Глава12 - Серебро и опалы

   Где был Дамблдор и что делал за эти дни?
   За последующие две недели Гарри видел директора школы лишь дважды. Он редко появлялся за завтраком, и Гарри убедился, что Гермиона была права, когда говорила, что тот покинул школу. Но неужели Дамблдор забыл об уроках, которые он должен был преподавать Гарри? Ведь он сказал, что уроки приведут к чему-то, относящемуся к пророчеству; тогда Гарри чувствовал себя поддержанным, успокоенным, а сейчас было чувство какой-то заброшенности.
   В середине октября настало время, когда они обычно посещали Хогсмид. Гарри задавался вопросом - будут ли эти поездки еще продолжаться, будет ли выставлена охрана вокруг замка, и был рад узнать, что все останется по-старому. Хорошо иногда выйти из замка, и прогуляться на свежем воздухе!
   Гарри проснулся рано утром в день перед поездкой в Хогсмид, которая оказалась довольно насыщенной, и, чтобы скоротать время, принялся за чтение копии книги - Передовое Создание Микстуры. - Обычно он не читал в кровати свои учебники; такое поведение, как метко заметил Рон, было неприлично для каждого, кроме Гермионы, которая только этим и занималась. Гарри чувствовал, однако, что копия - Передового Создания Микстуры"* Полукровного принца едва ли является квалифицированным учебником. Чем дольше Гарри изучал книгу, тем больше понимал, сколько всего вмещает она - не только удобные намеки и сведенияо микстурах, с помощью которых Принц заработал себе такую пылающую репутацию вместе со Слагхорном, но также и небольшие проклятия для ведьм, набросанные на краях, которые - Гарри был уверен - судя по пересечениям и накладывании одной надписи на другую, Принц изобрел самостоятельно.
   Как-то Гарри уже попытался выполнить несколько самоизобретенных микстур Принца. Была ведьма, которая заставила ногти на пальцах ноги становиться тревожно быстрыми, (пробовал это на Скраббе в коридоре, с очень интересными результатами); проклятье, которое приклеивало язык к небу (которое он дважды использовал, для общих аплодисментов, на не о чем не подозревающем Аргусе Филче); и, возможно, самое полезное из всех проклятье, Muffliato, которое заполняло уши любого находящегося поблизости непонятным гудением, да так, чтобы длинные беседы в классе могли быть проведены, не боясь быть подслушанными. Единственным человеком, который не находил эту шалость забавной, была Гермиона, которая отзывалась об этой выходке неодобрительно, и отказывалась говорить вообще, если Гарри поблизости применял Muffliato.
   Сидя на кровати, Гарри поворачивал книгу боком, чтобы более подробнее исследовать набросанные рукописные инструкции в тот период, когда у Принца были неприятности. Мешали многие пересечения, кроссирования и изменения, но, наконец, в переполненном углу страницы, Гарри увидел каракули: Мобиликорпус (нвбл)*
   В то время как ветер и дождь со снегом хлестали по окнам, Гарри уставился на примечание в скобках. Нвбл... должно быть, это означает - невербальный. - Гарри очень сомневался, что он сможет попробовать привести это проклятие в действие; он еще не до конца познал невербальные проклятия, - Снейп не успевал их прокомментировать в каждом классе ЗОТИ. С другой стороны, Принц показал себя более эффективным учителем, нежели Снейп.
   Но, не обратив никакого внимания на свои мысли, Гарри выставил палочку вперед, не указывая на что-либо определенное, и сказал:
   - Мобиликорпус!
   - Аааааа!
   Вспышка света озарила комнату, которая наполнилась голосами проснувшихся из-за вопля Рона Гриффиндорцев.
   От испуга Гарри уронил - Передовое Создание Микстуры - на пол; Рон оказался повисшем в воздухе, как если бы невидимый крюк поднял его за лодыжку.
   - Извините, - крикнул Гарри, поскольку Дин и Симус вопили, как ненормальные, а Невилл оказался на полу, свалившись с кровати.
   - Подожди - я хочу спустить тебя вниз, - Гарри дрожащими руками поднял упавшую книгу и в нетерпении даже порвал край странички; наконец, он нашел нужное место и расшифровал почти стертое слово под проклятием, молясь, что бы это противопроклятием. Вложив всю энергию в это слово, Гарри произнес - Мобиликорпус. - Вновь возникла вспышка света, и Рон упал на матрац своей кровати.
   - Извините, - повторил Гарри, в то время как Дин и Симус все еще продолжали вопить.
