Глава 18 - Сюрприз на день рождения

   На следующий день Гарри рассказал Рону и Гермионе о задании, которое ему поручил Дамблдор. Гермионе отдельно, так как она до сих пор не желала оставаться в присутствии Рона дольше, чем это было бы необходимо для того, чтобы одарить его презрительным взглядом...
   Рон рассуждал, что для Гарри, похоже, не составит труда сладить со Слагхорном.
   - Да ведь ты же его любимчик! - сказал он за завтраком, помахивая вилкой с куском яичницы на ней. - Он ведь тебе не откажет, так ведь? Только не его Принцу Зелий. Просто останься в полдень после урока и спроси его об этом.
   Гермиона, однако, бросила на него хмурый взгляд.
   - Он наверняка решил скрыть то, что произошло в действительности, если даже Дамблдор не смог выудить из него правду, - прошептала она, пока они стояли в пустынном, заснеженном дворике, на перемене. - Хоркруксы... Хоркруксы... Я даже и не слышала ничего о них...
   - Правда?
   Гарри был разочарован; он надеялся, что Гермиона даст ему хотя бы намек на то, что такое эти Хоркруксы.
   - Они должны быть действительно очень могущественной черной магией. С чего же еще Волдеморту хотеть знать о них? Я думаю, что информацию о них будет очень сложно получить, и ты Гарри, должен быть крайне осторожным, чтобы подобраться к Слагхорну. Хорошенько обдумай стратегию...
   - Рон считает, что мне всего лишь надо задержаться после урока Зельеварения сегодня...
   - О, превосходно, если Вон-Вон так думает, то тебе действительно стоит последовать его совету, - сказала она, мгновенно вспыхивая от гнева. - Да и в конце то концов, разве суждения Вон-Вона когда-нибудь были ошибочны?
   - Гермиона, не могла бы ты...
   - Нет! - со злобой в голосе сказала она и в гневе убежала, оставляя Гарри, стоящего по щиколотку в снегу, в одиночестве.
   В эти дни на уроках Зельеварения было особенно неловко, смотря на то, как Гарри, Рон и Гермиона делят между собой один стол. Сегодня Гермиона отодвинула от них свой котел и, таким образом, была ближе к Эрни, и игнорировала как Рона, так и Гарри.
   - Что ты натворил? - пробормотал Рон Гарри, глядя на высокомерное выражение лица Гермионы.
   Но до того как Гарри смог ответить, Слагхорн попросил тишины.
   - Успокойтесь, успокойтесь, пожалуйста! Быстрее, много работы предстоит сделать этим полднем! Кто может мне рассказать Третий Закон Голпалотта? Хм, мисс Грейнджер, естественно!
   Гермиона крайне быстро продекламировала:
   - Третий Закон Голпалотта гласит, что противоядие от смешанного яда будет эквивалентно большей сумме противоядий на каждый отдельный компонент яда.
   - Точно! - просиял Слагхорн. - Десять очков Гриффиндору! Теперь, если воспринимать Третий Закон Голпалотта за правду...
   Гарри собирался спросить у Слагхорна поподробнее об Третьем Законе Голпалотта, поскольку совершенно ничего не понял. Никто, кроме Гермионы, похоже, не понимал того, что Слагхорн начал говорить после этого.
   - ... что означает, конечно, принимая во внимание то, что мы получили правильный состав яда с помощью заклинания Определения Скарпина, что нашей целью является не простой подбор противоядий на эти ингредиенты, а решение, какой добавить компонент, который алхимически преобразует эти разрозненные составляющие...
   Рон сидел рядом с Гарри с полуоткрытым ртом, с отсутствующим видом выводя свои каракули в новенькой копии - Продвинутого Зельеварения. - Рон и думать перестал, что может обратиться к Гермионе за помощью, когда у него получается ухватить суть происходящего.
   - ... итак, -сказал Слагхорн, - я хочу, чтобы каждый из вас подошел к моему столу и взял с него один из пузырьков. Вы должны создать противоядие на этот яд до конца урока. Удачи вам, и не забудьте надеть ваши защитные перчатки!
   Гермиона покинула свою скамью и уже была на полпути к столу Слагхорна, до того как остаток класса понял, что время шевелиться. И к тому времени, как Гарри, Рон и Эрни вернулись к своему столу, она уже вылила содержимое своего пузырька в котел и разжигала огонь под ним.
   - Очень жаль, Гарри, что Принц не сможет помочь тебе с этим, - оживленно сказала Гермиона, как только сделала приготовления. - На этот раз тебе нужно понять принципы, заключенные в этом. Без коротких путей и шельмовства!
   Раздраженный, Гарри откупорил пузырек с ядом броского розового оттенка, который он взял на столе у Слагхорна, вылил его в котел и разжег под ним огонь. У него не было ни малейшего представления о том, что делать дальше. Он взглянул на Рона, стоявшего рядом и выглядевшего довольно бездумно, копируя все, что делал Гарри.
   - Ты уверен, что у Принца нет никаких советов? - пробормотал Рон Гарри.
   - Гарри открыл старую добрую копию - Продвинутого Зельеварения - и открыл главу - Противоядия. - Там находился Третий Закон Голпалотта, который Гермиона воспроизвела слово в слово, но ни единой заметки Принца, объясняющей все это, там не наблюдалось. Видимо, у Принца, подобно Гермионе, не было никаких проблем в понимании этого.
   - Ничегошеньки... - угрюмо сказал Гарри.
