Глава 15 - Нерушимая Клятва

   За окнами кружил снег. Рождество приближалось быстро. Хагрид уже поставил дненадцать елок в Большом зале; гирлянды падуба и мишура переплетали перила лестниц; негаснущие свечи пылали изнутри шлемов, а в коридорах висела омела. Большие группы девочек взяли за правило вставать под нее всякий раз, когда Гарри проходил мимо, что вызывало затор в коридорах К счастью, однако, частое ночное блуждание дало Гарри необычайно хорошее знание секретных ходов замка, благодаря чему он без труда передвигался между классами, минуя омелу.
   Рон, который, возможно, признавал необходимость этих обходов из-за ревности, а не веселья, просто над всем этим смеялся. Хотя Гарри предпочитал эти новые шуточки Рона тому угнетенному состоянию, в котором он находился последние несколько недель.
   Кроме того, Гарри должен был терпеть частое присутствие Лаванды Браун, которая, казалось, расценивала любой момент, когда она не целовала Рона, как потраченный впустую момент. Помимо этого, Гарри по прежнему оставался лучшим другом тех, которые, как казалось, вряд ли будут говорить друг с другом снова.
   Рон, руки и плечи которого все еще сохранили царапины после нападения птицы Гермионы, говорил о ней обиженным тоном.
   - Ей грех жаловаться, - сказал он Гарри. - Она целовалась с Крамом. Пусть она узнала, что кто - то хочет и меня поцеловать. Это - свободная страна. Я не сделал ничего плохого.
   Гарри не ответил,изображая, что поглощен книгой, которую они должны были прочитать перед Чарами следующим утром ("Квинтэссенция"). Так как он оставался другом и Рону, и Гермионе, то большинство времени он проводил, сохраняя молчание.
   - Я никогда и ничего не обещал гермионе, - бормотал Рон. - Хорошо, я собирался идти на Рождественский вечер к горну вместе с ней, но она никогда не говорила... как друзья... Я - независимый человек...
   Гарри перевернул страницу Квинтэссенции,понимая, что Рон за ним наблюдает. Голос Рона затих в бормотаниях, едва слышимых из-за громного треска огня, хотя Гарри показалось, что он поймал слова - Не может жаловаться - снова.
   Расписание Гермионы был настолько полным, что Гарри мог поговорить с ней должным образом только по вечерам, когда Рон был, в любом случае, так сильно увлечен Лавандой, что он не замечал, что делал Гарри. Гермиона отказалась сидеть в комнате отдыха, так как там был Рон. Таким образом Гарри присоединялся к ней в библиотеке, что означала, что их беседа проходила шепотами.
   - Он может целоваться с кем хочет - сказала Гермиона, в то время как библиотекарь, Госпожа Пинс, проходила позади них. - Трудно волноватьс яменьше, чем я сейчас.
   Она сказала "я" настолько жестко, что проколола отверстие в пергаменте. Гарри не сказал ничего. Ему стало казаться, что его голос может скоро исчезнуть от того, что он им перестал пользоваться. Он согнулся над Передовым Созданием зелий и продолжил делать примечания относительно Постоянных Эликсиров, иногда делая паузу, чтобы расшифровать полезные дополнения к тексту о Либатиус B.
   - Кстати, - сказала Гермиона, - Тебе слудует быть осторожным.
   - В сделаю это в последнюю очередь, - сказал Гарри немного хриплым голосом после долгого молчания, - я не отдам эту книгу. Я узнал больше от Принца-полукровки больше, чем Снэйп или Горн преподавали мне в-
   - Я не говорю о клупом глупом - так называемом принце, - сказала Гермиона, бросая на книгу злой взгляд. - Я говорила об этом раньше. Я заходила в ванную девочек непосредственно перед тем, как пришла сюда и и там была приблизительно дюжина девочек, включая это Ромилду Вэйн, решающих, как напоить тебя любовным зельем. Они все еще надеются, что они застявят тебя взять их на вечеринку к Горну, кажется, купили зелье у Фреда и Джорджа. Не хочу говорить, что они работают, но -
   - Почему ты тогда их не конфисковала? - спросил Гарри, которому показалось, что мания Гермионы к соблюдению правил не проявилась в этой ситуации.