   - Завтра, - сказал Рон приглушенным голосом, - я скорей всего буду как будильник.
   К тому времени как они оделись, облачившись в связанные миссис Уизли свитера, а также в мантии, шарфы и шляпы, удар Рона спал, и он решил, что новое проклятие Гарри довольно забавное; настолько забавное, что он даже не потерял времени наregaling* с Гермионой, так как они сели за завтрак.
   - ...и затем была другая вспышка, и я приземлился на кровать! - усмехнулся Рон, подкрепляясь колбасой.
   Гермиона даже не улыбнулась этой шутке, и повернулась к Гарри с недовольной миной на лице.
   - А это проклятие случайно не из той вашей книги? - спросила она.
   Гарри, нахмурившись, посмотрел на нее.
   - Всегда приходишь к худшему заключению, не так ли?
   - Разве?
   - Хорошо... да, это оттуда, но что из этого?
   - Значит, ты решил испытать неизвестное, рукописное колдовство и увидеть то, что случилось бы?
   - Разве имеет значение то, что это написано от руки? - спросил Гарри, решив на отвечать на остальную часть вопроса.
   - Имеет, Гарри. Ведь Министерству Магии это, вероятно, не понравится, - сказала Гермиона. - А еще, - добавила она, видя, как Гарри и Рон вылупили на нее глаза, - потому что я начинаю думать, что характер этого Принца был немного изворотлив.
   Тут же Гарри и Рон одновременно попытались ее перекричать.
   - Это была шутка, - сказал Рон, переворачивая бутылку кетчупа вверх ногами и выдавливая его себе на сосиску. - Только шутка, Гермиона, и все!
   - Повисшие люди вверх тормашками за лодыжку? - сказала Гермиона. - Кто потратил столько времени и энергии на составление таких проклятий?
   - Фред и Джордж, - сказал Рон, пожимая плечами. - Это очень похоже на них, и...
   - Мой отец, - перебил его Гарри, только сейчас вспомнив об этом.
   - Что? - одновременно вскричали Рон и Гермиона.
   - Мой отец использовал это проклятие, - объяснил Гарри. - Мне сказал об этом Люпин.
   На самом деле это было не так. Да, в принципе, Гарри видел, что его отец использовал это проклятие на Снейпе, но он никогда не рассказывал об этом Рону и Гермионе. Теперь, однако, у него появилась замечательная возможность. Возможно, Полукровным Принцем мог быть -...
   - Может быть, твой отец и использовал это проклятие, Гарри, - сказала Гермиона. - Но он не единственный. Помнишь, мы видели, как целая группа использовала это проклятие. Повисшие люди в воздухе - они просто болтаются, и ничего не могут сделать.
   Гарри уставился на нее. С чувством sinkingfeeling*, он также вспомнил Смертельных Едоков*, которых видел на Кубке Мира по Квиддичу. Рон пришел ему на помощь.
   - Но они вызвали зависимоть, - с чувством сказал он. - Они злоупотребляли этим. А Гарри и его отец лишь шутили, - Рон откусил от своего бутерброда приличный кусок, и вполне серьезно добавил. - Ты не любишь Принца, Гермиона, потому что он лучше тебя разбирается в проклятиях.
   - Это не имеет значения! - возразила Гермиона, но щеки у нее покраснели. - Я только думаю, что очень безответственно начинать выполнять проклятия, не зная, что произойдет. И хватит говорить о - Принце, - как будто так его зовут на самом деле. Держупари, чтоэтотолькоглупоепрозвище, and it doesn"t seem as though he was a very nice person to me!
   - С чего ты взяла? - погорячился Гарри. - Если бы он был подающим надежды игроком, он бы не был - человеком смешанной расы, - не правда ли?
   Как раз тогда, когда Гарри сказал это, он вспомнил, что его отец был чистокровным, но сейчас это не имело значения.
   - Смертельные Едоки не могут быть чистокровными, therearen"tenoughpure-bloodwizardsleft. Я ожидаю, что большинство из них - люди смешанной расы, симулирующие быть чистыми. А ведь магглорожденных они ненавидят!. Они были весьма счастливы позволить тебе и Рону присоединиться.
   - Нет такого способа, которым бы они могли заставить меня быть Смертельным Едоком! - сказал Рон с негодованием. Кусок колбасы слетел с вилки, которой он в ярости размахивал перед Гермионой, и попал Эрни Макмиллану в голову. - Вся моя семья - предатели крови! Это столько же плохо, как маглорожденные Смертные Едоки!...
