Глава 11 - Помощь Гермионы

   Как и предсказывала Гермиона, у шестикурсников не было времени на отдых, который ожидал Рон, но времени на подготовку огромного количества домашнего задания хватало. Не только они учились, как будто каждый день должны сдавать экзамены, теперь они больше изучали самостоятельно. Гарри едва мог понять половину того, что говорила профессор МакГонагал в эти дни; даже Гермионе пару раз приходилось просить ее повторить инструкции. Невероятно, но, к постепенно возрастающей обиде Гермионы, Зелья внезапно стали самым лучшим предметом Гарри благодаря Принцу-Полукровке.
   Беззвучная магия теперь ожидалась не только на Защите от Темных Искусств, но еще и на Чарах и Трансфигурации. Гарри часто видел одноклассников в гостиной или на обеде с фиолетовыми лицами, напряженных, как будто они переборщили с U-No-Poo; Но он знал, что они действительно стараются создавать заклинания без громкого произношения формулы. Перемещение в теплицы приносило облегчение; на уроках Гербологии они теперь работали с более опасными растениями, чем когда-либо, но им все еще позволяли громко жаловаться, что Ядовитое Щупальце неожиданно схватило их сзади.
   Одним из результатов их ненормальной загруженноти работой и неистовых часов практики беззвучной магии был тот, что Гарри, Рон и Гермиона не могли найти время, чтобы сходить навестить Хагрида. Он перестал есть за учительским столов, что было зловещим знаком, и при нескольких встречах в коридоре или вне замка он делал вид, что не замечает их и не слышит их приветствий.
   - Мы должны пойти и все объяснить, - сказала Гермиона в субботу за завтраком, глядя на пустой стул Хагрида за учительским столом.
   - У нас набор в команду по квиддичу этим утром, - сказал Рон. - И мы собирались попрактиковаться в заклинании Aguamenti (Ague - лихорадка, Mental - ум. Что-то вроде Умственной лихорадки) у Флитвика. В любом случае, объяснить что? Как мы собираемся сказать ему, что ненавидим его глупый предмет?
   - Мы не ненавидим его! - сказала Гермиона.
   - Говори за себя, я не забыл червяков, - мрачно сказал Рон. - и я скажу тебе, мы с трудом избежали опасности. Ты не слышала, что он собирается со своим тупым братом - нам бы пришлось учить Граупа завязывать шнурки, если бы мы остались.
   - Мне не нравится, что он с нами не разговаривает, - сказала расстроенная Гермиона.
   - Мы пойдем после квиддича, - заверил ее Гарри. Он тоже скучал по Хагриду, хотя, как и Рон, считал, что им лучше живется без Граупа. - Но пробы могут занять все утро из-за такого количества желающих, - он внезапно занервничал перед лицом первой трудности капитанства. -Не знаю, почему вдруг команда стала пользоваться такой популярностью.
   - О, перестань, Гарри, - сказала Гермиона, внезапно раздражаясь. - Это не квиддич популярен, это ты! Ты никогда не был таким интересным и открытым, ты никогда не был более желанен.
   Рон подавился большим куском копченой рыбы. Гермиона послала ему пренебрежительный взгляд перед тем, как снова повернулась к Гарри.
   - Все теперь знают, что ты говорил правду, так? Всему волшебному миру пришлось признать, что ты был прав насчет возвращения Волдеморта и что ты дважды сражался с ним в предыдущие два года и оба раза сумел скрыться. И теперь они называют тебя Избранным... ну, перестань, разве ты не видишь, почему люди тобой очарованы:
   Гарри вдруг обнаружил, что в Большом зале очень жарко, несмотря на пасмурный потолок.
   - И ты прошел через все гонения со стороны Министерства, когда они пытались выставить тебя ненормальным и лжецом. На твоей ладони все еще видны следы наказания этой дьявольской женщины, когда ы писал собственной кровью, но ты все равно настаивал на своем... - У меня все еще видны следы тех мозгов из Министерства, смотри, - сказал Рон, закатывая рукава.