   В это время Гермиона с энтузиазмом махала волшебной палочкой над своим котлом. К сожалению, они ничего не могли подслушать у нее, так как она была так хороша в непроизносимом создании заклинаний, что ей не надо было произносить слова заклинания вслух. Эрни МакМиллан, однако, пробормотал - Специалис ревелио! - над своим котлом, что звучало довольно впечатляюще, и Гарри и Рон поторопились повторить это за ним.
   Гарри хватило всего пяти минут, чтобы понять, что его слава лучшего создателя зелий в классе рушится на глазах. Слагхорн с надеждой посмотрел в его котел, когда проходил первый круг по подземелью, готовый удовлетворенно вскрикнуть, как он это обычно делал, но вместо этого он повернул поспешно голову в другую сторону, покашливая, так как запах протухших яиц заполнил его ноздри. Выражение лица Гермионы было более чем самодовольным; она была просто раздосадована тем, что кто-то обходил ее на всех уроках Зельеварения. Сейчас она переливала непонятным способом разделенные ингредиенты ее яда в десять разных стеклянных пузырьков. Больше для того, чтобы предотвратить глядеть на это раздражающее зрелище, Гарри склонился над книгой Принца-Полукровки и нехотя перелистнул несколько страниц.
   И здесь кое-что, небрежно записанное в списке длинного списка антидотов: - Просто запихните безоар им в глотку.
   Гарри глазел на эти слова несколько секунд. Разве однажды, давным-давно, он не слышал что-то про безоар? Разве не его имел в виду Снейп на их первом уроке Зельеварения? - Камень, извлеченный из желудка козла, который защищает от большинства ядов.
   Это не было ответом на проблему Голпалотта, и если бы Снейп все еще был их учителем, Гарри не посмел бы сделать этого, но это было случаем для отчаянных мер. Он поспешил к шкафчикам с ингредиентами и покопался среди них, откидывая в стороны рога единорогов и сплетения сушеных трав, пока не нашел в самом конце маленькую картонную коробку, на которой было написано: - Безоары.
   Он открыл коробку, как тут Слагхорн оповестил:
   - Осталось две минуты!
   Внутри коробки находилось полдюжины сморщенных коричневых предметов, больше напоминающих высушенные почки, нежели настоящие камни. Гарри схватил один, положил коробку обратно в шкафчик и поспешил обратно к своему котлу.
   - Ваше время... вышло! - добродушно сказал Слагхорн. - Отличненько, давайте-ка посмотрим на ваши результаты! Ну-ка... что у вас есть для меня?
   Не торопясь, Слагхорн двигался по помещению, проверяя различные противоядия. Никто не успел закончить задание, хотя Гермиона старалась запихнуть еще несколько ингредиентов в ее бутылку, до того как Слагхорн достигнет ее. Рон совершенно опустил руки и просто старался не вдыхать зловонный дым, исходивший из его котла. Гарри стоял, ожидая, Безуар был сжат в его немного потной руке.
   Слагхорн подошел к их столу в последнюю очередь. Он понюхал зелье Эрни и с гримасой направился к Рона. Он не задержался надолго над его котлом, быстро отвернувшись и практически рыгая.
   - И ты, Гарри, - сказал он. - Что ты можешь мне показать?
   Гарри разжал руку, безоар лежал на его ладони.
   - Да ты молодчина, парень! - пророкотал он, поднимая безоар и держа его так, чтобы весь класс мог видеть его. - О, ты похож на свою мать... кхм, я не могу найти недостаток в твоем решении... Безоар действительно является противоядием на все эти яды!
   Гермиона, лицо которой было покрыто потом, а нос был вымазан в сажу, выглядела мертвенно-бледной... Ее противоядие, состоящее из 52 ингредиентов, включая прядь ее собственных волос, вяло булькало за спиной Слагхорна, который не сводил глаз с Гарри.
   - Ты правда додумался применить безоар сам, Гарри? - процедила она сквозь стиснутые зубы.
   - Это особенный дух, в котором нуждается настоящий создатель зелий! - счастливо сказал Слагхорн, до того как Гарри смог ответить. - Он был у его матери... Она имела такую же интуитивную хватку в Зельеварении и, без всяких сомнений, это передалось к Гарри от Лили... Да, Гарри, если у тебя есть безоар, он, конечно же, сработает... хотя они не действуют на все яды и довольно редки, но они до сих пор являются очень ценными при создании противоядий...
   Единственным человеком в классе, выглядевшим злее Гермионы, был Малфой, который (Гарри был рад это видеть) пролил на себя самого что-то похожее на кошачью блевотину. До того, как кто-нибудь из класса смог высказать свое негодование насчет того, что Гарри стал лучшим в классе, ничего не делая, прозвенел звонок.
   - Время собираться! - сказал Слагхорн. - И дополнительные десять очков Гриффиндору за смекалку!
   Все еще посмеиваясь, он вразвалку подошел к своему столу в передней части подземелья.
   Гарри непринужденно повернулся, чрезмерно долго упаковывая свой рюкзак. Ни Рон, ни Гермиона, уходя, не пожелали ему удачи; они выглядели довольно раздраженными. И, в конце концов, в подземелье остались только Слагхорн и Гарри.
   - Поторапливайся, Гарри, ты ведь опоздаешь на следующий урок, - приветливо сказал Слагхорн, защелкивая застежки его портфеля из драконьей кожи.
   - Сэр, - сказал Гарри, напоминая самому себе о Волдеморте. - Я хочу кое-что спросить у вас.
   - Спрашивай, мой дорогой мальчик, спрашивай...
   - Сэр, я бы хотел знать, не знаете ли вы чего-нибудь... о Хоркруксах?
