Глава 4

Счастье в труде!
Ленин

Министерство иностранных злодеяний занимало одну из самых высоких башен Цитадели Зла.
Служащие МИЗ часто курили и выбрасывали окурки в окна. Бычки летели вниз и застревали в облаках. Антисанитарно-эпидемиологическая служба ежемесячно выносила благодарность министерству за вклад в загрязнение окружающей среды.
Основной работой министерства иностранных злодеяний были составление и рассылка гадких писем в адреса глав разных государств и международных организаций. Как правило, письма содержали всякие угрозы, оскорбления и прочую грязь.
Затем Хитрус придумал забрасывать письмами парламенты, муниципалитеты и областные суды. Страны, подвергавшиеся атакам министерства иностранных злодеяний, издали первый негромкий стон.
По-настоящему они застонали, когда один из смышленых подчиненных Объегориума изобрел так называемый спам. Пока спецслужбы спали, неутомимые злодеятели писали тонны корреспонденции и рассылали ее простым гражданам.
Жемчужинами коврового письмометания стали весточки от так называемого Центра Иностранного Нерусского Языка (которого реально не существует, но который жаждет обучить всех и вся разговорному нерусскому), предложения купить телефонные и овощные базы мифической Москвы, а также призыв самим включиться в спам-движение: «Мы пошлем вас и вашу фирму по всем адресам!»
Гордилось ведомство Хитруса и менее раскрученными проектами типа рекламы чистки то ли сопел струйников, то ли струй сопляков.
Под этот проект были специально выведены особые почтовые совы, которые прилетали к адресату как бы из ниоткуда и возвращались в никуда. Подвид был назван сованонимайзерки.
Потом министерство иностранных злодеяний совершило подлинный прорыв. Из архивов был поднят и оптимизирован самый страшный почтовый вирус на свете – магическое Письмо Счастья. Теперь объекты атаки сами превращались в переносчиков заразы. Непреодолимое заклятие заставляло получателя помимо своей воли переписывать и рассылать друзьям бесовское нагромождение следующих слов:
«Здесь откровение, даруемое нам верхними силами! Старая мечта человечества сбудется через этот невзрачный листочек бумаги. Прочтите и перешлите тридцати трем людям.
Один мальчик болел энурезом. Вышел мальчик на берег моря, там отлив. А отлив, как всегда, обнаружил илистое дно и всё то, что принесло море. В этот благословенный час принесло мальчику бутылку, а в бутылке это письмо. Прочитал мальчик письмо и выздоровел. А потом не переслал его тридцати трем друзьям и через пять минут опять заболел!
Или другой мальчик из Англии пришел к Стоунхенджу, воздел руки вверх и говорит: «Хочу велосипед!» И был ему велосипед. А в бардачке – это письмо! Переслал мальчик письмо, и стало ему счастье: до сих пор педали крутит.
Одному французу в только что застекленное окно залетел камень, а к камню была привязана такая же записочка-счастье. Француз раскидал тридцать три камня в окна своего квартала, и ему была прибыль: ведь он был стекольщиком. Он теперь так и живет – утром письма, днем заказы.
В начале прошлого века каждый будущий пассажир «Титаника» незадолго до круиза получил по такому письму. И ни один не додумался сделать так, как в нем написано!
Дэвид Копперфильд перед каждым своим шоу отправляет по триста тридцать три письма, и у него всё получается!!!
У Василия Ивановича Пупкина из Чебоксар та же история, и ему тоже всё удается!
Итак, вы поняли, что это письмо не хухры-мухры, а действенный магический артефакт. Ксерокопированию и форвардированию не подлежит! Только переписав его от руки или перенабив на компьютере, вы получите желаемый эффект.
Пишите, не искажая: слово в слово, буква в бувку, с точностью до запятой! Вот текст:
Vita brevis, ars longa! Buenos dias, mano о mano! 1 wanna bе loved bу уои, tirli-tirli-bum, оо-оо-оо!!! Ahalay-mahalay, sim-salabim, kljaski-masjaski!!!»
Хитрус Объегориум как раз дописывал пятнадцатую копию Письма Счастья (он имел неосторожность посмотреть без специальной защитной маски на образец усовершенствованного письма), когда в кабинете министра материализовался Мюллер со всеми спецэффектами.
Объегориум расчихался, так как у него была аллергия на серу. Орлиный нос главы МИЗа затрясся, как мобильный телефон с виброзвонком.
Мерцающий от гордости Мюллер без лишних церемоний начал доклад:
– Шеф, я только что из Хоботаста. Отличные новости, шеф.
– Отличные, – проворчал Хитрус, ловя и успокаивая нос. – Из-за тебя я поставил кляксу на Письмо. Вот тебе и новости... Впрочем, излагай.
Призрак скрупулезно пересказал свою беседу со Штирлицем и, усталый, но довольный, плюхнулся на кожаный диван.
Хитрус разделался с двадцать вторым экземпляром Письма и смог оторвать взгляд от стола, пока вкладывал листок в конверт.
– Мюллер, вы дурак, – вынес вердикт Объегориум.
И углубился в изготовление следующей копии.
Мюллер хранил почтительное молчание.
– Штирлиц вас надул, как мальчонка шарик, – министр снова выкроил секундочку на разговор.
Далее с пятиминутными перерывами Мюллер узнал, что он лопух и старый маразматик, пес, потерявший нюх, представитель прочих видов фауны и флоры. Призрак вдруг увидел со всей трагической ясностью: друг Штирлиц впарил ему самую разухабистую ложь, а он, некогда чемпион по интриге, повелся...
– ...как первоклашка начальной разведшколы!.. – простонал Мюллер и умчался в холодные сырые подземелья, чтобы не спалить Цитадель, сгорая от стыда.
Хитрус дописал победный тридцать третий «Ahalay-mahalay».
– Да-с... – функционер взъерошил обеими руками свою смоляную шевелюру. – Мастдай наверняка знает о Харри и Шаурме. И ведет свою игру. А я так надеялся, что он всего лишь доложит, куда надо, и будет заниматься своими хоботастовскими проблемами!
Министр иностранных злодеяний очень хотел стать главой правительства империи Зла. Парадоксальные ходы, присущие Мастдаю Глюкообильному, могли сильно помешать карьерному росту Хитруса. Объегориум честно признавался себе, что проигрывает ректору Хоботаста и в магии, и опыте. Поэтому он решил сконцентрироваться непосредственно на проблеме Проглоттера.
В течение ближайших часов должен был выйти на связь Штурмфогель. Хитрус заскрежетал зубами, когда понял, что зависит от одного-единственного агента 00666.
– Но, как говорится, кто не рискует, тот потом тоскует! – взбодрился Объегориум и сотворил себе бутылочку шампанского

<< Глава 3     Оглавление    Глава 5 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.