   - У них не было микстур с собой, - сказала Гермиона презрительно, - Они только обсуждали тактику. Поскольку я сомневаюсь относительно того, что Принц-полукровка, - она одарила книгу еще одним презрительным взглядом - мог выдумать противоядие для дюжины различных микстур сразу, то я только могу предложить тебе поскорее найти кого-то с нем ты пойдешь, это остановит других, думаящих, что они все еще имеют шансы. Это уже завтрашняя ночь, они начинают отчаяваться.
   - Нет никого, кого я хочу пригласить, - пробормотал Гарри, который все еще не старался думать о Джинни больше, чем он мог помочь, несмотря на тот факт, что она продолжала неожиданно возникать в его мечтах способами, которые сделали его искренне счастливым от того, что Рон не мог выполнить Legilimency.
   - Хорошо, только думай, что ты пьешь, потому что было похоже, что Ромилда Вэйн говорит серьезно... - сказала Гермиона мрачно.
   Она пододвинула длинный рулон пергамента, на котором писала рассказ и продолжила писать. Гарри смотрел на нее, витая мыслями очень далеко.
   - Постой, - сказал он медленно. - Я думал, Филч, запретил все вещи, купленные у близнецов?
   - И когда кто-нибудь обращал внимание на то, что запретил Филч? - спросила Гермиона, все еще концентрируясь на своем эссе.
   - Но я думал, что все совы обыскивались. Так, каким образом они в состоянии пронести в школу любовное зелье?
   - Фред и Джордж посылают им его замаскированным под духи и микстуру кашля, - сказала Гермиона. - Это - часть их обслуживания.
   - А ты много об этом знаешь
   Гермиона одарила Гарри взглядом, который недавно испытало на себе его Передовое создание зелий.
   - Я видела это на бутылках, которые они показали Джинни и мне летом, - сказала она холодно, - я не собираюсь подмештвать зелья в напитки другим людям... или притворяться перед остальными, что так же плохо...
   - Да, ну, в общем, не бери в голову это, - сказал Гарри быстро. - Но Филч обманут, не так ли? Эти девочки получают вещи в школу, замаскированные как что - то еще! Итак, почему не мог Малфой принести в школу ожерелье-?
   - О, Гарри... только не надо опять...
   - Постой, почему нет?
   - Слушай, - вздохнула Гермиона, - Датчики Тайны обнаруживают проклятья, заклятия укрывательства, не так ли? Они используются, чтобы найти волшебство и предметы темной магии. Они обнаружил бы мощное проклятие, как в том ожерелье в течении секунды. Но что-то помещенное просто в другую бутылку... в любом случает, любовное зелье не опасно...
   - Легко тебе говорить - пробормотал Гарри, подумав о Ромилде.
   Таким образом обманут Филча, что это не микстура от кашля довольно просто. в конце концов, он не такой уж хороший волшебник, чтобы отличить одно от другого.
   Эрмайон остановилась; Гарри тоже что-то услышал. Кто-то переместился среди темных книжных полок. Они ждали, и мгновение спустя из-за угла появилась Госпожа Пинс, похожая на стервятника из-за ее затонувших щек, кожи как пергамент и длинного крючковатого носа, освещенного лампой, которую она несла.
   - Библиотека теперь закрыта, - сказала она, - следите за тем, возвратили ли вы то, что позаимствовали - что ты сделал с этой книгой?
   - Это не библиотечное, это мое! - сказал Гарри торопливо, схватив его копию Передового создания зелий с стола, когда Госпожа Пинс попыталась схватить ее своей подобной когтю рукой.
   - Испорченный! - она шипела. - Оскверненный, оскверненный!
   - Это -только книга, на которой это было написано! - сказал Гарри, вырывая учебник.
   Гермиона, которая торопливо упаковала вещи, схватила Гарри за руку и потащила его прочь.
   - Она запретит тебе посещать библиотеку, если ты не будешь осторожен. Почему ты должен был приносить эту глупую книгу?
   - Это не моя ошибка, она лает безумная, Гермиона. Или ты думаешь, что она услышала, как ты говоришь о Филче? Я всегда думал, что могло бы быть кое-что между ними...
   - О, ха ха...
   Наслаждаясь, что она говорят как раньше, они пробивались по пустынным освещенным лампой коридорам назад в комнату отдыха, споря, действительно ли и Филч и Госпожа Пинс любят друг друга.