   Слагхорн замер. Его круглое лицо, казалось, утонуло само в себе. Он облизнул губы и хрипло произнес:
   - Что ты сказал?
   - Я спросил, не знаете ли вы что-либо о Хоркруксах, сэр. Вот...
   - Тебе это сказал сделать Дамблдор, - прошептал Слагхорн.
   Его голос совершенно изменился. Он больше не был радушным, но был ужасающим, шокирующим. Он неловко пошарил в его нагрудном кармашке и достал оттуда носовой платок, которым начал вытирать вспотевший лоб.
   - Дамблдор показал тебе это... воспоминание, - произнес Слагхорн. - Так ведь?
   - Да, - сказал Гарри, решив, что лучше не врать.
   - Да, конечно, - тихо сказал Слагхорн, все еще прикладывая платок к своему белому лицу. - Конечно же... хорошо, если ты увидел это воспоминание, Гарри, то ты должен понять, что я не знаю ничего... Ничего...- он убедительно повторил он. - О хоркруксах.
   Он подхватил свой портфель из драконьей кожи, запихивая свой платок назад в кармашек, и пошел к дверям подземелья.
   - Сэр, - отчаянно сказал Гарри. - Я просто думал, что вы можете добавить что-нибудь поверх воспоминания.
   - Неужели? - пробурчал Слагхорн. - Тогда ты был не прав! НЕ ПРАВ!
   Он проронил последнее слово, и, до того как Гарри успел сказать что-нибудь еще, хлопнул дверью подземелья перед ним.
   Ни Рон, ни Гермиона не посочувствовали ему, когда Гарри рассказал им об этой неудачной беседе. Гермиона до сих пор кипела негодованием из-за того, что Гарри сегодня ликовал на уроке, совершенно ничего не делая. Рон же был возмущен тем, что Гарри не дал ему на уроке безоар.
   - Да это бы выглядело глупо, если бы мы оба поступили так! - парировал Гарри. - Да пойми ты, мне надо было смягчить Слагхорна, чтобы я мог спросить его о Волдеморте! ДА ПОЙМЕШЬ ТЫ ЭТО, В КОНЦЕ ТО КОНЦОВ!? - раздраженно добавил Гарри, а Рон вздрогнул при произношении этого имени.
   Приходя в бешенство из-за его провала и отношения Рона и Гермионы к этому, Гарри вынашивал планы на несколько следующих дней насчет того, что делать со Слагхорном. Он решил, что на некоторое время позволит Слагхорну думать, как будто он и мыслить перестал о Хоркруксах; это было, наверняка, лучшим способом вверить ему ложное чувство безопасности перед очередной атакой.
   Когда Гарри не задал Слагхорну этот вопрос в следующий раз, учитель Зельеварения вернулся к прежнему, любящему обращению с ним, и было похоже, что он выбросил из головы тот разговор. Гарри ждал приглашения на одну из его маленьких вечеринок, твердо решив воспользоваться этим случаем, даже если ему придется изменить расписание тренировок по квиддичу. Однако, к сожалению, такого приглашения не последовало. Гарри спрашивал об этом у Гермионы и Джинни: никто из них не получал приглашения и, насколько они были осведомлены, такое приглашение не получал вообще никто. Гарри не переставал думать, что Слагхорн на самом деле не настолько забывчив, насколько таковым кажется, и что он просто твердо решил не давать Гарри возможности спросить его о Хоркруксах.
   Тем временем, библиотека Хогвартса подвела Гермиону в первый раз на ее памяти. Она была так шокирована, что даже забыла о том, что поругалась с Гарри из-за его проделки с безоаром.
   - Я не нашла ни малейшего намека на то, что такое эти Хоркруксы! -пожаловалась она ему. - Ни единого! Я даже искала в запрещенной секции и смотрела в самых ужасных книгах, которые рассказывают тебе о том, как варить ужаснейшие зелья и... ничего! Все, что я смогла найти, так это заметку в - Самой Злой Магии. - .. Послушай-ка: - Хоркрукс - самое порочное магическое изобретение, мы не будем ни говорить, ни давать направлений... - Я имею в виду, почему тогда они упомянули их? - раздраженно сказала она, захлопывая старую книгу, чтоб она замолчала; та протянула призрачный вопль. - Да заткнись ты, - проронила Гермиона, засовывая книгу в свой рюкзак.
   Снег вокруг школы таял, поскольку настал февраль, и сменился на холодную, серую грязь. Пурпурно-лиловые облака низко висели над замком, и постоянно шел холодный дождь, делающий лужайки скользкими и грязными. В результате этого первые уроки по аппарированию, которые были намечены на субботнее утро, проводились в Большом Зале, а не снаружи.
   Когда Гарри и Гермиона прибыли в Зал (Рон пришел с Лавандой), они обнаружили, что столы исчезли. Дождь хлестал по высоким окнам, и заколдованный потолок над ним являл собой черный вихрь. Все собрались около профессоров МакГонагалл, Снейпа, Флитвика и Спрут - глав факультетов, и маленького чародея, которого Гарри сразу принял за инструктора по аппарированию из Министерства Магии. Он был бледноват, с прозрачными ресницами, клочком волос на голове и неестественно тощ, и, казалось, резкий порыв ветра мог утянуть его за собой. Гарри думал, что из-за постоянных исчезновений и появлений при аппарировании, он как-то уменьшился в размерах, и что его хрупкое телосложение идеально для того, кто хочет исчезнуть.
