Глава 5

Я готов и буду объединяться. И со всеми. Нельзя, извините за выражение, все время врастопырку.
В. Черномырдин

Мастдай Глюкообильный писал магическую антивирусную программу, изобретал новый стандарт качества под названием «нехай-энд», составлял регламент ломбардовского фестиваля «Нельзя скушать». Эти полезные дела ректор Хоботаста делал одновременно. Кроме того, он периодически набирал телефонные номера разных министерств Республики Добра. Кругом был чудовищный перегруз.
Щелкнул интерком.
— Господин ректор, — услышал Мастдай визгливый голос секретарши. — Тут какой-то хулиган телефоном балуется. Уже раз пять позвонил. Вас спрашивает, хамит и представляется чьим-то старшим братом. Дурой вот обозвал…
— Мисс Маннис Пфенингз, не Большим ли Братом он представляется?
— Да, большим.
— А вы не соединяете… Ну, дорогуша, разве вы после этого не дура? — дал волю эмоциям Глюкообильный. — Еще позвонит — тотчас же соедините!
Интерком отключился.
Мастдай покачал головой
— Ишь, хулиган…
«Хулиган» восседал на троне, поглаживая залепленное гигантским лейкопластырем брюхо и гоняя по Императорскому Залу подчиненных. Работали из рук вон плохо поиски причин исчезновения людей и магии неизменно оканчивались фиаско, провокация Гле6овски сорвалась, а тут еще кретин Хитрус…
Сияя, словно меч джедая, Объегориум вручил Большому Брату волшебную карту.
— Отобрал у Проглоттера, ваше непотребство, отчитался Хитрус. — Лично.
— И наказан будешь лично, — проворчал Лорд Тьмы, созерцая мутные тени, гуляющие в Недреманном Оке. — Я же по манускрипту следил за перемещениями сосунка! Я сам наложил трансляционное заклятие на карту, сам! И подсунул ее Проглоттеру. Я был осведомлен, где топчется толстопузый очкарик, понимаешь?!
— Готов искупить…
— Ты готов иступить! Иступить любую остроумную комбинацию! Читай отчет.
Хитрус закашлялся, истязая сухое горло. Открыл папку.
— Число пропавших среди магов достигло двадцати процентов населения. У шмуглов — тридцати. По прежнему неизвестно, куда деваются исчезнувшие. В Цитадели Зла потерь нет. Люди пропадают, в основном, поодиночке, но, бывает, и группами от двух дотрех человек. Наши сотрудники постоянно в коллективе. Видимо, это нас спасает. Немногие очевидцы утверждают к исчезновению людей причастны некие мужчины в черных костюмах и солнцезащитных очках. Загадочные Персоны называют друг друга агентами. По слепкам памяти контактеров составлены портреты агентов. В картотеках инфернета информации о чернокостюмщиках нет. Прорабатываются версии. Теперь о Республике Добра, будь оно неладно. Есть сведения, что их президент опомнился и послал для выяснения обстановки в астрале элитное подразделение «Эльфа». Бойцы рыщут на границе невозвращения, но пока не преуспели. Участившиеся перебои волшебной энергии постоянно вышвыривают разведчиков из инферно. Стройной системы поиска «того-незнаю-что» у светлых нет. У меня все.
Большой Брат прикрыл половину своих глаз, как бы прицеливаясь в Хитруса остальными.
— Бытует заблуждение, что удача любит полных кретинов. Это не совсем верно. Удача любит и худых кретинов. Ты худой слуга, — проговорил ЛордТьмы. — В обоих смыслах худой. Все «неткаешь» да «неткаешь», ничего не знаешь… Ты министр иностранных злодел или двоечник у доски? Тебя спасает лишь твоя физическая худоба. Ни мясца, ни навара. Кожа да кости. Бесполезные.
— Но есть же министр военно-диверсионного шпионажа! — принялся переводить стрелки Объегориум.
— Был, Хитрус, был, — Большой Брат нервно взмахнул восемью или десятью руками. — По моему высочайшему приговору казнен методом гастрономического умерщвления. Меня всегда удивляло одно обстоятельство. Почему-то все начальники-силовики жирные наваристые креатуры. Это наталкивает на вывод, что следует почаще чистить ряды… Живи пока, у меня в холодильничке есть еще немного министрятины. У тебя просто черная полоса. У нас у всех.
