Глава 5

Благородные, правдивые, которым нет надобности притворяться! Они сильны и независимы!
Ф. Ницше

Самая главная Вселенская Истина заключается в том, что преоглодазный тороблозмор кэтраблюйируется в атрамоштыльную пантастрибляцию, причем исключительно уфадлеарно.
Иными словами, Высшая Правда с нами, людьми, ничего общего не имеет.
Мы смиренно принимаем мир таким, какой он есть. Многие его особенности мы еще не познали. В частности, никто из живших ранее и практикующих ныне колдунов так и не раскрыл феномен самонаводящейся карты. Зато рисовать научились.
Мы похожи на подопытных собачек, которые жмут педальку, дабы зажечь лампочку. Ведь когда горит лампочка, появляется сосисочка. В чьей божьей руке только что была колбаска и какие небожители Чу Бай Сы дают ток, мы, как и собачки, не ведаем. Зато пользуемся.
Здесь возникает очередной повод пофилософствовать: что мы станем делать, если в один прекрасный день придет счет за электричество?.. Но не будем отвлекаться.
– Шайтанский манускрипт! – восхитился Джеймс, глядя на карту.
Сейчас она подробно показывала пещеру до самого выхода и кусочек открытой местности.
Практичная Молли не завизжала от радости, а пнула сидящего на полу Харри:
– Вставай, Проглоттер, пора двигать.
Харри спрятал карту и, кряхтя, поднялся. Шагалось легко, так как пещера теперь заметно углублялась. Становилось влажно.
Вскоре коридор расширился, и через пару сотен шагов Харри, Молли и Джеймс остановились на пороге круглого просторного зала, полностью залитого водой. Дна не было видно, хоть вода и выглядела чистой. Она стояла абсолютно спокойно: ни ряби, ни волн. Словно гигантское стекло.
Каменный пол обрывался сразу же, как только заканчивался коридор. Потолок, невообразимо высокий, попросту не был различим. Идеально ровные серые стены с неразборчивыми знаками и грязными подтеками наводили на мысли о тюрьме и канализации.
Отчего-то было светло, хотя никаких источников света путешественники не видели. В этом фантастическом бассейне царила вековая тишина, заставляющая задержать дыхание и почтительно замереть.
Ребята остановились в нерешительности.
– Неча думать, прыгать надо, – сказал наконец Джеймс. Харри и Молли посмотрели на него как на идиота. – Чего это вы смотрите на меня как на идиота? – нахмурился Джеймс. – Должны же мы были начать мозговой штурм хоть с чего-нибудь, а?
– Кхм... да, конечно! – излишне усердно закивал Харри.
– Брось клоунаду и погляди в карту, – скривилась Молли.
Проглоттер засопел, борясь с рюкзаком: правая рука запуталась в лямке. Мальчик затоптался на месте, затем оступился и полетел в странное озеро.
– Вот бегемот! – хохотнул Барахлоу, глядя на барахтающегося Харри и расходящиеся от него круги.
Молли быстро выхватила палочку и направила ее на купающегося товарища.
– На трибунах становится тише... – начала она плести заклинание. – Это значит, что встрече конец... До свиданья, наш ласковый Миша...
– Ты гляди: полетел холодец! – прервал ворожбу Джеймс.
Поднявшийся над водой метра на два Харри снова рухнул со смачным «бульк!.».
– Доставай сам, дурак несчастный! – рассердилась на Джеймса Козазель.
Отсмеявшись, Барахлоу выхватил свою волшебную палочку и почти без слов переместил Проглоттера на каменный пол.
Харри отдувался, неуклюже ворочался, имея вид сугубо жалкий. Справившись с дыханием, Проглоттер ощутил холод. Пацана затрясло.
Молли запалила магический костер. Проглоттер протянул к нему руки. Стало теплее.
– С-спасибо, М-молли, – проронил он.
Барахлоу присел рядом и положил руку на плечо Харри.
– Ты извини, Проглоттер, что я смеялся. Ты на моем месте поступил бы так же.