   - Доброе утро, - произнес волшебник из Министерства, когда все ученики пришли и Главы факультетов призвали их к тишине. - Мое имя Вилки Твикросс и я буду вашим инструктором по аппарированию в течение нескольких следующих недель. Я надеюсь, что мы сможем подготовиться к вашим тестам по аппарированию вовремя...
   - Малфой, уймись и обрати внимание! - рявкнула профессор МакГонагалл.
   Все оглянулись. Малфой залился румянцем; он выглядел взбешенным и отходил от Крабба, с которым он похоже вел шепотом спор. Гарри мельком взглянул на Снейпа, который также выглядел раздраженным. Гарри сильно подозревал, что это было не столько из-за невоспитанности Малфоя, сколько из-за того, что МакГонагалл сделала замечание ученику его факультета.
   - ... к этому времени многие из вас будут готовы сдать свой тест, -продолжил Твикросс, как будто его и не прерывали.
   - Как многие из вас уже знают, обычно невозможно аппарировать внутри Хогвартса. Директор убрал это заклинание с Большого Зала на один час, поэтому мы можем с вами попрактиковаться. Могу вас предупредить, что вы не сможете аппарировать за стенами этого Зала и пробовать это делать по меньшей мере будет глупо.
   - Я хочу, чтобы каждый из вас встал так, чтобы впереди вас оставалось по пять свободных метров.
   Произошла большая свалка и толкотня, как только ученики начали расходиться, врезаясь друг в друга и приказывая другим освободить им место. Главы факультетов двигались среди учеников, ставя их на правильное место и предотвращая ссоры.
   - Гарри, куда ты намылился?- потребовала ответа Гермиона.
   Но Гарри не ответил; он быстро двигался через толпу, проходя место, где профессор Флитвик делал визгливые попытки правильно расставить нескольких равенкловцев, которые хотели быть поближе к началу Зала, мимо профессора Спраут, которая сгоняла хаффлпаффцев в одну линию. Он проскочил мимо Эрни Макмиллана, он смог занять позицию справа от толпы, прямо за Малфоем, который извлек пользу из этой толчеи, дабы продолжить спорить с Краббом, стоящим в пяти футах от него и выглядевшего разозленным.
   - Да не знаю я, как долго!- кричал ему Малфой, совершенно не замечая, что Гарри стоял прямо за ним. - Это займет столько времени, сколько понадобится.
   Крабб было открыл рот, но Малфой, похоже, быстро догадался, что тот хочет сказать.
   - Пойми ты, это совершенно не твое дело, чем я занимаюсь, Крабб, и это тоже тебя касается, Гойл, просто делайте то, что я вам сказал и будьте начеку!
   - Я бы рассказал моим друзьям, чем я занимаюсь, если бы хотел, чтобы они были начеку, - сказал Гарри достаточно громко, чтобы Малфой смог его услышать.
   Малфой развернулся на месте, его рука дернулась к волшебной палочке, но как раз в этот момент Главы факультетов рявкнули:
   - Тихо!!!
   Снова в зале наступила тишина. Малфой медленно повернулся лицом к Главам факультетов.
   - Спасибо вам, - сказал Твикросс. - Теперь...
   Он взмахнул своей волшебной палочкой, и старомодные деревянные обручи мгновенно появились на полу перед каждым учеником.
   - Есть три важные вещи, которые нужно помнить при аппарировании, - сказал Твикросс. - Место назначения, сознание, неторопливость.
   - Уверенно установите свои мысли на желаемое место назначения, - продолжил Твикросс. - В данном случае это внутренняя часть вашего обруча. Хорошенько сконцентрируйтесь на месте назначения прямо сейчас.
   - Все скрытно глядели по сторонам для того, чтобы проверить, что все остальные так же глазеют на свои обручи, после чего поспешно делали то, о чем их только что просили. Это казалось невозможным, так как мысли Гарри были забиты догадками о том, что же это такое делает Малфой, что это требует быть начеку.
   - Шаг второй, - продолжал Твикросс, - сфокусируйте ваше сознание на представленном месте! Позвольте этому захватить каждую частичку вашего тела!
   Гарри исподтишка оглядывался вокруг. Слева, недалеко от него, Эрни Макмиллан так пристально созерцал свой обруч, что его лицо налилось краской; было похоже, что он старается снести яйцо размером с кваффл. Гарри сдержал смешок и быстро вернул взгляд на свой собственный обруч.
   - Третий шаг, - произнес Твикросс, - как только я дам команду... двигайтесь с места, ощущая ваш путь в пустоту, двигаясь с неторопливостью. По моей команде, один...
   Гарри снова оглянулся; много учеников были встревожены тем, что их так быстро попросили аппарировать.
   Гарри попробовал сконцентрировать свои мысли на своем обруче; он уже совершенно забыл эти три вещи.
   - ... ТРИ!!!
   Гарри пошатнулся на месте, теряя баланс и практически упав. И он был не одним таким. Весь Зал внезапно наполнился пошатывающимися людьми; Невилл распластался на спине; Эрни Макмиллан, с другой стороны, выписывал чудные пируэты, прыгая к его обручу и выглядя полным восхищения, пока не увидел, как Дин Томас заливается смехом, глядя на него.
   - Не обращайте внимания, не обращайте, - два раза повторил Твикросс, который, похоже, не ожидал ничего лучшего. - Поправьте ваши обручи, пожалуйста, и займите вашу исходную позицию...
