Глава 9 - Принц-Полукровка

   Гарри и Рон встретили Гермиону в комнате отдыха перед завтраком следующим утром. Надеясь хоть на какую-то поддержку в его теории, Гарри только потерял время, рассказывая Гермионе что он подслушал, ЧТО Малфой говорил в Хогвартс Экспрессе.
   - Но это же очевидно, что он выпендривался перед Паркинсон, не так ли? - быстро вставил замечание Рон, прежде чем Гермиона успела что-то сказать.
   - Ну, - неопределенно сказала она, - я не знаю... Это похоже на Малфоя, казаться более важным, чем он есть на самом деле -..., но это - слишком большая ложь, чтобы говорить...
   - Именно, - сказал Гарри, но он не мог продолжать потому, что очень много людей пытались подслушать их разговор, не говоря уже о том, чтобы уставиться на него и шептаться позади них.
   - Сплетничать - некрасиво, - Рон огрызнулся на особенно крохотного мальчика-первокурсника, когда они присоединились к очереди, чтобы выйти из портретной дыры. Мальчик, который за спиной Гарри бормотал кое-что о нем своему другу, сразу покраснел и в тревоге скрылся. Рон захихикал. - Мне нравится быть шестикурсником. И в этом году у нас будет свободное время, когда мы сможем просто сидеть здесь и расслабляться.
   - Мы будем использовать это время для учебы, Рон! - сказала Гермиона, когда они вышли в коридор.
   - Да, но не сегодня, - сказал Рон. - Сегодня я рассчитываю как следует поваляться в кровати.
   - Стой! - воскликнула Гермиона, выбрасывая руку и останавливая пробегавшего мимо четверокурсника, который пытался спрятать от нее светло-зеленый диск, зажатый в его руке. - Летающие Тарелки Фанджед запрещены, передайте это мне, - серьезно сказала она. Мальчик нахмурился, и передал рычащую Летающую Тарелку, пролез под ее рукой, и побежал за своими друзьями. Рон подождал, пока он исчезнет из вида, а затем отобрал у Гермионы Летающую Тарелку.
   - Класс, я всегда хотел иметь такую.
   Протест Гермионы потонул в громком хихиканье; Лаванда Браун, очевидно, нашла замечание Рона очень забавным. Она продолжала смеяться, когда проходила мимо них, и оглянулась на Рона через плечо. Рон выглядел весьма довольным собой.
   Потолок Большого Зала был ясно-голубым и покрытым тонкими облаками, точно таким же, как и небо, видимое через высокие окна. В то время как они ели овсянку и яйца с беконом, Гарри и Рон рассказали Гермионе об их беседе с Хагридом предыдущим вечером.
   - Но не может же он действительно думать, что мы бы хотели продолжить Уход За Магическими Существами! - воскликнула она, выглядя обеспокоенной. - Я имею ввиду, когда хоть один из нас выражал... мммм... энтузиазм к этому?
   - Есть одно - но, - сказал Рон, проглатывая всю яичницу - глазунью. - Мы были теми, кто максимально прикладывал усилие на уроках, потому что мы любим Хагрида. Но он думает, что мы любили его глупый предмет. Вы рассчитываете продолжать УЗМС на Ж.А.Б.А.?
   Ни Гарри, ни Гермиона не ответили ему; не было никакой потребности в этом. Они очень хорошо знали, что никто с из курса не захочет продолжить Уход За Магическими Существами. Они избегали взгляда Хагрида и без энтузиазма вернулись на радостную волну, только после того, как он оставил преподавательский стол десять минут спустя.
   После того, как они поели, они остались на своих местах, ожидая пока профессор Макгонагалл выйдет из-за преподавательского стола. Составление расписания класса было более сложным, чем обычно, поскольку профессору Макгонагалл нужно было убедиться, что каждый достиг необходимых оценок С.О.В., чтобы продолжить обучение Ж.А.Б.А. по тем или иным предметам.
   Гермионе было сразу позволено продолжать изучение Заклинаний, Защиты От Темных Искусств, Трансфигурации, Травологии, Нумерологии, Древних Рун, и Зелий, и идти на первый урок Древних Рун без дальнейшей возни. Невиллу потребовалось больше времени, чтобы разобраться; его круглое лицо выглядело обеспокоенным, когда профессор Макгонагалл рассматривала его результаты, и затем когда он консультировался с ней по поводу результатов С.О.В...
   - Травология, замечательно, - сказала она. - Профессор Спраут будет рада снова видеть Вас с "Превосходным" С.О.В... И Вы можете продолжить Защиту От Темных Искусств с, "Выше Ожидаемого." Но проблема - Трансфигурация. Я сожалею, Лонгботтом, но - Допустимо - действительно не достаточно хорошо, чтобы продолжить на уровне Ж.А.Б.А... Только не думайте, что Вы были бы в состоянии справиться с курсовой.
   Невилл опустил голову. Профессор Макгонагалл глядела на него через ее квадратные очки.
   - И вообще, почему Вы хотите продолжить изучение Трансфигурации? У меня никогда не рождалось впечатление, что Вам особенно нравился мой предмет.
   Невилл выглядел несчастным и бормотал, что-то вроде - моя бабушка хотела бы.
   - Гм, - фыркнула профессор Макгонагалл. - Пора бы вашей бабушке научиться гордиться тем внуком, которого она получила, а не тем, которого, она думает, что должна иметь, особенно после того, что случилось в Министерстве.
   Невилл порозовел и смущенно моргал; профессор Макгонагалл никогда раньше не делала ему комплимент.
   - Я сожалею, Лонгботтом, но я не могу позволить Вам продолжить обучение в моем классе Ж.А.Б.А... Я вижу, что у Вас, "Выше Ожидаемого" в Заклинаниях, так почему бы не добиваться Ж.А.Б.А. в Заклинаниях?
   - Моя бабушка думает, что Заклинания - легкий путь, - пробормотал Невилл.
   - Возьмите Заклинания, - сказала Профессор Макгонагалл, - а я пошлю Августе напоминание, что она сама провалила Заклинания на С.О.В., предмет не обязательный и абсолютно не важный. - Слегка улыбаясь восхищению во взгляде Невилла, профессор Макгонагалл взяла чистое расписание, взмахнула палочкой и вручила Невиллу его новый список занятий.
   Профессор Макгонагалл повернулась к Парвати Патил, чей первый вопрос был, преподавал ли красивый кентавр Флоренц, Предсказание.
   - Он и профессор Трелони делят между собой занятия в этом году, - сказала профессор Макгонагалл, в ее голосе явственно чувствовался намек неодобрения; все знали, что она презирала предмет Предсказания. - Шестой год берет профессор Трелони.
   Парвати все еще выглядела немного удрученной, отправляясь на Предсказания пять минут спустя.
   - Так, Поттер, Поттер... - сказала профессор Макгонагалл, консультируясь со своими заметками, когда подошла очередь Гарри. - Заклинания, Защита От Темных Искусств, Травология, Трансфигурация... полный набор. Вынуждена признаться, я была очень довольна вашей оценке по Трансфигурации, Поттер, очень довольна. Теперь, почему Вы не хотите, продолжить Зелья? Я думала, что вы хотели стать Аврором?
   - Так и есть, но Вы сказали мне, что я должен получить - Превосходно - в моем С.О.В., Профессор.
   - Это было правдой, когда Профессор Снэйп преподавал этот предмет. Профессор Слагхорн, однако, считает, что студенты Ж.А.Б.А. с "Выше Ожидаемого" в С.О.В. могут вполне хорошо сдать курсовую. Вы желаете продолжить изучение Зелий?
   - Да, - сказал Гарри, - но я не покупал ни книги ни компоненты для зелий, словом, ничего.
   - Я уверена, что профессор Слагхорн будет в состоянии предоставить Вам некоторые компоненты и книгу, - сказала профессор Макгонагалл. - Очень хорошо, Поттер, вот - ваше расписание. О, кстати - двадцать претендентов уже подали заявки на участие в команде Гриффиндора по квиддичу. Я передам Вам список, и вы сможете устроить испытания в свободное время.
   Через несколько минут Рону было позволено оставить те же самые предметы, что и Гарри, и они оба покинули стол вместе.
   - Смотри, - восхищенно сказал Рон, рассматривая свое расписание, - у нас теперь есть свободное время... и свободное время после перерыва... и после ланча... превосходно!
   Они возвратились в комнату отдыха, которая была почти пуста: только полдюжины семикурсников. Среди них была и Кэти Белл, единственный оставшийся член команды Гриффиндора по квиддичу, в которой Гарри играл в свой первый год.
   - Я так и думала, что ты получишь его, молодец! - воскликнула она, указывая на Капитанский значок, приколотый к мантии на груди Гарри. - Скажи, когда ты назначишь дату испытаний?
   - Не глупи, - сказал Гарри, - Ты не должна проходить испытания, я наблюдал, как ты играешь пять лет...
   - Ты не должен так говорить, - предостерегающе сказала она. - Чтоб ты знал, там есть люди играющие намного лучше, чем я. Хорошие команды были разрушены, из-за того, что Капитаны предпочитали видеть в команде старые лица, или впускать своих друзей.
   Рон выглядел немного сконфуженным и начал играть с Летающей Тарелкой Фэнджед, которую Гермиона конфисковала у четверокусника. Она летала по комнате отдыха, рыча и пытаясь укусить гобелены. Желтые глаза Живоглота следили за ней, и он шипел, когда Тарелка подлетала слишком близко.
   Час спустя они неохотно оставили освещенную солнцем комнату отдыха, и пошли в класс по Защите От Темных Искусств находящийся четырьмя этажами ниже. Гермиона уже стояла в очереди снаружи. Она держала охапку тяжелых книг и выглядела подавленной.
   - Нам задали так много домашней работы по Рунам, - с тревогой сказала она, когда Гарри и Рон присоединились к ней. - Пятнадцатидюймовое эссе, два перевода, и я должна прочитать эти книги к среде!
   - Позор, - зевал Рон.
   - Подождите, - обиженно сказала она. - Держу пари, что Снэйп даст нам целую кучу заданий.
