Глава 4 - Гораций Слизнерог

   Несмотря на тот факт, что он провел каждую минуту своего бодрствования за последние несколько дней безрассудно надеясь, что Дамблдор действительно придет за ним, Гарри чувствовал себя очень неудобно в то время как они вместе шли по Прайвет Драйв. Он никогда до этого не беседовал с директором школы вне Хогвартса; обычно между ними была парта. Память об их последнем разговоре лицом к лицу постоянно всплывала в голове, и это сильно увеличивало Гаррино замешательство; в тот раз он много кричал, не говоря уже об том что он буквально снес несколько самых ценных предметов Дамблдора.
   Дамблдор, однако, выглядел полностью расслабленным.
   - Держи свою палочку наготове, Гарри - сказал он весь сияя.
   - Но я думал мне запрещено применять магию вне школы, сэр?
   - Если будет нападение - сказал Дамблдор - я даю тебе разрешение использовать любое контрзаклятие или проклятие какое сможешь. Хотя, я думаю что тебе не стоит беспокоиться о нападении сегодня
   - Почему нет, сэр?
   - Ты со мной - просто ответил Дамблдор - Это сработает, Гарри.
   Он подошел к неожиданному тупику в конце Прайвет Драйв.
   - Ты естественно не прошел Тест на Аппарацию - сказал он.
   - Нет - сказал Гарри - Я думал что нужно быть старше семнадцати?
   - Верно - сказал Дамблдор - Так что тебе придется держать меня за руку очень крепко. Левую руку, если не возражаешь - как ты заметил, моя правая(дословно: в которой держат палочку) рука немного уязвима сейчас
   Гарри ухватился за предложенное предплечье.
   - Вот и хорошо - сказал Дамблдор - Ну чтож, вот мы и отправляемся.
   Гарри почувствовал что руку Дамблдора тянет прочь от него и усилил хватку; следующее что он помнил, все было черным; на него давило со всех сторон; он не мог вдохнуть, словно железные тиски сжимались вокруг его груди; его глаза вдавливались внутрь головы; уши вжимало глубже в череп а потом...
   Он глубоко вздохнул холодный ночной воздух и открыл слезящиеся глаза. Он чувствовал себя так, как будто только что был протиснут через очень тесную резиновую трубку. Лишь несколько секунд спустя он осознал, что Прайвет Драйв исчезла. Он и Дамблдор теперь стояли на пустынной деревенской площади, в центре которой стоял старый памятник войне и несколько скамей. Когда его способность понимать и рассуждать догнала его чувства, Гарри осознал что он в первый раз в своей жизни аппарировал.
   - С тобой все в порядке? - сказал Дамблдор - Твой шрам... он не болел?
   Гарри бессознательно поднял руку ко лбу и потер свой шрам в виде молнии.
   - Нет - сказал он - и я много думал над этим. Я считал он будет гореть все время теперь, когда Волдеморт вновь становится столь могущественным
   Он взглянул на Дамблдора и заметил что тот выглядит довольным.
   - Я, с другой стороны, думал напротив - сказал Дамблдор - Лорд Волдеморт наконец осознал всю опасность твоего проникновения в его мысли и чувства. Похоже, что он теперь использует Окклюменцию против тебя.
   - Ну, я не жалуюсь - сказал Гарри, который действительно не скучал без отвлекающих видений или пугающих вспышек погружения в мысли Волдеморта.
   Они повернули за угол, прошли телефонную будку и автобусную остановку. Гарри снова посмотрел на Дамблдора идущего сбоку. - Профессор?
   - Да, Гарри?
   - Э... А где в точности мы находимся?
   - Это, Гарри, зачарованная деревня Бадлих Баббертон (непонятное название)
   - А что мы здесь делаем?
   - Ах да, конечно, я ведь не сказал тебе - сказал Дамблдор - Ну, я уже потерял счет сколько раз я говорил это за последние годы, но нам, опять и снова, недостает одного преподавателя. Мы здесь, чтобы убедить одного моего старого коллегу выйти с пенсии и вернуться в Хогвартс
   - Чем я могу в этом помочь, сэр?
   - О, я думаю, мы найдем тебе применение - туманно ответил Дамблдор - Здесь налево, Гарри
   Они прошли вверх по поднимающейся, узкой улице соединенной с домами. Все окна были темными. Необычный холод, стоявший над Прайвет Драйв также существовал и здесь. Думая о дементорах, Гарри бросил взгляд через плечо и крепко сжал палочку в кармане.