   - Вторая попытка была не намного лучше, чем первая. Третья была так же плоха. Да и в четвертый раз ничего захватывающего не произошло. Были слышны пронзительные крики, и все испуганно обернулись, чтобы увидеть, как Сьюзан Боунс из Хаффлпаффа попала левой ногой в обруч, продолжая стоять на исходной позиции. Главы факультетов поспешили к ней, раздался грохот, и в воздух взвилось облачко фиолетового дыма. Это высвободило поток слез из глаз Сьюзан, снова объединенной с ее ногой, но выглядевшей испуганно.
   - Раскалывание, или разделение отдельных частей тела, - бесстрастно сказал Вилки Твикросс. - Это происходит, когда разум недостаточно сконцентрирован. Вы должны продолжать концентрироваться на месте назначения, и двигаться, без спешки, с неторопливостью... вот.
   Твикросс прошагал вперед, грациозно становясь на месте и исчезая в вихре его мантии, а потом заново появляясь в конце Великого Зала.
   - Помните эти три вещи, - сказал он, - и пробуйте заново... один... два... три...
   Но и через час самым ярким событием было разделение частей тела Сьюзан. Твикросс, похоже, не был обескуражен. Застегивая свой плащ, он спокойно сказал:
   - До следующей субботы, и не забывайте: место назначения, сознание, неторопливость.
   Вместе с этим он взмахнул своей волшебной палочкой, убирая обручи, и вышел из Зала, сопровождаемый профессором МакГонагалл. Болтовня началась, как только ученики начали двигаться к выходу.
   - Ну и как твои успехи? - спросил Рон, быстро подбегая к Гарри. - Мне кажется, что я почувствовал что-то, когда пробовал аппарировать в последний раз... какое-то покалывание в ногах.
   - Я предполагаю, твои кроссовки слишком малы, Вон-вон, - произнес голос позади них, и Гермиона величаво прошла мимо них, жеманно улыбаясь.
   - Я ничего особого не почувствовал, - сказал Гарри, не обращая внимания на это вмешательство. - Но не это интересует меня на данный момент...
   - Не понимаю, к чему ты клонишь... разве ты не хочешь научиться аппарировать? - недоверчиво спросил Рон.
   - Мне действительно все равно. Я предпочитаю летать, - сказал Гарри, поглядывая через плечо, чтобы узнать местонахождение Малфоя, и ускорил шаг, как только они вошли в холл. - Поторопись, я хочу кое-что сделать.
   Рон в недоумении Рон следовал бегом за Гарри обратно в гриффиндорскую башню. Они были временно задержаны Пивзом, который застопорил дверь на 4-ом этаже и отказывался кого-либо впускать, пока они не сожгут их собственные штаны, но Гарри и Рон просто вернулись назад и воспользовались знакомым им тайным путем. Через пять минут они уже пролезали через дыру за портретом.
   - Ты собираешься сказать мне, что мы делаем, а? - спросил Рон, тяжело дыша.
   - Вот мы и здесь, - сказал Гарри и пересек гостиную, направившись к лестнице, ведущей к спальням мальчиков.
   Как Гарри и надеялся, их спальня была пуста. Он быстро открыл свой сундук и начал копаться в нем, пока Рон нетерпеливо на него глядел.
   - Гарри...
   - Малфой использует Крабба и Гойла в качестве дозорных. Он ругался с Краббом только что. Я хочу знать... угу.
   Он нашел то, что искал - сложенный квадратик практически чистого пергамента, который Гарри сейчас же разложил и наставил на него кончик своей волшебной палочки.
   - Я торжественно клянусь, что я не замышляю ничего хорошего... ну... или Малфой...
   И мгновенно Карта Мародеров появилась на поверхности пергамента. На ней был подробный план каждого этажа Хогвартса и полно маленьких, движущихся черных точек, которые показывали месторасположение жителей замка.
   - Помоги найти мне Малфоя, - требовательно произнес Гарри.
   Он положил карту на свою кровать, так, чтобы он с Роном могли наблюдать происходящее, выискивая точку Малфоя.
   - Вот! - через минуту промолвил Рон. - Он в гостиной Слизерина, погляди-ка... с Паркинсон, Забини, Краббом и Гойлом...
   Гарри разочарованно глянул на карту, но потом сразу воспрянул духом.
   - Хорошо, с этого момента я не буду спускать с него глаз, - твердо решил он. - И когда я замечу его притаившимся где-нибудь с Краббом и Гойлом, стоящим начеку снаружи, я надену старый добрый плащ-невидимку и выясню что он...
   Он прервался, так как Невилл вошел в спальню, принеся с собой сильный запах сгоревшей ткани, и начал копаться в своем чемодане, выискивая новые штаны. Несмотря на его решимость поймать Малфоя с поличным, Гарри не везло в течение нескольких следующих недель. Хотя он обращался к карте так часто, как мог, иногда на переменках делая визиты в ванную, дабы проверить местоположение Малфоя, но ни разу не смог увидеть Малфоя, делающим что-либо подозрительное. Правда, он заметил, что Крабб и Гойл ходят без Малфоя вдоль и поперек по замку куда уж чаще, чем обычно, иногда застывая на месте в пустынных коридорах. Но этим временем Малфоя не только не было нигде рядом с ними, но и вообще невозможно было отыскать на карте. Это являлось наиболее загадочной вещью. Гарри предполагал возможность того, что Малфой на самом деле просто покидал территорию школы, но не мог заметить, как он это делает, да и мог ли Малфой вообще сделать это при теперешнем уровне защиты замка. Он только мог предположить, что все время теряет Малфоя из вида среди сотен мелких черных точек, снующих на карте. К тому же Малфой, Крабб и Гойл, похоже, теперь шли разными путями, вопреки тому, что обычно были неразлучны. Эти вещи происходят, как только люди становятся старше, - Рон и Гермиона, припоминал с грустью Гарри, жили врознь.
