Глава 3

Кеер good relations with the Grecians!
Джордж Буш-мл.

Молли Козазель высоко подпрыгнула и, сделав два сальто, изящным ударом в грудь сбила военкома на землю. Беня Спайдерман забросил рюкзаки и Проглоттера в колесницу. Асмоделкин поднял очумелого бородача над головой и метнул его в набегающих бойцов. Греческая дружина замешкалась.
Лошадям было тяжеловато, но они потрусили прочь от валяющихся рекрутинговых агентов, таща трех человек и одного терминатора.
Погони не было.
Спустя полчаса, когда колесница заехала глубоко в лес, Харри Проглоттер предложил остановиться на привал, чем заслужил искреннее уважение взмыленных коняг.
— Моль, ты, как всегда, молоток! — похвалил Беня.
— По-любому, — улыбнулась Козазель. — Вы же стоите истуканами, что еще оставалось бедной девушке?
— Мы в прошлом, — проговорил бесцветным голосом Харри.
— Догадался, да? — съязвил Спайдерман. — Доставай бутылку, будем мылить репу твоему Как-его тамычу.
Проглоттер вызвал сонного Хотябыча, объяснил ему суть проблемы, пока Молли удерживала Беню на безопасном для старика расстоянии.
Близорукий джинн схватил бороденку, задрал ее к глазам, перебирая по волоску.
— Будь проклят тот день, когда я стал джинном! заорал он после осмотра, упав на колени. — Хозяин мой и спутники eгo! Я вырвал не тот волосок! Горе мне, горе мне, старому маразматику! О, досточтимый повелитель, заточи меня обратно в бутылку и сдай в пункт приема стеклотары!
Хотябыч ползал перед ребятами, простирая к ним руки. Затем вцепился в Асмоделкина
— И ты прости меня, о порождение высоких технологий!
— Что он такое говорит? — оживилась Молли. И что там говорил военком насчет Ахилла?
Лже-Ахилл отпихнул джинна.
— Дурак какой-то! Мама окунала меня в старый добрый Стикс, держа за пятку, — Асмоделкин продемонстрировал свинцовый полуносок. — Хотя с иной точки зрения это было инновацией. А ты, Молли, не дерзи. Ахилл один, и он пред вами.
Харри взял Хотябыча за плечи и поставил на ноги. — Нам бы обратно, а?
Старик снова плюхнулся наземь
— Проклят, проклят в веках! Не могу обратно! — Ну, тогда хотя бы в наше время.
Джинн хотел что-то сказать, но желание хозяина есть закон. Хотябыч вырвал еще волосок, прошептал древние формулы.
Путников окутала серая влажная дымка. Кругом царило полное безмолвие, от которого становилось жутко.
— Это, конечно, похоже на эквилибританский туман, но… — начала Молли и замолчала.
Постепенно в скорбном мареве проступил ландшафт. Экспедиция попала на берег странной реки. Берег был гол ни травинки, ни чахлого кустика. Песок да галька. Река, похоже, не двигалась, отчего ее поверхность уподобилась идеально ровному зеркалу. Вдалеке, между особо густыми клоками тумана, прорисовывался противоположный берег.
«Куда ты завел нас, Хотябыч-герой? — Не знаю, ребята, я сам здесь впервой», — пришла на ум Проглоттеру неоригинальная переделка знаменитого диалога.
— Горе мне, — пискнул джинн.
Беня Спайдерман показал пальцем в сторону воды. К берегу плыла лодка, управляемая человеком. Рассмотреть кормчего было трудно.
— … То берег левый нужен им, то берег правый… Людей так много, он один у переправы… — донеслось до ушей путешественников пение паромщика.
Харри развернул магическую карту.
— Ребята! — сказал он. — Да мы же в царстве Аида!
— Стикс? Купель моя! — будто бы обрадовался
Ахилл. — Неужели увидел тебя я при жизни!
— Угу, сейчас начнет землю целовать, — скептически буркнула Козазель, но Асмоделкин просто изобразил на лице благоговение и замер.
Спайдерман, тихонько прихватив Хотябыча за бородку, поставил вопрос ребром
— На кого ты работаешь?
— На него, — стрельнул глазами в Проглоттера старик.
— Тогда почему мы… тут? — недостаток слов Беня компенсировал потягиванием джинна за бороду.
— Не зна-а-аю, — жалобно протянул раб бутылки. — Да, я ущербный. Да, я слабый неудачник. Да, я исполняю лишь усеченные желания, имя обязывает… Но никогда еще Саид аль-Бултых ибн Хотяб не завозил заказчика к черту на рога вместо Греции и не скакал во времени, когда этого не требуется!
