваны. Перевязанный хозяин сидел на уцелевшей циновке, попивая чай из полуразбитой чашки.
— И как вы с такой зверюгой… живете? Трудно небось? — поинтересовался Харри.
— Как и для любого адепта Кай Фуй, для меня этого вопроса не существует.
— А что такое Кай Фуй?
— Кай Фуй, юноша, — учение о том, что жить нужно в удовольствие. Данное откровение Подарил нам древний философ Кайфуций, озаривший наш мир при династии Тань. В эпоху Тань народ предпочитал называть своих дочерей Танями. Кайфуций подверг критике такую практику, а затем и открыто попрал традицию, назвав всех своих дочерей (а их у него было семь) и даже сынов (которых насчитывалось в два раза больше) гордым именем Ли. Последователи неверно поняли жест мудреца, и понеслось — что ни ребенок, то Ли. По этому поводу сладкоголосая певица Ал Пу спела отдельную песню «То Ли еще будет, ой-е-ей!», народ подхватил «Во саду Ли, в огороде…» Однако Кайфуций славен прежде всего новой философией. Согласно этой философии, все происходит согласно этой философии. (Революционное открытие в деле построения доказательной базы, между прочим. Сколько лжепророков потом воспользовалось сим аргументом!..) По Кайфуцию, главное — наслаждение жизнью. Удовольствие — краеугольный камень, мерило мерил, начало координат. Не беспокойся, будь счастлив!
— Короче, жить нужно в кайф, — подытожил Проглоттер.
— Вы прирожденный адепт Кай Фуй, молодой человек! — восхитился точностью формулировки ДжуЛи Квам. — Но не стану больше отнимать ваше драгоценное время, перейдем к отъему ваших денег. Заглянем в будущее при помощи «И-ДЗЫНb!» Гадание по «Книге перемен» — вот что вам надо…
— Сколько? — спросил Харри.
— Три золотых, — поклонился вещун.
— Один.
— Два.
— Согласен.
— Деньги вперед.
Харри отсчитал две монеты. Джу Ли Квам взял их, проверил на зуб, удовлетворенно крякнул. Деньги исчезли в его широких рукавах.
Вещун взял высокую деревянную кубышку с торчащими из нее палочками. Встряхнул, повертел, затем потряс, словно приготавливал коктейль.
— На что или на кого будем гадать?
— На Молли Козазель, — сказал Проглоттер, хотя и замешкался, выбирая, о ком спросить.
— Подумай о ней и тяни палочку.
Харри вспомнил Молли, точнее эпизод знакомства. Был первый день Проглоттера в Хоботасте. Онвыходил из столовой с дополнительной порцией пиццы, а Козазель бежала поесть. Как всегда, с книжкой в руке. Столкнулись, разумеется. Пицца размазалась по Харриному лицу. «Извините», — смутилась Молли, но, оторвав взгляд от книжки, покатилась со смеху. Такой он ее и запомнил счастливо хохочущей, показывающей на него пальцем.
— Эй, юноша! — голос гадателя вернул Проглоттера к действительности. — Замечтались, что ли? Тяните жребий!
Харри вытянул. У кончика лучины было нарисовано несколько параллельных линий, часть из которых обрывалась.
— Посмотрим-посмотрим, — захлопотал Джу Ли Квам. — Отверстие в черточках. Дырка от бублика. Удача отвернулась. Но есть еще окно, Куда можно выпрыгнуть. Тяжелое ожидание. Нелегкий изнурительный труд, тщетный, он никак не сдвинет вашу подругу с мертвой точки… Вкратце все.
— Хотелось бы конкретнее, — надавил Проглоттер.
Вещун спрятал усмешку в рукаве, сделав вид, что чихает.
— Вы подобны древнему герою-полководцу Чай Паю. Одержав множество блестящих побед, Чай Пай все же потерпел поражение. Его спавшее воинство, атакованное белыми дьяволами, было рассеяно. Он, раненый, в сопровождении верного ученика и женщины-телохранителя, умевшей метать дротики с нечеловеческой быстротой, попытался укрыться на противоположном берегу Желтой реки. Но предательская стрела все же настигла Чай Пая… Нет, я неотождествляю вас с прославленным героем. Но может статься, вы повторите его судьбу. Тот тоже хотел конкретнее. И дохотелся.
— Она точно жива?
— «И-дзынь» не врет, — заверил его вещун.
— Спасибо.
Харри покинул лавку прорицателя, снова окунаясь в суету дурынка.
Оставалось еще одно дельце, которое хотел обстряпать Проглоттер узнать, мастдайвер он все-таки или нет. В прошлый раз, во сне, получилось так легко и непринужденно…
Сев в укромном уголке между двух торговых шатров, где его никто не потревожит, маг расслабился и произнес мантру— Харри крыша, Харри рама! Сработало!
Мастдайвер прыгнул на сервер Хоботаста. Пробежал в форум «Поговори С ректором». Там было пусто. Скамьи, колонны, кафедра. Харри поглядел на доску и обомлел, пялясь на красную размашистую надпись «я тут был».
— Старик Глюкообильный так и не догнал, — прозвучал сиплый голос, размноженный эхом.
«Что-то знакомое», — подумал Проглоттер и медленно повернулся к скамьям. Так и есть некто в коричневом балахоне. Мальчик почему-то обратил внимание на желтую грязь, прилипшую к полам балахона.
Лицо, скрытое капюшоном.
— Ты опять ко мне потянешься? — Харри оставался спокоен и сам этому удивлялся.
— Нет, это было бы слишком скучно, — рассмеялся резким неприятным смехом незнакомец. — Сегодня у нас будет пуляние мраморными скамьями.
Он взмахнул рукой. Скамьи, казавшиеся неподъемными, сорвались с мест и полетели в Проглоттера.
Вообще-то, по всем законам жанра, пареньку необходимо было состроить туповато-упрямую мину, выставить в отвращающем жесте ладонь, скамьи бы остановились, а затем безвольно упали…
Но Харри на подвиги не тянуло.
— Мама, забери меня отсюда, — спокойно шепнул он и очнулся в реальности.

<< Глава 8     Оглавление    Глава 10 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.