   Февраль сменился мартом, в погоде особых изменений не наблюдалось, разве что стало так же ветрено, как и влажно. К всеобщему возмущению, заметка о том, что очередной поход в Хогсмид отменяется, висела на досках объявлений общих комнат. Рон был в бешенстве.
   - Это же было бы на мое день рожденье, - возмущался он. - Я с нетерпением ждал этого!
   - Не очень большой сюрприз, не так ли? - отвечал Гарри. - После того-то, что произошло с Кэти.
   Она до сих пор не вернулась из клиники святого Мунго. К тому же, в Ежедневном Пророке сообщалось о дальнейших исчезновениях людей, включая нескольких родственников учеников Хогвартса.
   - А сейчас мы должны переться на это тупое аппарирование! - сварливо произнес Рон. - Да уж, большое удовольствие на свои день рожденья...
   Прошло уже три занятия, а аппарирование казалось таким же сложным, как и всегда, разве что еще несколько учеников все-таки сумели разделить части своего тела. Чувство безысходности росло и росло, и, определенно, в воздухе витали совсем нездоровые чувства по отношению к Вилки Твикроссу и его трем вещам, что породило череду кличек для него. Самыми учтивыми были - Собачье дыхание - и - Навозная голова.
   - С днем рожденья, Рон, - сказал Гарри, когда они проснулись первого марта, так как Симус и Дин шумно собирались идти на завтрак. - Держи подарок.
   Он кинул упаковку рядом с кроватью Рона, где лежала маленькая кучка подарков, как предположил Гарри, доставленных домашними эльфами ночью.
   - Угу... Спасибо..., -сонно сказал Рон, разворачивая бумагу упаковки, а Гарри открыл свой сундук и начал шарить там, в поисках Карты Мародеров, которую он прятал после каждого использования. Он выбросил около половины содержимого сундука, пока не нашел ее, спрятанную в скрученных носках, где он также хранил пузырек с зельем удачи - Феликс Фелисис.
   - Хорошо, - прошептал он, поднося карту к кровати, очень тихо.- Я торжественно клянусь, что не собираюсь делать ничего хорошего, - так, что Невилл не мог ничего услышать.
   - Они прикольные, Гарри! - сказал с энтузиазмом Рон, помахивая новой парой перчаток квиддичного вратаря, которые ему подарил Гарри.
   - Не за что, - сказал Гарри отсутствующе, так как искал слизеринскую спальню, близкую к Малфою. - Ха, я не думаю, что он в кровати...
   Рон ничего не ответил; он был слишком занят разворачиванием подарков, каждый раз издавая довольные возгласы.
   - Определенно хороший улов в этом году! - декламировал он, держа тяжелые золотые часы с разрозненными символами на циферблате и маленькими движущимися звездочками вместо стрелок. - Посмотри-ка, что мне подарили мама с папой... Черт подери, я думаю, что достигну совершеннолетия в следующем году...
   - Клево, - пробормотал Гарри, осматривая одним лишь взглядом часы до того, как еще более пристально вглядеться в карту. Где же был Малфой? Не похоже, чтобы он был за столом Слизерина в Великом Зале... его не было и рядом со Снейпом, который сидел в своем кабинете... его не было ни в одной из ванн, а также в больничном крыле.
   - Хочешь? - выдохнул Рон, открывая коробку Шоколадных Лягушек.
   - Неа, спасибо,- отказался Гарри, оборачиваясь. - Малфой исчез снова!
   - Не может быть, - пробормотал Рон, запихивая вторую Лягушку в рот и поднимаясь из кровати, чтобы одеться. - Поторопись. Если ты не поторопишься, ты точно будешь аппарировать на пустой желудок...
   Рон задумчиво глянул на коробку Шоколадных Лягушек, переборол себя и прикончил третью.
   Гарри направил палочку на карту, бормоча:
   - Проделка удалась.
   Он, одеваясь, думал совершенно иначе. Ведь должно же быть объяснение периодическим исчезновениям Малфоя, но он даже и не догадывался, что бы это могло быть. Лучшим способом узнать это, было проследить за ним, но даже с плащом-невидимкой Гарри не мог реализовать эту затею; у него были занятия, тренировки по квиддичу, домашняя работа и аппарирование; он не мог преследовать Малфоя в течение всего дня, не будучи замеченным.
   - Готов? - спросил он у Рона.
   Он уже был на полпути к дверям спальни, когда понял, что Рон не собирается двигаться, а просто лежит на кровати, уставясь в омываемое дождем окно со странным выражением лица.
   - Рон? Завтрак...
   - Я не голоден.
   Гарри уставился на него.
   - Я думал ты только что сказал...
   - Ах, да, я спущусь за тобой, - довел до его сведения Рон. - Но я не хочу есть.
   Гарри подозрительно его оглядывал.
   - Ты только что слопал полкоробки Шоколадных Лягушек, так ведь?
   - Это не из-за этого, - добавил Рон. - Ты... ты не поймешь.
   - Очень правдиво, - сказал Гарри, хотя и озадаченный, но уже собирающийся открывать дверь.
   - Гарри, я не могу этого терпеть!
   - Что ты не можешь терпеть? - уточнил Гарри, выглядевший совершенно обеспокоенным. Рон был достаточно бледен и выглядел так, будто он был болен.
   - Я не могу перестать думать о ней! - просипел Рон.