   - Профессор, почему мы не могли аппарировать прямо в дом вашего коллеги?
   - Потому что это было бы также грубо как и вышибание входной двери - сказал Дамблдор - Вежливость требует, чтобы мы предоставляли другим волшебниками возможность запретить наш приход. В любом случае, большинство поселений волшебников магически защищены от нежелательного аппарирования. В Хогвартсе, например...
   - ... вы не можете аппарировать нигде в пределах зданий или земли - быстро сказал Гарри - Гермиона Грейнджер говорила мне.
   - И она очень права. Мы снова поворачиваем на лево.
   Церковные часы пробили полночь за их спиной. Гарри интересовало почему Дамблдор не считал грубым приходить к его старому коллеге так поздно, но сейчас, так как разговор был начат, у него были более важные вопросы чтобы спросить.
   - Сэр, я прочитал в Ежедневном Пророке, что Фадж был отстранен...
   - Верно. - сказал Дамблдор, сворачивая в боковую улицу - Он был замещен, как я уверен ты также читал, Руфусом Скримжором, бывшим Главой Офиса Авроров.
   - А он... Вы думаете он достаточно хорош? - спросил Гарри.
   - Интересный вопрос - сказал Дамблдор. - Он достаточно компетентен. Более решительная и могущественная личность чем Корнелиус.
   - Да, но я имел в виду...
   - Я знаю, что ты имел в виду. Руфус - человек действия, и сражаясь с темными магами большую часть своей рабочей жизни, он не недооценивает Лорда Волдеморта.
   Гарри подождал, но Дамблдор ничего не сказал о расхождении во мнениях со Скримжором, о котором написали в Ежедневном Пророке, и у него не хватило духу спрашивать дальше, так что он сменил тему. - И... сэр... Я читал о Мадам Боунс.
    - Да. - тихо ответил Дамблдор - Ужасная потеря. Она была великой ведьмой. Кажется это здесь... упс.
   Он показал своей раненной рукой.
   - Профессор, а что случилось с вашей...?
   - У меня нет времени объяснять это сейчас - сказал Дамблдор. - Это захватывающая история, а я хотел бы рассказать ее правдиво
   Он улыбнулся Гарри, и тот понял, что его не ругают, и что он может продолжать задавать вопросы.
   - Сэр... Я получил брошюру от Министерства Магии совой, о мерах предосторожности, которые мы все должны принять против Пожирателей Смерти...
   - Да, я получил одну и сам - сказал Дамблдор, продолжая улыбаться - Ты нашел ее полезной?
   - Не очень.
   - Я так не думаю. Ты не спросил меня, например, какое варенье я люблю больше всего, чтобы проверить, что я действительно профессор Дамблдор, а не самозванец.
   - Я не... - начал Гарри, не очень уверенный в том, делают ли ему выговор или нет.
   - Для будущего, Гарри, это малиновое... хотя, конечно, если бы я был Пожирателем Смерти, я бы точно исследовал мои собственные предпочтения в варенье прежде чем выдавать себя за меня.
   - Э... верно. - сказал Гарри - Кстати, в брошюре было сказано что-то о Инфери. Что именно они собой представляют? В брошюре было не очень ясно описано.
   - Они трупы - хладнокровно сказал Дамблдор - Мертвые тела, которые были заколдованы исполнять приказы темного мага. Инфери не видели уже долгое время, однако, не с того момента когда Волдеморт находился у силы... Он убил достаточно людей чтобы сделать из них армию. Вот здесь, Гарри...
   Они приближались к маленькому дому из хорошо обработанного камня находящемуся в саду. Гарри был слишком занят переваривая мысль о Инфери чтобы замечать что-нибудь еще, но когда они достигли ворот, Дамблдор резко остановился и Гарри врезался в него.
   - О милый. О милый, милый, милый
   Гарри проследовал взглядом по тщательно ухоженном пути и почувствовал как его сердце упало. Входная дверь висела на своих петлях.
   Дамблдор бросил взгляд вверх и вниз улицы. Она казалась довольно пустынной.
   - Палочку к бою и следуй за мной - тихо сказал он.
   Он открыл ворота, быстро и бесшумно поднялся по тропинке, Гарри проследовал за ним, затем медленно открыл входную дверь с поднятой палочкой в полной готовности.