Спайдерман отпустил разгоряченного джинна. — Ни разу не было мне такого позора! — распалялся Хотябыч. — И я вам скажу, из-за кого. На меня влияет ваш здоровенный лоб из жидкой субстанции! То мифическим героем прикинется, и мы материализуемся в Элладе… То Стикс помянет, и вот вам, пожалуйста… Кто ты такой? Я к тебе обращаюсь!
Ахилл имел вид оскорбленной невинности. Программисты-волшебники могли бы гордиться процедура «Искреннее удивление» удалась им на славу. Асмоделкин открывал и закрывал рот, пронзительно заглядывал в лица спутников, правой рукой начиная и бросая исполнение красноречивого жеста, мол, как же это, товарищи дорогие…
— А я сразу решила, опасный он! — заявила Молли.
Беня топнул ногой
— Что вы на человека навалились? Кому вы верите? Доходяге из пузыря или суперзвезде греческого эпоса?
— Хм, давайте заслушаем обе стороны, — Проглоттер ждал от Ахилла объяснений.
— Ребята, ну, все мы из жидкой субстанции. Из воды на восемьдесят процентов, — сказал Асмоделкин, старательно моделируя надрыв в голосе. — Тут ведь оно как? Если там надо на кого-то спихнуть, то дерзай, пользуйся бедным Ахиллесом. А я не опущусь до всяких там… Мне важнее, чтобы без страха и упрека вот тебе я, а вот тебе ты, и никаких разных недомолвок. Тут главное одно, которое без другого совсем не то. Ведь зайди с иной позиции, и извольте убедиться — разбито навсегда, не склеишь. Я, вероятно, несколько сумбурно… Но войдите в мое положение! Поставьте себя на мое место! На секунду предположите… Ты, Молли! Пусть тебя, например, назовут агентом Мирового Зла! Пусть отвернется Харри, пусть проклянет Беня… Где ты чего тогда? С кем ты и куда?.. Молчишь! И ты, борода, молчи. Ибо неча на зеркало, коли рожа.
Повисла тишина. Никто не видел крючочков, на которых она обычно повисает в таких случаях, но повисла.
— Oгo! Какие тут у нас усопшие громкие! — прервал молчание кормчий.
Он причалил рядом с путниками и с интересом слушал их импровизированный суд.
— Э… Харон, если не ошибаюсь? — начала Козазель.
— Собственной персоной, будьте покойны, — ответил седой паромщик, оправляя тунику.
— Нам бы на тот берег. Перевезете?
— Никак нет, девочка. Вам всем прямая дорога туда, — Харон указал за спины людей. — Там вас ждет самая душевная в мире таможня. Офицербер у входа. Сервис.
— Но мы живые, — возразил Спайдерман.
— Поверь, юноша, это временный недостаток. К тому же я обратно не вожу. Тут действует, как говорится, билет в один конец.
— А если в порядке исключения… — попробовал начать торг Харри.
Из тумана выскользнула лодка поменьше, ткнулась носом в песок. С борта спрыгнула стайка зайцев и потрусила в глубь царства мертвых.
— А это кто? — невольно спросила Молли.
— Андед Мазай, — отрекомендовался лодочник, облаченный в шубу, ватные штаны и треух. Спaйдерман взял быка за рога
— Обратные рейсы делаете?
— Столкуемся, — Мазай хитро прищурился.
Аид устроен так, что выбраться из него, не переплывая Стикс, невозможно. А уже после реки ворожи, не хочу. Проводник заячьих душ переправил путешественников за смехотворную плату мешочек табака, папиросную бумагу и новый сарайчик, в котором он мог бы разболтаться в выходные. Все призы с легкостью наворожила Молли Козазель — чемпионка Виммбилльдора по креативной магии.
Хотябыч отсыпался в бутылке, Асмоделкин остужал модуль красноречия, Веня и Харри развлекли андедушку Мазая анекдотами. Еще Спайдерман не уставал повторять, что Мазай перевез участников экспедиции не как-нибудь, а зайцами.
Проглоттер снова посмотрел на карту. «Неаидский» берег не был детализирован. И чем дальше от реки скользил по карте взгляд, тем больше расплывался ландшафт.
— Наверное, там попросту ничего нет, — предположил Спайдерман.
— Тогда телепортируемся, — Харри сжал горлышко джиннового убежища.

<< Глава 2     Оглавление    Глава 4 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.