   - И это еще не обращая внимания на то, что ты вырос за лето больше, чем на фут, - закончила Гермиона, игнорируя Рона.
   - Я высокий, - неуместно сказал Рон.
   Прибыли почтовые совы, пикируя через залитые дождем окна, забрызгав всех водой. Многие сейчас получали больше почты, чем обычно; волнующиеся родители нуждались в вестях от своих детей, а также успокаивали их, что дома все нормально. Гарри не получал почты с начала учебного года; единственный, с кем он переписывался,был мертв, он надеялся, что ему может изредка писать Люпин, но был разочарован. Поэтому он был очень удивлен, увидев белоснежную Хедвиг, двигающубся среди коричневых и серых сов. Она приземлилась напротив него, принеся большой квадратный пакет, такой же пакет приземлился рядом с Роном, принесенный его крошечной утомленной совой, Сычом.
   - Ха! - сказал Гарри, отвязывая посылку, в которой обнаружился новый учебник, - Продвинутое Зельеварение, - прямо из Флориш и Блоттс.
   - О, хорошо, - радостно сказала Гермиона. - Теперь ты можешь вернуть ту разрисованную книгу.
   - Ты с ума сошла? - сказал Гарри. - Я оставлю ее! Смотри, я над этим думал...
   Он вытащил старую книгу по Продвинутому Зельеварению из сумки, постучал по ее обложке палочкой, пробормотав: - Dijjindo!. - Обложка отвалилась. То же самое он проделал с новой книгой (Гермиона выглядела возмущенной). Потом он поменял обложки и постучал по каждой, проговорив: - Reparo!
   Получилось, что книга Принца была замаскирована под новую, а новая книга выглядела подержаной.
   - Я верну Слизнерогу новую книгу, он не может жаловаться, она стоит девять Галлеонов.
   Гермиона поджала губы, посмотрела на него зло и неодобрительно, но отвлеклась на третью сову, приземлившуюся рядом с ней и принесшую Ежедневный Пророк. Она быстро его отвязала и просмотрела первую страницу.
   - Никто из наших знакомых не погиб? - спросил Рон нетерпеливым срывающимся голосом; он задавал этот вопрос Гермионе каждый раз, когда она получала газету.
   - Нет, но произошло еще одно нападение дементоров, - ответила Гермиона. - И арест.
   - Превосходно, кого? - спросил Гарри, думая о Беллатрикс Лестрейндж.
   - Стэн Шанпайк, - сказала Гермиона.
   - Что? - сказал Гарри, вздрагивая.
   - Стэн Шанпайк, кондуктор популярного у волшебников транспортного средства Ночной рыцарь, арестован по подозрению в деятельности Пожирателей. Мистер Шанпайк, 21 год, был задержан прошлой ночью после набега на его дом в Клэпхеме...
   - Он мог быть под заклятьем Империус, - предположил Рон. - Это сложно обнаружить.
   - Не похоже на это, - сказала Гермион, все еще читающая статью. - Здесь сказано, он был арестован после того, как рассказывал в пабе о секретных планах Пожирателей, - она посмотрела на них с тревогой на лице. - Если бы он был под заклятьем Империус, он вряд ли бы рассказывал об этих планах, верно?
   - Это выглядит, как будто он старался показать, что знает больше, чем на самом деле, - сказал Рон. - Это не он заявлял о своих правах на пост Министра Магии, когда пытался с вейлой?
   - Да, это он, - ответил Гарри. - Я не знаю, зачем они разыгрывают, что воспринимают Стэна серьезно.
   - Возможно, они хотели выглядеть так, будто чем-то занимаются, - сказал Гармиона, нахмурясь. - Люди напуганы, ты знаешь, что родители близняшек Патил хотят забрать их домой? А Элоизу Миджен уже забрали, за ней вчера заехал отец.
   - Что? - воскликнул Рон, изумленно взглянув на Гермиону. - Но в Хогвартсе безопаснее, чем у них дома! Здесь ауроры, и много дополнительных защитных заклинаний, и тут Дамблдор!