   Гарри уставился на него. Он не ожидал этого и не был уверен, что хотел это слышать. Конечно же, они были друзьями, но если Рон начнет называть Лаванду - Лав-лав, - Гарри мог бы это дело и пересмотреть.
   - Почему ты не хочешь идти на завтрак? - поинтересовался Гарри, пытаясь не придавать значения происходящему.
   - Она ведь даже не знает о моем существовании, - сказал Рон, отчаянно жестикулируя.
   - Она определенно знает о твоем существовании, - возразил Гарри, сбитый с толку. - Она продолжает донимать тебя, не так ли?
   Рон моргнул.
   - Ты это кого имеешь в виду?
   - А кого ты? - недоуменно промолвил Гарри, с растущим чувством того, что он потерял суть разговора.
   - Ромилду Вэйн, - нежно произнес Рон, и все его лицо, казалось, засветилось от того, что он сказал, как будто освещенное лучом чистейшего солнечного света.
   Они таращили глаза друг на друга почти целую минуту, после чего Гарри произнес:
   - Это что, шутка? Ты ведь шутишь, так ведь?
   - Я думаю... Гарри, я думаю, что люблю ее, - подавленно сказал Рон.
   - Хорошо, - сказал Гарри, подходя к Рону, чтоб получше разглядеть его остекленевшие глаза и бледное выражение лица. Окей... скажи это снова с честным выражением лица.
   - Я люблю ее, - бездыханно повторил Рон. - Ты видел ее волосы, черные, блестящие и шелковистые... и ее глаза? Ее большие черные глаза? И она...
   - Это действительно забавно, и все такое, - раздраженно сказал Гарри. - Но шутка закончилась, да? Брось это...
   Он собрался уйти; ему оставалось только два шага до двери, когда сильный удар попал ему прямо в ухо. Пошатываясь, он обернулся. Рон стоял прямо позади него, его лицо переполнилось злобой; вот-вот, и он бы ударил снова.
   Гарри инстинктивно среагировал; палочка была у него в руке и заклинание пришло в голову без единой сознательной мысли:
   - Левикорпус!
   Рон взвизнул, как только был перевернут в воздухе; он беспомощно болтался, его мантия слезала с него.
   - Почему ты меня УДАРИЛ? - проревел Гарри.
   - Ты ее оскорбил, Гарри! Ты сказал, что это шутка! -кричал Рон, у которого лицо стало аж фиолетовым, так как кровь устремилась к голове.
   - Да это сумасшествие какое-то! - вздохнул Гарри. Какого х...?
   И затем Гарри увидел коробку, лежащую на кровати Рона, и суровая правда ударила ему в голову с силой бешеного тролля.
   - Где ты взял этих шоколадных лягушек?
   - Они были подарком на день рождения! - крикнул Рон, медленно поднимаясь в воздух, как только попробовал освободиться. - Я предлагал тебе одну, так ведь?
   - Ты просто поднял их с пола, да?
   - Они упали у меня с кровати! Отпусти меня!
   - Они не упали с твоей кровати, дуралей ты, неужто ты не понимаешь? Они были моими, я случайно выбросил их из моего сундука, когда искал карту. Это шоколадные лягушки, которые Ромилда дала мне еще до Рождества. Они все начинены любовным зельем!
   Но, похоже, только одно слово дошло до Рона.
   - Ромилда? - повторил он. - Ты сказал, Ромилда? Гарри... ты ее знаешь? Ты можешь меня с ней познакомить?
   Гарри поглядел на болтающегося Рона, лицо которого теперь выглядело полным надежд, и поборол сильное желание заржать. Одна его часть... которая пульсировала от боли рядом с правым ухом... хотела отпустить Рона и глядеть, как он будет безумствовать до истечения эффекта от зелья... но, с другой стороны, они были друзьями, Рон ведь не был сам собой, когда ударил его, и Гарри подумал, что потом может заслужить еще несколько ударов кулаком, если разрешит сейчас Рону объявить всем о своей бессмертной любви к Ромилде Вэйн.
   - О да, я познакомлю тебя с ней, - сказал Гарри, быстро все обдумывая. - Я собираюсь тебя отпустить, Окей?
   Он отпустил Рона, и тот упал на пол (ухо Гарри до сих пор сильно болело), но Рон просто вскочил на ноги опять, глупо усмехаясь.
   - Она сейчас в кабинете у Слагхорна, - доверительным тоном сказал Гарри, выходя из спальни.
   - С чего бы это ей быть там? - озабоченно спросил Рон, стараясь поспевать за Гарри.
   - Ой, понимаешь, у нее дополнительные занятия по Зельеварению с ним, - придумывая на ходу, ответил Гарри.
   - Может быть мне стоит попросить, чтобы у меня тоже были дополнительные занятия с ней? - предположил Рон.
   - Превосходная идея,- сказал Гарри.
   Около прохода в стене ждала Лаванда. Этого осложнения Гарри не предусмотрел.
   - Ты опоздал, Вон-вон! - промолвила она, надув губы. - У меня для тебя есть...
   - Да отстань ты! - раздраженно ответил Рон. - Гарри собирается познакомить меня с Ромилдой Вэйн.
   И, не произнося больше ни слова, он пролез через проход. Гарри попробовал скорчить Лаванде извиняющееся выражение лица, но это не смогло помочь, поскольку она выглядела очень обиженно, перед тем как Полная Леди закрыла проход за ними.
   Гарри был немного взволнован тем, что Слагхорн мог завтракать. Но он ответил на первый стук в дверь его кабинета, представ перед ними, одетый в зеленую вельветовую мантию и соответствующего цвета спальный колпак, и в целом выглядел сонно.
