Глава 22 - После похорон

   Безоблачное голубое небо появилось над башнями замка, но это знаки приближения лета так и не подняли Гарри настроение. Он был расстроен, как его попытками узнать то, чем занимается Малфой, так и усилиями начать разговор со Слизнерогом и добыть его память, которую он так старательно замалчивал годами
   - В последний раз тебе говорю, забудь Малфоя, - жестко сказала Гермиона Гарри
   Они с Роном сидели в солнечном уголке во дворе замка после обеда. Гермиона и Рон вцепились в листовку Министерства Магии - Самые распространенные ошибки по Аппарированию и как их избежать. - У них были тесты в этот самый день, но по правде говоря, листовки так и не успокоили их нервы. Рон внезапно сорвался с места и спрятался за Гермионой, когда какая-то девочка показалась из-за угла
   - Это не Лаванда, - устало заметила Гермиона
   - О, это хорошо, - выдохнул Рон
   - Гарри Поттер? - спросила девочка. - Меня попросили передать тебе это
   - Спасибо...
   Душа Гарри ушла в пятки, когда он взял маленький сувой пергамента. Как только девочка отошла достаточно далеко, он сказал: - Но Дамблдор же обещал, что у нас не будет никаких занятий, пока я не достану память!
   - Может он хочет узнать, как у тебя дела? - предположила Гермиона, пока Гарри развернул пергамент. Но вместо того, чтобы увидеть длинный, узкий с курсивом почерк Дамблдора, он увидел небрежную писанину, которую было трудно прочитать из-за больших пятен на пергаменте в местах, где были чернила
   Дорогие Гарри, Рон и Гермиона,
   Арагог умер прошлой ночью. Гарри и Рон, вы уже с ним встречались и знаете, каким особенным он был. Гермиона, я уверен, что он бы тебе тоже понравился. Я бы очень хотел, чтобы вы пришли на его похороны этим вечером. Я планирую сделать это в сумерки, его любимое время дня. Я знаю, что вы не должны быть вне замка в это время, но вы же можете воспользоваться мантией. Я бы не просил, но не могу пережить это сам.
   Хагрид
   - Вы посмотрите на это, - Гарри передал записку Гермионе
   - О Боже, - она пробежала ее глазами и передала записку Рону, который перечитал ее с непомерно скептическим выражением на лице
   - У него не все дома! - взорвался он. - Эта штука приказала его дружкам сожрать меня и Гарри! Сказала им помогать им самим! И сейчас Хагрид ждет, что мы придем к нему и будем рыдать над этим жутким волосатым телом!
   - Все дело не только в этом, - сказала Гермиона. - Он просит нас оставить замок ночью, а он же знает, что охрана сейчас в миллион раз жестче, и в какой мы будем беде, если нас поймают
   - Мы же были у него прошлой ночью, - сказал Гарри
   - Да, но ради такого? - сказала Гермиона. - Мы и так рисковали многим, чтобы помочь Хагриду, но Арагог уже умер. Если бы мы могли его спасти...
   - ...я бы еще меньше хотел бы пойти, -твердо сказал Рон. - Гермиона, ты его не видела. Поверь мне, его смерть намного его улучшила.
   Гарри взял назад записку и посмотрел на пятна. Много больших слез прокапало на пергамент
   - Гарри, ты же не думаешь о том, чтобы пойти. - сказала Гермиона. - Это такая бессмысленная вещь, за которую можно получить наказание.
   Гарри вздохнул
   - Да, я знаю, - сказал он. - Я думаю, что Хагриду придется хоронить Арагога без нас
   - Да, - с облегчением произнесла Гермиона. - Смотри, на Зельях сегодня практически никого не будет, большинство будет на этом тесте...попробуй немного смягчить Слизнегорна.
   - 57-ой раз счастливый, ты думаешь? - с сожалением спросил Гарри
   - Счастливый, - внезапно воскликнул Рон. - Гарри, это то, что надо - стань счастливым!
   - Что ты имеешь в виду?
   - Используй свое счастливое зелье!
   - Рон, это оно - это оно! - ошеломленно произнесла Гермиона. - Конечно! Как я об этом не подумала?
   Гарри уставился на них: - Феликс Фелицис? -.Гарри задумался - Я не знаю...Я как бы его берег...
   - Для чего? - недоверчиво спросил Рон
   - Что может быть важнее этой памяти, Гарри? - спросила Гермиона
   Гарри не ответил. Мысль про маленькую золотистую бутылочку очень долго была в его воображении; смутные и нечеткие планы о расставании Джинни и Дина, радости Рона при виде ее с новым парнем, бродили в глубине его души, неосознанные, кроме как во время сна или в сумерки между сном и просыпанием...
