Глава 28 - Бегство Принца

   Гарри чувствовал себя так, как будто тоже летел в пространстве. Этого не произошло... этого не могло произойти...
   - Вон отсюда, быстро, - сказал Снейп.
   Он схватил Малфоя за загривок и вышвырнул за дверь впереди всех. Грейбэк и низкорослые брат с сестрой последовали за ним, двое последних возбужденно пыхтели. Как только они скрылись за дверью, Гарри понял, что снова может двигаться. А парализованным его держали ужас и потрясение. Он отбросил свой плащ-невидимку как раз когда человек с жестоким лицом, последним покидающий башню, исчезал за дверью.
   - Петрификус Тоталус!
   Пожиратель Смерти споткнулся, как будто его ударили в спину чем-то плотным, и упал на землю, твердый, как восковая фигура. Но едва он коснулся пола, как Гарри уже перебрался через него и побежал вниз по темной лестнице.
   Ужас разрывал Гарри сердце... он должен добраться до Дамблдора и должен поймать Снейпа... почему-то эти два дела были связаны... Он сможет повернуть назад случившееся, если соединит их вместе... Дамблдор не мог умереть...
   Гарри перепрыгнул последние десять ступеней винтовой лестницы и остановился, приземлившись и подняв палочку. Тускло освещенный коридор был полон пыли: казалось, что половина потолка обрушилась. Перед ним свирепствовала битва, но, даже пытаясь определить, кто с кем сражается, он услышал, как ненавистный голос прокричал - Все кончено, время уходить! - и увидел, что Снейп исчезает за углом в дальнем конце коридора. Казалось, что они с Малфоем вышли из схватки невредимыми. Как только Гарри бросился за ними, один из сражающихся отделился от драки и побежал следом - это был оборотень Фенрир. Он напал на Гарри прежде чем тот успел поднять палочку, Гарри швырнуло на спину, грязные спутанные волосы упали ему на лицо, вонь от пота и крови заполнила нос и рот, горячее жадное дыхание коснулось горла...
   - Петрификус Тоталус!
   Гарри почувствовал, как Фенрир на нем обмяк. С громадным усилием он столкнул оборотня на пол, когда в него полетел луч зеленого света. Он пригнулся и безрассудно кинулся в битву. Его ноги ткнулись во что-то вязкое и скользкое, и он споткнулся: на полу лежали два тела, лицом вниз в луже крови, но у него не было времени изучить, кто это. Гарри увидел, что перед ним в воздухе, как языки пламени, пляшут рыжие волосы: Джинни схватилась с грузным Пожирателем Смерти, Амикусом, который кидал в нее заклятье одно за другим, пока она от них уворачивалась. Амикус хихикал, наслаждаясь соревнованием: - Crucio... Crucio... ты не сможешь танцевать вечно, милашка...
   - Импедимента! - заорал Гарри.
   Его заклинание попало Амикусу в грудь: он издал поросячий визг боли, когда его приподняло над землей и швырнуло о противоположную стену, сполз по ней и пропал из виду позади Рона, профессора МакГонагалл и Люпина, каждый из которых сражался с отдельным Пожирателем. Подальше от них Гарри увидел Тонкс, которая дралась с гигантским светловолосым волшебником, посылающим проклятья во все стороны, так что они отскакивали от стен, крушили камни, разбили ближайшее окно...
   - Гарри, откуда ты взялся? - Крикнула Джинни, но у него не было времени ответить. Он опустил голову и кинулся вперед, аккуратно избежав взрыва, который раздался над его головой и осыпал всех кусочками стены. Снейп не должен сбежать, ему нужно догнать Снейпа...
   - Получай! - прокричала МакГонагалл, и Гарри увидел мельком, как женщина-Пожиратель, Алекто, несется прочь по коридору, схватившись руками за голову, а за ней поспевает ее брат. Гарри пустился за ними, но по дороге на что-то наткнулся и в следующую секунду оказался лежащим поперек чьих-то ног. Оглядевшись, он увидел на полу бледное, круглое лицо Невилла.
   - Невилл, с тобой все...
   - В п"рядке, - пробормотал Невилл, сжимая руками живот, - Гарри,... Снейп и Малфой... пробежали мимо...
   - Я знаю, я - за ними, - сказал Гарри, посылая с пола проклятье в огромного светловолосого Пожирателя, который был повинен в большей части этого хаоса. Мужчина взвыл от боли, когда заклинание попало ему в лицо. Он повернулся на пятках, пошатнулся и кинулся вслед за братом и сестрой. Гарри с трудом встал и побежал по коридору, не обращая внимания на удары сзади, просьбы вернуться и приглушенные зовы фигур, лежащих на земле, о чьей судьбе он пока не знал...
   Его занесло при повороте за угол коридора - кроссовки были скользкими от крови. Снейп имел значительную фору. Возможно ли, что он уже попал в кабинет в Комнате Необходимости, или Орден все-таки предпринял шаги, чтобы не дать Пожирателям сбежать по этому пути? Он не слышал ничего, кроме собственных тяжелых шагов, боя своего сердца, когда бежал по практически пустому коридору, но потом заметил кровавые следы, которые показали, что, по крайней мере, один из убегающих Пожирателей направился к дверям на выходе - может быть, Комната Необходимости действительно была заблокирована...
   Гарри занесло и при следующем повороте, и заклинание пролетело мимо его головы - он спрятался за доспехами, которые взорвались. Он увидел, как брат с сестрой бегут вниз по мраморным ступенькам, и пустил им вслед проклятие, но то попало лишь в картину с несколькими волшебницами, которые с визгом перебежали на соседнее полотно. Перепрыгнув через кучу доспехов, Гарри услышал новые крики - люди в замке, по-видимому, просыпались...
   Он решил срезать путь, в надежде обогнать брата с сестрой и приблизиться к Снейпу с Малфоем, которые, без сомнения, к этому моменту уже вышли во двор. Не забыв перепрыгнуть исчезающую ступеньку посередине секретной лестницы, он выбрался через гобелен в ее конце в коридор, где толпились несколько одетых в пижаму и сбитых с толку Хаффлпаффцев.
   - Гарри! Мы услышали шум и кто-то говорил что-то про Темную Метку... - начал Эрни Макмиллан.
   - С дороги! - заорал Гарри, оттолкнув двух мальчиков с дороги и бросаясь к лестничной площадке и вниз по оставшейся части мраморной лестницы. Дубовые двери наружу были распахнуты, плиты забрызганы кровью, и несколько напуганных учеников жались по стенам, двое или трое из них все еще закрывали лица руками. Огромные песочные часы Гриффиндора были разбиты проклятьем, и рубиновые камешки еще сыпались с громким стуком на плитки под ними.
   арри вылетел через галерею в темный двор. Он едва смог разглядеть три фигуры, бегущие по лужайке к воротам, за которыми смогли бы дизаппарировать. Судя по виду - огромного светловолосого волшебник, и Снейпа с Малфоем впереди него...
   Холодный ночной воздух разрывал Гарри легкие, когда он кинулся в погоню. Он увидел далекую вспышку света, которая на мгновение обрисовала его цели. Он не знал, что это было, но продолжил бежать, еще находясь слишком далеко, чтобы прицелиться заклинанием...
   Еще одна вспышка, крики, лучи света в ответ, и Гарри понял: Хагрид вышел из своей хижины и пытается помешать Пожирателям сбежать. И, хотя каждый вдох, казалось, разрывал легкие, и в груди пылала огненная боль, Гарри прибавил скорость, когда голос в его мозгу начал повторять: не Хагрид, и не Хагрид тоже...
   Что-то сильно ударило Гарри в спину, и он упал вперед, лицом впечатавшись в землю, кровь хлынула из обеих ноздрей. И понял, перекатившись на спину, с палочкой наготове, что брат с сестрой, которых он обогнал, срезав путь, наступают сзади...
   - Импедимента! - заорал он, снова перекатившись, прижавшись к темной земле, и его заклинание чудом попало одного из них, который споткнулся и упал, толкнув другого. Гарри вскочил на ноги и погнался за Снейпом.
   Теперь он видел силуэт Хагрида, подсвеченный неполной луной, внезапно вынырнувшей из облаков: светловолосый Пожиратель посылал в лесника проклятия одно за другим, но огромная сила Хагрида и его толстая кожа, которую он унаследовал от своей матери-великанши, по-видимому, его защищали. Тем не менее, Снейп и Малфой все еще бежали: они скоро окажутся за воротами, смогут дизаппарировать...
   Гарри пронесся мимо Хагрида и его противника, прицелился в спину Снейпа и заорал:
   - Ступефай!
   Он промахнулся: красный луч света пролетел над головой Снейпа, тот крикнул: - Беги, Драко! - и развернулся. Через расстояние в двадцать ярдов они с Гарри смотрели друг на друга, прежде чем одновременно поднять палочки (прим. пер. - уверена, - палочки - у них сами поднялись. Простите, отвлеклась).
   - Круц...
   Но Снейп парировал заклинание, сбив Гарри с ног прежде, чем тот смог его закончить. Гарри перекувырнулся и снова вскочил на ноги, когда огромный Пожиратель позади него крикнул - Incendio!. - Гарри услышал грохот взрыва, и вокруг заплясали оранжевые отсветы: горела хижина Хагрида.
   - Там Клык, ты, вредитель...! - вскричал Хагрид.
   - Круц... - заорал Гарри во второй раз, целясь в фигуру впереди, подсвеченную пляшущими языками пламени, но Снейп снова отбил заклинание. Гарри видел, как он презрительно усмехается.
   - Непростительно Заклинание от вас, Поттер! - крикнул он, перекрывая треск огня, вопли Хагрида и дикое повизгивание запертого Клыка. - У вас не хватает сил или умения...
   - Incarc... - заорал Гарри, но Снейп отразил проклятие почти ленивым взмахом руки.
   - Сражайся со мной! - закричал Гарри. - Сражайся, ты, трусливый...
   - Ты меня назвал трусом, Поттер? - крикнул Снейп. - Твой отец никогда не нападал меня, если расклад был не четыре на одного, как бы ты его назвал, интересно?
   - Ступе...
   - Будет отбито вновь, и вновь, и вновь, пока ты не научишься держать свой рот закрытым, а мысли запертыми, Поттер! - издевался Снейп, вновь отражая заклинание. - Теперь идем! - крикнул он огромному Пожирателю позади Гарри. - Пора исчезнуть, прежде чем здесь появится Министерство...
   - Импедим...
   Но прежде чем Гарри успел закончить проклятие, его пронзила мучительная боль, и он упал на траву. Кто-то кричал, он точно умрет от этой агонии, Снейп собирается замучить его до смерти или до сумасшествия...
   - Нет! - раздался голос Снейпа, и боль прекратилась так же внезапно, как и началась. Гарри лежал, скрючившись, на темной траве, сжимая палочку и задыхаясь. Где-то над его головой Снейп кричал: - Вы что, забыли приказ? Поттер принадлежит Темному Лорду, нам нельзя его трогать! Пошли! Пошли!
   И Гарри почувствовал, как земля трясется под его лицом, когда брат с сестрой и огромный Пожиратель, повинуясь, пробежали к воротам. Гарри издал невнятный крик ярости: в это мгновение ему было все равно - жить или умереть. Заставив себя снова подняться, он вслепую, пошатываясь, пошел на Снейпа - человека, которого сейчас ненавидел так же сильно, как Волдеморта...
   - Сектум...
   Снейп взмахнул палочкой, вновь отразив заклинание, но Гарри теперь был от него всего в нескольких футах и, наконец, смог ясно разглядеть лицо: Снейп больше не усмехался или глумился, его лицо в отблесках огня было полно ярости. Сосредоточившись изо всех сил, Гарри подумал - Levi... - (прим. пер. - Levicorpus - заклинание, которое подвешивает жертву в воздух головой вниз. Было найдено Гарри в книге зелий Принца-Полукровки и опробовано на Роне Уизли.)
   - Нет! - закричал Снейп. Раздался громкий хлопок, Гарри отбросило назад и снова сильно ударило об землю. Но на этот раз палочка вылетела из его руки. Он слышал крики Хагрида и вой Клыка, когда Снейп приблизился и взглянул на него сверху вниз, беспомощного и безоружного, каким был Дамблдор. Бледное лицо Снейпа, подсвеченное огнем горящей хижины было полно ненависти, как в тот момент, когда он убивал Дамблдора.
   - Ты смеешь использовать против меня мои собственные заклинание, Поттер? Это я изобрел их, я Принц-Полукровка! А ты бы обратил на меня мое изобретение, как и твой дрянной отец, не правда ли? Я так не думаю... нет.
   Гарри нырнул за своей палочкой, Снейп послал в нее заклинание, она отлетела на фут прямо во тьму и исчезла из вида.
   - Тогда убей меня, - задыхаясь, сказал Гарри, который совершенно не чувствовал страха, а только ярость и презрение. - Убей меня так же, как убил его, трус...
   - НЕТ! - крикнул Снейп, и его лицо внезапно стало сумасшедшим, нечеловеческим, как будто он испытывал столько же боли, сколько скулящая, повизгивающая собака, запертая в горящем здании позади него, - НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ТРУСОМ!
   И он резко взмахнул рукой в воздухе. Гарри почувствовал, как раскаленная до бела, хлесткая боль ударила его по лицу, и рухнул на спину. Пятна света вспыхнули перед его глазами, и на секунду как будто весь воздух покинул легкие. Затем прямо над собой он услышал шелест крыльев, и что-то огромное заслонило звезды. Клювокрыл бросился на Снейпа, который отшатнулся назад, когда острые как бритва когти полоснули по нему. Приняв сидячее положение, с кружащейся после удара о землю головой, Гарри увидел, как Снейп изо всех сил убегает от огромного зверя, летящего за ним, хлопая крыльями и с таким пронзительным криком, какого Гарри еще не слышал...
   Гарри с трудом поднялся на ноги, и, пошатываясь, пошел искать свою палочку, надеясь возобновить погоню (прим. пер. - вот настырный!), но даже когда его пальцы только копались в траве, отбрасывая веточки, он знал, что уже слишком поздно. И точно - обнаружив палочку он повернулся и увидел только гиппогрифа, кружащего над воротами. Снейп смог дизаппарировать сразу за границами школы.
   - Хагрид, бормотал Гарри, все еще ошеломленный и смотрящий вокруг. - Хагрид?
   Он бросился к горящему дому, поскольку огромная фигура появилась от из огня, несущая на спине Клыка. С криком Гарри упал к его коленям; он дрожал каждой частью своего тела, все его тело болело, и дыхание было болезненное и затрудненное.
   - Все в порядке, Гарри? Гарри? Все в порядке? Ответь мне, Гарри...
   Огромное, волосатое лицо Хагрида качалось над Гарри, закрывая звезды. Гарри чувствовал запах жженной древесины и волос собаки; он производил успокоительно теплое действие, и чувствовал рядом лежащего Клыка.
   - Я в порядке, - задыхался Гарри.
   - Это ты?
   - Конечно я,
   Хагрид поднял его под руки с такой силой, что ноги Гарри на мгновение оставили землю прежде, чем Хагрид поставил его снова вертикально. Он видел кровь, сочащуюся вниз со щеки Хагрида от глубокой раны под одним глазом, которая раздувалась быстро.
   - Мы должны восстановить твой дом, - сказал Гарри, - заклинанием Акваменти!
   - Знал, что это было что-то подобное этому, - пробормотал Хагрид, поднял тлеющий розовый, цветочный зонтик и сказал, - Акваменти!
   Реактивная струя воды вытекла из наконечника зонтика. Гарри поднял свою руку с палочкой, и также пробормотал - Акваменти . - Вместе, он и Хагрид лили воду на дом, пока последние языки пламени не погасли.
   - Это не так плохо, - сказал Хагрид с надеждой несколько минут позже, смотря на дымящийся дом. - Дамблдор наверное справился бы лучше"...
   Гарри почувствовал жгучую боль в животе от этого имени. В тишине и неподвижности, ужас еще более повысился внутри Гарри.
   - Хагрид...
   - Я перевязывал раны, когда я их услышал, - сказал Хагрид печально, все еще уставившись на разрушенный дом.
   - Хагрид...
   - Но что случился, Гарри? Я только что видел Уповающихся Смертью, направляющихся вгниз от замка, но что с ними делал Снейп? Куда он уходил - он был похищен ими?
   - Он... - Гарри прочистил горло - оно было сухим от паники и дыма. - Хагрид, он убил...
   - Убил? - сказал Хагрид громко, глядя глаза в глаза в Гарри. - Снейп убил? О чем ты говоришь, Гарри?
   - Дамблдор, - сказал Гарри. - Снейп убил Дамблдора.
   Хагрид просто смотрел на него с непонимающим лицом.
   - Дамблдор что?, Гарри?
   - Он мертв. Снейп убил его...
   - Не говори это, - сказал Хагрид грубо. - Снейп убил Дамблдора... - Не будь глупым, Гарри. Скажи что случилось?
   - Я видел, что это случилось.
   - Это невозможно
   - Я видел это, Хагрид.
   Хагрид качал головой, выражение его лица говорило о том, что он не верит. Гарри понял, что Хагрид подумал, что он выдержал удар по голове, что он был ослаблен, возможно последействиями проклятья...
   - Вот что случилось. Дамблдор сказал Снейпу идти с Упивающимися Смертью. - сказал уверенно Хагрид - Я предполагаю, что он - должен его прикрыть. Давай добираться в школу. Пошли Гарри.
   Гарри не пытался обсуждать или объяснять. Он все еще шатался. Хагрид выяснил бы достаточно скоро, слишком скоро... Поскольку они направились назад к замку, Гарри видел, что многие из его окон были освещены. Он ясно представлял себе сцены, как ученики ходят от комнаты к комнате, сообщая друг другу, что Уповающиеся Смертью вошли, что Смертельный знак сиял над Хогвардсом, что кто - то, должно быть, был убит...
   Двери напротив дуба были открытыми, пропуская свет на дорогу и лужайку. Медленно, неопределенно группы людей спускались на лужайку вниз, нервно рассматривая все вокруг Знака Уповающихся Смертью, которые сбежали в ночь. Глаза Гарри, однако, были смотрели на землю футе от самой высокой башни. Он вообразил, что он мог видеть сквозь темноту, видеть что-то, находящееся в траве там, хотя он должен был действительно слишком далеко видеть что - то подобное. Даже, как он смотрел бессловесно на место, где он думал должно лежать тело Дамблдора, однако, он видел людей, начинающих двигаться к этому месту.
   - На что они смотрят? - сказал Хагрид, поскольку он и Гарри приблизились к замку, Клык, шел близко от них, прижимаясь к их лодыжкам.
   - Что это на траве? - Хагрид резко добавил шагу, направляясь теперь к футу от Башни Астрономии, где собиралась маленькая толпа. - См. это, Гарри? Прямо в футе от башни? Под где Знак... Неужели они думают, что кто-то упал?
   Хагрид затих, мысль, очевидно слишком ужасная, чтобы выражать ее громко. Гарри шел рядом с ним, чувствуя боли в лице и ногах, куда полчаса назад его поражали, хотя странно отдельным способом, как если бы кто - то около него это чувствовал. Что было реально - неизбежно ужасное чувство сжимало его грудь...
   Он и Хагрид продвигались через толпу бормотающих к самому месту студенты и преподаватели оставили промежуток.
   Гарри слышал стон Хагрида боли и удара, но он не останавливался; он шел медленно вперед, пока он не достиг места где лежал Домблдор и присел около него. Он знал, что не было никакой надежды с момента, когда его поразило связывающее тело проклятие Дамблдора, знал, что это могло случиться только, потому что его учитель был мертв, но все еще не был готов к тому, чтобы видеть его здесь, сломанного: самый большой волшебник, которого когда либо мог знать Гарри - был мертв.
   Глаза Дамблдора были закрыты, но по странному положению его тела - можно было подумать, что он спит. Гарри протянулся, выправил очки-полумесяцы на изогнутый нос, и вытер струйку крови из рта собственным рукавом. Потом он пристально посмотрел вниз на мудрое старое лицо и пробовал поглотить огромную и непостижимую правду: никогда больше Дамблдор не сможет говорить с ним, никогда снова он не сможет помочь...
   Толпа бормотала позади Гарри. После долгой паузы он стал на колени и посмотрел вниз.
   Медальон, который они укрази несколько часов назад, выпал из кармана Дамблдора. Он открылся, возможно при падании на землю. И хотя Гарри уже не мог чувствовать большее количество удара или ужаса, или печаль, чем он чувствовал уже, Гарри знал,... что было что-то не так...
   Он перевернул медальон в своих руках. Это был не тот медальйон, как он помнил по наблюдению в Дамбльдуме, не было никакого признака декоративного S, который, как предполагалось, был символом Слизерина. Кроме того, не было ничего внутри, кроме части свернутого пергамента, сильно втиснутого в то место, где должен был быть портрет.
   Автоматически, без размышления о том, что он делал, Гарри вытянул фрагмент пергамента, открыл его, и прочитал под светоммногих палочек, которые теперь были зажжены позади него:
   Темному Лорду:
   Сейчас я должен быть мертв задолго до того, как Вы читаете это, но я хочу, чтобы Вы знали что именно я раскрыл вашу тайну. Я украл настоящий Хоркрукс и намереваюсь уничтожить его, как только смогу.
   Я сталкиваюсь со смертью в надежде, что, когда Вы встречаетесь в состязании, Вы снова умрете. R.A.B.
   Гарри ни не знал, ни заботился, о том, что это сообщение означало. Только одна вещь имела значение: Это не было Хоркрукс: Дамблдор ослабил себя, пил ужасную микстуру ни для чего. Гарри смял пергамент в руке, и его глазах появились горячие, жгучие слезы, когда позади него начал выть Клык.

<< Глава 27    Оглавление    Глава 29 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.