Глава 10

Только с такими говорите о морали, которые освоились с образом жизни многих животных.
Ф. Ницше

Существует наивное заблуждение, дескать, если бы парни всей Земли могли взяться за руки, то сие в корне поменяло бы мировую обстановку. В частности, пацанам нечем было бы держать оружие. Но у девчонок-то ручки остались бы свободными!
Молли оттолкнула друзей и начала пляску смерти. Ее кинжалы уподобились молниям, движения казались мгновенными, прыжки невозможными, а когда ей пришлось метнуть один клинок в глаз подскочившему сзади Человекообразному Нелюдю, в освободившейся руке появилась волшебная палочка, и лес огласили задорные девичьи крики «Разрыватум!», «Соплеум до колениус», «Бублио-сворачито», «Окаменетум и катеус прочь» и всяческие «Харакириус!».
Через полминуты наступила полнейшая тишина. Харри Проглоттер захлопнул распахнутый рот и, заикаясь, спросил:
– М-м-м-м... М-молли? Т-ты где это... этому науч-ч-ч-чилась?..
– На уроках боевой магии, естественно, – Козазель посмотрела на Харри, словно он был слоном в бикини. – Еще прочитала пару книжек. К примеру «Правосудие по-хогвардски» Хэрмионы Хрэйнджер. Крутая тетка. Она там очень весело загибает... по-любому.
Звонко клацнули зубы Джеймса Барахлоу.
– Пойдем отсюда, Козазель, а? – тихо проговорил он.
– Отчего же не пойти? Пойдем, – пожала плечами девочка. – А как вы думаете, мясо этих жеребчиков съедобно?
Проглоттера чуть не стошнило, но он зажал рот руками и сдержался.
– Я имею в виду Нелюдей, – добила Молли.
Харри упал на колени, стараясь обуздать накатившую Шаурму. Пищевод обжигало, дурнота отдалась острой болью в висках... Харри глянул на ладонь и... увидел сквозь нее землю! Но потом наваждение исчезло.
Спустя мучительные, бесконечно длившиеся мгновения толстячок справился с внутренним бунтом. Харри стоял на четвереньках и отдувался, высунув ставший ватным язык.
Джеймс Барахлоу похлопал его по спине:
– Ладно, мопс-переросток ты наш, пошагали, что ли...
Ребята двинулись дальше. Харри периодически сверялся с картой. Барахлоу замурлыкал под нос очередную песенку.
Ветер играл листвой, совершенно невообразимые по красоте пташки плели симфоническую какофонию... или какофоническую симфонию?.. Ну, плели, и шут с ними.
Пролетавшая мимо птица вдруг застыла, нелепо раскрыв клюв и растопырив крылья. Затем в воздухе зажглись буквы: «Птица зависла и будет удалена». Надпись поболталась немного и взорвалась вместе с несчастной птахой, оставив Харри и его спутникам облачко из пуха и перьев.
– Как?! И тут творения Мастдая Глюкообильного?! – очумело проговорил Барахлоу.
Своеобразный привет из школы ободрил детей. Они ощутили себя почти дома, в Хоботасте.
Но вскоре ребята были наказаны за беспечность: из чащи прямо на них выползла гигантская кобра. Гадина встала в боевую стойку, устрашающе раскрыв капюшон. Ледяные немигающие глаза следили за каждым движением Харри, Джеймса и Молли. Стоило пошевелиться – и змея угрожающе шипела.
– Давай, Проглоттер, – прошептал Барахлоу. – Ты же вроде как Заклинатель... Побалакай с ней по-ихнему.
– Ну, это всё брехня про заклинателя, – признался Харри.
Молли пихнула его локтем в бок:
– Не ломайся, тюбик самовлюбленный! Не время.
Проглоттер зажмурил глаза. «У меня должно получиться! я обязан!.. Сейчас, на счет три... Да!..» Поняв, что элементарно тянет время, юный чародей глубоко вдохнул и старательно, с выражением произнес:
– С-с-с-с-с-х-х-ш-ш... С-с-с-ш-ш-ш!
– Ниче не поняла, – молвила змея человеческим голосом. – Мальчик, ты че, больной?
– Да, очень больной, – на Харри накатило вдохновение. – И болезнь моя очень заразна. Видишь ли, я раньше был удавом.
Змея уставилась пронизывающим насквозь взором в глаза Харри Проглоттера, а затем как-то очень поспешно захлопнула капюшон и скрылась в чащобе.
– Н-да... – почесал затылок Барахлоу, затем довольно сносно спародировал учителя Бабаянуса: – Слегка авантюристично, на мой вкус, но эффективно, блин. Молодец, Проглоттер! Десять баллов Виммбилльдору.
Джеймс игриво хлопнул Харри по плечу, и ребята рассмеялись, сбрасывая напряжение.
Барахлоу решил не давать беседе угаснуть:
– Слушай, Проглоттер, а у тебя правда на пятой точке есть шрам в виде знака доллара?
– Есть, – нехотя отозвался Проглоттер.
– Значит, то, что пишут в книгах, ну, дескать, это тебе от Вольтаморда досталось, когда он исчез, тоже правда?
– Нет, – выдавил из себя Харри. – На кнопку, подложенную одноклассниками, сел, вот и порезался...
– В виде знака доллара?!
– Ну, ерзал человек, усаживался поудобнее, видимо, – помогла Проглоттеру Молли. – Чего пристал?..
– Всё, проехали, – сдался Барахлоу.
Харри с благодарностью поглядел на Козазель. Но поторопился – девочка задала ему больной вопрос:
– Может, тогда расскажешь об истинных целях нашей миссии?
– Э-э-э... – покраснел Харри. – Мне надо...
– Посоветоваться с шефом? – голос Козазель был холоден, как труп из морозильника.
– Да. Нет. То есть... – заметались мысли юного шаурмоеда. – Мне надо... надо по-маленькому.
И Харри побежал к кустам

<< Глава 9     Оглавление    Глава 11 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.