Глава 1

Я знаю, во что я верю. Я продолжаю защищать то, во что я верю и зачем я верю. И я надеюсь, что я верю в правильные вещи.
Джордж Буш-мл.

В гулком Ничто раздавались резкие щелчки шагов. Луч фонаря полосовал твердь мрака, обшаривая грязный пол. Затем свет замер. Стало видно, как на пол капает вязкая зеленая субстанция. Она казалась живой. Агент Факс Малдырь поднял фонарик к лицу, вынул свободной рукой платок. У Малдыря был страшный насморк. Факс полагал, что недуг вызвали некие вирусы инопланетного происхождения.
— Скалдырь! — позвал агент Малдырь, побеждая тьму фонариком. — Кажется, тот, кого мы ищем, здесь был…
Луч высветил заляпанную стену. На ней было размашисто начертано чем-то красным «Здесь был я». Ниже — подпись «Тот, кого вы ищете».
Глаза Факса постепенно привыкли к мраку. Мужчина различил подошедшую к нему напарницу.
— Ну и что ты орешь, как мартовский марсианин? — поинтересовалась Бандана Скалдырь.
Она посмотрела на стену, и все вопросы сразу отпали.
Малдырь занялся осмотром пола под надписью. Внимание агента сразу же привлек окурок.
— Бандана, я нашел след! — сказал Малдырь, ползая в какой-то подозрительной луже.
Агент Скалдырь присоединилась к мониторингу вещдока. Малдырь вытер брызги с лица и продолжил
— Кто же курил? Видишь в фильтре отверстие от зуба-клыка? Я думаю, сигарету курил вампир. Могу дать руку на отсечение, что это «Мальборо».
— Как ты догадался? — восхищенно прошептала Скалдырь.
— 3ацени, — потыкал пальцем в бычок Факс. Видишь буквы М, а, r, l, Ь, о, r, о?
— Ты гений!.. Но, по-моему, здесь пахнет инопланетянами.
Малдырь втянул ноздрями воздух и испытал неслабый приступ кашля.
— Да нет, просто накурено, — прохрипел он. И все-таки окурок не относится к нашему расследованию. Он лежал фильтром на северо-восток от стены. Вывод его курил не автор надписи.
— Ты что, тронулся? — прониклась подозрением Скалдырь.
Ей стало страшно партнер рассуждал как никогда парадоксально. На всякий случай Бандана отползла подальше вдруг буянить начнет?
— Факс, здесь что-то не так! — призналась Бандана, борясь со схватившими ее скользкими щупальцами.
— Да, я уже в курсе, — сдавленно ответил Малдырь.
Он по уши увяз в мерзкой слизи и склизкой мерзости.
Фонарик утонул в накатившей на агентов жиже.
О неистовой борьбе фээсбэшников и неведомого свидетельствовали лишь чавкающие звуки да негромкие ругательства Скалдырь.
Факс чувствовал, что проигрывает. Он с остервенением месил невидимого врага, неуклюже плавая в липкой субстанции, но незримые супостаты тянули отважного агента ко дну. Жижа сомкнулась над головой Малдыря. Он уже попрощался с жизнью, но внезапно почувствовал таинственная масса начала стремительно убывать. Спустя пару секунд агент смог дышать.
Помогая друг другу, напарники встали на ноги и побрели к выходу. Они несколько раз поскальзывались, падали, вновь поднимались, шаря руками по стенам, пока не отыскали путь наружу.
При свете дня Малдырь оказался «ничего особенного» мужиком лет тридцати пяти, а Скалдырь — женщиной примерно тех же кондиций, что и партнер. Они были бы типичными агентами ФБР, если бы не занимались проектом «Хэ-файлз».
— А ведь мы только что смотрели в глаза смерти! — произнес Факс, отряхивая слизь с лацканов пиджака и оглядываясь на заброшенный бункер давно закрытого химического завода.
— Меня беспокоит другое, — ответила Бандана. По-моему, весь этот спектакль с биомассой затеяли военные, чтобы убедить нас в том, что вокруг полно сверхъестественного!
Малдырь досадливо пнул двухголового ежа, нахально бегавшего под ногами.
— Ты абсолютно права!.. Жаль, как жаль!.. Мы потратили пять лет жизни на поиски того, чего нет…
Он сел на пыльную, небогатую растительностью землю Невады и предался тихой тупой истерике.
Скалдырь расположилась рядом. Она знала нужно подождать, это надолго. От нечего делать Бандана затянула душевную песню