— Стопудовищно! — поклонился министр, украдкой вытирая пот, каплями висящий на бровях да остром носу. — И не пропала надежда на лучшее, которое пусть будет худшим для наших врагов! Мой шпион надежно сел на хвост Проглоттера.
Хитрус развернул карту. На ней мерцала красная точка — Харри.
— Слушай, Объегориум, — удивленно протянул Лорд Тьмы. — А где это он?
Точка светилась на загадочном острове, коего сроду не открывал ни один Колумб.
Тонкий подбородок Хитруса коснулся груди.
— А рот, министр, ты лучше закрой. Островок не наш. Значит, иностранный. А ты какой у нас министр? Тоже иностранный. Вот и дуй на всех парах, выясняй, что к чему.
Хитрус почти бегом покинул Императорский Зал.
— Есть связь с Мастдаем, — раздался в голове Большого Брата голос Недреманного Ока.
Император мысленно поднял трубку, послав собеседнику ментальное «алло..
— Привет, Лорд Тьмы, — сказал Мастдай. — Будем объединяться?
— Будем, — согласился Большой Брат. — Знать бы еще против кого…
— Разумеется, против того, кто прячется за той самой дверью.
— Как твоя шея, кстати?
— Спасибо, креплюсь. А твой живот?
— Ничего, сойдет. Странно и смешно наш устроен мир, Мастдай. Ты, могущественный светлый маг, ищешь союза с Империей Зла… А как же свои?
Глюкообильный не стал лукавить
— Любое зло деятельно. Добро, победившее и утвержденное, пассивно. Такова природа человека отдыхать, когда хорошо, и работать, когда плохо.
— Ха-ха, — гомерически расхохотался Большой Брат. — По-твоему, нам тут всем плохо?
— Именно. Но мы с тобой не договорились о главном. Там, где слабы двое порознь, иногда помогает объединенный напор. Так когда же мы предпримем совместную попытку открыть дверь?
— Как говорила некая курочка, не откладывай завтра то, что можно сегодня, — сострил Лорд Тьмы. Прямо сейчас и ломанемся.
— Встретимся на месте.
Дух Мастдая просочился в телефонную трубку, побежал по сплетенным проводам от аппарата к распределительной коробке и далее под плинтусом, сквозь стену и — на улицу, от столба к столбу, до коммутатора, потом Глюкообильному надоели эти пижонские спецэффекты, и он рванул напрямки в инфернет. Прихватил в коммерческой зоне ящик тротила да бензопилу. Произнес слова для глубокого погружения. Повторил феерический путь сквозь костры, лабиринт, вакханалию разрушения, разбитое корыто и сумасшедший калейдоскоп. Очутился рядом с Большим Братом. Надпись на двери все так же воспрещала посторонним вход.
— Я быстрее! — по-мальчишески похвалился тот. — Один-ноль!
Мастдай улыбнулся
— Тебе Око помогло.
— Тут уж извини, все как в «Формуле-!. — более богатая конюшня побеждает. С чего начнем?
— У меня бензопила, — ректор Хоботаста продемонстрировал инструмент.
— Прошу! — Лорд Тьмы отступил, давая оперативный простор партнеру.
Пила весело зажужжала, повизгивая, словно нетерпеливый щенок. Мастдай аккуратно поднес ее к дверным доскам.
Касание.
Инструмент взревел, упираясь, силясь вгрызться в твердое дерево.
— Словно камень! — воскликнул через три минуты Глюкообильный, очумело рассматривая стесанные зубья бензопилы.
— Ну-ка, дай я, — шагнул к двери Большой Брат. В четырех руках он держал по стальному цельнолитому молоту. — Как говорил Тор, сейчас торкнем!
« Что-то он нынче неестественно афористичен., успел подумать Мастдай, прежде чем град ударов заполнил пространство выстрелоподобными звуками.
— Ни царапинки, — признал император.
Руки покрылись мозолями, кувалды погнулись. Глава Хоботаста пододвинул к неприступной двери ящик тротила, размотал шнур.
Скрывшись за поворотом, взломщики подожгли шнур. Десять… Девять…
Бабахнуло, будто атомная бомба взорвалась.
Выйдя к двери, Мастдай и Большой Брат остолбенели цела, проклятая!
— Да откроешься ты или нет! — заорал Лорд Тьмы, дергая за ручку.
Дверь неожиданно распахнулась, едва не ударив императора по больному брюху. Взломщики медленно подняли взгляды туда, в неведомое…
Там стояла еще одна дверь с надписью
Для дураков повторяем
ПОСТОРОННИМ ВХОД ЗАПРЕЩЕН!!!

<< Глава 4     Оглавление    Глава 6 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.