   - И они хотели бы, чтобы я там был, - сказал Гарри саркастически, стараясь пошутить, чтобы ссора между Роном и Гермионой не разгорелась вновь. - Мы были бы лучшими приятелями, если бы они не продолжали пробовать прикончить меня.
   Рон засмеялся, даже Гермиона сдержано улыбнулась. В этот момент к их столу подошла Джинни.
   - Привет, Гарри, я должна отдать тебе это.
   Она протянула ему свиток пергамент с надписью - Гарри, - написанной знакомым тонким подчерком.
   - Спасибо Джинни... О, это следующий урок от Дамблдора, - сказал Гарри Рону и Гермионе, распечатывая письмо и быстро читая. - Вечер понедельника! - он почувствовал себя внезапно легким и счастливым. - Джинни, не хочешь присоединиться, и пойти вместе с нами в Хогсмид?
   - Я иду с деканом - встретимся там, - сказала она, и помахала на прощанье рукой.
   Филч стоял у дубовых дверей главного входа, как обычно помечая фамилии учеников, у которых было разрешение на посещение Хогсмида. Сам процесс занял больше времени, чем обычно, так как Филч по три раза проверял каждого Датчиком Тайны*.
   - Неужели они думают, что мы вывозим контрабандой Темный материал? - спросил Рон, косясь на Датчик Тайны. - Конечно, вы еще должны и проверять, в чем мы вернемся назад?
   Его щека заработала несколько дополнительных ударов от Датчика, и, когда они вышли на улицу, он все еще вздрагивал, но теперь уже от ветра и снега с дождем.
   Прогулка в Хогсмид была довольно неприятной. Гарри закутал свой оцепеневший от холода и сырости подбородок в теплый шарф. Дорога к деревне была полна студентов, сгибающихся вдвое под порывами ветра. Не раз Гарри задавался вопросом - а не лучше ли было остаться в теплой Гостиной Гриффиндора? Когда они, наконец, достигли Хогсмида, и увидели, что Магазин Шуток Зонко полностью забит покупателями, Гарри принял эту новость, как подтверждение тому, что поездка не принесет обычного веселья. Рон указал на Honeydukes*, дверь которого была милостиво открыта, и Гарри с Гермионой, последовали за ним внутрь.
   - Слава Богу, - с благодарность произнес Рон, вдыхая теплый воздух, наполненный ароматом ирисок. - Давайте проведем здесь весь день!
   - Гарри, мой мальчик! - послышался все нарастающий голос позади них.
   - О, нет, - пробормотал Гарри. Одновременно повернувшись назад, друзья увидели профессора Слагхорна, на котором была одета огромная пушистая шляпа и пальто с пушистым воротником, в руках он держал огромную сумку, и занимал почти четверть всего магазина.
   - Гарри, ты пропустил несколько моих небольших ужинов, - сказал Слакгорн, радушно тыкая парня в грудь. - Это не должно продолжаться, мой мальчик, сегодня я намерен накормить вас. Мисс Грейнджер, вы же любите мои ужины, не правда ли?
   - Да, - сказала Гермиона беспомощно. - Они действительно...
   - И так, почему тебя так долго не было? - потребовал объяснений Слагхорн, совершенно не задумываясь о том, что обидел Гермиону. Последняя, кстати, пошла выбирать сладости.
   - У меня были тренировки по Квиддичу, профессор, - ответил Гарри, который действительно был занят каждый раз, когда к нему приходили, перевязанные фиолетовой ленточкой, приглашения от Слагхорна. This strategy meant that Ron was not left out, and they usually had a laugh with Ginny, imagining Hermione shut up with McLaggen and Zabini.
   - Я ожидаю, что вы выиграете ваше первое состязание. Ведь, в конце концов, вы так тяжело работаете! - сказал Слагхорн. - Но небольшой отдых никогда не вреден. Как на счет вечера понедельника? Вряд ли вы захотите тренироваться в такую погоду. (Слагхорн говорит о команде, поэтому здесь идет на - вы")
   - Я не могу, профессор, у меня... э... встреча с профессором Дамблдором тем же вечером.
   - Снова неудача! - драматично воскликнул Слагхорн. - Ах, ладно... Ты же не можешь уклониться от меня навсегда, Поттер!
   И, гордо, по-королевски, вскинув голову, он проковылял к выходу, вызвав отвращение на лице Рона, как если бы он был показом целой группы пауков.
   - Я не могу поверить, что вы так долго с ним разговаривали, - сказала Гермиона, тряхнув головой. - Они не то чтобы плохо, вы знаете... Они даже весьма забавны иногда... - Но тут она заметила выражение лица Рона. - О, что за взгляд, Рон? Я говорю о том, что в этом магазине есть роскошные сахарные иглы!