   - Не думаю, что он тут постоянно находится, - тихо сказала Гермиона, мельком взглянув поверх газеты на учительский стол. - Вы не заметили? Его место пустовало на этой неделе так же часто, как и место Хагрида.
   Гарри и Рон посмотрели на учительский стол. Стул директора в самом деле пустовал. Теперь Гарри понял, что не видел Дамблдора со времени последнего личного занятия неделю назад.
   - Я думаю, он покинул школу по интересам Ордена, - тихо сказала Гермиона. - Я имею в виду... это все выглядит серьезно, так ведь?
   Гарри с Роном не ответили, но Гарри знал, что все они подумали об одном и том же. За день до этого произошел ужасный инцидент, когда Ханну Аббот вызвали с урока Гербологии, чтобы сообщить, что ее мать найдена мертвой. С тех пор они еще не видели Ханну.
   Когда они вышли из-за Гриффиндорского стола пятью минутами позже и направились к Квиддичному полю, они прошли мимо Лаванды Браун и Парвати Патил. Вспомнив, что сказала Гермиона о родителях близняшек Патил, собирающихся их забрать из Хогвартса, Гарри не был удивлен увидеть двух лучших подруг, сидящих с несчастным видом шепчущимися. Удивительным было то, что когда Рон прошел мимо них, Парвати внезапно толкнула Лаванду, которая оглянулась и, увидев Рона, широко ему улыбнулась. Рон удивился этому, но все же нерешительно улыбнулся в ответ. Его походка сразу стала напыщенной. Гарри подавил смех, вспомнив, что Рон удержался от смеха, когда Малфой сломал Гарри нос; Гермиона выглядела холодной и далекой на всем пути к стадиону через холодный туманный мелкий дождик и ушла искать себе место на трибунах, не пожелав Рону удачи.
   Как и ожидал Гарри, пробы заняли почти все утро. Кажется, пришла половина Гриффиндора, от первокурсников, нервно сжимающих ужасно старые школьные метлы, до семикурсников, возвышающихся над остальными, выглядящие спокойно и устрашающе. Среди последних был крупный парень с похожими на проволоку волосами, которого Гарри видел в Хогвартс Экспрессе.
   - Мы встречлись в поезде, в купе старого Слизня, - уверенно сказал он, выступая из толпы, чтобы пожать Гарри руку. - Кормак МакЛаген, защитник.
   - Ты не пробовался в прошлом году? - спросил Гарри, прикидывая ширину размаха рук МакЛагена и думая, что он мог закрыть все три кольца, даже не двигаясь.
   - Я был в больничном крыле, когда проводился отбор, - как-то хвастливо сказал МакЛаген. - Съел фунт яиц докси на спор.
   - Ясно, - сказал Гарри. - Ну... если ты подождешь там... - он указал на край поля, близко к месту, где сидела Гермиона. Ему показалось, что на лице МакЛагена отразилась досада и догадался, что МакЛаген рассчитывал на особое обращение, потому что они оба были любимчиками старого Слизня. Гарри решил начать с легкого теста, попросив всех кандидатов в команду разбиться на группы по десять человек и один раз облететь вокруг поля. Это было правильное решение: первая десятка состояла из первокурсников, и было очевидно, что они еле удерживались на метле. Только один мальчик умудрился продержаться над землей больше, чем несколько секунд, и он был так удивлен, что сразу же врезался в кольцо.
   Вторая группа состояла из десяти самых глупых девочек из всех, кого Гарри когда-либо видел, которые, когда он дунул в свисток, буквально упали от смеха, схватившись друг за друга. Ромилда Вейн была среди них. Когда он сказал им покинуть поле, они весело прошли на трибуны.
   Третья группа проделала полкруга вокруг поля. Почти все из четвертой группы пришли без метел. В пятой группе были Хаффлпаффцы.
   - Если здесь есть еще кто-нибудь не из Гриффиндора, - проорал Гарри, начавший серьезно злиться, - уходите прямо сейчас!