   - Люмос
   Кончик палочки Дамблдора вспыхнул, испуская свет в узкую прихожую. Слева была еще одна открытая дверь. Высоко держа свою светящуюся палочку, Дамблдор вошел в гостиную комнату, Гарри был сразу позади него.
   Сцена полного разрушения предстала их глазам. Высокие стоячие часы лежали разбитые у их ног, с разбитым циферблатом, а маятник валялся чуть дальше словно брошенный меч. Фортепиано лежало на боку, клавиши были рассыпаны по полу. Обломки упавшей люстры валялись рядом. Подушки лежали опустошенные, перья выглядывали из разрезов в их боках; кусочки стекла и китайского фарфора как порошок покрывали все. Дамблдор поднял свою палочку еще выше, так что осветил стены, на которых что-то темно красное и липкое забрызгало обои. Легкий вздох Гарри заставил Дамблдора оглядеться.
   - Неприятный вид, не так ли? - тяжело сказал он - Да, что-то ужасное случилось здесь.
   Дамблдор осторожно перешел в центр комнаты внимательно изучая обломки под ногами. Гарри последовал за ним, оглядываясь по сторонам, полу испуганный тем, что он мог увидеть за остовом фортепиано, или за перевернутым диваном, но нигде не было и следа тела.
   - Может быть сдесь было сражение и... они захватили его, профессор? - предположил Гарри, пытаясь не представлять себе как тяжело должен быть ранен человек, чтобы оставить те пятна, покрывающие половину стены.
   - Я так не думаю - тихо сказал Дамблдор, поровнявшись с огромным креслом, лежащим на боку.
   - Вы думаете, что он...?
   - Все еще где-то здесь? Да.
   И без предупреждения, Дамблдор резко ткнул кончиком своей палочки в сиденье огромного кресла, которое воскликнуло - Ох!
   - Добрый вечер, Гораций - сказал Дамблдор, вновь выпрямляясь.
   Челюсть Гарри отвисла. Там где секунду назад было кресло, сейчас согнулся невероятно толстый, лысый, пожилой человек, потирающий живот и косясь на Дамблдора с обиженными и полными слез глазами.
   - Не было никакой нужды так сильно втыкать палочку - угрюмо сказал он, поднимаясь на ноги - Больно ведь.
   Свет палочки отражаясь блестел на его блестящей головы, выпуклых глазах, его огромных, серебристых, моржовых усах, и хорошо отполированных кнопках коричнево-малинового бархатного камзола, который он носил поверх сиреневой шелковой пижамы (почему мне кажется что здесь понимается совсем другая пижама чем наша обычная ночнушка???). Верхушка его головы едва достигала подбородка Дамблдору.
   - Что меня выдало? - проворчал он, шатаясь встав на ноги, все еще массируя живот. Он казался удивительно несмущенным для человека, которого только что обнаружили, выдающим себя за кресло.
   - Мой дорогой Гораций - сказал Дамблдор, выглядя изумленным - если бы Пожиратели Смерти действительно были здесь, Черная Метка висела бы над домом.
   Волшебник хлопнул своей толстой рукой по широкому лбу.
   - Черная Метка - пробормотал он - Знал ведь что было что-нибудь... а ладно. Не было времени все равно. Я только заканчивал последние мазки на обоях когда вы вошли в комнату.
   Он издал глубокий вздох, который привел в волнение кончики его усов.
   - Вы хотели бы моей помощи приведении комнаты в порядок - вежливо спросил Дамблдор.
   - О, пожалуйста - сказал тот.
   Они встали спина к спине, высокий худой волшебник и короткий круглый и подняли палочки в одинаковом широком движение.
   Мебель полетела обратно на свои места; украшения сформировались в воздухе, перья втянулись в подушки; оборванные книги починили сами себя как только приземлились обратно на полки; масляный фонарик вспарил на стол и зажегся; огромная коллекция обломков серебряных картинных рамок сверкая пролетела по комнате и соединилась, целая и невредимая, над столом; разрезы, трещины и дыры исчезли повсюду, а стены сами себя вытерли начисто.
   - Между прочим что это была за кровь? - громко спросил Дамблдор сквозь тиканье заново собранных часов.
   - На стенах? Драконья - прокричал волшебник названный Горацием, в то время как оглушительно скрипящая и звенящая люстра вернулась под потолок.