   Довольный, что Гермиона сменила тему, Гарри проявил намного больше интереса к новым экстра-большим сахарным иглам, чем обычно. Но Рон выглядел обиженным и подавленным, когда Гермиона спросила его, куда бы он хотел пойти дальше.
   - Пойдемте в - Три метлы, - предложил Гарри. - Там должно быть тепло.
   Они покрепче завязали шарфы на шеях и покинули магазин сладостей.
   Суровый ветер прошелся как ножом по согревшейся коже их лиц. Улица была пустынной; никто не задерживался, чтобы поболтать, все спешили по делам. Исключение составляли двое мужчин, стоявших впереди них на входе в паб - Три метлы. - Один был высоким и тонким; через его промытые дождем очки узнавалось косоглазие, и Гарри узнал в этом человеке бармена из соседнего паба - Кабанья Голова. - Как и Гарри, Рон с Гермионой подошли поближе; сразу же при их появлении бармен затянул плащ потуже и ушел, покинув второго мужчину, который возился с оружием. Они были буквально в полушаге от того человека, когда Гарри вдруг понял, кто это.
   - Мундугнус!
   Приземистый, кривоногий человек, с беспорядочно торчащими рыжими волосами, подскочил на месте и поспешил схватить свой древний чемодан, который оказался открытым, поэтому все содержимое, похожее на содержание лавки старьевщика, вывалилось на землю.
   - О, привет, Гарри, - сказал Мундугнус Флетчер. - Правильно, не позволяй мне терять бдительность...
   И он начал класть свои вещи обратно в чемодан с видом человека, горящего желанием поскорее уйти.
   - Вы это продаете? - спросил Гарри, наблюдая, как Мундугнус складывает неряшливо-потрепанные вещи в чемодан.
   - Ну, в общем, да, - нехотя произнес Мундугнус. - Дай мне это!
   Рон наклонился и подобрал что-то похожее на серебро.
   - Держите, - Рон протянул предмет. - Это похоже на...
   - Благодарю! - сказал Мундугнус, забирая предмет из рук Рона. - Я увижу вас всех... ПРЯЖКА!
   Гарри прижал Мундугнуса к стене паба. Держа его одной рукой, другой он навел на него палочку.
   - Гарри! - взвизгнула Гермиона.
   - Вы грач дома Синусов! - прорычал Гарри, почти касаясь носом Мундугнуса, и чувствуя неприятный запах старого табака и алкоголя. - И именно вы сделали так, чтобы семья Блэков увенчалась на этом!
   - Я... не... - прохрипел Мундугнус, становясь фиолетовым.
   - Что вы делали в ту ночь, когда он умер? - рычал Гарри.
   - Я... не...
   - Отдайте это мне!
   - Гарри, ты не должен! - завопила Гермиона, поскольку Мундугнус начал синеть.
   Гарри почувствовал, что его руки отлетели от горла Мундугнуса - это был удар. Задыхаясь, Мундугнус воспользовался моментом пока Гарри приходил в себя, и - БАМ-с! - он дезаппарировал.
   Гарри закричал во весь голос, вращаясь на месте, чтобы увидеть, куда Мундугнус ушел.
   - ВЕРНИТЕСЬ! ВЫ ВОР!...
   - Нет никакого смысла, Гарри, - произнес голос, и из неоткуда появилась Тонкс - с мышиного цвета волосами, покрытыми снегом. - Сейчас Мундугнус вероятно в Лондоне, не имеет смысла так вопить.
   - Он украл пряжку Сириуса! Он украл!
   - Да, но, тем не менее, - сказала Тонкс, как будто была совершенно не удивлена этой новостью, - вам лучше не стоять на холоде.
   Она проследила, как они вошли в - Три Метлы, - а сама осталась стоять на месте. Но Гарри не сдержался, и вновь завопил:
   - Он украл метку Сириуса!
   - Я знаю, Гарри, но, пожалуйста, не кричи, люди смотрят, - прошептала Гермиона. - Иди и сядь за столик, я принесу тебя попить.
   Гарри все еще кипятился, когда Гермиона вернулась к их столику несколько минут спустя, держа в руках три бутылки сливочного пива.
   - Разве Орден не может управлять Мундугнусом? - потребовал ответа Гарри, говоря разъяренным шепотом. - Они не могут по крайней мере остановить его?
