Глава 6

«Всё-таки как сильно магия меняет человека» – сказал Гарри Поттер и почесал хоботом плавник.
Анекдот

Коридор никак не хотел заканчиваться. Он несколько раз круто поворачивал и просто продолжался: ни дверей, ни комнат.
Шаурма не замолкала:
– Иди на «Астру»... Иди на «Астру»... Балаклава, Балаклава, вы меня слышите или вы меня не слышите?. Передаем сигналы точного времени, начало шестого сигнала соответствует приходу Чистого Зла... Заяц! Ты слышишь меня?.. Ну, заяц, погоди!!!
Харри, естественно, нервничал. Болтающий продукт выводил его из себя, хотелось заорать, задушить кого-нибудь или взорвать Обиталище. Измученный злыми эмоциями Проглоттер ограничился тем, что дал впереди идущему Джеймсу Барахлоу вдумчивого, основательного пендаля.
– Эй, пухлый! Совсем офонарел?! – вспыхнул Джеймс (всё же было слегка неожиданно и довольно-таки больно).
Барахлоу развернулся и врезал Харри в подбородок. Талантливо исполненный хук поверг Проглоттера в бессознательное состояние. Молли еле успела увернуться от тяжелого падающего тела.
– Хм, а переговорами нельзя такие ситуации разруливать? – спросила она Джеймса.
– Прости, погорячился, – извинился без всякого энтузиазма Барахлоу, потирая то место, где спина встречается с ногами.

...Харри шел по незнакомому городу. Было чрезвычайно жарко, как это водится в летние вечера. Мальчик был до того худо одет, что ему сделалось мерзко, когда он оценил свои лохмотья.
Неизвестный пьянчуга крикнул: «Эй ты, немецкий шляпник» Харри остановился и судорожно сорвал с себя шляпу – высокую, островерхую хоботастовскую шляпу... «Надо же, учудил ходить среди шмуглов в одежде волшебника!» – устыдился Харри, комкая головной убор и засовывая его за пазуху.
Под мышкой у Проглоттера была зажата радиола «Романтика». Пальто оттягивал здоровенный топор, висевший на нарочитой петле, приделанной к изнанке.
Зайдя в подъезд преогромнейшего дома, впрочем, невзрачного, как и любой другой на этой улице, Харри поднялся по темной узкой лестнице на четвертый этаж и постучал в дверь с табличкой «Старушка-процентщица».
– Кто там? – послышался из-за двери дребезжащий голос.
– Я вам денежки принес. За квартиру... За январь... – вкрадчиво соврал Харри.
Дверь открылась. Перед Проглоттером предстала крошечная, сухонькая старушонка шести десятков лет, с острыми и злыми глазками. Белые, почти не поседевшие волосы ее были обильно смазаны маслом.
Одернув кацавейку, тонкошеяя старушка почти пропела:
– Вот и славно, хорошо, положите на комод.
И, шаркая тапками, направилась в глубь квартиры.
Харри проследовал за ней, положил радиолу на стол и выхватил топор. Бабка что-то говорила, но парень не слушал. Он размахнулся и всадил топор в голову несчастной процентщицы.
«Вжик!» – пропел топор. «Хрясь?!» – удивился старушечий череп, крепко захватив лезвие. Харри выпустил топорище из слабеющих пальцев.
– Да Достоевский вас подери!!! – заорала, пошатываясь, старушка. – Вот замотали-то! И ходют, и ходют... Спасу нет!
Харри нервно сглотнул, наблюдая, как процентщица разворачивается к нему лицом. Не в силах глядеть на свою жертву, он посмотрел ей под ноги.
– Ба... ба... бабушка... – промямлил мальчик. – А почему ты не отбрасываешь тени?
– А это потому, внучек, что я давным-давно отбросила копыта!
Харри попятился от ужасной старушки, оступился и упал навзничь. Неуклюже вскидывая руки, процентщица попыталась дотянуться до засевшего в ее голове топора. В комнату вбежала Молли Козазель с плеером «Сони» и коробкой мармелада.
– Проглоттер, хватит валяться! – приказала она, выбрасывая плеер и мармелад, тряся Харри за грудки...
Харри разомкнул веки, и его сознание постепенно вернулось в лабиринты Обиталища.
– В расчете? – протянул ему ладонь Джеймс.
– Угу, – пожал ее Проглоттер, вставая.
Голова трещала, зато Шаурма заткнулась! Правда, плетущийся позади друзей Харри не сильно-то радовался: «Дожил... Во сне уже людей убивать начал. Охо-хо, Зло близко...» За очередным поворотом путников поджидал матерый Швейцарус Рекс: взрослая, бородатая особь злобного зверя, облаченного в форму без знаков различия и в строгую фуражку. В руках Швейцарус сжимал две вязальные спицы, скорбно на них глядя и сокрушенно вздыхая. Сидел Швейцарус за массивным столом. На столе покоились телефон, лампа, чайник и стакан в подстаканнике. Заметив пришельцев, страж суетливо спрятал спицы.
– Предъявите документы, – делая ударение на «у», потребовал Швейцарус. Он явно обрел душевное равновесие.
– Это какие же документы? – поинтересовался Джеймс.
– Пропуск али любой иной аусвайс, – разъяснил страж.
– Пропуск, извините, куда? – хитро прищурилась Молли.
– Вот дура-девка! – поразился Швейцарус. – Конечно, туда!
И он ткнул крючковатым большим пальцем за спину, в коридор, оканчивавшийся очередными воротами без всяких надписей и табличек.
– А-а-а... – вымолвила Козазель.
– Нету у нас аусвайсов, – вызывающе сказал Джеймс.
– А что нам скажет мистер Хочешь-ПохудетьСпроси-Меня-Как? – посмотрел Швейцарус на Харри Проглоттера.
– Э... взятка могла бы решить наши проблемы, – неожиданно для себя нашелся Харри.
– Молодец! – просиял Швейцарус. – Мой прежний начальник говаривал: «С коррупцией надо бороться, а конвертик-то оставьте...»
Ребята сильно пожалели, что бросили коробку с айлбибаксами у входа в Обиталище. Денег набрать и то не догадались!
Пока Молли и Джеймс лихорадочно думали (в основном мысли были две: «Что делать?» и «Господи, что же делать?»), больной мозг Харри Проглоттера пронзила великолепная идея.
– Я заметил у вас спицы, – начал он.
– Да, юноша, ты не ошибся, – грустно проговорил Швейцарус. – Понимаешь ли, у меня начался период вязки, а ниток, как назло, нету...
– Вам ниток охота? Их есть у меня! – воскликнул Проглоттер, извлекая из рюкзака волшебный клубок. – Они нескончаемые, поэтому теперь у вас будет вечная вязка!
Вот и пригодился дар Предсказуньи. Швейцарус расцвел, его борода затопорщилась бодрее.
– Пробегайте, – разрешил он ребятам, обнимая клубок. – Счастливочки, родные

<< Глава 5     Оглавление    Глава 7 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.