   После двух часов, наполненных обидами, несколькими вспышками раздражения, одна из которых была вызвана поломкой Кометы-два-шестьдесят, и несколькими выбитыми зубами, Гарри нашел трех Охотников: Кэти Белл, вернувшаяся в команду после превосходной пробы; новенькой в команде Демелзы Робинз, которая особенно хорошо уворачивалась от бладжеров; и Джинни Уизли, которая отлично летала на всех проверках и забила семнадцать голов. Он был доволен своим выбором, но Гарри докричался на кандидатов до хрипоты, а с ним все еще спорили несогласные с его выбором Отбивал.
   - Это мое окончательное решение, и если ты не уступишь место Защитникам, я тебя заколдую! - прорычал он.
   Ни один из выбранных Отбивал не был так же хорош, как Фред и Джордж, но он все-таки оставил их: Джимми Пикс, невысокий, но широкоплечий третьекурсник, который умудрился to raise a lump the size of an egg on the back of Harry"s head с беспощадным ударом Бладжера, и Ричи Кут, который выглядел худым, но при этом отлично попадал в цель. Теперь они присоединились к Кэти, Демелзе и Джинни на трибунах, чтобы посмотреть отбор оставшихся членов команды.
   Гарри сознательно оставил пробы Защитников на самый конец, надеясь на пустой стадион и меньшее давление со стороны. К сожалению, все отсеянные игроки присоединились к наблюдателям на трибунах, так что толпа даже увеличилась. Когда каждый Защитник взлетал к кольцам, толпа наполовину ревела, наполовину насмехалась. Гарри мельком взглянул на Рона, у которого всегда были проблемы с нервами; Гарри надеялся, что победа в финальном матче в прошлом году излечила это, но похоже, что нет: Рон был приятного зеленого оттенка.
   Ни один из первых пяти претендентов не отбил больше двух мячей. К разочарованию Гарри, Кормак МакЛаген отбил четыре мяча из пяти. На последнем мяче он полетел в совершенно неверном направлении; толпа засмеялась и засвистела, а МакЛаген приземлился, скрежеща зубами.
   Рон был готов потерять сознание, как только он уселся на свой Чистомет-одиннадцать.
   - Удачи! - прокричал голос с трибуны.
   Гарри оглянулся, ожидая увидеть Гермиону, но это была Лаванда Браун. Он бы с удовольствием спрятал лицо за руками, как сделала она секундой позже, но, как Капитан, он обязан был проявлять больше выдержки, так что он повернулся посмотреть на попытку Рона.
   Однако он зря волновался: Рон отбил первый, второй, третий, четвертый и пятый мячи подряд. Удовлетворенный, он, с трудом скрывая радость, повернулся к МакЛагену, чтобы сообщить ему, что, к сожалению, Рон победил его, но обнаружил красное лицо МакЛагена в дюймах от своего. Он быстро отступил.
   - Его сестра била не по-настоящему, - угрожающе сказал МакЛаген. На его виске так же пульсировала вена, как часто и у дяди Вернона. - Она ему поддавалась.
   - Чушь, - холодно ответил Гарри. - Один гол он чуть не пропустил.
   МакЛаген подошел поближе к Гарри, который настаивал на своем.
   - Дай мне еще одну попытку.
   - Нет, - ответил Гарри. - У тебя была попытка. Ты отбил четыре, а Рон - пять. Рон - Защитник, он честно и справедливо победил. Уйди с дороги.
   Гарри развернулся и увидел свою новую команду, радостно ему улыбающуюся.
   - Отлично, - прохрипел он. - Ты действительно здорово летал...
   - Ты был великолепен, Рон!
   На этот раз это действительно была Гермиона, бегущая прямо к ним от трибун; Гарри увидел Лаванду, уходящую с поля, держась за руки с Парвати, у нее было очень недовольное лицо. Рон, очень довольный собой, даже кажущийся еще выше, улыбнулся команде и Гермионе.