   - Гарри? Ты еще здесь? - спросила Гермиона
   - Что?...Ах да, конечно, - собравшись, сказал он. - Ну...хорошо, если я не смогу поговорить со Слизнегорном сегодня днем, я выпью немного Феликса и повторю попытку вечерком.
   - Тогда все решено, - живо произнесла Гермиона, вставая и делая грациозный пируэт. - Назначение...Решительность...Осмотрительность, - бормотала она
   - А, прекрати - взмолился Рон. - Меня и так уже тошнит от всего этого - Ой, быстро, спрячьте меня!
   - Это не Лаванда! - раздраженно сказала Гермиона, когда еше несколько девочек появились в дворике, и Рон нырнул за ее спину.
   - Клево, - выглянул Рон из-за плеча Гермионы, чтобы проверить. - Ого, а они не очень счастливо выглядят, не так ли?
   - Это сестры Монтгомери, и конечно у них нет повода для радости, разве ты не слышал, что случилось с их младшим братом? - сказала Гермиона
   - По правде говоря, я уже теряюсь в том, что происходит со всеми родственниками, - сказал Рон
   - Ну, на их брата напал оборотень. Ходят слухи, что их мама отказалась помочь Пожирателям Смерти. Так или иначе, мальчику было всего пять лет, и он умер в больнице св. Мунго, они не могли его спасти.
   - Он умер? - Гарри был в шоке. - Но оборотни же не убивают, они просто превращают тебя в одного из них, не так ли?
   - Иногда они убивают. - непривычно серьезно сказал Рон. - Я слышал об этом, это происходит, когда оборотень слишком увлекается.
   - А как звали этого оборотня? - быстро спросил Гарри
   - Ну, по слухам это был Фенрир Грейбек, - ответила Гермиона
   - Я знал - это маньяк, который любит нападать на детей, про него мне как раз Люпин рассказывал, - рассердился Гарри
   Гермиона мрачно на него посмотрела
   - Гарри, ты должен достать эту память, - сказала она. - Это же касается того, как остановить Вольдеморта, не так ли? Эти жуткие вещи, которые происходят, это все из-за него...
   Прозвенел звонок, и Гермиона с Роном испуганно вскочили на ноги
   - Все будет в порядке, - сказал Гарри им обоим, пока они шли по направлению к холлу, где уже были все остальные сдающие Тест по Аппарированию. - Удачи!
   - И тебе тоже! - Гермиона внимательно на него посмотрела, пока Гарри не пошел в подземелье.
   Только трое были на Зельях в этот день: Гарри, Эрни и Драко Малфой.
   - Слишком молоды, чтобы аппарировать? - дружелюбно спросил Слизнерог. - Вам еще нет семнадцати?
   Они покачали головами
   - И так, - радостно произнес Слизнерон, - так как нас сегодня мало, мы сделаем что-то интересное. Я хочу, чтобы вы мне намешали что-то забавное!
   - Отлично. - потер руки Эрни. Малфой, напротив, даже не улыбнулся.
   - Что вы умеете в виду под - что-то забавное"? - раздраженно спросил он
   - А, ну удивите меня, - ответил Слизнерог
   Малфой открыл его - Продвинутое Зельеваренье - с хмурым выражением на лице. Очевидно, он думал, что этот урок был явной потерей времени. Без сомнений, подумал Гарри, смотря на него из-за своей книги, Малфой думал о времени, которое он мог провести в Комнате Требований
   Было ли это его воображением, или Малфой, как и Тонкс, выглядел похудевшим? Он точно был бледнее, его кожа имела этот серый оттенок, наверное, потому, что он редко выходил на солнце в эти дни. Но не было ни тени самодовольства, волнения или превосходства, ни признака хвастовства, которое было в нем в Хогвартс Экспрессе, когда он открыто хвастался миссией, которую поручил ему Вольдеморт...мог быть лишь один вывод, на мнению Гарри: его миссия, какой бы она не была, шла плохо
   Ободренный этой мыслью, Гарри просмотрел свою книгу - Продвинутого Зельеваренья - и нашел сильно исправленную версию Принцем-Полукровкой эликсира для продлевания ейфории, которая как раз подходила под инструкции Слизнерога, и которая (сердце Гарри аж подпрыгнуло, когда он про это подумал) настолько улучшит настроение Слизнерога, что он будет подготовлен отдать ему эту память, если только Гарри заставит его немного попробовать...