   - Гарри, - пробормотал он. - Сейчас слишком рано для визита... я в субботу сплю подольше...
   - Профессор, я на самом деле сожалею, что потревожил вас, - сказал Гарри так спокойно, насколько это вообще было возможно, пока Рон стоял на цыпочках, пытаясь заглянуть в комнату Слагхорна, - но, видите ли, мой друг Рон случайно выпил любовного зелья. Вы ведь можете сделать для него противодействующее зелье? Я отведу его к Мадам Помфри, но я не думаю, что у нее будет что-то против - Магических Трюков Уизли - и, вы знаете... неловкие вопросы...
   - Что же помешало такому талантливому Зельеварцу, как ты, изготовить лекарство самому? - спросил Слагхорн.
   - Хех... - ответил Гарри, отвлеченный тем фактом, что Рон теперь толкал его в бок, так как хотел проложить себе путь в кабинет. - Фух, сэр, я никогда ранее не делал антидот на любовное зелье, и, к тому времени, как я бы успел его правильно сделать, Рон бы мог натворить что-нибудь серьезное...
   Рон, благо, выбрал этот момент для нытья:
   - Я ее не вижу. Гарри... он ее прячет?
   - Это было долго хранившееся зелье? - спросил Слагхорн, теперь оглядывающий Рона с профессиональным интересом. - Они могут усиливаться, ну ты знаешь, чем дольше их хранят.
   - Это многое объясняет, - пропыхтел Гарри, теперь борясь с Роном, дабы тот не сбил Слагхорна с ног. - Сегодня его день рождения, профессор, - добавил он умоляюще...
   - О, ладно, тогда заходите, - сказал Слагхорн, смягчаясь. - У меня есть все необходимое прямо здесь в портфеле, это ведь не сложное противозелье...
   Рон вбежал в нагретый, захламленный кабинет Слагхорна, цепляясь за порожек и восстанавливая равновесие, хватая Гарри за шею. Он пробубнил:
   - Она ведь этого не видела, правда ведь?
   - Ее еще здесь нет, - сказал Гарри, смотря, как Слагхорн открывает свой набор Зельевара и добавляет по щепотке разных ингредиентов в маленькую хрустальную бутылочку.
   - Это хорошо, - пылко промолвил Рон. - Как я выгляжу?
   - Очень привлекательно, - спокойно сказал Слагхорн, поднося Рону стакан прозрачной жидкости. - Теперь выпей-ка это, это тоник для нервов, ведь ты должен выглядеть спокойно, когда она придет...
   - Просто великолепно, - с рвением в голосе сказал Рон и проглотил антидот.
   Гарри и Слагхорн смотрели на него. Через секунду Рон улыбнулся им. Затем, очень медленно, его ухмылка исчезла, сменяясь выражением неописуемого ужаса.
   - Стал опять нормальным, а?-улыбаясь, сказал Гарри.
   Слагхорн сдавленно усмехнулся.
   - Да ладно тебе, мой мальчик, - сказал Слагхорн, как только Рон, выглядя совершенно ужасно, обрушился в ближайшее кресло.
   - Ему надо взбодриться, - продолжал Слагхорн, теперь уже копаясь в столе, заполненном различными напитками. - У меня есть Сливочное пиво, есть вино, а так же есть последняя бутылка хорошенько настоянного Хмеля... уммм... Я хотел отдать ее Дамблдору на Рождество... О да... - пожал он плечами, - но ведь он не будет жалеть того, чего у него и не было! Почему бы нам не открыть эту бутылочку, и не отпраздновать день рождения мистера Уизли? Нет ничего лучше этого, чтобы отбросить муки неудавшейся любви...
   - Он снова усмехнулся, а к нему присоединился и Гарри. Это был первый раз, в который он был наедине со Слагхорном с той самой неудачной попытки вытянуть из него настоящие воспоминания. Возможно, если Слагхорн будет в хорошем настроении... возможно, если он выпьет достаточно Хмеля...
   - Держи тогда, - сказал Слагхорн, протягивая Гарри и Рону по стакану Хмеля, до того, как поднять свой собственный. - Хорошо, счастливого тебе дня рождения, Ральф...
   - Рон... - прошептал Гарри.
   Но Рон, который, похоже, не слушал тост, уже залил весь Хмель себе в рот и проглотил его.
   Через одну секунду, не более чем через один удар сердца, Гарри понял, что произошло что-то ужасное, а Слагхорн, похоже, не замечал этого.
   - ...и чтобы у тебя было намного больше...
   - РОН!
   Рон уронил свой стакан; он перегнулся на своем стуле и упал; его конечности непроизвольно дергались. Пена текла из его рта, и глаза вылезали из глазниц.
   - Профессор! - крикнул Гарри. - Сделайте что-нибудь...
   Но Слагхорн, казалось, был парализован от шока. Рон дергался и задыхался; его кожа синела на глазах.
   - Что... но как... - сбивчиво произнес Слагхорн.
   Гарри бросился к низкому столику и начал копаться в открытом Зельеварском наборе Слагхорна, откидывая баночки и мешочки, в то время как звук захлебывающегося дыхания Рона переполнял комнату... И потом он нашел это - маленький, похожий на высушенную почку, камень, который Слагхорн взял у него на Зельеварении. Он рванулся обратно к Рону, широко раскрывая его челюсти и засунул безоар прямо ему в рот.
   Рон сильно дернулся, сделал спокойный вдох, его тело обмякло, и он успокоился.

<< Глава 17    Оглавление    Глава 19 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.