   После того, как они договорились устроить их первую тренировку в следующую субботу Гарри, Рон и Гермиона попрощались с остальными членами команды и направились к Хагриду. Теперь бледное солнце пыталось пробиться сквозь облака, а дождь, наконец, прекратился; он надеялся перекусить у Хагрида.
   - Я думал, что я пропущу четвертый мяч, - радостно сказал Рон. - Хитрый удар от Демелзы, вы видели, слегка крученый...
   - Да, да, ты был великолепен, - сказала Гермиона с радостным видом.
   - В любом случае я был лучше МакЛагена, - сказал Рон очень довольным голосом. - Вы видели, как он неуклюже полетел в неверном направлении на пятом мяче? Как будто его кто-то оглушил...
   К удивлению Гарри, Гермиона густо покраснела от этих слов. Рон ничего не заметил; он был слишком занят описыванием каждого из его бросков с мельчайшими подробностями.
   Великолепный серый гиппогриф, Клювокрыл, был привязан напротив хижины Хагрида. Он щелкнул при их приближении своим бритвенно-острым клювом и повернул к ним свою большую голову.
   - О господи, - нервно сказала Гермиона. - Он все еще немного устрашающий, не так ли?
   - О, перестань, ты же на нем летала! - сказал Рон. Гарри вышел вперед и низко поклонился гиппогрифу, не отрывая от него взгляда и не моргая. Через несколько секунд Клювокрыл тоже поклонился.
   - Как ты? - спросил его Гарри тихо, подойдя к нему поближе, чтобы погладить его оперенную голову. - Скучаешь по нему? Но ведь тебе хорошо здесь с Хагридом, верно?
   - Ой! - сказал громкий голос.
   Хагрид вышел из-за угла своей хижины, одетый в цветистый фартук, неся мешок картошки. Его ненормально громадная собака, Клык, был с ним; Клык громко залаял и побежал к ним.
   - Отойдить от него! Он откусит вам пальцы, о, эт вы.
   Клык подпрыгнул к Рону и Гермионе, пытаясь облизать их уши. Хагрид стоял и смотрел на них где-то с секунду, а затем развернулся и шагнул в свою хижину, захлопнув за собой дверь.
   - О боже! - сказала Гермиона, выглядевшая так, будто ее ударили.
   - Не беспокойся, - уверенно сказал Гарри. Он подошел к двери и громко постучал. - Хагрид! Открой, мы хотим с тобой поговорить!
   Ответа не было.
   - Если ты не откроешь дверь, мы ее взломаем! - сказал Гарри, вытаскивая палочку.
   - Гарри! - шокированно воскликнула Гермиона. - Ты не можешь...
   - Нет, я могу! - сказал Гарри. - Отойдите...
   Но до того, как он успел еще что-то сказать, дверь снова открылась, на что и рассчитывал Гарри, и за ней стоял Хагрид, сердито смотревший на него и выглядящий устрашающе, несмотря на цветистый фартук.
   - Я учитель! - проревел он. - Учитель, Поттер! Как ты смеешь угрожать сломать мою дверь!
   - Извините, сэр, - сказал Гарри, подчеркивая последнее слово, как только спрятал свою волшебную палочку в мантии.
   Хагрид выглядел оглушенным.
   - С каких пор ты зовешь меня - сэр”?
   - С каких пор ты зовешь меня - Поттер”?
   - О, очень умно, - пожаловался Хагрид. - Чень забавна. Ты меня перехитрил, верна? Ну ладна, заходите уж, неблагодарные малыши...
   Мрачно ворча, он отступил, позволяя им войти. Гермиона со слегка испуганным видом быстро вошла за Гарри.
   - Ну? - сердито спросил Хагрид, как только Гарри, Рон и Гермиона уселись вокруг большого деревянного стола; Клык емедленно положил голову Гарри на колено, залив его мантию слюной. - Что это? Чувство жалости ко мне? Считаете, я одинок?
   - Нет, - сразу же ответил Гарри. - Мы хотели тебя увидеть.
   - Мы по тебе скучаем! - робко сказала Гермиона.