   - О, это выглядит просто замечательно, - сказал Слизнерог полтора часа спустя, хлопнув в ладоши, пока он смотрел на солнечно желтые составляющие котла Гарри. - Эйфория, я понимаю? И что это я чувствую? Мммм...вы добавили щепотку перца, не так ли? Непривычно, но какой прилив вдохновения, Гарри! Это конечно сможет уравновесить небольшие побочные эффекты чрезмерного пения и щипок в носу...Я действительно не могу понять, откуда у тебя такие идеи, если только...
   Гарри задвинул ногой книгу Принца-Полукровки еще глубже в сумку
   - ...если только это не гены вашей мамы в вас!
   - Нда...наверное, - выдохнул Гарри.
   Эрни насупился, он был нацелен превзойти Гарри в этот раз, но он опрометчиво изобрел свое собственное зелье, которое свернулось на дне его котла и стало похоже на сиреневую клецку. Малфой уже собрал свои вещи с кислой миной на лице; Слизнерог назвал его зелье для икания - удовлетворительным
   Прозвенел звонок, и Эрни с Малфоем тут же вышли.
   - Сир, - начал Гарри, но Слизнерог тут же посмотрел через свое плечо; когда он увидел, что комната пуста, за исключением его и Гарри, он поторопился убежать так быстро, как мог
   - Профессор...профессор, вы не хотите отведать мое зе...? - отчаянно звал его Гарри
   Но Слизнерог сбежал. Расстроенный, Гарри опустошил свой котел, собрал свои вещи и вышел из подземелья, медленно возвращаясь в общую комнату.
   Рон и Гермиона пришли намного позже.
   - Гарри! - закричала Гермиона, пока влезла в дырку в портрете. - Гарри, я сдала!
   - Молодец, - похвалил он. - а Рон?
   - Он...он слегка завалил, - прошептала Гермиона, пока Рон, ссутулившись, зашел в комнату с самым угрюмым выражением на лице. - Ему очень не повезло. Экзаменатор заметил, что он потерял полброви...А как все прошло с Слизнерогом?
   - Безуспешно, - сказал Гарри, пока Рон к ним присоединился. - Дружище, тебе слегка неповезло, но ты сдашь в следующий раз - мы сможем пройти тест вместе.
   - Да, я думаю, - пробурчал Рон. - Но полброви! Типа это сильно важно!
   - Я знаю, - утешила его Гермиона. - Это действительно немного строго...
   Они провели длительную часть ужина, оскорбляя экзаменатора по Аппарированию, и Рон уже чувствовал себя намного веселее, пока ни шли назад к общей комнате, уже обговаривая проблему Слизнерога и памяти.
   - И так, Гарри, ты собираешься воспользоваться Феликс Фелицисом или как? - спросил Рон
   - Да, я думаю, так будет лучше, - сказал Гарри. - Я не думаю, что мне понадобится все, мне ж не надо на все 24 часа, это же не будет целую ночь...я просто сделаю один глоток. 2 или 3 часа будет достаточно
   - Это такое классное чувство, когда его попробуешь, - вспоминал Рон. - Как будто у тебя ничего не может выйти плохо.
   - Про что ты говоришь? - засмеялась Гермиона. - Ты же никогда его не пробовал!
   - Да, но я думал, что попробовал, не так ли? - как будто объяснял очевидное Рон. - Никакой разницы...
   Так как они только что видели, как Слизнерог зашел в Большой Зал, и, зная, что ест он довольно долго, они засиделись в общей комнате. План заключался в том, что Гарри пойдет в кабинет Слизнерога, когда пройдет достаточно времени для того, чтобы Слизнерог туда дошел. Когда солнце село уже на уровень верхушек деревьев Запрещенного леса, они решили, что этот момент как раз настал, и внимательно проверив, что Невил, Дин и Симус все были в общей комнате, прошли в спальню мальчиков.
   Гарри достал завернутые носки на дне его чемодана и достал маленькую, светящуюся бутылочку.
   - А вот и она, - Гарри поднял маленькую бутылку и сделал четко отмеренный глоток.
   - Ну и как ты себя чувствуешь? - прошептала Гермиона.
   Гарри не отвечал. А вдруг медленно, но уверенно веселящее чувство безграничных возможностей пробрало его насквозь. Он чувствовал, что может сделать все, все, что угодно, и выудить память из Слизнерога показалось внезапно не только возможным, но и достаточно легким делом.
   Он встал на ноги, полностью уверенный в себе.
   - Отлично, - произнес он. - Просто отлично. Правильно...Я иду к Хагриду.
   - Что? - в унисон с ужасом воскликнули Рон и Гермиона
   - Нет, Гарри, ты должен пойти и встретить Слизнерога, ты помнишь про это? - сказала Гермиона.