   - Ш-ш-ш! - отчаянно зашипела Гермиона, озираясь по сторонам, чтобы удостовериться, что никто ничего не слышит; несколько колдунов, сидящих рядом, с интересом за ними наблюдали, и Забини, развалившись против столба, сидел недалеко. - Гарри, я не в себе! Я понимаю, он украл твои вещи, но...
   Гарри хлебнул немного сливочного пива; на мгновение он даже забыл про Гриммаунд-Плейс, дом 12.
   - Да, - это моя вещь! - сказал он. - Неудивительно, что он не был рад меня видеть! Ладно, я расскажу все Дамблдору, похоже, он и сейчас единственный, кого Мундугнус еще боится!
   - Хорошая идея! - прошептала Гермиона, радуясь, что Гарри успокаивается. - Эй, Рон, что с тобой?
   - Ничего, - сказал Рон, торопливо отводя глаза от бара с напитками. Но Гарри знал, что он пробовал попасться на глаза соблазнительной и привлекательной буфетчицы, мадам Розмерты*.
   - Я предполагаю, что это твое - ничего - сейчас раздает огненное виски, - сказала Гермиона язвительно.
   Рон проигнорировал насмешку, продолжая потягивать сливочное пиво так же беспечно, как если бы Гермиона ничего и не сказала. Гарри думал о Сириусе, и о том, как он ненавидел эти серебряные пряжки. Гермиона забарабанила пальцами по столу, ее глаза смотрели то на Рона, то на стойку. Гарри как раз допивал свое пиво, присматриваясь, осталось ли что в бутылке, когда Гермиона сказала: - Может, уже вернемся в школу?
   Оба парня кивнули; поездка в Хогсмид ни у кого не вызвала положительных эмоций, да и погода ухудшалась. Они надели плащи, повязали шарфы вокруг шей, надели перчатки, и последовали за Кэти Белл и ее подругой из паба на Главную улицу. Пока они тащились к Хогвартсу по замороженной слякоти, мысли Гарри вернулись к Джинни. Они не встретились, потому что Джинни вместе с деканом уютно уединились в магазине чая мадам Паддифот*, который часто посещают счастливый парочки. Нахмурившись, Гарри втянул шею, как бы прячась от наклонного снега, и продолжал идти.
   Некоторое время спустя Гарри вдруг осознал, что голоса Кэти и ее подруги, доносившиеся ему с порывами ветра, вдруг стали пронзительными и более громкими. Возможно, их крики оправдывала та вещь, которую Кэти держала в руке.
   - Ты ничего не понимаешь, Лин*, - услышал Гарри голос Кэти.
   Друзья повернули за угол в переулке, откуда слышался голос и где снег хлестал еще сильнее, и стекла Гарриных очков быстро залепились снегом. Когда он поднял руку, чтобы вытереть их, Лин пыталась забрать пакет, который держала Кэти; но Кэти потащила его назад, и пакет упал на землю.
   Сразу же Кэти поднялась в воздух, не так как Рон, комично повиснув вверх тормашками, а так, словно собиралась лететь. Но все же что-то было не так, присутствовало что-то жуткое... Ветер разметал ее волосы по лицу, но глаза были закрыты, а лицо ничего не выражало. Гарри, Рон, Гермиона и Лин остановились, с ужасом наблюдая.
   Поднявшись на высоту в шесть футов, Кэти издала ужасный крик. Ее глаза открылись, но независимо от того, могла ли она видеть или чувствовать, лицо ее выражало ужасные мучения. Она кричала и кричала; Лин тоже закричала, но, схватив подругу за лодыжки, попробовала опустить ее на землю. Гарри, Рон и Гермиона кинулись помогать Лин, но прежде чем они успели схватить Кэти за лодыжки, та рухнула на них; Гарри и Рон сумели поймать ее, но она так извивалась, что они едва сдерживали ее. Поэтому они догадались опустить ее на землю, где она прекратила извиваться, но очевидно была не способна признать, кого бы-то ни было.
   Гарри огляделся вокруг, но как назло переулок был пуст.
   - Стойте здесь! - прокричал он. - Я сбегаю за помощью.
   Он побежал к замку; вспомнив поведение Кэти, он осознал, что никогда не видел, чтобы кто-то вел себя также, поэтому он не мог понять, чем было вызвало подобное поведение. Он обогнул переулок, и вдруг столкнулся с чем-то большим, очень похожим на медведя, стоящего на задних ногах.
   - Хагрид! - воскликнул Гарри.
   - Гарри! - сказал Хагрид, в бровях и бороде которого, словно с ловушку, запутались снежинки, а на пальто были видны следы дождя. - Знаешь, закон не разрешает мне навещать Граупа, но...