   - Скучаете по мне? Правда? - фыркнул Хагрид. - Да. Канечна.
   Он, топнув развернулся, чтобы заварить чай в огромном медном чайнике, что-то бормоча. Наконец он со стуком поставил напротив них три чашки размером с ведро с красновато-коричневым чаем и тарелку каменного печенья. Гарри был настолько голоден, что готов был есть даже стряпню Хагрида, так что он сразу взял одно.
   - Хагрид, - неуверенно начала Гермиона, когда он сел за стол и начал ожесточенно чистить картошку так, будто каждый клубень был его заклятым врагом, - мы действительно хотели посещать Уход за Магическими Существами, ты же знаешь, - Хагрид громко фыркнул. Гарри вдруг подумал, что в картошке было несколько привидений и порадовался про себя, что они не остаются на обед.
   - Мы хотели! - сказала Гермиона. - Но никто из нас не смог вставить его в свое расписание!
   Да. Канечна. - повторил Хагрид.
   Раздался хлюпающий звук, и все оглянулись; Гермиона завизжала, а Рон выскочил из-за стола и торопливо обошел его, отойдя от огромного бочонка, стоящего в углу, который они только что заметили. Он был наполнен чем-то, выглядящим как длиннолапые личинки, слизистые, белые, шевелящиеся.
   - Что это, Хагрид? - спросил Гарри, стараясь выглядеть заинтересованным, а не чувствующим отвращение, возвращая на место каменное печенье.
   - Проста гигантские личинки, - сказал Хагрид.
   - И они вырастут в...? - сказал Рон, предчувствуя беду.
   - Они ни во что не вырастут, - ответил Хагрид. - Я купил их, чтобы кармить Арагога.
   И он вдруг разрыдался.
   - Хагрид! - воскликнула Гермиона, выскочила из-за стола, пошла вокруг него длинным путем, опасаясь бочки с личинками, и положила руку ему на плечо. - Что случилось?
   - Это... он... - глотая слезы, проговорил Хагрид, из его похожих на черных жуков глах ручьем текли слезы, он вытер лицо фартуко. - Это... Арагог... я думаю, он умирает... он болел все лето, и ему не становится лучше... Я не знаю, что буду делать, если он... если он... мы были вместе так долга...
   Гермиона похлопала Хагрида по плечу, совсем не зная, что сказать. Гарри знал, что она чувствовала. Он знал, что Хагрид воспринимал злобного детеныша дракона, как плюшевого мишку, видел, как он напевал колыбельные гигантским скорпионам с присосками и жалом, пытался урезонить своего жестокого сводного брата-гиганта, но это был, наверное, самый необъяснимый монстр из всех: гигансткий разговаривающий паук, Арагог, который живет глубоко в Запретном Лесу и о ткоторого они с Роном едва сбежали четыре года назад.
   - Есть что-нибудь... есть что-нибудь, что мы можем сделать? - спросила Гермиона, игнорируя неистовые гримасы Рона, качающего головой.
   - Не думаю, Гермиона, - вздохнул Хагрид, пытаясь сдержать поток слез. - Видите ли, все его племя... семья Арагога... они сейчас резвятся, пользуясь его болезнью... немного своенравные...
   - Да, я думаю, мы видели эту их черту, - вполголоса сказал Рон.
   - Я считаю, что сейчас небезопасно ходить рядом с колонией кому-нибудь кроме меня, - закончил Хагрид, громко сморкаясь в фартук, и поднял глаза. - Но спасиба за предложенье, ермиона... Это много значит...
   После этого атмосфера значительно смягчилась, несмотря на то, что ни Гарри, ни Рон не скрывали своего нежелания идти кормить гигантскими личинками смертоносного громадного паука, Хагрид, кажется, считал это само собой разумеющимся, что они с радостью бы это сделали, так что он стал самим собой.
   - Э, я всегда знал, что вам сложно будет найти место для моих уроков в своих расписаниях, - хрипло сказал он, наливая им еще чая. - Даже если бы вы попросили Хроновороты...