   - Неа, - спокойно ответил Гарри. - Я иду к Хагриду. Я чувствую, что должен идти к Хагриду.
   - Ты чувствуешь, что должен закопать гигантского паука? - ошеломленно спросил Рон
   - Ага, - Гарри достал Мантию-Невидимку из сумки. - Я чувствую, что это то место, где мне сегодня надо быть. Ты понимаешь, о чем я говорю?
   - Нет, - вместе взволнованно сказали Рон и Гермиона
   - Это Феликс Фелицис, я думаю? - Гермиона поднесла бутылку к свету. - У тебя ж не было никакой другой маленькой бутылки, полной...ну я не знаю...
   - Эссенции сумасшествия? - предположил Рон, пока Гарри накидывал мантию себе на плечи
   Гарри рассмеялся, а Рон и Гермиона разволновались еще больше.
   - Доверьтесь мне. - сказал он. - Я знаю, что делаю...или по крайней мере, - он спокойно подошел к двери, - Феликс Фелицис знает.
   Он натянул мантию себе на голову и пошел к двери, Рон и Гермиона поторопились выйти вслед за ним. Сойдя с лестницы, Гарри вышел сквозь открытую дверь
   - Что это ты здесь делаешь с НЕЙ! - закричала Лаванда Браун, уставившись как раз сквозь Гарри на Рона с Гермионой, когда они появились вместе из спальни мальчиков. Быстро пройдя всю комнату, Гарри услышал, как Рон что-то невнятно бормотал в ответ позади него
   Пробраться сквозь дыру в портрете было очень легко; когда он к ней приблизился, Джинни и Дин как раз заходили, и Гарри смог пролезть между ними. Проделывая все это, он случайно задел Джинни.
   - Не толкай меня, Дин, пожалуйста - раздраженно сказала она. - Ты всегда так делаешь. Я прекрасно смогу справиться без чьей-либо помощи.
   Портрет закрылся вслед за Гарри, но Гарри еще услышал сердитый ответ Дина...Приподнятое настроение Гарри еще улучшилось, пока он шел по замку. Ему даже не надо было внимательно идти, так как на своем пути он никого не встретил, что его даже не удивило. В этот вечер он был самым удачливым человеком в Хогвартсе.
   Он не мог понять, откуда знал, что пойти к Хагриду было самым правильным решением. Складывалось такое впечатление, что зелье открывало для него несколько шагов наперед. Он не видел окончательного места назначения, он не знал, когда появится Слизнерог, но знал, что это правильный путь, чтоб достать память. Когда он дошел до входа, то увидел, что Филч забыл закрыть дверь. Сияя от радости, Гарри открыл ее и вдохнул запах чистого воздуха и травы перед тем, как пойти вниз по ступенькам навстречу сумеркам.
   Как раз когда он спустился на самую нижнюю ступеньку, он подумал, как замечательно было бы пройти овощные грядки на своем пути к Хагриду. Это не было прямо по пути, но Гарри понял, что это был тот каприз, на который стоит откликнуться, поэтому он пошел прямиком к овощным грядкам. Так он был рад, но не удивлен, услышать разговор Профессора Слизнегорн и Профессора Спраут. Гарри притаился за низкой каменной стеной, чувствуя себя спокойно, слушая разговор.
   ...Большое спасибо за потраченное время, Помона. - вежливо благодарил Слизнерог. - Многие соглашаются, что они наиболее эффективные, если их собирают в сумерки.
   - Да, я согласна, - тепло ответила Профессор Спраут. - Этого достаточно для вас?
   - Достаточно, достаточно, - сказал Слизнерог. Гарри увидел, что он держит в руках какие-то лиственные растения. - Этого как раз хватит на несколько листков для каждого из моих третьекурсников, и несколько лишних, если кто-то их переварит...и так, хорошего вам вечера, и огромное спасибо опять!
   Профессор Спраут пошла по направлению к теплицам, а профессор Слизнерог как раз подходил к месту, где стоял Гарри, невидимый.
   Поддавшись непомерному желанию выдать себя, Гарри быстро смахнул с себя мантию
   - Добрый вечер, Профессор.
   - Борода Мерлина, Гарри, я аж подскочил, - остановился осмотрительный Слизнерог. - Как ты вышел из замка?
   - Я думаю, Филч забыл закрыть двери, - радостно произнес Гарри, обрадовавшись от хмурого вида Слизнерога.
   - Я донесу на этого человека, он больше печется о мусоре, чем о достаточной охране, если тебе интересно мое мнение...но зачем ты вышел, Гарри?