– Л-ладно уж... – всхлипнул Проглоттер.
– Слушай, пока ты отогреваешься, может, расскажешь всё-таки, куда и зачем мы идем? – спросила Молли Козазель. – Кстати, можешь свободно раздеваться и сушить одежду, я свой парень, хоть и девка.
Проглоттер последовал совету Молли. Мокрый Нельзяблик выпорхнул и тоже устроился у огня.
– Грейся, Кабысдон, – виновато проговорил Харри.
– Ну, давай, Проглоттер, колись, – доверительно прошептал Барахлоу.
– Учитель Бабаянус говорил же... Мы должны добраться до Чмошища и взять у него супердезинтеграционный мегапурген для миссис Джопсон...
– Ладно, Харри, заливать, – укоризненно покачала головой Молли. – Бабаянус мужик хороший, но Двуликий по-любому.
– Всё бы вам правду какую-то узнавать, – сплюнул в костер Проглоттер, отчего пламя вспыхнуло ярче прежнего, да еще и со зловещим уханьем.
– Силен, – уважительно протянула Козазель.
Проглоттер продолжил, не замечая:
– Иногда правду лучше не знать. Я бы отдал свою коллекцию сушеных антиглобалистов за то, чтобы никогда не... – он всхлипнул.
– Помнишь гимн нашей школы? – неожиданно сменил тему Джеймс.
– Смутно.
– А я отлично помню. Еще бы, пять лет главным гимнюком был, пел каждое утро. Так вот, там слова есть: «Даром преподаватели время со мною тратили. Даром со мною мучился самый искусный маг». Ну, вранье же! Каким таким «даром»?! Мои родаки по тридцать тысяч евроблей в год платят!
– К чему это ты? – топнула ногой Молли.
– А к тому, что это там, в школе, можно заливать и всё такое! – вспыхнул Барахлоу. – А тут надо быть честным, как на исповеди. Поняли? Ведь от этого зависят наши жизни. Это пока в пещере бояться нечего, а дальше, по словам Бабаянуса, начнутся сущие Армагеддон и шоу-бизнес!
– Ты прав, конечно... – поник головой Проглоттер. – Хорошо. Истина заключается в...
– Нельзя, блин!!! – завопил вдруг Кабысдон и принялся нарезать в воздухе круги. – Атас, немцы! Аlаrm, alarm!
Ребята обернулись к озеру. И вскочили.
На них катились волны.
Пока маленькие.
Первые три вальяжно пробежали по ботинкам путешественников и затушили костер Молли.
– Смотрите, они увеличиваются! – воскликнул Джеймс.
– Шмотки в руки и по метлам! – скомандовала Молли.
Харри застонал:
– Метлы!.. Мы их забыли в кабинете Мастдая!
– Тогда деру! – уточнила Козазель, убегая обратно в коридор.
Парни подхватили вещи и помчались за ней.
Сзади слышалось медленное, но планомерное биение волн о стены. Удары становились тяжелее и тяжелее.
За очередным поворотом Барахлоу и Проглоттер налетели на остановившуюся Молли.
– Чурбаны! – процедила сквозь зубы девочка, поднимаясь с пола. – Вот, локоть разбила из-за вас, растяп. Я пока бежала, дотумкала, в чем фишка. Когда Харри упал вводу, пошли волны. Но они не затухли, а стали накладываться друг на друга. Вот такая мультипликация...
– Но по всем законам физики они должны были успокоиться! – возразил Проглоттер, протирая очки-аквариумы грязным платком.
– Лучше оденься, физик, – усмехнулась Молли. – Надо было внимательнее читать книгу великого Моментуса Клея «Особые среды: вызов традиционным законам...» Там, на странице семьсот пятьдесят три, есть статья о самовозбуждаемых волнах. А во втором издании...
– Хватит, – прервал лекцию Джеймс. – Лучше прислушайтесь. По-моему, вода нас настигает.
Из-за поворота вырулил мощный водный поток.
– Полундра-а-а-а!.. – заорал Харри Проглоттер, хватаясь за рюкзак.
В следующую секунду детей подхватила набежавшая волна и закрутила, закрутила..

<< Глава 4     Оглавление    Глава 6 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.