   Пока она говорила, дверь классной комнаты открылась, и Снэйп вышел в коридор, показав всем свое болезненное лицо, как всегда обрамленное прядями сальных темных волос. Тишина сразу повисла над очередью.
   - Внутрь, - сказал он.
   Когда они вошли, Гарри начал озираться. Снэйп уже наложил на комнату отпечаток своей индивидуальности. Она была более мрачной, чем обычно, поскольку окна закрывали занавески, и была освещена свечами. Стены украсили новые картины, многие из них показывали людей, которые, казалось, испытывали боль, имели ужасные повреждения или странно искаженные части тела. Никто не разговаривал, когда они садились, поскольку все рассматривали ужасные темные картины.
   - Я не просил, чтобы Вы вынули ваши книги, - сказал Снэйп, закрывая дверь. Он подошел к столу, чтобы смотреть из-за него на класс; Гермиона торопливо засунула свою копию "Сопоставления Безликому" назад в сумку и убрала ее под стул. - Я собираюсь говорить с Вами, и я хочу вашего самого полного внимания.
   Его черные глаза смотрели на их лица, при этом задерживаясь на лице Гарри секунды дольше, чем на лицах остальных.
   - Я знаю, Вы имели пять преподавателей по этому предмету.
   Он знает... как будто он не наблюдал, как они все прибывают и идут, надеясь, что станет следующим, зло думал Гарри.
   "Естественно, эти преподаватели имели свои собственные методы обучения и приоритеты. Учитывая этот беспорядок, я удивлен, что многие из Вас сдали С.О.В. по этому предмету. Я буду еще более удивлен, если все Вы сумеете не отставать от уровня работы Ж.А.Б.А., которая будет более продвинута.
   Снэйп ходил по краю комнаты, говоря теперь более низким голосом; класс вытягивал шеи, чтобы держать его в поле зрения. - Темные Искусства, - сказал Снэйп, - являются многими, различными, изменяющимися, и вечными. Борьба с ними напоминает борьбу с многоголовым монстром, который, каждый раз когда ему отрубают голову, выращивает другую, еще более жестокую и более умную чем прежде. Вы боретесь с этим, что видоизменено, неразрушимо.
   Гарри уставился на Снэйпа. Конечно, уважать Темные Искусства как опасного врага, это одно, но чтобы говорить о них, как говорил Снэйп, с нежностью в его голосе?
   - Поэтому, ваша обороноспособность, - сказал Снэйп немного громче, - должна быть столь же гибкой и изобретательной как искусства, которые Вы стремитесь уничтожить. Эти картины - он указал на несколько из них, когда он проносился мимо-, - дают справедливое представление о том, что случается с теми, кто переносит, например, проклятие Круциатус - - он указал рукой на ведьму, которая ясно вопила от боли-, - чувствуют Поцелуй Дементора - - волшебник лежащий с пустыми глазами - или вызывают агрессию Инфериус - - кровавая масса на земле.
   - Инфериус был замечен тогда? - спросила Парвати Патил высоким имеющим определенную высоту голосом. - Действительно ли определено, что ОН использует их?
   - Темный Лорд использовал Инфери в прошлом, - сказал Снэйп, - , что означает, что было бы разумно предположить, что он мог бы использовать их снова. Теперь...
   - ... Вы, я полагаю, новички в использовании невербальных заклинаний. Каково преимущество невербального заклинания?
   Рука Гермионы выстрелила в воздух. Снэйп потянул время, озираясь на остальных, удостоверяясь в том, что он не имел никакого выбора, перед кратким высказыванием, - Очень хорошо - мисс Грэйнджер?
   - Ваш противник не имеет никакого предупреждения о том, какое заклинание Вы собираетесь использовать, - сказала Гермиона, - , что дает Вам преимущество в доли секунды.
   - Ответ скопирован почти слово в слово из - Стандартной Книги Заклинаний, Шестой курс, - сказал Снэйп (Малфой в углу захихикал), но правильный в случаях первой необходимости. Да, те, кто прогрессирует в использовании волшебства, не крича заклинаний, удивляют соперника - он не знает, какое заклинание вы собираетесь использовать. Не все волшебники могут сделать это, конечно; это - вопрос концентрации и силы разума, которой некоторым"-
   его пристальный взгляд злонамеренно задержался на Гарри еще раз - нехватает.
   Гарри понял, что Снэйп имел ввиду уроки Окклюменции в прошлом году. Он не опустил глаз, а с негодованием смотрел на Снейпа до тех пор, пока он сам не отвел взгляд.
   - Теперь Вы разделитесь, - продолжил Снейп, - в пары. Один партнер будет делать попытку заколдовать другого без слов, а другой попытается отразить проклятье в равной тишине. Начинайте.
