Глава 5

Что это такое, просто жуть
Не уснуть мне снова, не уснуть...
И. Резник

– Вообще меня зовут доном Пабло Пеньюаресом, – представился корчмарь, когда ребята покончили с элем, и добавил доверительно: – А для вас я просто Акакий Перемудринкин.
– Очень приятно, Акакий, – ответил за всех Йода. – А коллег моих зовут соответственно... Ай!
Эльф-домовой получил пинка от Джеймса. Тот перехватил инициативу.
– Это мой друг Фродо, – указал он на Харри Проглоттера. – Я – Арагорн, сын Арадорна, внук Аражорна, правнук Аразорна. Эта девушка – Галадриэль, дочь Галагриэль, внучка... ну, ты понял. А этот мерзкий тип, – Джеймс с преувеличенным энтузиазмом похлопал Йоду по плечу, – Гимли. Он гном-мутант. Гендальфа разозлил, ну, тот его и клонировал в особо циничной форме.
Непонятно почему, но Барахлоу пришли на ум имена из кошмара про волосатые ноги.
– Нам нужен номер люкс, приятель, – произнесла Молли Козазель ритуальную фразу, которую придумали говорить в отелях предки.
– Номер есть, гринго, но полулюкс... – Акакий улыбнулся, продемонстрировав два ряда желтых кривых зубов.
– Вот и чудненько, перетопчемся, – поспешно буркнул Харри.
– Вот и молодцы, цыплятки вы мои, – ответил ему в тон бармен, протягивая ключ с бирочкой. – Ваш номер – тринадцатый. Будьте как дома. А сейчас я угощу вас фирменным блюдом заведения. Такого заливного мяса нигде больше не подают.
И бармен с гордым видом ушел на кухню. Харри, Молли, Джеймс и Йода пересели за стол.
Разухабистые рокеры грянули веселую «Убери зубы с моего пульса, я еще слишком жива».
– А-а-а, а-а-а! – подпевали захмелевшие ребята. Принесли жаркое.
– Вкушно, – поставил диагноз Барахлоу.
– Мгм... – не спорила Молли.
– Чавк, чавк, чавк, – даже Йода был необычно краток.
Когда Акакий принес счет, Джеймс долго смотрел на бумажку, а затем осторожно поинтересовался:
– Почему тут написано «Заливной Единорог»?
– Странный вопрос, юноша. Вы же его ели, – невозмутимо ответил бармен.
– Это же запрещено! – гневный голос Молли почти срывался.
– Разумеется, – пожал плечами Акакий. – Поэтому мы воспользовались овцебычатиной. Но вы никому не говорите, а то брать не станут.
На том и сговорились.
Комната была неказистой, но уютной. Ребята уместились на двух кроватях, а Йода свернулся в кресле.
Харри долго не мог заснуть, кумекая, чем же закончится поход. Мальчик боялся дать дуба, но при этом испытывал странное чувство. Дескать, позволь Шаурме перевариться, и настанет такая жизнь, такое облегчилово, о каких можно только мечтать!
Постепенно Проглоттер сомкнул веки и задремал. Харри привиделся волшебный экран. Сначала на нем мелькали какие-то газетные вырезки с заголовками типа «Хакер взломал базу данных цру и черепную коробку Президента», «Спецслужбы гоняются за Морфием!», «За поимку негра в солнцезащитных пенсне обещаны бешеные бабки и синяя таблеточка».
Потом экран вдруг потемнел и проявились буквы: « Wake uр, Наггу! The Shaurmatrix has уоu... »
Неискушенный в языках Проглоттер не смог понять значения этой надписи. Буквы всё возникали:
«Knock, knock, knock...»
И тут же Харри и его спутников разбудил настойчивый стук в дверь.
Ребята повскакивали с кроватей. Молли схватилась за верные кинжалы.
– Кто там? – как-то уж очень пискляво спросил Джеймс.
– Вампиры, – донеслось из коридора.
Дверь с треском слетела с петель, и на пороге нарисовались два упыря. В одном из них хорошо угадывался бармен.
– Еда! – заорали вампиры и бросились на детей. Молли прыгнула вперед и вонзила оба кинжала в клыкастого бармена. Он крякнул и упал на девочку, придавив ее к полу своим мертвым телом.
В дверях появился третий кровосос:
– Харчи есть?
– Навалом, Глухарь! – прокричал упырь, зашедший с барменом.
– Чего? – и глухой вампир медленно вошел в номер.
Мальчики и Йода оцепенели от страха.
Ближний к детям вампир сиганул на Проглоттера, бросая на кровать. Он почти воткнул мерзкие клыки в Харрину шею, но вдруг отпрянул от него, как от чумного, и заглянул ему в глаза.
– Р-робин?.. – неуверенно пролопотал он. – Робин Бобин Барабек?
– Не знаю, о чем вы, – часто-часто заморгал Харри.
– Как же? Тот, который и корову, и быка, и кривого мясника...
– Вы ошибаетесь, – заверил кровопийцу юный волшебник, тяжело дыша ему в бледное, как луна, лицо.
Вампир вскочил:
– Нет, тут нет никакой ошибки, это ты... Хайль Вольтаморд!
Расправив перепончатые крылья, он поднялся в воздух, вылетел в окно и скрылся во тьме.
Его глуховатый подельник, не мешкая, прыгнул на грудь лежащему Проглоттеру. С вампирьих зубов текла слюна, а когтистые пальцы больно стиснули плечи мальчика. Вампир склонился к Харри, но отстранился так же рьяно, как и первый упырь.
– А-а-а-а!!!.. Да это же Мальчик-Который-Выжрал! – завопил он и улетел как угорелый.
«Хм, наверное, Шаурма была с чесноком», – решил Проглоттер, вставая.
– А чего это они тебя не укусили? – удивился Джеймс Барахлоу, постепенно приходя в себя.
– Слово волшебное знаю, – соврал Харри.
Его буквально колотило от пережитого страха.
– Эй, не стойте истуканами! – прохрипела Молли. – Снимите с меня эту тушу.
Мальчики стащили тело Акакия с Козазель. Она брезгливо вынула клинки и обтерла их о занавеску.
– Жаль, что утонул твой Нельзяблик, Проглоттер, – сказала она.
– Сто пудов, – добавил Барахлоу.
Харри не стал умиляться сантиментам, а предложил:
– Я, конечно, не настаиваю, но, может, надо валить отсюда

<< Глава 4     Оглавление    Глава 6 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.