   - Мы не могли их просить, - сказала Гермиона. - Мы разбили весь запас Министерских Хроноворотов этим летом. Это было написано в Ежедневном Пророке.
   - А, и правда, - сказал Хагрид. - Тогда точно не было возможности... Извините, вы знаете, я беспокоился об Арагоге... и я подумал, что если бы профессор Грабли-Планк учила вас...
   Тут все трое начали уверять, кривя душой, что профессор Грабли-Планк, которая замещала Хагрида несколько раз, - ужасный учитель, так что к сумеркам, когда Хагрид попрощался с ними, он выглядел вполне бодро.
   - Я умираю от голода, - сказал Гарри сразу же после того, как за ними закрылась дверь, и они поспешили через темный пустынный двор замка; он положил каменное печенье после того, как его задние зубы зловеще захрустели. - И у меня еще наказание со Снейопм вечером, у меня не очень много времени на ужин...
   Войдя в замок, они заметили Кормака МакЛагена, входящего в Большой Зал. Он прошел в дверь со второй попытки; на первой он ударился об косяк. Рон только злорадно расхохотался и вошел в Зал за ним, а Гарри поймал Гермиону за руку и задержал ее.
   - Что? - спросила Гермиона, сопротивляясь
   - Если хочешь знать, - тихо сказал Гарри, - утром МакЛаген выглядел, как будто его Оглушили. И он стоял как раз напротив твоего места на трибунах.
   Гермиона покраснела.
   - О, ну ладно, я это слелала, - прошептала она. - Но ты бы слышал, что он говорил о Джинни и Роне! В любом случае, у него ужасный характер, ты видел, как он отреагировал, когда ты его не взял - ты ведь не хотел бы видеть таких людей в команде?
   - Нет, - сказал Гарри. - Нет, я думаю, это правда. Но не было ли это нечестным, Гермиона? Я имею в виду, ты же староста, верно?
   - О, будь спокоен, - холодно ответила она и ухмыльнулась.
   - Что это вы тут делаете? - спросил Рон, вернувшийся из Большого Зала и смотрящий на низ подозрительно.
   - Ничего, - хором ответили Гарри и Гермиона и поторопились за Роном. От запаха ростбифа у Гарри заурчало в животе, но они едва успели сделать три шага к Гриффиндорскому столу, когда перед ними появился профессор Слагхорн, загораживая дорогу.
   - Гарри, Гарри, как раз тот, кого я наделся увидеть! - радушно прокричал он, закручивая кончики своих моржовьих усов и хлопая себя по животу. - Я надеялся поймать тебя до ужина! Что ты скажешь на небольшой ужин у меня в комнате вместо этого? У нас небольшая вечеринка, просто несколько восходящих звезд, придут МакЛаген и Цабини, очаровательная Мелинда Боббин - не знаю, знаком ли ты с ней. Ее семья владеет сетью аптек - и, конечно, я очень надеюсь, что мисс Грейнджер окажет мне любезность и тоже придет.
   Слагхорн слегка поклонился Гермионе, закончив говорить. Он вел себя так, будто Рона здесь не было, Слагхорн даже не взглянул на него.
   - Я не могу прийти, профессор, - сразу же ответил Гарри. - У меня наказание с профессором Снейпом.
   - О боже! - сказал Слагхорн в притворном ужасе. - Дорогой, дорогой, я рассчитывал на тебя, Гарри! Ну, я просто поговорю с Северусом и объясню ему ситуацию. Я уверен, что смогу убедить его отложить твое наказание. Да, до встречи вечером! - и он быстро ушел из Большого Зала.
   - У него нет шансов убедить Снейпа, - сказал Гарр, как только слагхорн достаточно далеко отошел от них. - Это наказание уже один раз переносили; Снейп сделал это для Дамблдора, но он не станет делать это для кого-то ругого.
   - О, я надеюсь, ты сможешь пойти, я не хочу идти одна! - взволнованно сказала Гермиона; Гарри знал, что она сейчас думала о МакЛагене.
   - Сомневаюсь, что ты будешь одна, Джинни наверняка тоже приглашена, - холодно сказал Рон, которому вряд ли было приятно, что Слагхорн его проигнорировал.
   После обеда они вернулись в башню Гриффиндора. В гостиной было много народа, так как многие люди уже вернулись с обеда, но они умудрились найти свободный стол и уселись за него; Рон, пребывавший в плохом настроении после их встречи со Слагхорном, скрестил руки и нахмурился, глядя в потолок. Гермиона взяла Вечерний Пророк, который кто-то бросил на кресле.
   - Что-нибудь новое? - спросил Гарри.
   - Нет очень... - Гермиона открыла газету и просмотрела ее. - О, смотри, твой папа тут, Рон - он в порядке! - быстро добавила она, когда Рон с бескойством огляделся. - Тут просто сказано, что он посетил дом Малфоев. - Второй визит не дал никаких результатов. Артур Уизли из Отдела обнаружения и конфискации фальсифицированных защитных заклинаний и защитных объектов сказал, что его команда действовала по конфиденциальному предупреждению.
   - Да, моему! - сказал Гарри. - Я сказал ему на Кингс-Кросс о Малфое и той вещи, которую он оставил на сохранение у Борджина! Ну, если это не у него дома, он должен был привезти, что бы это ни было, в Хогвартс с собой...
   - Но как бы он это сделал? - сказала Гермиона, опуская газету с удивленным видом. - Нас же всех обыскали по прибытии!
   - Правда? - сказал Гарри, откидываясь назад. - Меня не обыскивали!
   - Ах, да, конечно, тебя не обыскивали, я забыла, что ты опоздал... Ну, Филч обыскал нас с Детектором Секрета, когда мы вошли в вестибюль. Любой Темный объект был бы найден, я знаю, что у Крэбба забрали засушенную голову. Так что, как видишь, Малфой не мог привезти что-то опасное!
   Сбитый с толку, Гарри немного понаблюдал, как Джинни Уизли играет с Арнольдом, Карликовой Пуховкой, пока не нашел, что возразить.
   - Значит, кто-то прислал ему это с совой, - сказал он. - Его мать или еще кто-нибудь.
   - Всех сов тоже проверяют, - сказала Гермиона. - Филч сказал нам это после того, как потыкал Детектором Секрета везде, где смог достать.
   На этот раз действительно озадаченный, Гарри не нашел, что сказать. Казалось, у Малфоя не было возможности привезти в школу что-либо опасное. Он с надеждой посмотрел на Рона, который все еще сидел со скрещенными руками и смотрел ни Лаванду Браун.
   - Ты не видишь никаких способов, какими Малфой...?
   - О, брось это, Гарри, - сказал Рон.
   - Слушай, я не виноват, что Слагхорн пригласил нас с Гермионой но свою дурацкую вечеринку, знаешь, никто из нас не хочет туда идти! - взорвался Гарри.
   - Отлично, меня не приглашают ни на какие вечеринки, - сказал Рон, поднимась, - думаю, я лучше пойду спать.
   Он протопал к двери в спальни мальчиков, оставив Гарри и Гермиону, смотрящих ему вслед.
   - Гарри? - обратилась к нему новая Охотница, Демелза Робинс, внезано появившаяся у его плеча. - У меня для тебя сообщение.
   - От профессора Слагхорна? - с надеждой спросил Гарри.
   - Нет... от профессора Снейпа, - ответила Демелза. Сердце Гарри упало. - Он сказал, что тебе придется прийти к нему в кабинет сегодня в полдевятого на наказание... э... неважно, на сколько вечеринок ты приглашен. И он хочет, чтоб ты знал, что ты будешь сортировать протухших флоббер-червей от хороших, они нужны для Зельеварения и... он сказал, что нет необходимости приносить защитные перчатки.
   - Хорошо, - мрачно сказал Гарри. - Спасибо, Демелза.

<< Глава 10    Оглавление    Глава 12 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.