   Хотя Снейп и не знал этого, в прошлом году Гарри учил по крайней мере половину класса (всем, кто был членами ОД), как выполнять Заклинание Щита. Но тем не менее, никто из них никогда не пытался использовать Заклинание Щита без разговора. Конечно, многие просто пытались обмануть; шептали колдовство вместо того, чтобы говорить его громко. Через десять минут урока, Гермиона сумела отразить Проклятье Ног желе Невилла, не произнося ни одного слова, подвиг, которым она заработала бы для Гриффиндора двадцать баллов от любого другого преподавателя, но только не от Снэйпа. Во время их попыток он ходил между ними, и, как всегда, был похож на летучую мышь-переростка, задерживаясь, чтобы наблюдать Гарри и Рона, борющихся с задачей.
   Рон, который должен был заколдовать Гарри, был фиолетовым в лице, его губы были сильно сжаты, чтобы спасти себя от искушения пробормотать колдовство. Гарри поднял свою палочку, и ждал, чтобы отразить проклятье, которое, казалось, маловероятно когда-нибудь придет.
   - Уизли, - сказал Снэйп, через некоторое время. - Позвольте, я вам покажу
   Он направил свою палочку на Гарри настолько быстро, что Гарри отреагировал инстинктивно; вся мысль о невербальных периодах, исчезла без следа, он завопил: - Протего!
   Его Заклинание Щита было настолько сильным, что Снейп потерял равновесие и упал на стол. Весь класс обернулся и теперь наблюдал, как Снейп исправится.
   - Вы помните, мы практикуем невербальные периоды, Поттер?
   - Да, - натянуто сказал Гарри.
   - Да, сэр.
   - Нет никакой потребности называть меня "сэром," профессор. - Слова выскочили из его рта прежде, чем он осознал то, что сказал. Несколько человек, включая Гермиону, подавились, однако позади Снейпа, Рон, Дин, и Симус благодарно усмехались.
   - Наказание, в субботу ночью, мой офис, - сказал Снэйп. - Я не терплю оскорблений ни от кого, Поттер... даже от "Избранного"
   - Это было блестяще, Гарри! - хохотал Рон, когда они шли на перерыв.
   - Ты действительно не должен был говорить это, - нахмурившись сказала Гермиона, глядя на Рона. - Что с тобой?
   - Он пробовал проклять меня, если Вы не заметили! - кипятился Гарри. Мне хватило этого в течение тех уроков Окклюменнции! Почему он не использует другую морскую свинку для разнообразия?
   Во что играет Дамблдор, позволяя ему преподавать Защту? Вы слышали как он говорил о Темных Искусствах? Он любит их! Вся, эта дребедень о неуничтожаемости...
   - Ну, - сказала Гермиона, - я подумала, что он был похож на тебя.
   - На меня?
   - Да, когда ты говорил нам, на что это похоже, когда стоишь перед Волдемортом.
   Ты сказал, что это не было просто вспоминанием кучи заклинаний, ты сказал, что это был только ты, твой мозг, твоя отвага, разве не это говорил Снейп? То, что это действительно сводится к тому, что нужно быть храбрым и быстро думать?
   Гарри был потрясен, что она думала, что его слова такая же ценность, чтобы запоминать их, как слова из Стандартной Книги Заклинаний, которые он не обсуждал.
   - Гарри! Эй, Гарри!
   Гарри обернулся. Это был Джек Слоупер, один из Загонщиков в команде по квиддичу в прошлом году, он спешил к нему держа в руке рулон пергамента.
   - Для тебя, - задыхался Слоупер. - Слушай, я слышал, что ты - новый Капитан. Когда ты будешь устраивать отбор?
   - Я еще не думал об этом, - сказал Гарри, про себя думая, что Слоупер вряд ли получит шанс вернуться в команду. - Я сообщу.
   - О,хорошо. Я надеялся, что это будет в этот уикэнд
   - Но Гарри не слушал; он только разворачивал письмо, написанное тонким наклонным почерком на пергаменте. Оставив Слоупера договаривать предложение, он поспешно ушел с Роном и Гермионой, на ходу разворачивая пергамент.

   Дорогой Гарри,
    хотел бы начать наши частные уроки в эту субботу. Приходи к моему кабинету в 8 после полудня. Я надеюсь, что ты наслаждаешься своим первым днем в школе.
   Искренне твой, Альбус Дамблдор.
   P.S. Я наслаждаюсь Кислотной Популярностью.

   - Он наслаждается Кислотной Популярностью? - спросил Рон, который прочитал сообщение через плечо Гарри и выглядел весьма озадаченным.
   - Это -пароль, чтобы горгулья пропустила меня, - сказал Гарри понизив голос. - Ха! Снэйп, не радуйся... Я не смогу придти, чтобы отработать наказание!
   Он, Рон, и Гермиона провели весь перерыв, размышляя о том, чему Дамблдор будет учить Гарри. Рон думал, что наиболее вероятно, что это будут захватывающие проклятья и заклинания, которых Пожиратели Смерти не будут знать. Гермиона сказала, что такие вещи незаконны, и думала что намного более вероятно, что Дамблдор хотел учить Гарри продвинутому Защитному волшебству. После перерыва, она ушла на урок Нумерологии, в то время как Гарри и Рон вернулись в комнату отдыха, где неохотно начали домашнюю работу для Снэйпа. Она, оказалось, была настолько сложной, что они все еще не заканчивали, когда Гермиона присоединилась к ним на их свободный период после ланча. Хотя она значительно ускоряла процесс, они закончили только тогда, когда звонок зазвонил для двойного урока Зелий, и они шли по знакомой дорожке к классной комнате темницы, которая так долго, принадлежала Снэйпу.