   - Хагрид, кто-то навредил нам, или использовал проклятие, или еще что-то...
   - Что? - переспросил Хагрид, сразу стерев с лица добродушную улыбку, и стараясь сквозь гул ветра услышать, что говорит Гарри.
   - Кого-то прокляли! - проревел Гарри.
   - Прокляли? Кого? Рона, Гермиону?
   - Нет, не их. Прокляли Кэти Белл. Там...
   Вместе они побежали обратно к переулку. Уже через минуту они были на месте - небольшая группа людей обступила Кэти Белл, все еще извивающуюся и кричащую; Рон, Гермиона и Лин старались успокоить ее.
   - Что-то случилось с ней, - рыдала Лин. - Но я не знаю что...
   Хагрид посмотрел на нее в течение нескольких секунд, потом, ничего не сказав, наклонился, взял ее на руки, и понес к замку. Спустя минуту, пронзительные крики Кэти затихли, и единственный звуком был рев ветра.
   Гермиона поспешила к рыдающей Лин, и обняла ее за плечи.
   - Ты Лин, не так ли?
   Девочка кивнула.
   - Это случилось внезапно, или...
   - Это произошло, когда тот пакет порвался, - сказала Лин, указывая на уже полностью промокший пакет из оберточной бумаги, с дырой на боку, в которой блестело что-то зеленоватое. Рон наклонился и протянул руку, но Гарри перехватил его и помешал поднять пакет.
   - Не трогай это!
   Он присел на корточки. При близком рассмотрении он понял, что этим зеленоватым было зеленое опаловое ожерелье.
   - Я видел его раньше, - воскликнул Гарри, уставившись на вещь. - Его демонстрировали в Borgin и Burkes* давным-давно. На ярлыке было написано, что эта вещь проклята; должно быть, Кэти коснулась ее. - Он оглянулся назад и посмотрел на все еще вздрагивающую Лин. - Где Кэти взяла это?
   - Ну, как раз из-за этого мы и спорили. Понимаете, она вернулась из ванной комнаты в - Трех метлах, - держа этот пакет в руках, и сказала, что должна передать его одному человеку в Хогвартсе. Она выглядела такой счастливой, когда сказала это... о, нет, нет, я не держала пари, что она была под Imperiused, я не знала!
   Нижняя губа Лин предательски задрожала, и она вновь заплакала. Гермиона мягко погладила ее плечо, успокаивая.
   - Она не сказала, кто дал ей этот пакет?
   - Нет... она не сказала мне... я говорила ей, что она сделала глупость, согласившись донести это до замка, но она меня не слушала... а затем я попробовала выхватить пакет у нее... и... и...
   Лин отчаянно вскрикнула.
   - Нам лучше пойти в Хогвартс, - сказала Гермиона, продолжая успокаивать Лин. - Надо узнать, как Кэти. Пойдемте...
   Гарри заколебался на мгновение, но затем стянул с шеи шарф, игнорируя Рона, завернул ожерелье, и поднял его с земли.
   - Мы должны отвести ее к мадам Помфри, - сказал Гарри.
   Пока он шел по дороге за Гермионой и Лин, в его голове возникали неистовые мысли. Они только что подошли к замку, как он заговорил, не в силах больше сдерживать свои мысли в голове.
   - Малфой знал об этом ожерелье! Это было в Borgin и Burkes четыре года назад; я видел, что он положил глаз на это ожерелье, в то время как я скрывался от него и его отца. Как раз ожерелье он купил в тот день! Он запомнил его, и специально возвратился обратно, чтобы купить!
   - Я... я не знаю, Гарри - нерешительно пробормотал Рон. - Много людей приходят в Borgin и Burkes... и разве та девушка не сказала, что Кэти взяла пакет в ванной комнате?
   - Лин сказала, что Кэти появилась с пакетом из ванной комнаты, но ведь не обязательно же она получила его именно там...
   - Макгонагалл, - предостерегающе прошептал Рон.
   Гарри огляделся кругом. И вправду - сквозь снег он увидел профессора МакГонагалл, которая стремительно приближалась, чтобы встретить их.
   - Хагрид сказал, что вы четверо видели, что случилось с Кэти Белл - пройдемте ко мне в кабинет, пожалуйста. Что вы держите в руках, Поттер?
   - Это та вещь, к которой прикоснулась Кэти.