   - Baubles - (Безделушки) - сказали Гарри Полной Даме, это ябыл новый, праздничный пароль.
   - То же самое к Вам, - ответил портрет с плутоватой усмешкой, и она качнулас вперед, чтобы впустить их.
   - Привет, Гарри! - сказала Ромилда Вэйн, когда он вошел через отверстие портрета. - хочешь воды?
   Гермиона бросила ему через плече взгляд - что-я-тебе-говорила.
   - Нет, спасибо, - сказал Гарри быстро. - Я не хочу.
   - Хорошо, возьмите их так или иначе, - сказала Ромилда, протянув ему коробку. - Шоколадные Котлы. Мой дедушка послал их мне, но я их не люблю.
   - О -право - большое спасибо. - сказал Гарри, который не мог думать, что еще сказать. - эээ, я пойду...
   - Говорили же тебе, - сказал Гермиона кратко, - Скорее приглашай кого-нибудь и они от тебя отстануть, и ты сможешь-
   Но ее лицо вздуг стало белым, она только что увидела Рона и Лаванду в кресле.
   - Хорошо, спокойной ночи, Гарри, - сказала Гермиона, хотя было только семь часов вечера, она ушла в спяльню к девочкам.
   Гарри ложился спать, успокаивая себя, остался только еще один день уроков, ну и еще вечеринка Горна, после которой он и Рон вместе уедут. Теперь казалось невозможным, что Рон и Гермиона начнут общаться друг с другом как раньше прежде, чем начнется отпуск, но возможно, так или иначе, перерыв даст им время, чтобы успокоиться, подумать о своем поведении...
   Его надежды не были высоки, и они стали еще меньше после Трансфигурации на следующий день. Они только что прошли очень трудную тему человеческого преобразования; работая перед зеркалами, они были должны изменить цвет собственных бровей. Гермиона смеялась над неудачной первой попыткой Рона, в течение которой он так или иначе сумел дать себе захватывающие усы; Рон принял ответные меры, высказав жестокое, но точное впечатление от Гермионы, вскакивающей с места каждый раз как профессор Макгоннагал задает вопрос. Лаванда и Парвати это нашли очень забавным и вновь практически довели Гермиону до слез. Она умчалась из классной комнаты сразу после звонка, оставив половину вещей; Гарри, решив, что он нужен сейчас больше ей, последовал за Гермионой.
   Он наконец разыскал ее, поскольку она появилась от ванной девочек этажем ниже. Вместе с ней была Луна Лавгуд.
   - О, привет, Гарри, - сказала Луна. - Ты знаешь, что одна из твоих бровей - ярко желтого цвета?
   - Привет, Луна. Гермиона, ты оставила там свои веши...
   Он протянул ее книги.
   - О, да, - сказал, что Гермиона забитым голосом, взяла вещи и быстро отвернулась, чтобы скрыть красные глаза. - Спасибо, Гарри. Я должна идти...
   И она поспешно ушла, не дав Гарри сказать никаких успокаивающих слов.
   - Она немного расстроена, - сказала Луна. - Я думала сначала, что там Плакса Миртл, но, оказалось, что это была Гермиона. Она говорили что-то о Роне Уизли...
   - Да, они поругались, - сказал Гарри.
   - Он говорит забавные вещи иногда, не так ли? - сказала Луна, когда они вместе шли по коридору. - Он может быть немного недобрым. Я заметила это в прошлом году.
   - Я думаю. сказал Гарри. Луна демонстрировало обычную ловкость разговора о неприятных истинах; он никогда не встречал никого как она. - У тебя был хороший семестр?
   - О, все нормально - сказала Луна. - Немного одиноко без Джинни. Она хорошая, она остановила двух мальчиков в нашем классе Тринсфигурации, называющих меня "Душевнобольной" на днях-
   - А ты не хочешь пойти со мной к Слагхорну?
   Слова выскочили изо рта прежде, чем он сумел остановить их. Он остышал себя, будто это был совершенно посторонний разговор.
   Луна повернулась к нему и выпученными глазами.
   - На вечеринку Горна? С тобой?
   - Да, - сказал Гарри, - Мы можем привезти гостей, таким образом я думал, что ты могла бы... Я подразумеваю... - Он хотел получше это объяснить. - Я подразумеваю, как друзья, ты знаешь... Но если если ты не хочешь к...