   Когда они пришли в коридор, они увидели, что была только дюжина человек, прогрессирующих к уровнюЖ.А.Б.А... Крэбб и Гойл, очевидно были не в состоянии достигнуть необходимого сорта С.О.В., но четырем Слизеринцам, включая Малфоя, это удалось. Четыре Рэйвенкловца были там, и один Хаффлпаффец, Эрни Макмиллан, которого Гарри любил несмотря на его довольно напыщенную манеру поведения.
   - Гарри, - знаменательно сказал Эрни, протягивая ему руку, когда Гарри приблизился, - не получал шанс говорить на Защите От Темных Искусств этим утром. Я думал это будет хороший урок, но Заклинание Щита - старо, конечно, я имею ввиду, для нас, бывших членов ОД... А как - Вы, Рон, Гермиона?
   Прежде, чем они успели сказать более чем - прекрасно, - дверь темницы открылась, и живот Слагхорна предшествовал ему из двери. Пока они входили в комнату, его большие усы моржа, изогнулись над его сияющим ртом, и он поприветствовал Гарри и Цабини со специфическим энтузиазмом.
   Темница была уже полна паров и запахов, что было очень необычно. Гарри, Рон, и Гермиона заинтересованно фыркали, когда проходили мимо больших, пузырящихся котлов. Четыре Слизеринца сели за один стол, также, как и четыре Рэйвенкловца. Гарри, Рону и Гермионе осталось только разделить стол с Эрни. Они выбрали один самый близкий к котлу цвета золота, который испускал один из наиболее соблазнительных ароматов, которые Гарри когда-либо вдыхал. Так или иначе он напомнил ему одновременно запах пирога патоки, древесный запах ручки метловища, и чего-то цветочного, он думал, что возможно, он нюхал это в Норе. Он заметил, что дышал очень медленно и глубоко и что пары микстуры, казалось, наполняли его как напиток. Большая удовлетворенность украла по нему; он усмехался Рону, который лениво возвращал усмешку обратно.
   - Теперь, теперь, теперь, - сказал Слагхорн, массивный силуэт которого дрожал через многие мерцающие пары. - Доставайте весы, все, компоненты для зелий, и не забывайте ваши копии Передового Создания Зелий...
   - Сэр? - сказал Гарри, поднимая руку.
   - Гарри, мой мальчик?
   - У меня нет ни книги, ни весов, ни компонентов. У Рона тоже - мы не думали, что мы будем в состоянии продолжать учебу как студенты Ж.А.Б.А., понимаете?
   - Ах, да, Профессор Макгонагалл упоминала... не волнуйся мой дорогой мальчик, не волнуйся. Сегодня ты можешь использовать компоненты из шкафа, и я уверен, что могу предоставить тебе весы, и у нас есть маленький запас старых книг здесь, пока можете пользоваться ими, затем напишите в Завитки И Кляксы...
   Слагхорн шагал к шкафу в углу и, через какое-то время, появился с двумя очень старыми и потрепанными копиями Передового Создания Зелий Либиатуса Бораджа, которые он дал Гарри и Рону вместе с двумя наборами запачканных весов.
   - Теперь, - сказал Слагхорн, возвращаясь в середину класса и раздувая его уже выпуклую грудь так, что пуговицы на его жилете угрожали оторваться, - я подготовил несколько зелий, чтобы вы могли взглянуть на них, только из интереса, понимаете ли. Они - вид вещи, которую Вы должны уметь делать после завершения вашего курса Ж.А.Б.А... Вы должны были слышать о них, даже если Вы не делали их раньше. Кто-нибудь скажет мне, что это?
   Он указал на котел, самый близкий к столу Слизерина. Гарри слегка приподнялся на своем месте, и увидел то, что было похоже на простую воду, выкипающую в нем.
   Рука Гермионы поднялась в воздух прежде, чем чья-либо еще; Слагхорн указал на нее.
   - Это -Веритасерум, бесцветное зелье без запаха, вынуждает, выпившего его говорить правду, - сказала Гермиона.
   - Очень хорошо, очень хорошо! - счастливо сказал Слагхорн. - Теперь, - продолжал он, указывая на котел, самый близкий к столу Рэйвенкло, - это вполне прилично известное... Показанное на нескольких рекламных листках Министерства в последнее время... Кто может?
   И снова рука Гермионы была быстрее всех.
   - Это - Оборотное зелье, сэр, - сказала она.
   Гарри тоже признал медленное пузырение, подобного грязи вещества во втором котле, но не обиделся на Гермиону, которая успела первой ответить на вопрос; в конце концов, это она преуспела в том, что варила это зелье, на втором году их обучения. - Превосходно, превосходно! Теперь, это здесь... да, моя дорогая? - сказал Слагхорн, теперь выглядя немного смущенным, поскольку рука Гермионы снова выстрелила в воздух снова.
   - Это -Амортентия!