Забота у нас простая, работа у нас вот такая
жила бы Земля родная, и нету других забот…

Малдырь подхватил дрожащим голосом

Берсерки, йети иль UFO ночной полет,
меня мое сердце в разумную слизь зовет…

— Куплю ранчо, — сказал, помолчав после песни, Факс. — Разведу каких-нибудь животных, посажу какие-нибудь растения, женюсь на какой-нибудь деВушке…
— На какой-нибудь?! — возмущенно переспросила Скалдырь.
Малдырь продолжал мечтать, игнорируя гнев напарницы
— По праздникам будем ездить в ближайший городок, танцевать под кантри, пить виски, драться в пабе… В День благодарения давиться индейкой… На Рождество дарить друг другу носки… На Седьмое ноября ничего не будем делать, в США это не праздник… Утром — дойка, днем покос, вечером опорос… Утром — дойка, днем…
Агент всхлипнул.
— Бандана, Банданочка, — жалобно проговорил он. — Лучше я застрелюсь. Дай мне пистолет!
— у тебя свой есть, — проворчала Скалдырь. Хм, он хлопнется, а меня потом затаскают по внутренним расследованиям, мол, почему из моего ствола грохнулся… Дудки! А вообще-то, зря ты так. Со мной… Я давно хотела тебе сказать…
Но Малдырь так и не услышал, что же хотела сказать ему Бандана. Из-за бункера вышел коренастый мужчина с приятным и потому незапоминающимся лицом. Незнакомец приблизился, приветливо улыбаясь.
— Здравствуйте! Вы, очевидно, Факс Малдырь и Бандана Скалдырь. Я много о вас слышал. У меня для вас сенсационные новости.
— Стоп-стоп-стоп, мистер Сенсация, — замахал на него Малдырь. — Вы хотите впарить нам очередную утку военных о каких-нибудь тарелках. Все! Не пройдет! Дураков больше нет.
— Надо же! Стоит человеку искупаться в стихийном выбросе протоплазмы из канализационной системы Института Алхимии, как он тут же придумывает невесть что и сдается! Впрочем… — Незнакомец дотронулся пальцем до рукава Факса, растер и понюхал почти засохшую субстанцию. — Впрочем, тут содержатся ингредиенты пессимизма. Ничего удивительного.
— Что за ерунду он лопочет? — спросила Скалдырь.
— Шизик, наверное, — выдвинул гипотезу Малдырь.
«Шизик» достал из кармана куртки небольшую палочку.
— Это — волшебная палочка, — похвастался он.
— Ты прав, — согласилась с напарником Банда на. — Он двинутый.
— Энэлоффиум! — торжественно изрек незнакомец.
Перед агентами зависла маленькая летающая та релочка с голубой каемочкой.
— Отлично, — без особого энтузиазма похвалил Факс. — Дайте мне автограф. Подпись Копперфильда у меня уже есть.
— Меня зовут Пал Глебовски. И я не фокусник. Потому что вы, агент Малдырь, полетите без всяких ниточек. Антигравиум!
Глебовски навел палочку на Факса, и тот завис в воздухе подобно маленькому, скептически настроенному дирижаблю.
Скалдырь хохотнула.
— Гипноз, — пожал плечами Малдырь. — Тысячу раз сталкивался. Однажды мне даже внушили, что я Элвис…
— Хотите, чтобы я вам устроил возвращение Ко роля?
Пал очертил палочкой широкую дугу. Рядом с ним появились Элвис Пресли с мечом, чернявый малый с большими плаксивыми глазами и белый старик с посохом. Постояв для приличия несколько секунд, они растаяли, превратившись в пар.
— Концерт окончен, — подытожил свое выступление Глебовски. — Сейчас вы идете в отказку, но завтра будете локти кусать, вспоминая сегодняшние Чудеса. Во внутренних карманах ваших слизистых пиджаков вы найдете мою визитку. Звоните, не гербалайф!
Чародей поклонился и исчез.
— Интересно, что курили в подземелье? — задалась вопросом Скалдырь. — Чего мы нанюхались, Факс?
— Не знаю. Но я эту дурь никогда не купил бы, ответил усталый агент, разбивая метким выстрелом оставшуюся от посетителя летающую тарелочку с голубой каемочкой. — И, черт возьми, кто-нибудь опустит меня на землю, или я так и буду висеть, как монгольфьер?

<< Часть первая: Глава 13     Оглавление    Глава 2 >>   


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.