   Он уже надеялся, что на не хочет.
   - О, нет, я хотела бы пойти с тобой как друзья! - сказала Луна, сияя. - Никто не приглашал меня на вечеринку прежде, как друг! Это то, почему Вы окрашивали вашу бровь, для праздника? Я должна покрасить мою так же?
   - Нет - сказал Гарри твердо, - Это была ошибка. Итак, тогда я жду тебя в вестибюле в восемь часов.
   - АГА! - раздался сверху голос, и они оба подскочили; они увидели Пивза, который висел вверх тормашками на люстры и усмехался.
   - Потти выбрал Луни - (дословно Ничтожный выбрал Душевнобольную), чтобы пойти на вечеринку! Потти люююююююююбит Луни!!
   - Хорошо бы сохранить это в тайне, - сказал Гарри. Он был уверен, что скоро это станет известно всей школе.
   - Ты мог выбрать кого угодно! - сказал Рон за обедом. - Любого! И ты выбрал сумасшедшую Лавгуд?
   - Не называй ее так, Рон! - сказала Джинни. - Я действительно рада, что ты выбрал ее, Гарри, она так взволнована.
   И она отправилась к началу стола, чтобы сидеть с Деканом. Гарри пробовал почувствовать радость, что Джинни была рада, что он выбрал Луну на вечеринку, но не смог этого сделать. Гарри заметил, что Рон смотрит украдкой на Гермиону.
   - Ты мог бы извиниться - предложил Гарри прямо.
   - И вновь подвергнуться атаке канареек? - пробормотал Рон.
   - Для чего ты должен были подражать ей?
   - Она смеялась над моими усами!
   - Я тоже, это была самая глупая вещь, которую я когда-либо видел.
   Но Рон, казалось, не услышал. Лаванда только что появилась с Парвати. Втиснувший между Гарри и Роном, Лаванда обняла Рона.
   - Привет, Гарри, - сказал Парвати, которая, как и Гарри, выглядела немного смущенной поведением двух друзей.
   - Привет, - сказал Гарри, - Как ты? Остаешься в Хогвартсе? Я слышал, что твои родители хотели, чтобы ты уехала.
   - То происшествие с Кети действительно взволновало их, но поскольку не было ничего с тех пор... О, привет, Гермиона!
   Гарри видел, что она чувствовала себя виновной в том, что смеялась над Гермионой на Тринсфигурации.
   - Привет, Парвати! - сказала Гермиона, игнорируя Рона и Лаванду. - Ты идешь к Горну сегодня вечером?
   - Нет, не пригласили - сказал Парвати уныло. - Я хотела бы пойти, так как, кажется, будет действительно весело... Ты идешь, не так ли?
   - Да, я встречаю Кормака в восемь, и мы-
   Раздался шум, будто ныряльщик, выбирается от блокированного слива, и Рон всплыл. Гермиона действовала, как если бы она не видела или не слышала ничто.
   - -мы пойдем на вечеринку вместе.
   - Кормак? - сказал Парвати. - Кормак Маклагджен, ты имеешь ввиду?
   - Правильно, - сказала Эрмайон сладко. - Тот, кто почти - - она сделала акцент на слове - вратарь Гриффиндора.
   - Вы с ним встречаетесь? - наивно спросила Парвати.
   - О -да - разве ты не знала? - - непогермионски - хихикнула Гренджер.
   - Нет! - сказала Парвати, выглядевшая взволнованной от такой сплетни. - Ничего себе, ты любишь игроков в Квиддич, не так ли? Сначала Крам, тогда Маклагджен...
   - Я люблю действительно хороших игроков в Квиддич, - исправила ее Гермиона, все еще улыбаясь. - Хорошо... Пойду, чтобы подготовиться к вечернинке...
   Она ушла, а Лаванда и Парвати принялись обсуждать это событие и все, что они когда-либо слышали о Маклагджен, и все, что они когда-либо предполагали об Гермионе. Рон выглядел странно белым и не сказал ничего. Гарри остался, чтобы обдумать в тишине то, до чего могут дойти девочки, чтобы отомстить.
   Когда он прибыл в вестибюль в восемь часов, он увидел необычайно большое количество девочек, скрывающихся там, которые, казалось, уставились на него обижено, как он приблизился к Луне. Она надела украшенное блестками серебряное платье, которое вызывало хихиканье у окружающих, но так или иначе она выглядела весьма хорошенькой. Гарри был рад, в любом случае, что она сняла сережки-редьки, ее ожерелье из пробок пива и очки для обнаружения привидений.
   - Привет, - сказал он - пойдем??
   - Ах, да, - сказала она счастливо. - Где - вечеринка?
   - Кабинет Горна, - ответил Гарри, ведя ее по мраморной лестнице подальше от бормотаний и пристальных взглядов... - Слышала, должно быть прибытие вампира?
   - Рафаса Скримджоера? - спросила Луна
   - Что? - -Гарри смутился. - Ты имеешь ввиду Министра Волшебства?
   - Да, он -вампир, - сказала Луна с легкостью. - Отец написал очень длинную статью об этом, когда Скримджоер сначала вступал во владение от Корнелиуса Фадджа, но он был вынужден не издать это. Очевидно, они не хотели, чтобы правда вышла!
   Гарри, который думал, что маловероятно, что Рафас Скримджоер был вампиром, не ответил; они уже приближались к кабинету Горна, смех, музыка, и громкая беседа становилась громче шаг от шага.
   Было ли это волшебство непонятно, но кабинет Горна был гораздо больше, чем обычно. Потолок и стены были драпированы изумрудом так, чтобы это выглядела так, как если бы они были внутренней частью обширной палатки. Комната была переполнена и залита красным светом от декоративной золотой лампы, висевшей в центре потолка, на котором реальные феи трепетали как блестящие пятнышки света. Туман дыма трубы нависал над несколькими пожилыми беседующими колдунами, и множество эльфов-домовиков договаривалось о пути через лес коленей, затененных тяжелыми серебряными жесткими дисками пищи, которую они переносили, так, чтобы они были похожи на небольшие бродячие столы.
   - Гарри, мой мальчик! - воскликнул Горн как только Гарри и Луна протиснулись через дверь. - Входите, здесь очень много людей, которых я хотел бы, чтобы Вы встретили!
   Горн надел бархатную шляпу, соответствующую его смокингу. Он схватил Гарри за руку так сильно, будто хотел с ним аппарировать, и потащил его в сторону. Гарри взял за руку Луну и потянул ее рядом с ними.
   - Гарри, я хотел бы, чтобы ты встретил Элдреда Уорпла, моего студента, автора книги - Кровавые братья: моя жизнь среди вампиров - - и, конечно, его друга Сангуини.
   Уорпл был маленьким, крепким человеком в очках. Он схватил руку Гарри и с энтузиазмом ее пожал; вампир Сангуини, который был высоким и истощеным, с темными тенями под глазами, просто кивал. Стая девочек стояла близко к нему, с любопытством и волнением.
   - Гарри Поттер, я просто восхищен! - сказал Уорпл, глядя на Гарри. - Я говорил Профессору Горну на днях, ", Где биография Гарри Поттера, которого мы все ждали?"
   - Эээ - -протянул Гарри - на самом деле?
   - Столь же скромный, как Хорас описал! - сказал Уорпл. - Но серьезно - - его манера изменилась, став внезапно деловой - я буду восхищен написать вашу биограйию - люди жаждут знать больше тебе, дорогой мальчик! Если Вы были готовы предоставить мне несколько интервью по четыре или пять часов, мы могли бы закончить книгу в течение месяцев. И это с очень небольшим усилием с твоей стороны, я уверяю тебя - спроси Сангуини, если это не - Сангуини, стой здесь! - строго воскликну Уорпл, поскольку вампир продвинулся к соседней группе девочек с довольно голодным взглядом. - Здесь есть мясной пирог, - сказал Уорпл, беря один один эльфа и кладя его Сангуини, вернувшись затем вновь к Гарри. - Мой дорогой мальчик, то, которое Вы могли сделать, Вы понятия не имеете-
   - Я определенно не заинтересован, - сказал Гарри твердо, - и я только что видел моего друга, жаль. - Он потянул Луну в толпу. Он действительно только что видел, как кто-то сдлинными каштановыми волосами исчез между теми, кто были похожи на двух членов Сверхъестественных Сестер.
   - Гермиона! Гермиона!