   - Правильно. Глупо спрашивать, - сказал Слагхорн, выглядя сильно впечатленным, - , но я предполагаю, что Вы знаете, что оно делает?
   - Это -самое мощное любовное зелье в мире! - сказала Гермиона.
   - Абсолютно точно! Вы узнали его, я предполагаю, по его отличительному перламутровому блеску?
   - И по пару, поднимающемуся характерными спиралями, - сказала Гермиона с энтузиазмом, - и оно должно пахнуть по-разному для каждого потому, что нас привлекают разные вещи, и я могу чувствовать запах недавно скошенной травы и нового пергамента и
   Она порозовела и не закончила предложение.
   - Я могу спросить ваше имя, моя дорогая? - сказал Слагхорн, игнорируя запинку Гермионы.
   - Гермиона Грейнджер, сэр.
   - Грейнджер? Грейнджер? Вы, возможно, можете быть связаны с Гектором Дагуорт-Грейнджером, который основал Самое экстраординарное Общество Зельеделов?
   - Нет.Я так не думаю, сэр. Понимаете, я маггло-рожденная.
   Гарри заметил Малфоя, сидящего рядом с Ноттом и шепчущего ему что-то; они оба захихикали, но Слагхорн нене тревожился; напротив, он просиял и перевел взгляд с Гермионы, на Гарри, который сидел рядом с нею.
   - Ого! "Один из моих лучших друзей маггло-рожденная, и она является лучшей в нашем году!" Я предполагаю, что это - тот самый друг, о котором Вы говорили, да Гарри?
   - Да, сэр, - сказал Гарри.
   - Ну, в общем, возьмите двадцать заслуженных пунктов для Гриффиндора, мисс Грейнджер, - радушно сказал Слагхорн.
   Малфой выглядел также, как когда Гермиона ударила его по лицу. Гермиона повернулась к Гарри, и с сияющим выражением лица шептала, - Ты действительно сказал ему, что я лучшая в твоем году? О, Гарри!
   - Ну, и что же в этом такого? - прошептал Рон, который по некоторым причинам выглядел раздраженным. - Ты - лучшая в году, и я бы сказал ему так, если бы он спросил меня!
   Гермиона улыбнулась, но сказала - шшш, - чтобы они могли услышать то, что говорил Слагхорн. Рон выглядел немного рассерженным.
   - Амортентия, на самом деле, конечно, не создает любовь. Невозможно изготовить любовь. Нет, она просто вызовет мощное безумное увлечение или навязчивую идею. Это - вероятно самое опасное и мощное зелье в этой комнате - да, да, - сказал он, серьезно кивая в сторону Малфоя и Нотта, которые скептически ухмылялись. - Когда Вы узнаете жизнь так же, как я, Вы не будете недооценивать власть одержимой любви...
   - И теперь, - сказал Слагхорн, - время начинать работу.
   - Сэр, Вы не сказали нам, что находится в этом котле, - сказал Эрни Макмиллан, указывая на маленький черный котел, стоящий на столе Слагхорна. Зелье весело плескалось в его пределах; оно было цвета литого золота, и большие капли прыгали выше его поверхности как золотые рыбки, хотя ни капельки не было пролито.
   - Ого, - снова сказал Слагхорн. Гарри был уверен, что Слагхорн не забыл об этом зелье, а просто ждал, пока кто-то его о нем спросит. - Да. Хорошо, это, дамы и господа, является самым любопытным маленьким зельем, под названием Феликс Феличис. Я уверен, - он повернулся, и, улыбаясь, смотрел на Гермиону, которая громко выдохнула, - Вы знаете, что делает Феликс Феличис, мисс Грейнджер?
   - Это -жидкая удача, - взволнованно сказала Гермиона. - Оно делает Вас удачливым!
   Весь класс, казалось, сел немного прямее. Теперь все, что Гарри мог видеть от Малфоя, была задняя часть его гладкой белокурой головы, потому что он наконец, уделил Слагхорну свое полное нераздельное внимание.
   - Совершенно верно, возьмите еще десять пунктов для Гриффиндораr. Да, это - забавное маленькое зелье, Феликс Феличис, - сказал Слагхорн. - Очень хитро делается, и беда, если сделать что-то неправильно. Однако, если сделать все правильно, как надо, Вы найдете, что все ваши дела будут обречены на успех, по крайней мере, пока эффекты не смягчатся.
   - Почему люди не пьют все это время, сэр? - нетерпеливо спросил Тэрри Бут.
   - Потому что, если оно взято в избытке, оно вызывает головокружение, безрассудство, и опасную самонадеянность, - сказал Слагхорн. - Слишком много хороших вещей, Вы знаете... очень ядовито в больших количествах. Но взятое экономно, и очень редко...
   - Вы когда-либо принимали его, сэр? - с большим интересом спросил Майкл Корнер.
   - Дважды в моей жизни, - сказал Слагхорн. - Один раз, когда мне было двадцать четыре, второй раз, когда мне было пятьдесят семь. Две столовых ложки, принятые за завтраком. Два прекрасных дня.
   Он мечтательно глядел в воздух. Притворялся он, или нет, думал Гарри, эффект был хорош.