   Раздался последний звон со стороны фортепиано и все затихло.
   - Да, драконья - разговорчиво повторил волшебник - Моя последняя бутылка, а цены сейчас выросли до небес. Хотя, ее еще можно использовать.
   Он взял маленькую хрустальную бутылку, стоящую на буфете, и поднял ее к свету, изучая густую жидкость внутри.
   - Хмм... Слегка пыльная.
   Он поставил бутылку обратно на место и вздохнул. Как раз в этот момент его взгляд упал на Гарри.
   - Ого, - сказал он, его большие глаза взлетели ко лбу Гарри и шраму в виде молнии на нем. - Ого!
   - Это, - сказал Дамблдор, выступая вперед чтобы познакомить их - Гарри Поттер. Гарри, это старый Друг и мой коллега, Гораций Слизнерог
   Слизнерог повернулся к Дамблдору, с резким выражением лица - Значит таким образом ты думал переубедить меня? Чтож, ответ отрицательный, Альбус
   Он прошел мимо Гарри, и решительность исчезла с его лица, дыша как человек пытающийся противостоять искушению.
   - Я думаю, мы можем хотя бы выпить - спросил Дамблдор - За старые времена?
   Слизнерог поколебался.
   - Ну хорошо, один раз - сказал он неприветливо.
   Дамблдор улыбнулся Гарри и направился к креслу непохожему на то, которое только что изображал Слизнерог, которое стояло рядом с вновь зажженным огнем в камине и ярко светящей масляной лампой. Гарри выбрал где сесть, с отдаленным впечатлением, что Дамблдор хочет чтобы он как можно больше был на виду. И конечно, Слизнерог, который был занят графином и бокалами, повернувшись лицом к комнате, мгновенно увидел Гарри.
   - Умф - сказал он, отводя взгляд так быстро как будто боялся повредить глаза. - Вот -"он протянул напиток Дамблдору, который ел без приглашения, впихнул поднос в Гарри, затем опустился на подушки отремонтированного дивана и раздраженно замолчал. Его ноги были настолько коротки что не доставали до пола.
   - Чтож, как твои дела, Гораций - спросил Дамблдор.
   - Не так отлично - мгновенно ответил Слизнерог - Слабая грудь. Хрипота. Ревматизм тоже. Не могу двигаться так как раньше. Хотя, этого и следовало ожидать. Большой возраст. Усталость.
   - Но все же ты двигался достаточно быстро чтобы приготовить такую встречу нам при таком коротком предупреждении - сказал Дамблдор - У тебя было не больше трех минут после предупреждения?
   Слизнерог ответил полу раздражительно, полу гордясь - Две. Не услышал как мое Заклинание Нарушителя сработало, я был в ванной. Все же, - строго добавил он - факт остается фактом, я старый человек, Альбус. Уставший старый человек, который заслужил свое право на тихую жизнь с небольшими человеческими радостями
   У него они точно были, подумал Гарри, осматривая комнату. Она была душной и хаотической, но никто бы не сказал, что не уютной; здесь были мягкие кресла и скамейки для ног, выпивка в буфете и книги, коробки шоколада и толстенные подушки. Если бы Гарри не знал, кто здесь живет, он бы предположил, что это какая-то богатая и пожилая женщина.
   - Ты еще не так стар как я, Гораций - сказал Дамблдор.
   - Ну, ты и сам мог бы подумать об отдыхе - сказал Слизнерог прямо. Его бледные цвета крыжовника глаза остановились на поврежденной руке Дамблдора - Реакция уже не та что была, как я вижу
   - Ты действительно прав - сказал Дамблдор безмятежно, закатывая рукав и показывая те выжженные и почерневшие места; при их виде Гарри почувствовал как неприятный холодок прошел по коже на шее - Я без сомнения медленнее, чем был когда-то. Но с другой стороны...
   Он пожал плечами и широко раскинул руки, как бы говоря, что возраст имеет свои компенсации, а Гарри заметил кольцо на его неповрежденной руке, которое он никогда не видел у Дамблдора до этого. Оно было большим и очень грубо сделанным из чего-то похожего на золото, и украшено тяжелым черным камнем, по середине. Глаза Слизнерога также задержались на кольце на несколько мгновений, и Гарри увидел он слегка нахмурился и сморщил лоб.
   - Значит все эти предосторожности против незваных гостей, Гораций...они предназначались для Пожирателей Смерти или для меня? - спросил Дамблдор.