   - Сер, это из-за Хагрида, - Гарри знал, что он должен сказать правду. - он немного огорчен...но вы же никому не скажете, Профессор? Я не хочу, чтобы он попал в беду...
   Любопытство Слизнерога возросло
   - Ну, я не могу этого обещать, - грубовато сказал он, - но ты же знаешь, как Дамблдор доверяет Хагриду, поэтому я не думаю, что он задумал что-то ужасное...
   - Ну, это все из-за его гигантского паука, он был у него годами...он жил в лесу...он мог говорить и все такое...
   - Я слышал, что в лесу есть Акромантула, - мягко произнес Слизнерог, смотря на темную массу деревьев. - Значит, это правда?
   - Да, - сказал Гарри, - но этот Арагог, он первый, который был у Хагрида. Он умер прошлой ночью. Хагрид так расстроен. Ему нужна компания для похорон, и я сказал, что приду.
   - Трогательно, трогательно, - рассеяно сказал Слизнерог, его большие потупившиеся глаза смотрели прямо на огни хижины Хагрида. - Но яд Акромантулы очень ценится...если хищник только умер, возможно, яд еще не высох...конечно, я не хотел бы сделать что-то нечувствительное по отношению к Хагриду, если ему плохо...но возможно есть какой-либо способ добыть немного...Я имею в виду, что практически невозможно достать яд из живой Акромантулы...
   Слизнерог разговаривал больше с собой, чем с Гарри.
   - ...это будет большое потерей его не достать...наверное достану сотню галеонов за пинту...по правде говоря, моя зарплата не очень высока...
   И сейчас Гарри знал точно, что надо сделать
   - Ну, - сказал он, немного погодя, - если вы захотели бы прийти, Профессор, Хагрид был бы очень рад... лучше попрощаться с Арагогом, вы знаете...
   - Да конечно, - с энтузиазмом произнес Слизнерог. - Значит так, Гарри, я встречусь с тобой здесь с бутылкой или двумя...мы выпьем за - ну - не здоровье - бедного жука, но мы проводим его с последний путь, похороним его... И я поменяю свой галстук, этот слегка цветастый для такого случая...
   Он заторопился в замок, а Гарри пошел к Хагриду, довольный сам собой.
   - Да, заходи, - пробурчал Хагрид, когда он открыл дверь и увидел, как Гарри появился перед ним из Мантии Невидимки.
   - Ну...Рон и Гермиона не могли прийти, к сожалению, - сказал Гарри, - им очень жаль.
   - Ни...ничего страшного...Он был бы рад, что ты здесь Гарри...
   Хагрид громко высморкался. Он сделал себе черную повязку на руку из чего-то, что больше всего походило на тряпку, которую окунули в чистку для сапог, а его глаза были одутловатые, красные и опухшие. Гарри участливо похлопал его по локтю, что было самой высокой точкой Хагрида, до которой он мог дотянуться.
   - Где мы будем его хоронить? - спросил он. - В лесу?
   - Нет, конечно, - Хагрид вытер свои слезы на своей рубашке. - Другие пауки не дадут мне приблизиться к паутине, так как Арагог уже ушел из жизни. Выходит, что только по его приказу они меня не съели! Ты себе это представляешь, Гарри?
   Честным ответом было бы - да, - Гарри вспомнил, как он с Роном однажды сошелся лицом к лицо с Аеромантулами. Тогда было ясно, что Арагог был единственным, кто останавливал их от поедания Хагрида.
   - Раньше не было такого места в лесу, куда я не мог бы пойти, - Хагрид покачал своей головой. - Было не просто достать тело Арагога от туда. Я тебе могу сказать - они обычно поедают своих мертвых собратьев...А я хотел бы его нормально похоронить...проститься...
   Он опять начал всхлипывать, и Гарри опять начал хлопать его по локтю, говоря (и зелье словно подсказывало, что это было правильно): - Профессор Слизнерог встретил меня, пока я сюда шел, Хагрид.
   - Ты ж не попал в беду, не так ли? - разволновался Хагрид. - Нда, ты же не должен выходить из замка ночью...извини, это все из-за меня...
   - Нет, нет, когда он узнал, что я собрался делать, он сказал, что хотел бы прийти и тоже попрощаться с Арагогом, - сказал Гарри. - Он пошел переодеться во что-то более подходящее. Я думаю...и он сказал, что принесет пару бутылок, чтоб выпить в память об Арагоге.
   - Правда? - Хагрид был удивлен и тронут одновременно. - это так мило, и он не наказал тебя тоже... Раньше у меня не было особых отношений с Горацио Слизнерогом...он придет, чтобы проститься с Арагогом, да? Ну...ему бы это понравилось, Арагогу бы понравилось...
   Гарри подумал про себя, что больше всего в Слизнероге Арагогу бы понравилось обильное количество съедобной плоти. Он слегка подвинулся к заднему окну хижины Хагрида, где увидел довольно жуткий вид огромного мертвого паука, лежащего на спине, со скрученными и запутанными ногами.
   - Мы закопаем его тут, Хагрид, в твоем саду?
   - Я думал рядом с тыквами, - Хагрид начал задыхаться. - Я уже выкопал...ну...ты знаешь...могилу...Я думал, что мы скажем пару-тройку приятных слов над ним...счастливые воспоминания...ну, ты знаешь...
   Его голос задрожал. В двери постучались, Хагрид повернулся, чтобы открыть ее, сморкаясь в свой гигантский запятнанный носовой платок. Слизнерог в мрачном черном галстуке зашел через порог с несколькими бутылками в руках.
   - Хагрид, - произнес он низким мрачным тоном. - Так жаль слышать о твоей потере.
   - Это так мило с твоей стороны, - сказал Хагрид. - Большое спасибо. И спасибо, что не дал Гарри наказание...
   - Даже о нем и не думал! - произнес Слизнерог. - Печальная ночь, печальная ночь...где же бедное животные?
   - Вот там, - голос Хагрид дрожал. - Ну что, мы это сделаем?
   И все трое вышли на темный двор. Луна бледно сверкала сквозь деревья, ее лучи смешались со светом из окна дома Хагрида и освещали тело Арагога, лежащего на краю огромной ямы, рядом с 10-футовой горой свежевыкопаной земли.
   - Отлично, - сказал Слизнерог, приблизившись к голове паука, где 8 молочных глаз опустошенно смотрели в небо, и 2 огромные кривые клещи блестели, не двигаясь, в лунном свете. Гарри услышал звон бутылок, когда Слизнерог нагнулся над клещами, словно осматривая огромную волосатую голову.
   - Не очень много людей ценят их красоту, - слезы полились поток из глаз Хагрида, - я не знал, что вас интересуют, такие создания, как Арагог, Горацио
   - Интересуют? Мой дорогой Хагрид, я испытываю благовение перед ними, - Слизнерог отошел от тела. Гарри увидел отблеск бутылки, когда он что-то прятал под своей мантией, хотя Хагрид, вытирая свои глаза в очередное раз, ничего не заметил. - А сейчас, может мы перейдем к похоронам?
   Хагрид кивнул и вышел вперед. Хагрид поднял гигантского паука на руки, и скатил его вниз в темную яму. Он упал вниз с жутким глухим стуком. Хагрид опять начал рыдать.
   - Конечно, это так тяжело для тебя, ты знал его лучше всех, - сказал Слизнерог, который, как и Гарри, не мог достать выше локтя Хагрида, и так же само гладил его. - Почему мне не сказать несколько слов?
   Должно быть, он получил яд высшего качества от Арагога, подумал Гарри, так как Слизнерог радостно улыбнулся, подойдя к краю ямы, и промолвил медленным, волнующим голосом:
   - До свиданья, Арагог, король арачиндов, чью долгую и преданную дружбу не забудут те, кто тебя знал. Хотя твое тело будет разлагаться, твой дух останется на тихих паутинах твоего лесного дома. Пусть твои многоглазые потомки всегда будут расцветать, а твои человекообразные друзья найдут утешение той потери, которую они пережили.
   - Это бы...это бы...прекрасно! - взвыл Хагрид, и он начал рыдать еще больше, чем раньше.
   - Сюда, сюда, - Слизнерог взмахнул своей палочкой, и огромная гора земли возвысилась, а потом упала с приглушенным звуком на мертвого паука, делая поверхность земли гладкой. - Давайте зайдем и выпьем. Перейди на другую сторону, Гарри...вот так...давай Хагрид...молодец.
   Они посадили Хагрида на стул за стол. Клык, который затаился в своей корзине на время похорон, сейчас мягко прошел мимо них, и положил свою огромную голову на колено Гарри, как всегда. Слизнерог открыл одну из бутылок вина, которую он принес с собой
   - Я все их проверил на яд, - заверил он Гарри, вылив практически всю первую бутылку в один из ведроподобных кружек Хагрида и передав ее ему. - Я заставил домашнего эльфа попробовать каждую после того, что случилось с твоим бедным другом Рупертом.
   Гарри подумал про выражение лица Гермионы, если она когда-нибудь услышала бы про насмехательство над домашними эльфами. Он решил никогда ей про это не рассказывать.