   - Гарри! Слава Богу, вы здесь!! Привет, Луна!
   - Что случилось с тобой? - спросил Гарри, поскольку Гермиона выглядела взъерошенной, скорее как если бы она только что боролась с кем-то в чаще Ловушки Дьявола.
   - О, я только что убежала - я подразумеваю, я только что оставила Кормака, - сказала она. - Под омелой, - добавила она в объяснении, поскольку Гарри продолжал вопросительно смотреть на нее.
   - Это тебе за то, что пошла с ним, - сказал он ей строго.
   - Я думал, что он раздражит Рона больше всего, - сказала Гермиона. - Я думала некоторое время о Захарие Смите, но в целом-
   - Вы рассматривала Смита? - удивился Гарри?
   - Да, и я начинаю жаль, что я не выбрала его, Маклагджен заставляет Гроупа выглядеть джентльменом. Пойдем, мы будем в состоянии видеть, когда он войдет, он настолько высок... - Троица пошла на другую сторону комнаты, взяв кубки меда на пути, заметив слишком поздно, что Профессор Трелони стоит там одна.
   - Зравствуйте!, - вежливо сказала Луна Профессору Трелони.
   - Добрый вечер, мои дорогие - сказал Профессор Трелони, с трудом сосредотачиваясь на Луне. Гарри снова почувствовал запах готовящего хереса. - Я не видел тебя в моих классах в последнее время...
   - У меня в Фиренз в этом году - - ответила Луна.
   - О, конечно, - сказала Профессор Трелони с сердитым, пьяным хихиканьем. - Или Доббин, как я предпочитаю думать о нем. Не думаете ли вы, что теперь, когда я возвращаюсь, школьному Профессору Дамблдору, возможно, нужно изваться от лошади? Но нет... мы разделяем классы... Это - оскорбление, искренне, оскорбление. Знаете ли вы... - Профессор Трелони казался слишком подвыпившим, чтобы признать Гарри.
   Под прикрытием ее разъяренной критики Фиренз, Гарри притянул ближе Гермиону и сказал, - Я спрошу прямо. Ты собираешься сказать Рону, что вмешались в при выборе вратяря??
   Гермиона подняла ее брови. - Ты действительно думаешь, что я опустилась бы так низко?
   Гарри смотрел на нее проницательно. - Гермиона, если ты можешь спросить Маклагджен-
   - Есть различие, - сказала Гермиона с достоинством. - Я не собираюсь говорить Рону что-нибудь о том, что, возможно, или нет, случилось в при выборе вратаря.
   - Хорошо, - сказал Гарри. - Поскольку он только развалится снова, и мы проиграем следующее состязание-
   - Квиддич! - сердито произнесла Гермиона. - Это все заботы мальчиков? Кормак не задал мне один единственный вопрос обо мне, нет, меня только что рассмотрели как "Сто Великих Сейвов Сделанных Кормаком Маклагдженом" без остановок с тех пор - о нет, он идет!! - Она исчезла так быстро, будто бы аппарировала; только что была тут, а вдруг исчезла.
   - Не видео Гермиону? - спросил Маклагджен минуту спустя.
   - Нет, жаль, - сказал Гарри, и быстро отвернулся, чтобы поучаствовать в беседе Луны.
   - Гарри Поттер! - воскликнула Профессор Трелони громким голосов, впервые его заметив.
   - О, здравствуйте - - сказал Гарри без энтузиазма.
   - Мой дорогой мальчик! - она сказала очень несущим шепотом. - Слухи! Истории! "Избранный"! Конечно, я знала уже давно... Предзнаменования никогда не были хорошими, Гарри... Но почему Вы не возвратились к Предсказанию? Для Вас, всех людей, предмет имеет предельное значение!
   - Ах, Сибилл, все мы думаем, что наш предмет самый важный! - сказал громкий голос, и Горн появился рядом с Трелони с очень красным лицом, его бархатная шляпа съехала, стакан меда в одной руке и огромный пирог фарша в другой. - Но я никогда не знал ничего такого важного как Зелья! - сказал Горн, относительно Гарри с люблением, если налитое кровью, глазом. - Инстинктивный, Вы знаете его мать! Я учил немногих с такими способностями, я могу сказать, Сиббил, что Северус-"И к ужасу Гарри, Горн выбросил руку пытащил из толпы Снейпа. - Прекратите прятаться и присоединитесь к нам, Северус! - счастливо икал Горн. - Я только говорил об исключительном таланте Гарри к зельям! Некоторый кредит должен пойти и Вам, конечно, Вы преподавали ему в течение пяти лет!
