Глава 2

Со времен Гомера хорошо известен следующий литературный сюжет — слепому библиотекарю снятся две группы героев, одна из которых обороняет некую крепость, а другая пытается взять ее штурмом.
В. Пелевин. «Папахи на Башнях»

Перед тем как отправиться в Египет, путешественники устроили импровизированный совет прямо в стенах Стоунхренджа. Решали единственный вопрос как добраться до пирамид.
— Я видел газеты. Наш рейд ни для кого не секрет, — сказал Харри Проглоттер. — Значит, мы можем открыто перемещаться между нашим и шмугловским измерениями.
Молли посмотрела на Друга с сочувствием
— Харринька, зайчик, я же тебе растолковала, что никто из нас не обучен заклятию перемещения между реальностями. Или, может, Ахилл?..
«Древний грек» развел руками.
— Прогл, ты неспроста завел этот разговор, — догадался Беня Спайдерман.
— Ясен ясень, — самодовольно произнес Харри. Наша умная подруга забыла, что я купил джинна. Джиннам подвластно все.
Проглоттер торжественно извлек бутылку из рюкзака.
— Вот он, мой Хотябыч.
— А он не опасен? — засомневалась Козазель.
— Ну же, Моль, — разулыбался Беня, — ты в последнее время каждого куста боишься. Откуда такая подозрительность?
— Слабая дева страшится новинки любой не случайно, — вступил в беседу Ахилл. — Это природа диктует ей быть осторожней.
Молли стиснула рукояти кинжалов до боли в пальцах, но смирила гнев.
— Если возражений нет, то открываю, — Харри взялся за пробку и потянул.
Как ни странно, затычка вышла легко, с хлопком, словно внутри был не джинн, а шампанское. Из горлышка повалил густой сизый дым. Все, кроме Ахилла, закашлялись.
Когда дым рассеялся, перед странниками предстал маленький сморщенный старичок в драном халате, старой чалме и поношенных туфлях. Лицо джинна походило на сухую ягоду чернослива, обрамленную реденькими седыми волосами и жиденькой бороденкой.
— Слушаю и, в соответствии с Трудовым Кодексом джиннов, повинуюсь, о новый мой повелитель, — старик безошибочно отыскал Проглоттера взглядом. Саид аль-Бултых ибн Хотяб рад служить в меру своих скудных сил такому юному и упитанному господину.
— Здравствуй, Хотябыч, — поприветствовал слугу Харри. — Ты действительно знаешь все джиннские фокусы?
— Истинно так, — склонился старик.
— Тогда будь добр, перенес и меня и моих друзей в Египет.
Джинн внезапно заплакал
— О, горе мне! Прости, господин, это невозможно… Древнее Проклятье обрушилось на мою бедную голову! Египет — слишком далеко. Нельзя ли поближе?
— Ни фига себе, наглостьf — вставил веское слово Спайдерман.
— Пять золотых, Проглоттер, пять золотых, зловеще напомнила Козазель.
— Да ну Bac! — рассердился Харри. — Ай да Хотябыч… Ничего не понимаю. Ты же джинн?
— Истинно так.
— А джинны исполняют желания.
— Бесспорно.
— Так в чем проблема? Проблемы роуминга? Египет не охвачен колдовским джиннсом?
Хотябыч жалобно заблеял
— Я старенький… Я проклят… Пожелай переместиться поближе.
— Ладно, — хлопнула себя по коленке Молли.
С паршивой овцы хоть шерсти клок. Куда сиганем? — В Грецию, — предложил Ахилл.
Харри кивнул
— Действительно, раз не может перенести нас в Египет, пусть хоть в Грецию.
Джинн вырвал волосок из бороды и разорвал его, прошептав какое-то заклинание.
Над головами путешественников бабахнуло, затряслась земля. Давешний сизый дым окутал округу, а когда он рассеялся, странники обнаружили себя совсем не в Стоунхрендже.
Справа шелестела листвой изумрудная роща, слева луга радовали глаз зеленью, а впереди возвышалась величественная гора, склоны которой были усажены виноградником. у подножия стоял огромный плакат
Привет участникам олимпийских пиров!
На белом фоне чьи-то шаловливые руки дописали разные несанкционированные лозунги наподобие «Геракл — чемпион», «Троянцы — кони», «Одиссей, играй по правилам», «Зевса на мыло».
— Принимай работу, мой повелитель, — забормотал Хотябыч. — А твой бедный раб должен отдохнуть. Волшба надолго отняла его силы…
— Надолго? — Проглоттер не переставал удивляться немощи джинна.
— Часиков на восемь, — постарался успокоить хозяина старик.
— Ну, отсыпайся, что с тебя взять… — сдался Харри.
Хотябыч стал полупрозрачным и тонкой струйкой затек в стоящую на траве бутылку.
Только сейчас путники заметили, что их вещи чудесным образом пере кочевали вместе с ними. Молли толкнула локтем Ахиллеса
— Приятно, небось, домой вернуться?