   - И это, - сказал Слагхорн, очевидно вернувшись на землю, - является тем, что я буду предлагать как приз на этом уроке.
   Воцарилась тишина, в которой громкость бульканья ближайших зелий казалась увеличенной в десятикратном размере.
   - Одна крошечная бутылка Феликса Феличиса, - сказал Слагхорн, и достал крошечную стеклянную бутылочку из своего кармана и показал ее всем. - Достаточно для удачи на двенадцать часов. С рассвета до сумрака, Вы будете удачливы во всем, что попытаетесь сделать. - Теперь, я должен предупредить вас, что Феликс Феличис является запрещенным веществом на организованных соревнованиях...спортивных соревнованиях, экзаменах, выборах. Таким образом победитель должен будет использовать его только в обычный день... и смотрите, как обычный день становится экстраординарным!
   - Так, - внезапно оживленно сказал Слагхорн, - , как Вы можете выиграть невероятный приз? Откройте страницу десять из Передового Создания Зелий. У нас естьнемногим более, чем час в запасе, за это время, вы успеете сделать приличную попытку Draught of Living Death. Я знаю, что это более сложно чем что - либо, что Вы делали прежде, и я не ожидаю от вас прекрасного зелья. Однако, человек, который приложит все усилия, выиграет маленького Феликса. Можете приступать!
   Послышался скрежет, поскольку каждый тянул к себе свой котел и некоторые удары, поскольку люди начали добавлять веса к их весам, но никто не говорил. Концентрация в пределах комнаты была почти материальна. Гарри видел, как Малфой просматривал свою копию Передового Создания Зелий, было более чем ясно, что Малфою действительно юыл нужен тот удачливый день. Гарри тоже стремительно начал следить за порядком действий по изодранной книге, которую дал ему Слагхорн.
   К его раздражению он увидел, что предыдущий владелец набросал на всех страницах, так, чтобы края были столь же черны как и печатные части. Низко нагнувшись, чтобы расшифровать компоненты (даже здесь, предыдущий владелец сделал аннотации и вычеркнул некоторые вещи), Гарри поспешно пошел к шкафу, чтобы найти то, в чем он нуждался. Когда он мчался назад к его котлу, он заметил, что Малфой резал корни Валерианы с такой скоростью, с какой только он мог.
   Каждый поглядывал на то, что делала остальная часть класса; это было и преимуществом и неудобством Зелий, что было трудно держать вашу работу частной. В течение десяти минут, воздух был полон синеватого пара. Гермиона, конечно, казалось, дошла дальше всех. Ее зелье уже напоминало - гладкую, черную жидкость цвета смородины - упомянутое как идеальная стадия лежащая на полпути.
   Закончив раскалывание его корней, Гарри снова согнулся к книге. Действительно очень раздражало то, что нужно было расшифровывать указания подо всеми глупыми каракулями предыдущего владельца, который по некоторым причинам не согласился с требованием вырезать боб сопофороус и написал собственную инструкцию:
   - Давить плоской стороной серебряного кинжала, выпускает сок лучше чем вырезание.
   - Сэр, я думаю, что Вы знали моего дедушку, Абрахаса Малфоя? - Гарри поднял голову; Слагхорн только что проходил мимо стола Слизерина.
   - Да, - сказал Слагхорн, не обращая внимания на Малфоя, - я сожалел услышать, что он умер, хотя конечно это не было неожиданностью, сифилис дракона в его возрасте...
   И он ушел. Гарри нагнулся к его котлу, ухмыляясь. Он мог сказать, что Малфой ожидал быть рассмотренным как Гарри или Цабини; возможно даже надеялся на некоторые льготы, которые он привык получать от Снейпа. Но выглядело так, что Малфою придется положиться только на талант, чтобы выиграть бутылку Феликса Феличиса.
   Вырезать боб сопофорус, оказалось, было очень трудно. Гарри повернулся к Гермионе.
   - Я могу позаимствовать твой серебряный нож?
   Она нетерпеливо кивнула, не отводя глаз от зелья, которое было все еще глубоко фиолетовое, хотя согласно книге к настоящему времени должно было переходить к легкому оттенку сирени.
   Гарри надавил на боб плоской стороной кинжала. К его удивлению, он немедленно выпустил так много сока, что он был поражен, что высушенный боб, мог содержать все это.
   Торопливо высыпая все это в котел, он увидел, к его удивлению, что зелье немедленно перешло в точно такой оттенок сирени, какой был описан учебником.
   Его недовольство предыдущим владельцем, мгновенно исчезло, Гарри теперь искоса смотрел на следующую строку инструкций. Согласно книге, он должен был мешать зелье против часовой стрелки, пока оно не станет ясным как вода. Однако, согласно дополнению предыдущего владельца, он должен добавить движение по часовой стрелке после того, как сделает каждое седьмое движение против часовой стрелки. Старый владелец мог быть прав дважды?
   Гарри размешал против часовой стрелки, задержал дыхание, и размешал один раз по часовой стрелке. Эффект был поразителен. Зелье становилось ясным.