   Пойманный в ловушку рукой Горна вокруг плеч, Снэйп опустил крючковатый нос на Гарри и его сузил глаза. - Забавно, я никогда не замечал, что сумел преподавать Поттеру что-нибудь вообще.
   - Хорошо, тогда, это - естественная способность! - закричал Горн. - Вы должны были видеть то, что сотворил на первом уроке! Набросок Жалкого существования - никогда не случалось, чтобы у студента была более прекрасная на первая попытка, я думаю даже Вы, Северус-
   - Действительно? - сказал Снэйп спокойно, его глаза, все еще были направленны в Гарри, которого, определенно что-то беспокоило. Последнее, чего он хотел - это чтобы Снэйп начать исследовать источник его новооткрытого блеска в Зельях.
   - Напомните мне, какие другие предметы ты выбрал, Гарри? - спросил Горн.
   - Защита Против Темных искуств, Чары, Трансфигурация, Гербология...
   - Короче говоря, все требуемые для аурора предметы - - сказал Снейп с насмешкой.
   - Да, ну, в общем, это - то, что я хотел бы делать, - сказал Гарри вызывающе.
   - И вы сделаете великое дело! - проговорил Горн.
   - Я не думаю, что ты должкен быть аурором, Гарри, - неожиданно сказало Луна. Все посмотрели на нее. - Аурор - часть Заговора Ротфанг, я думала, что каждый знал это. Они планируют сбить Министерство Магии с использованием объединения Темной магии и воспаления десен.
   Гарри чуть не подавился медом, так как начал смеяться. Действительно, стоило пригласить Луну только для этого. Но он увидел кое-что, поднявшее его настроение еще выше: Драко Малфoй быть схвачен Филчем.
   - Профессор Горн - - прохрипел Филч, его челюсти задрожали - я обнаружил этого мальчика, скрывающегося верхних коридорах. Он утверждает, что был приглашен на ваш вечер и опоздал. Вы давали ему приглашение?
   Малфой попытиался вырваться от Филча, выглядя разъяренным. - Хорошо, я не был приглашен! - сердито крикнул он. - Я пытался сломать дверь, довольны??
   - Нет! - -ответил Филч с ликованием - Вы в попались! Разве декан не говорил вам, что нельзя бродить в ночное время?
   - Ничего, Аргус, ничего, - сказал Горн. - Это - Рождество, и это не преступление - хотеть побывать на празднике. Давайте забудем о наказании. Вы можете остаться, Драко.
   То, что Филч был разочарован вполне понятно; но почему, задался вопросом Гарри, Малфой выглядел несчастным? И почему Снэйп, смотрящий на Малфоя, выглядит сердитым и, если это возможно, испуганным? Филч отправился к выходу, а Малфой изобрадил радость и начал благодарить Горна за великодушие.
   Снейп снова выглядел спокойным и безучастным.
   - Ничего особенного - - сказал Горн, отвечая на благодарность Малфоя. - Я действительно знал вашего дедушку, после всего...
   - Он всегда говорил о вас с большим уважением, сэр - - сказал Малфой быстро. - Говорил, что Вы были лучшим изготовителем зелий, которого он когда-либо знал...
   Гарри уставился на Малфой. Было заметно, что Малфой действительно выглядит немного больным. Он видел теперь, что у него темные тени под глазами и отчетливо сероватый оттенком кожи.
   - Я хотел бы поговорит с вами, Драко - - сказал Снэйп внезапно.
   - Перестань, Северус - - воскликнул Горн, снова икая - сейчас Рождество, не будьте жестоки.
   - Я -его декан! И как я решу, так и будет - - сказал Снэйп кратко. - Следуйте за мной, Драко
   Они ушли: снала Снейп, потом Малфой, выглядевший обиженным. Гарри стоял там на мгновение, нерешительный, затем сказал, - я вернусь через мгновение, Луна.