— Родина милая, дом, дай-ка я тебя облобызаю!патетически возопил Ахиллес и упал на колени, осыпая поцелуями малую часть Пелопоннесского полуострова.
— Слышь, Прогл! — сказал Спайдерман, протягивая другу пробку. — Ты бутылочку-то заткни да достань-ка свою волшебную карту. Пора бы на местности сориентироваться.
Харри сунул джинна в рюкзак. Развернул манускрипт.
— Ух ты! — хором восхитились Проглоттер и Спайдерман.
— Что там? Что там? — заинтересовалась Молли. Она увидела карту и тоже «ухтыкнула». Изображение Средиземного моря и прилегающих к нему берегов словно раздвоилось.
Главный слой был прорисован четко, а второй чуть намечен, но стоило пристальнее посмотреть на бледные линии, как они проявлялись и наполнялись цветом, а первый слой, наоборот, мерк. Та же метаморфоза происходила с названиями рек и населенных пунктов. Очертания берегов на обеих картах были одинаковыми.
— Вот, — Козазель обратила внимание друзей на сдвиг слоев. — Та Греция, что восточнее, — магическая, а та, которая западнее, — шмуглская. Мы сейчас в шмуглской. — Молли ткнула пальцем в красную мерцающую точку.
— И куда теперь? — спросил Беня.
Ахилл-Асмоделкин оторвал от «родной» земли испачканное лицо.
— Чтобы доплыть до Египта, мы должны отправиться в порт Спарта, — отчеканил он.
У Козазель отвисла челюсть.
— Спарта сроду не была портом! Там моря нет, по любому!
Жидкий терминатор дал себе зарок не доверять сведениям, почерпнутым из голливудских фильмов, а вслух сказал, запамятовав о гекзаметре
— Разве я говорил «порт»? Я имел в виду отправиться под Спарту, в те места… Там самые быстрые триады.
— Триады — это китайская мафия, — сощурилась Молли. — Очевидно, наш перешедший на скупую прозу спутник толковал о триерах…
— Boт! Ты лучше меня разбираешься в греческой фене! — воскликнул Асмоделкин.
— Действительно, Моль, отстань от Ахилла, вступился Спайдерман.
Тем временем из-за леса выкатилась колесница, запряженная парой лошадей. Кто бы ей ни правил, он ехал к путешественникам. Вскоре ребята и лжеАхилл различили фигуру бородатого кудрявого мужа, облаченного в белую тунику.
Поравнявшисъ с путешественниками, бородатый остановил колесницу и изрек
— Кто такие, ась?
Харри Проглоттер поразился насколько все-таки навороченная у него волшебная палочка. Опция ментального автопереводчика позволяла вполне сносно понимать чудаковатого иностранца. У Молли и Бени палочки были ничуть не хуже. В ПЗУ Асмоделкина был греческий язык, поэтому речь незнакомца поняли все.
Ребята с надеждой поглядели на Ахилла. Как-никак он местный, к тому же герой. Жидкий терминатор не заставил себя долго ждать
— Здравствуй и крепни, водитель коней бородатый! Сам-то ты кто, колесницы пилот дерзновенный?
— Здесь вопросы задаю я, — авторитетно заявил незнакомец. — А вообще, я военком царя Агамемнона. Вам крупно повезло вы выиграли романтический тур в армию. У нас сплошной призыв, возрадуйтесь!
Ликования, естественно, не случилось.
— Если тут сплошной призыв, то у них война, сделал верный вывод Спайдерман.
— С кем воюете? — поинтересовался Асмоделкин. — С Троей, — ответил военком.
Новость была настолько неожиданной, что все невольно попятились, а Харри сел на рюкзак. Козазель спросила
— А годик нынче, простите, какой?
— До нашей эры, — уточнил Беня.
— Хм… — поскреб в бороде колесничий. — Ваша нынче эра или не ваша, а на передовую я вас спроважу. Тут вам нечего! Здесь не где-нибудь, а Эллада. Поэтому, братцы, надо…
Проглоттеру подумалось, что военком — не должность, а национальность. Со своими языком и понятиями.
— И как ты заставишь меня, самого Ахиллеса, идти на войну? — вступил в игру Асмоделкин.
— Методом грубого физического принуждения, разумеется. А Ахиллес, да будет тебе известно, уже лет пять под Троей торчит. Славы снискал веков на тридцать вперед, — сказал бородач и протрубил в рог.
Из рощи тут же выступил отряд человек в десять. А где-то возле Стоувхренджа черный волк обернулся добрым молодцем фон Лохкартом. Летучая мышь села к нему на плечо, проткнув длинными острыми когтями рубаху и кожу. Вскрикнув от боли, Амадеус нарисовал перед собой волшебной палочкой большой круг.
— Шлюззио! — произнес маг и, шагнув вперед, исчез.
Наблюдавший за ним друид покачал головой и скрылся в руинах Стоунхренджа.

<< Глава 1     Оглавление    Глава 3 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.