   - Как ты это делаешь? - потребовала покрасневшая от усилий Гермиона, волосы которой становились все более и более густыми в парах от ее котла; ее зелье все еще было решительно фиолетовым.
   - Добавь движение по часовой стрелке
   - Нет, нет, книга говорит против часовой стрелки! - воскликнула она.
   Гарри пожал плечами и продолжил то, что он делал. Семь движений против часовой стрелки, одно по часовой стрелке, пауза... семь движений против часовой стрелки, одно движение по часовой стрелке...
   Напротив него, Рон проклинал все; его зелье было похоже на жидкий лакричник. Гарри посмотрел вокруг. Насколько он мог видеть, ничье другое зелье не побледнело так, как побледнело его. Он чувствовал себя ликующим, что-что, но такое, конечно никогда не случалось прежде в этой темнице.
   - И время...! - позвал Слагхорн. - Прекратите размешивать, пожалуйста!
   Слагхорн, медленно передвигался среди столов, и заглядывал в котлы. Он не делал никаких комментариев, но иногда сопел или кряхтел на зелья. Наконец он достиг стола, где сидели Гарри, Рон, Гермиона и Эрни. Он с сожалением улыбнулся подобному смоле веществу в котле Рона. Он прошел мимо морской смеси Эрни. Зелью Гермионы он дал поклон одобрения. Но когда он увидел зелье Гарри, взгляд недоверчивого восхищения распространился по его лицу.
   - Ясный победитель! - он кричал в темнице. - Превосходно, превосходно, Гарри! О господи, ясно, что ты унаследовал талант твоей матери. Она была превосходной в Зельях, Лили была, да! Вот, пожалуйста, тогда, пожалуйста - одна бутылка Феликса Феличиса, как и было обещано, используй его хорошо!
   Гарри положил крошечную бутылку золотой жидкости в его внутренний карман, чувствуя комбинацию восхищения, из-за разъяренных взглядов на лицах Слизеринцев и вины, из-за разочарованного выражения на лице Гермионы. Рон выглядел просто ошеломленным.
   - Как ты сделал это? - шептал он Гарри, когда они покинули темницу.
   - Стал удачливым, я полагаю, - сказал Гарри, потому что Малфой был в пределах слышимости.
   Как только они надежно устроились за столом Гриффиндора во время обеда, он чувствовал себя достаточно безопасно, чтобы сказать им. Лицо Гермионы становилось все более каменным с каждым произнесенным им словом.
   - Я полагаю, Вы думаете, что я сжульничал? - закончил он.
   - Ну, это же не была твоя собственная работа, не так ли?, - натянуто сказала она.
   - Он только следовал за другими инструкциями, - сказал Рон, - , Это же не катастрофа, не так ли? Но он рискнул, и это окупилось. - Он вздохнул. - Слагхорн, мог бы дать мне эту книгу, но нет, я получаю ту ничью, в которой ничего никогда не писали. Просмотрел до страницы пятьдесят два, но-
   - Подожди, - сказал голос рядом с левым ухом Гарри, и он внезапно почувствовал тот цветочный запах, который он чувствовал в темнице Слагхорна. Он обернулся и видел, что Джинни присоединилась к ним. - Я правильно услышала? Ты слушался чего-то, что кто-то написал в книге, Гарри?
   Она выглядела встревоженной и сердитой. Гарри сразу понял, что она имела ввиду.
   - Это не то, - успокаивающе сказал он, понизив голос. - Это не похоже, на дневник Риддла. Это - только старый учебник, на котором кто - то что-то набросал.
   - Но ты делаешь то, что он говорит?
   - Я только опробовал несколько подсказок, написанных на полях, честно, Джинни, нет ничего страшного-
   - Джинни правильно думает, - сказала Гермиона, сразу приободрившись. - Мы должны проверить, что в этом нет ничего опасного. Я имею ввиду все эти инструкции, кто знает?
   - Эй! - с негодованием воскликнул Гарри, поскольку она вытащила его копию Передового Создания Зелий из его сумки и подняла свою палочку. - SpecialisRevelio! - она сказала, энергично постучав по ее передней обложке. Ничего вообще не случилось. Книга просто лежала на месте, выглядя старой, грязной и с загнутыми уголками страниц.
   - Закончила? - раздраженно спросил Гарри. - Или Вы хотите ждать и посмотреть, сделает ли она несколько кувырков?
   - Кажется все в порядке, - сказала Гермиона, все еще подозрительно уставившись на книгу. - Я думаю, действительно, кажется, что это... только учебник.
   - Хорошо. Тогда я заберу это назад, - сказал Гарри, схватив книгу со стола, но она выскользнула из его руки открылась и упала на пол. Никто больше не смотрел. Гарри нагнулся, чтобы подобрать книгу, но когда он сделал это, он увидел кое-что набросанное по основанию обратной стороны книги тем же самым маленьким, ограниченным почерком, как инструкции, которые выиграли ему его бутылку Феликса Феличиса, теперь благополучно скрытую в паре носков в его чемодане наверху.
   - Эта книга - собственность Принца-Полукровки.

<< Глава 8    Оглавление    Глава 10 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.