Глава 5

Lеt's соmе together, right now!..
The Beatles

Жизнь устроена так, чтобы никто в ней до конца не разобрался.
Пока юные маги плутали по Обиталищу, мир катился вперед во времени и в разные стороны в пространстве.
Историки-филологи Хоботаста выдвинули смелую гипотезу. По их мнению, слово «обеспечить» в древности означало «оставить без печи», то есть «разорить наглухо». Свою теорию волшебники от словообразования назвали ретроспективно-смысловой инверсией. Научная общественность рукоплескала. У нее так принято.
В Империи Зла закончился очередной кинофестиваль. Семь золотых Оскарид получила самая трогательная мелодрама года «Сеющие смерть и разрушения гадкие склизкие зловонные монстры тоже влюбляются».
Президент одной из стран далекого загадочного Эсэнгэ издал пакет указов: «О порядке разрешения споров о вкусах», «О попе и работнике его Балде», «Кстати, о птичках (Дополнения к закону „Об охране памятников“)» и другие, столь же насущные и жизненно важные.
Родную улицу Харри Проглоттера – Глючиновую Аллею – раскопали водопроводчики-кладоискатели. За пределами нашей галактики зажглась сверхновая звезда, столкнулись две солнечные системы и лопнул воздушный шарик на демонстрации бесчеловечных черт-вероногов против легализации демоно-полизации как асоциального извращения.
В общем, всё текло своим чередом. Мастдай Глюкообильный был уже немолод и довольно сносно знал этот мир. Он не поверил Бабаянусу. Приступ любви к Алисии Сильверзневой испытывали все мужчины, но хворь эта была исключительно возрастной.
Ректор понимал: Двуликий стремится в Обиталище. И при всём доверии к Амадеусу фон Лохкарту Мастдай не мог пустить дело на самотек. Необходимо быть в центре событий, решил Глюкообильный.
– Мисс Маннис Пфенингз, я в отъезде, – сказал он секретарше, высунув перебинтованную голову из кабинета.
Она судорожно кивнула, надеясь, что шеф не видит на ее столе авантюрный женский роман Марьи Монцовой «Умертвие в экстазе».
– Если кто, то я вот... – пояснил Мастдай и отправился к камину. – Да, и хватит читать на работе художественную литературу!
Когда мисс Маннис Пфенингз услышала телепортационный хлопок, она позволила себе пару едких оркских выражений в адрес Мастдая.
И вернулась к чтению: там аккурат Глаша Васюткина и Иван Перинин бросились вызволять Евлампочку Ильиничну Эпопееву из длинных щупальцев мафии. Ой, что будет!..

Недреманное Око Большого Брата не желало проясняться. Он впал в черную депрессию, кляня каких-то сапожников и японский кинематограф. Выпив цистерну пива, Большой Брат вернул себе более-менее бодрое расположение духа.
– Всё самому, всё самому, – простонал Лорд Тьмы.
Затем он встал, превозмогая боль в боку и конечностях, и сплел заклинание перемещения.

Амадеус фон Лохкарт был готов задушить Йоду. Эльф-домовой трещал, не замолкая. Пустынный зной вкупе с его речами разрушали волю Лохкарта. Он шел в мучительной полудреме, а Йода как ни в чем не бывало трепался о том, что Великая Сила равна Великому Напряжению, деленному на Великое Сопротивление, и из этого следуют очень интересные и перспективные выводы...
«Стать волком и порвать его! – прикидывал маг. – Taк я же за Добро...»
Когда стемнело, Лохкарт впал в вампиризм. Болтающий домовой беспечно шагал чуть впереди, Амадеус склонился над его шеей, ликуя, что убьет двух зайцев: и поест, и заткнет наконец этого коротышку. Но кровь эльфа была холодна и вонюча. Вампиромаг порадовался: « Спасибо случаю, я не укусил его, а почувствовал неладное раньше...»
Чтобы хоть как-то отвлечься, Лохкарт запел старинную вампирскую песню:

Ой, то не вечер, а скорее утречко...
Ой, мне в гробу мало спалось,
Ой, мне малым-мало спалось,
Ой, да во сне привиделось...
Налетела злая Баффи,
Ой, да с Америки-страны,
Ой, да вонзила кол осинов,
В грудь мою левую, увы...

Амадеус распалялся, всё громче и проникновеннее продолжая безысходную песнь:

Дракула-граф, он ведь догадлив был,
Он сумел сон мой разгадать...

– Друг мой, – прервал песню Амадеуса Йода. – Уж не вампир ли вы?
– А если и вампир, – недобро блеснул клыками в сумерках Лохкарт. – Ты кто, скинхед? Бить будешь?
– Нет, что вы. Нам, истинным эльфийцам, всё равно. А вот если вы от вампиризма избавиться захотите, то мой вам совет: найдите в полнолуние хорошего стоматолога из наших. Он вам клыки-то и вырвет. Будете снова нормаль...
Йода не успел договорить: разъяренный Лохкарт наотмашь шлепнул его по глупой лысой голове.
Эльф описал в воздухе идеальную дугу и приземлился к воротам Обиталища.
– Какую песню запоганил! – досадливо сплюнул Амадеус. – Ничего, зато Харри близко...
Дрожащий эльф прижался к воротам. Ему отнюдь не улыбалось погибнуть. от рук вампира.
Вампиро-маг навалился на створку, и та потихоньку начала открываться. Йода прошмыгнул в щель и припустил по темному коридору, ориентируясь при помощи ультразвука. Вскоре зажегся свет: Лохкарт вошел.
Через несколько мгновений Йода был отброшен в сторону огромным черным волком. Волк несся с невообразимой скоростью.
Эльф-домовой помахал ушами, приходя в чувства, и побежал вслед за зверем.
– Харри... грозит... опасность... – шептал он в такт шагам и зачем-то добавлял: – Моя пр-р-релесть ...
В комнате трех дверей Йода ринулся сразу в среднюю, попросту не заметив две другие. Он получил фору, ведь Лохкарт начал осмотр с левой, так же как и ребята несколькими часами ранее...
Мерлин пережил второе унижение за ночь, когда покусанные волком-упырем фигуры стали нападать на еще не зараженные, не разбирая цвета. И даже на хозяина..

<< Глава 4     Оглавление    Глава 6 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.