   - Один для Гарри, - сказал Слизнерог, разлив вторую бутылку пополам на 2 кружки, - и одна для меня. Ну, - он поднял свою кружку, - за Арагога
   - За Арагога, - произнесли Гарри и Хагрид.
   Слизнерог и Хагрид делали большие глотки. Гарри, напротив, вместе с Феликс Фелицисом, знал, что ему не стоит пить, поэтому он всего лишь притворился, что делает глоток, а потом поставил кружку на стол впереди себя.
   - Он у меня был еще яйцом, - угрюмо сказал Хагрид. - такой маленький был, когда вылупился, примерно размером с Пекингиз
   - Мило, сказал Слизнерог
   - Раньше держал его в серванте в школе, пока...ну...
   Лицо Хагрида потемнело, и Гарри знал почему. Тому Риддлу удалось сделать так, что Хагрида выгнали со школы, обвинив в открытии Тайной Комнаты. Слизнерог, напротив, даже и не слушал; он смотрел в потолок, где висело много медных каструль, а также длинный шелковый моток ярких белых волос.
   - Это же не шерсть единорога, Хагрид?
   - Угу, - равнодушно сказал Хагрид. - Выпадает из их хвостов, ну цепляется за ветки и всякое такое в лесу, ты знаешь...
   - Но мой дорогой друг, ты знаешь, сколько это стоит?
   - Я использую это для перевязок и всякого такого, если животное заболеет, - Хагрид пожал плечами. - Это очень полезно...сильное...
   Слизнерог сделал еще один глоток из своей кружки, его глаза внимательно осматривали хижину, и Гарри знал зачем: чтобы найти еще больше богатств, которые он сможет превратить в обильную поставку настойки меда и воды, сушеных ананасов и бархатно-пахнущих шкур. Он опять наполнил кружку Хагрида и свою тоже, и начал расспрашивать его о животных, живущих в лесу в эти дни, и как Хагрид мог за ними присматривать. Хагрид стал еще более разговорчивыми из-за действия напитка и интереса Слизнерога, перестал тереть глаза и начал длительную беседу о своем хозяйстве.
   Феликс Фелицис слегка подтолкнул Гарри, и он заметил, что количество алкоголя, который Слизнерог принес с собой, уменьшалось с огромной скоростью. Гарри все еще не умел произвести Наполняющее заклинания, не произнося его вслух, но мысль, что он не сможет сделать это сегодня, была смешной: и правда, Гарри усмехнулся себе и незаметно для Хагрида и Слизнегорна (которые сейчас обменивались сказками о неправомерной торговле драконьими яйцами) направил свою палочку под столом на практически пустые бутылки, и они опять начали наполняться.
   Спустя час или около того, Хагрид и Слизнерог начали делать экстравагантные тосты: за Хогвартс, за Дамблдора, за вино, сделанное эльфами и за...
   - Гарри Поттера! - проревел Хагрид, расплеснув немного вина на подбородок из своей 14 кружки, пока он ее не осушил.
   - Да конечно, - в запале закричал Слизнерог, - Пари Оттер, Избранный мальчик, который...ну...что-то в этом роде, - пробормотал он, и осушил свою кружку
   Немного погодя, Хагрид опять прослезился, и передал целый хвост единорога Слизнерогу, который спрятал его в карман с криками: - За дружбу! За щедрость! За десять галеонов за волосину!
   Еще некоторое время спустя, Хагрид и Слизнерог сидели рядышком, обнявшись, и пели медленную грустную песню про умирающего волшебника по имени Одо.
   - Ах, хорошие умирают молодыми, - бормотал Хагрид, нагнувшись над столом, пока Слизнерог продолжал щебетать припев. - Мой папа не был так стар, чтоб уйти...и твои мама с папой, Гарри
   Огромные слезы опять появились из уголков глаз Хагрида, - он взял руку Гарри и потряс ее.
   - Лучший волшебник и волшебница их возраста, которых я знал...это ужасно...ужасно...
   А Слизнерог все пел
   - А Одо герой, отнесли его домой
   Туда, где знали как парня его
   Положив отдыхать, с перевернутой шляпой
   Разломали палочку его, хоть и грустно было.
   - ...ужасно, - бормотал Хагрид, и его большая голова спала на руки, и он уснул с громким храпом.
   - Извини, - икнул Слизнерог, - не могу придерживаться мелодии
   - Хагрид говорил не о твоем пении, - тихо сказал Гарри, - он говорил про смерть моих родителей
   - А, - сказал Слизнерог, подавляя отрыжку. - О, мой дорогой, это было так...так ужасно в самом деле. Ужасно, ужасно...
   Он не нашел, что сказать, и опять наполнил их кружки.
   - Я...я ж не думаю, что ты это помнишь Гарри? - боязливо спросил он
   - Нет...ну, мне было всего один год, когда они умерли, - Гарри смотрел на огонь свечки, который дергался из-за храпа Хагрида. - Но я узнал многое из того, что тогда случилось. Мой папа умер первым. Вы знали это?
   - Я...я не знал, - тихо ответил Слизнерог
   - Ага...Вольдеморт убил его, а потом переступил через его тело, чтобы подойти к моей маме, - сказал Гарри.
   Слизнерога пробила дрожь, но он не мог отвести своего испуганного взгляда от лица Гарри
   - Он сказал ей убираться, - безжалостно продолжал Гарри. - он сказал мне, что она могла и не умирать. Он хотел меня. Она могла убежать.
   - О Господи, - вдохнул Слизнерог, - она могла...ей не нужно было...это ужасно...
   - Да, не так ли? - практически шептал уже Гарри, - но она не двигалась. Папа был уже мертв, но она не хотела, чтобы он меня тоже убил. Она умоляла Вольдеморта, но он только смеялся...
   - Достаточно! - внезапно воскликнул Слизнерог, поднимая голову. - Достаточно, мой дорой мальчик, достаточно...Я уже старый...Мне не надо этого слышать...Я не хочу слышать...
   - Я забыл, - соврал Гарри, Феликс Фелицис наставлял его, - Вам она нравилась, не так ли?
   - Нравилась? - его глаза опять полны слез, - я не представляю, что она кому-то могла не понравится...очень смелая...очень смешная...это было самое ужасное.
   - Но вы не поможете ее сыну, - сказал Гарри. - Она дала мне ее жизнь, а вы не дадите мне память.
   Храпы Хагрида заполнили всю комнату, Гарри смотрел прямо в глаза Слизнерога. Учитель по Зельям не мог отвести глаз
   - Не говори этого, - прошептал он. - Это не вопрос. Если я должен был тебе помочь, конечно...но никакая цель не может быть...
   - Может, - четко сказал Гарри. - Дамблдору нужна информация. Мне нужна информация
   Он знал, что он был в безопасности. Феликс подсказывал ему, что Слизнерог не будет ничего помнить на следующее утро. Смотря Слизнерогу прямо в глаза, Гарри наклонился немного вперед:
   - Я - Избранный. Я должен его убить. Мне нужна ваша память
   Слизнерог стал еще бледнее, его лоб покрылся потом
   - Ты Избранный?
   - Конечно, - спокойно сказал Гарри.
   - Но ты...мой дорогой мальчик...просишь меня о многом, фактически, помочь тебе в твоей попытке уничтожить...
   - Вы не хотите избавиться от мага, который убил Лили Эванс?
   - Гарри, Гарри, конечно, я хочу, но...
   - Но вы боитесь, что он узнает, что вы помогли мне?
   Слизнерог не ответил, ему было страшно
   - Будьте смелым, как моя мама, Профессор
   Слизнерог поднял руки и прижал свои трясущиеся пальцы ко рту, на протяжении нескольких секунд он выглядел, как огромное дитя
   - Я не горд, - прошептал он сквозь пальцы, - Мне стыдно от того...от того, что показывает эта память...Я думают, что сделал огромную ошибку в тот день
   - Вы бы все это перечеркнули, если б вы мне дали эту память, - сказал Гарри. - Это был бы очень смелый и благородный поступок
   Хагрид зашевелился в своем сне, и продолжал храпеть. Слизнерог и Гарри смотрели друг на друга через пылающую свечу. Наступила долгая, долгая пауза, но Феликс Фелицис подсказывал Гарри не нарушать ее, подождать.
   Затем, очень медленно Слизнерог положил руку в карман и вытянул палочку. Он положил свою вторую руку в карман своей мантии и вынул маленькую, пустую бутылочку. Все еще смотря в глаза Гарри, Слизнерог приложил конец палочки к своему виску и отвел ее так, что длинная, серебренная нитка памяти вышла тоже, словно приклеенная к концу волшебной палочки. Долго и долго растягиваясь, память вскоре начала покачиваться на палочке. Слизнерог упостил ее в бутылку, где она разместилась, словно газ. Он закрыл бутылку дрожащей рукой и передал ее через стол Гарри
   - Большое спасибо, Профессор
   - Ты хороший мальчик, - сказал Профессор Слизнерог, его слезы бежали вниз по толстым щекам до усов. - И у тебя ее глаза...только не подумай очень плохо обо мне, когда ты увидишь эту память.
   И он тоже положил свою голову на колени, сделал глубокий вдох и заснул.

<< Глава 21    Оглавление    Глава 23 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.