   - О, Господи! - воскликнула МакГонагалл встревожено, беря из рук Гарри ожерелье, замотанно в шарф. - Нет, нет, Филч, они со мной! - торопливо добавила она, видя школьного завхоза, горящего желанием ощупать каждого из ребят Датчиком Тайны. Возьмите это ожерелье, Филч, и передайте его Снейпу, только смотрите, не дотрагивайтесь до самого ожерелья, - лучше держите его завернутым в шарф.
   Гарри и его друзья вместе поднялись в кабинет профессора Макгонагалл. Забрызганные дождем и снегом окна сотрясались от порывов ветра, и в комнате было прохладно, не смотря на огонь, зажженный в камине. Макгонагалл закрыла дверь и обогнула стол, чтобы встать лицом к Гарри, Рону, Гермионе и все еще рыдающей Лин.
   - И так, - спросила она резко. - Что произошло?
   Запутанно, и со многими паузами тогда, когда она пыталась справиться с рыданиями, Лин рассказала профессору МакГонагалл, как Кэти пошла в ванную комнату в - Трех метлах - и вернулась оттуда со странным пакетом, как сказала, что это надо передать кому-то в Хогвартс, как они поспорили, и каким образом пакет оказался порванным. Дальше Лин не могла справиться с собой, и из нее нельзя было вытянуть ни слова.
   - Хорошо, - смягчилась профессор. - Пойдите в больничное крыло, Лин, и попросите мадам Помфри дать вам что-нибудь от удара.
   Когда девушка покинула помещение, профессор Макгонагалл вернулась к Гарри, Рону и Гермионе.
   - Что случилось, когда Кэти дотронулась до ожерелья?
   - Она поднялась в воздух, - сказал Гарри прежде, чем Рон или Гермиона успели что-то сказать. - А затем начала кричать, и упала на землю... Профессор, можно мне увидеть Дамблдора, пожалуйста?
   - Директор школы уехал до понедельника, Поттер, - ответила Макгонагалл, немного удивившись просьбе Гарри.
   - Уехал? - переспросил Гарри сердито.
   - Да, Поттер, уехал, - едко повторила Макгонагалл. - Но все, что хотели сказать директору об этом деле, вы можете сказать и мне, я уверена.
   Гарри колебался. Профессор МакГонагалл часто была хорошим другом Гарри, но Дамблдору он доверял больше. Но ведь его сейчас нет - а вопрос жизненно важный! Все же Гарри решил выложить Макгонагалл всю правду.
   - Я думаю, Драко Малфой дал Кэти ожерелье, профессор.
   Рон, стоявший справа от Гарри, тер нос, очевидно, пребывая в затруднении; Гермиона, стоявшая слева, отодвинулась немного от Гарри, как будто для того, чтобы им не было тесно.
   - Это серьезное обвинение, Поттер, - наконец сказала Макгонагалл. - У вас есть доказательства?
   - Нет, - ответил Гарри. - Но...
   И он рассказал ей о визите Малфоя к Borgin и Burkes и беседе, которую он подслушал между Малфоем и мистером Borgin.
   Когда Гарри выложил все, что знал, профессор Макгонагалл выглядела немного смущенной.
   - Малфой взял что-то у Borgin и Burkes, чтобы отремонтировать?
   - Нет, профессор! Он только спросил мистера Borgin как ремонтировать какую-то вещь, но так ее и не купил. Но это не так - вещь-то, для отвода глаз, ведь он купил кое-что другое в то же самое время, и я думаю, что это было ожерелье...
   - Вы видели, чтобы Малфой выходил из магазина с этим пакетом?
   - Нет, профессор, он сказал мистеру Borgin задержать эту вещь для него...
   - Но, Гарри, - прервала его Гермиона. - Мистер Borgin спросил, хочет ли Малфой купить эту вещь, и он сказал - нет. - ..
   - Потому что он не хотел этого касаться столь очевидно! - сказал Гарри сердито.
   - Что фактически означало: - как я буду нести это по улице! - закончила Гермиона.
   - Но он просто выглядел бы, что-то вроде prat* перенес ожерелье, - добавил Рон.
   - О, Рон! - воскликнула Гермиона в отчаянии. - Если бы ожерелье было обернуто, он не должен был бы его коснуться, и весьма легко мог скрыть его в плаще, чтобы уж точно никто ничего не заметил! Я думаю то, что он попросил придержать у Borgin и Burkes, было большим и шикарным, что-то, что он знал, привлекло бы внимание к нему, если бы он нес это по улице. И в любом случае, - Гермиона сделал упор на этих словах, видя, что Гарри хочет ее перебить, - я спрашивала мистера Borgin про ожерелье, разве вы не помните? Когда я вошла, чтобы попробовать узнать то, что Малфой просил задержать для него, эта вещь была там. И мистер Borgin сказал мне цену, значит, ожерелье не было продано или задержано...