   - Что могут хотеть Пожиратели Смерти от старого разбитого бедного старика как я? - потребовал Слизнерог
   - Мне думается, они могли хотеть чтобы ты использовал свои заслуживающие уважения таланты в насилии, пытках и убийствах. - сказал Дамблдор - Ты что действительно хочешь мне сказать, что они не пытались еще завербовать тебя?
   Слизнерог зло посмотрел на Дамблдора, а затем пробормотал - Я не дал им такой возможности. Я был в переездах весь год. Никогда не оставался в одном месте больше недели. Двигался от одного маггловского дома к другому - хозяева этого места на каникулах на Канарах - здесь было очень удобно, мне будет жаль покидать дом. В принципе в этом нет ничего сложного, если знать как делать - одно простое заклинание Заморозки на эти глупые против - воровские сирены, которые они используют вместо Вороскопов и убедиться, что соседи не видели тебя затаскивающим в дом фортепиано
   - Остроумно - сказал Дамблдор - Но это как-то слишком утомительное существование для старого разбитого старика в поисках спокойной жизни. Теперь, если бы ты вернулся в Хогвартс...
   - Если ты собираешься сказать мне что жизнь будет более мирной в этой пагубной школе, ты можешь не тратить зря слова, Альбус! Может быть я и скрывался, но некоторые веселые слухи дошли до меня после ухода Долорес Умбридж! Это так ты относишься к учителям в эти дни...
   - Профессор Убридж убежала от конфликта от нашего стада кентавров. - сказал Дамблдор - Я думаю, ты Гораций, был мудрее, чем вломиться в лес и назвать толпу разозленных кентавров "грязными гибридами"
   - Именно так она и сделала? - сказал Слизнерог - Идиотская женщина. Никогда ее не любил.
   Гарри хихикнул и оба Дамблдор и Слизнерог оглянулись на него
   - Извиняюсь - поспешно сказал Гарри - Просто... она мне тоже не нравилась
   Внезапно Дамблдор поднялся.
   - Ты уходишь? - сразу же спросил Слизнерог, с надеждой в голосе.
   - Нет, я как раз раздумывал могу ли я воспользоваться твоей ванной - сказал Дамблдор.
   - А. - сказал Слизнерог, слегка расстроенный - Вторая слева вниз от прихожей.
   Дамблдор вышел из комнаты. Когда дверь закрылась за ним, в комнате повисла тишина. Через несколько мгновений, Слизнерог тоже поднялся на ноги, хотя выглядел не уверен, как будто не знал что ему делать. Он бросил скрытный взгляд на Гарри, подошел к камину, повернулся к нему спиной и стал греться.
   - Не думай что я не знаю почему он привел тебя - сказал он вдруг.
   Гарри просто посмотрел на Слизнерога. Мутные глаза Слизнерога вновь поднялись к шраму Гарри, но на этот раз осматривая и остальное лицо тоже.
   - Ты очень похож на своего отца
   - Да, мне уже говорили - сказал Гарри.
   - Кроме глаз. У тебя...
   - Глаза моей матери, да - Гарри слышал это так часто что ему казалось это немного изношенной фразой.
   - Хмпф. Мда. Как учитель, у тебя не должно быть любимцев, но он была одной из моих. Твоя мать - добавил Слизнерог, отвечая на вопросительный взгляд Гарри - Лили Эванс. Один из самых светлых талантов которых я когда-либо учил. Живая, понимаешь. Очаровательная девушка. Я обычно говаривал ей что она должна была быть на моем факультете. Довольно наглые ответы я получал обратно...
   - Какой факультет у вас был?
   - Я был деканом Слизерина - сказал Слизнерог - Ах, да - быстро продолжил он, вид выражение лица Гарри и покачал толстым пальцем перед ним - не бери это против меня! Ты наверное, гриффиндорец как и она, я предполагаю? Да, это обычно переходит в семьях. Хотя и не всегда. Слышал когда-нибудь о Сириусе Блэке? Ты должен был - о нем писали в газетах последние пару лет - умер несколько недель назад...
   Как будто невидимая рука скрутила и крепко сжала желудок Гарри.
   - Ну, в любом случае, он был лучшим другом твоего отца в школе. Вся семья Блэков была на моем факультете, но Сириус распределился в Гриффиндор! Позор - он был талантливым парнем. Я получил его брата, