Глава 7

Und dann hat er sie gekusst
Wо das Meer zu Ende ist.
Ihre Lippen schwach und blass
Und seine Augen werden hаss.
Raттsteiп, «Nebel».

Ребята покинули гостеприимные стены жмотеля «Еl Coyote» через окно, связав простыни и спустившись по ним на задний двор. Особенно тяжко было тучному Харри, в которого вцепился трясущийся от страха Йода.
Над ночной Жмотляндией шел дождь. Под ногами чавкала жижа. Пару раз Харри поскальзывался и летел в лужу, обдавая друзей липкой волной грязи и отборных заклятий.
Гром долбил беспрерывно. Молнии неистовствовали. Холодный ветер бил в лицо, принуждая кутаться в припасенные куртки.
Не стучал зубами только Йода. Ему такая погодка нравилась, и он беспечно скакал от человека к человеку, подбадривая и склоняя к вере в ВеликуюСилу.
Путники забежали в лес, под защиту крон деревьев, но и там было мокро.
В конце концов Джеймс присмотрел какую-то ложбину, прикрытую огромным стволом упавшей секвойи. Все забились туда и стали греться, прижимаясь друг к другу.
Дождь хлестал сильнее и сильнее. Казалось, с неба падает сплошной поток воды.
В блеске молний Харри и его друзья увидели одинокий силуэт. Он словно плыл над лужами и травой. Когда фигура приблизилась, ребята рассмотрели ее подробнее. Кто-то или что-то было одето в длинный темный плащ с капюшоном. Под капюшоном поблескивали кокарда и черный козырек. Из складок плаща высунулась зеленая склизкая рука. На ней висела большая белая волшебная палочка в черную полоску. Или черная в белую (согласитесь, вопрос скорее философский, чем практический).
– Это де-ментий, – прошептала Молли Козазель. – Он умеет взмахом палочки останавливать все виды транспорта, кроме самолета.
– А что такое самолет? – зачем-то полюбопытствовал Барахлоу.
– Не знаю. Да и какая тебе разница, если нам сейчас придет крышка? – ответила Молли.
– За что? – ошалел Проглоттер.
– А он, судя по всему, пьяный. Видишь, какими зигзагами идет? Самое страшное, если целоваться полезет. Поцелуй де-ментия – по-любому верная смерть.
И тут фигура в плаще развернулась к детям.
– Услышал, – зло зашипел Джеймс. Де-ментий уже на всех парах несся к затаившим дыхание путникам.
– Стрш-срж-гибедеде-Птрнко, – пробормотал де-ментий, остановившись.
– Колдует, что ли? – испугался Харри Проглоттер.
– Наверное, – прижалась к нему парализованная страхом Козазель.
– Вот ты, толстый, – ткнул своей палочкой де-ментий в сторону Проглоттера. – Дай-ка я тебя троекратно, по нашему обычаю, расцелую в уста сахарны да щеки кисельны!..
– Капец Проглоттеру, – выдохнул Джеймс.
Молли потянулась за кинжалами, но Йода схватил ее за плечо:
– Нельзя... их-то... Накажут сильно...
Де-ментий подплыл к Проглоттеру, откинул капюшон, взял мальчика руками за лицо и запечатлел на нем поцелуй.
– М-м-м-л-д-ец! Уваж-ж-жаю.
И уплыл в ночь, горланя страшный бандитский гимн: «Тюряга Азкабан – ветер северный. Этапчиком в Мордор – зла немеряно»
Проглоттер осел на землю (молнии блистали в его очках-аквариумах), обвел этот мир невидящим взором и упал без чувств.
Молли наворожила пламя, и путникам стало теплее.
Харри был бледен, но дышал ровно. Судя по всему, де-ментий наложил на него чары глубокого беспамятства.
К утру дождь прекратился. Ребята подремали. Харри не очнулся.
– Ворожить стану, – сказала, зевая, Молли.
– Давай, подруга, – одобрил Барахлоу. – А то эту тушу далеко не утащишь.
Молли села поудобнее и запела специальную ритуальную песню для вхождения в пророческий транс:
– Слышу голос из прекрасного далека... Голос в утренней серебряной росе... Слышу голос... Голос спрашивает строго... – Тут ее тело дернулось, а тембр изменился, Молли сорвалась на крик. – Ну что ж ты страшная такая, ты такая страшная? Ты ненакрашенная страшная и накрашенная!.. – Тон понизился, В нем зазвучали нотки спокойствия, доверительности. – Русское радио. Всё будет хорошо...
Молли очнулась и закашлялась.
– Мда-с, грязноват эфир туточки, – протянул Барахлоу.
– Хотя обнадеживает «всё будет хорошо» в конце, – робко пропищал Йода.
– Ничего не будет хорошо, – просипела Молли. – Шум это, а не пророчества.
У эльфа затряслась нижняя губенка.
– Мы же не бросим Проглоттера? – заныл он.
– По-любому не бросим, Джа-Джа-Бинкс, то есть, Йода, – улыбнулась Козазель. – Я знаю замечательное заклятие.
Дети собрали вещички, вытянули Харри из ночного убежища. Молли направила на Проглотте раволшебную палочку и произнесла:
– Коппер-поппер-зоо-фильд!
Тело мальчика поднялось над землей примерно на метр и зависло, словно он лег на какую-то невидимую кровать.
– Круто, Молли, – похвалил Джеймс. – Жаль, обруча нет. Повыделываться: мол, без лески обошлись.
Они побросали рюкзаки на Проглоттера, отчего тот опустился сантиметров на пять. Затем Джеймс развернул карту:
– Ага, всё в порядке, не сбились... Можно идти.

Черный волк озадаченно переминался на месте. Нужно ли доложить о мальчонке, впавшем в кому? Что теперь предпримет Мастдай? Как поступит Большой Брат? Волк чихнул и трансформировался в Амадеуса фон Лохкарта.
Его тревожило и то, что он совершенно не помнил событий вчерашнего вечера. Он побродил нерешительно между соснами, а потом сел, задумавшись, на муравейник. Отчего-то Лохкарт никак не мог сосредоточиться на своих мыслях. Наконец Амадеус подпрыгнул, как ошпаренный, снова стал волком и потрусил за детьми

<< Глава 6     Оглавление    Глава 8 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.