   - Да ты действовала слишком очевидно, он понял это, и конечно не собирался тебе говорить это, - но так или иначе, Малфой мог прийти за ожерельем позже...
   - Достаточно! - грубо сказала профессор Макгонагалл, видя, что Гермиона открыла рот, чтобы отпарировать Гарри. - Поттер, я ценю вас за то, что вы мне все рассказали, но мы не можем положить вину на Малфоя просто потому, что он посещал магазин, где это ожерелье, возможно, было куплено. Да и...
   - Как раз это я и сказал, - пробормотал Рон.
   - ...и в любом случае, в этом году на Хогвартс наложены сильные меры безопасности. Я полагаю, что ожерелье не может попасть в школу без нашего ведома...
   - Но...
   - И что еще примечательней, - добавила Макгонагалл тоном, не терпящим возражений, - Малфоя сегодня не было в Хогсмиде.
   - Откуда вы знаете?!
   - Потому что он весь день был со мной. Он был не в состоянии сделать домашнюю работу, и я ему помогала. Так что поблагодарите за то, что вы высказываете свои подозрения мне, Поттер, - завершила образовавшийся спор Макгонагалл, торжественно прошествовав мимо них. - Сейчас мне надо пойти в больничное крыло, чтобы справиться о здоровье Кэти. Доброго вам дня.
   Она стояла у открытой двери, и у них не было никакого другого выхода, кроме как молча пройти мимо нее.
   Гарри был рассержен на друзей за то, что они присоединились к мнению профессора Макгонагалл; однако, он почувствовал себя вынужденным присоединиться к этому мнению сразу же после того, как они начали обсуждать услышанное.
   - И так, кто, по вашему мнению, мог дать Кэти ожерелье? - спросил Рон, пока они поднимались по лестнице в гостиную Грифииндора.
   - Кто же знает! - вздохнула Гермиона. - Но кем бы он ни был, ему крупно повезло, что он не дотронулся до содержимого пакета. Ведь тогда бы и он был проклят.
   - Скорей всего это предназначалось для многих людей, - предположил Гарри. - Например, Дамблдор - Смертельные Едоки хотели избавиться от него, и он может быть одной из главных целей! Или Слагхорн - ведь он примкнул к Дамблдору, а они никак не могут этому радоваться. Или...
   - Или ты, - сказала Гермиона, выглядя обеспокоенной.
   - Может, и нет, - возразил Гарри. - Или ты имеешь ввиду, что Кэти должна была в переулке отдать это мне? Я шел позади нее весь путь от - Трех Метел. - Имело намного больше смысла отдать пакет снаружи, у Хогвартса, ведь Филч осматривает каждого, кто входит и выходит. Интересно, почему Малфой сказал ей забрать пакет в замок?
   - Гарри, Малфоя не было в Хогсмиде! - стояла на своем Гермиона, от злости даже топнув ногой.
   - Тогда у него скорей всего был сообщник, - упорствовал Гарри. - Гребб и Гойл, например, или тот же самый Смертельный Едок, он имеет больше возможностей быть лучшим другом Малфоя, ведь они соединены...
   Рон и Гермиона обменялись взглядами, явно означавшими, что спорить с Гарри сейчас не имело никакого смысла.
   - Диллигроут* - твердо сказала пароль Гермиона, поскольку они достигли портрета Толстой Дамы.
   Портрет отъехал в сторону, чтобы пропустить их в гостиную, где было полно людей и пахло мокрой одеждой, - видно из Хогсмида все они вернулись рано из-за плохой погоды, и сейчас сушили промокшую одежду у камина. На них никто даже не обратил внимания, из чего можно было сделать вывод, что они еще ничего не знают про Кэти.
   - Это было не столь гладкое нападение, чем вы думаете, - сказал Рон, небрежно скинув первокурсника с одного из своих любимых кресел у камина, для того чтобы он мог сесть. - Проклятье даже не распространилось на замок. Нет ничего, что вы назвали бы ошибкоустойчивым.
   - Ты прав, - согласилась Гермиона, стаскивая Рона с кресла, и приглашая первокурсника вновь там расположиться. - Оно вообще не было продумано.
   - Но с каких пор Малфой является одним из всемирно известных мыслителей? - пошутил Гарри.
   Ни Рон, ни Гермиона не ответили ему.

<< Глава 11    Оглавление    Глава 13 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.