Глава 8

Вышиб дно и вышел вон.
А. С. Пушкин

Когда склизкий туннель закончился, Харри Проглоттер вылетел в оранжерею и с утробным «чвак» упал на мягкую, землисто-зеленую рыхлую субстанцию.
Юный маг решил, что он угодил в компост. Еле-еле выбравшись на траву, он тщательно протер заляпанные очки. «Компост» зашевелился, меняя форму. Вскоре вместо аморфной кучи перед Харри предстал здоровенный мужик, как две капли воды похожий на актера Стивена Прыгала.
– С мягкой посадкой, – ослепительно улыбнулся он, подходя к Харри.
Каждый шаг бывшего компоста сопровождался хлюпающим звуком, хотя грунт был тверд.
– Так ты и есть Чвакальное Чмошище! – догадался маг.
Чвакальное Чмошище подернулось синим, выражая раздражение:
– К чему эти обидные прозвища? Обращайся просто: товарищ Че.
Чмошище извлекло откуда-то черный берет и натянуло его на голову.
Лицо Чмошища изменилось, обрастая бородой и усами, и существо приняло облик легендарного революционера.
– Товарищ Че, – проговорил Харри, доставая шпаргалку из рюкзака. – Мне очень нужен су-пердез-ин-тег-ра-ци-он-ный мегапурген.
– А! Мегапургений – парадокса друг! – засмеялось Чмошище, трансформируясь в великого русского поэта. – Да-да, предупреждали, что ты придешь... Нет ничего проще.
Псевдо-Пушкин сунул руку в карман пальто и вынул оттуда невзрачную тубу с таблетками.
– На, владей волшебной скрипкой, – протянуло Чмошище тубу Харри, одновременно превращаясь в отца теории пассионарности. – Посмотри в глаза чудовищ...
Маг осторожно взял лекарство.
– И ничего взамен? – спросил он у Че.
– Не корысти ради, – теперь Чмошище облачилось в поповские наряды.
– Так я пойду? – Харри вдруг стало плохо, а желудок пронзила режущая боль.
– Иди, – грустно про гундосило Чвакальное Чмошище. – И если встретишь, верни мое... мое...
– Твое что? – хватаясь за живот, простонал Проглоттер.
– Мое... мое... – Чмошище впало в неизъяснимое смятение, оно меняло цвет, облик, становясь то Сарой Коннор, то Железным Дровосеком, то полицейским, то куском кровавого месива... – Мое... мое...
Харри упал на колени, борясь с тошнотой.
– Твое «я»? – прохрипел он.
Боль ушла. Чмошище застыло в форме психоделически-сиамских рабочего и колхозницы, впав в задумчивость.
– Мое... я, – наконец повторило оно за Харри. – Мое я... Я! Я! Я!!!
Чмошище сжалось и приняло облик хренблина: зубастого безрогого чертенка с ирокезом на макушке.
– Спасибо!!! – завизжал худой черный бандюга, обнял Харри и припустил прочь по оранжерее, улюлюкая и вытворяя невообразимые сальто.
– Всегда пожалуйста, – Харри встал, отряхнулся и побрел к очередному входу.
Вскоре Проглоттер очутился в небольшом зале, стены которого были увешаны десятками магических кристаллов. В каждом мерцало изображение толстячка-путешественника.
Мальчик остановился в центре и нерешительно замялся.
– Здравствуй, Харри, Новый год! – раздался бодрый голос.
Харри развернулся и увидел мужичонку лет пятидесяти, сидящего в офисном кресле. Одет он был в строгий костюм поверх дешевой футболки и дорогие, но изрядно поношенные туфли. Голову мужичонки венчала непослушная рыжая шевелюра. Взгляд из-за очков цепко осматривал юного волшебника. Харри отметил, что этот тип неуловимо смахивает на Мастдая Глюкообильного.
– Ты кто? – спросил Проглоттер.
– Я Архитектор, – с достоинством ответил мужчина.
Магические кристаллы отобразили странную эмблему: реющий флаг, поделенный на четыре части.
– Архитектор Обиталища?
– Не только. Но ты ведь не за тем пришел, чтобы расспрашивать меня, кто я по жизни, верно? Твоя проблема в другом. Придется выбирать. Перед тобой две двери. Войдя в первую, окажешься в Суперсортире, сообщающемся со Вселенским Глотожралищем, – Архитектор указал на дверь со значком мужского туалета. – Я вижу, мегапургений уже у тебя. Хорошо... Вторая дверь ведет к Молли Козазель. Видишь ли, она сейчас слегка умирает. Выручишь ее облажаешь Мир. Избавишься от Шаурмы – умрет Козазель. Вот такая у нас с тобой игра в наперстки получается, Харри...
– А можно звонок другу? – задал вопрос Проглоттер, немного покумекав.
– Ты про Барахлоу? Он, фигурально выражаясь, занят. И вообще, нельзя. И помощь зала запрещаю тоже. А «пятьдесят на пятьдесят» – уже перед тобой.
– А если я применю заклятие «Контрл-альт-делитиум»? – Харри начал поднимать свою сучковатую палочку.
– Глупышка! Эта комната, я сам и даже ты в данный момент – самый натуральный, самый наичистейший Контрл-альт-делитиум. И как произойдет перезапуск истории, зависит от тебя, мой юный поклонник восточной кухни.
– Вот бычья какашка! – выругался юный маг. – Короче, сейчас я мелкий шкет, и всё прочее, но если я тебя еще раз встречу, то так отформатирую, мать родная не урекогнайзит!
С этими словами Харри открыл путь к спасению Молли и вышел, громко хлопнув дверью.
Удар был мощным. Эмблемка в виде черепа с двумя скрещенными косточками и надписью «СмертьКозазель!» сорвалась и разбилась о глянцевый пол.
– Эх, молодежь! – крякнул улыбающийся Архитектор, растворяясь в воздухе

<< Глава 7     Оглавление    Глава 9 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.