   - Хорошо, - сказала она бодро, и ему показалось как он услышал, что она беседует на предмет Заговора Ротфанг с Профессором Трелони, которая казалась искренне заинтересованной. Коридор был пустынным, и Гарри легко вытащил Плащ Невидимку из его кармана и накинул на себя... Гораздо труднее было найти Снейпа и Малфоя. Гарри побежал по коридору. Шум его щагов заглушая музыка и громкие разговоры из кабинета Горна позади. Возможно Снэйп повел Малфой к к темницам..., или возможно он они отправились в комнату отдыха Слизерина... Двигаясь по коридору, Гарри прислушивался к тому, что происходит за каждой дверью, пока не услышал знакомые голоса.
   - ... не могут позволить себе ошибок, Драко, поэтому если вы посланы -
   - Я не имел никакого отношение к этому, ясно?
   - Я надеюсь, что это правда, потому что это было довольно глупый. Но подозревают, что вы приложили к этому руку.
   - Кто подозревает меня? - сердито бросил Малфой. - В последний раз повторяю, я не делал этого, понятно? Я знаю то, что Вы делаете, я не глуп, и я могу остановить Вас!
   Была пауза, и затем Снэйп сказал спокойно, - Ах... Тетя Беллатрикс преподавала вам окклюменцию, я вижу. Какие мысли Вы пытаетесь скрыть от вашего учителя, Драко?
   - Я не пытаюсь ничего скрыть! - Гарри прижал его ухо еще ближе к замочной скважине... Что, случилось, заставляло Малфой говорить так со Снэйпом? Снэйпом, к которому он всегда относился с уважением, даже симпатией?
   - Так почему вы не пришли ко мне в срок? Вы боялись моего вмешательства?
   - Так расскажите о моем опоздании! Сообщите обо мне кДамблдору! - кричал Малфой.
   Повисла еще одна пауза, после чего Снейп сказал: - Вы прекрасно знаете, что я не желаю делать этого.
   - Тогда вы должны прекратить заставлять меня приходить к вам в кабинет!
   - Послушайте меня, - сказал Снэйп, его голос стал лчень тихим, и Гарри пришлос прижать ухо еще сильнее. - Я пробую помочь. Я поклялся вашей матери, что буду вас защищать. Я дал нерушимую клятву, Драко-
   - Похоже, что вам придется еще нарушить, потому что я не нуждаюсь в вашей защите! Это - моя работа, он дал это мне, и я делаю это, я-
   - Каков ваш план?
   - Это не ваше дело!
   - Если вы скажете, что должны сделать, я могу помочь...
   - У меня есть помощь, в которой я нуждаюсь, спасибо, я не одним!
   - Вы былиодин сегодня вечером, и было глупо блуждать по коридорам без сопровождения.
   - Со мной были бы Крэбб и Гойл, если бы вы не оставили их после уроков!
   - Говорите тише! - воскликнул Снейп. - Если ваши друзья Крэбб и Гойл намереваются сдать ЗОТИ, то они должны работать немного тяжелее, чем они делают в прес-
   - Какое это имеет значение? - закричал Малфой. - Защита Против Темных Искусств - все только шутка, не так ли, игра? Как любой из нас нуждается в защите-
   - Это -игра, которая важна для успеха, Драко! - сказал Снэйп. - Как вы думаете, что я был бы все эти годы, если бы я не знал, как действовать? Теперь слушайте меня! Вы неосторожны, блуждая по ночью, и если вы верите в таких помощников помощников как Крэбб и Гойл-
   - Они не единственные, есть другие люди на моей стороне, лучшие люди!
   - Тогда, почему бы вам не довериться мне, и я могу-
   - Я знаю, чего вы добиваетесь! Вы хотите украсть мою славу!
   Вновь повисла пауза. Потом Снэйп сказал холодно, - Вы говорите как ребенок. Я понимаю, то, что вашего отца схватили и отправили в заключение-
   У Гарри была всего одна секунда; он услышал шаги Малфоя с другой стороны двери и бросился прочь. Малфой пошел вниз по коридору, мимо открытой двери кабинета Горна и скрылся из поля зрения.
   Едва дыша, Гарри присел, поскольку Снэйп медленно вышел из класса. С независимым выражением лица он вернулся на праздник. Гарри остался на полу, скрытый плащом. Его мысли разбегались.

<< Глава 14    Оглавление    Глава 16 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.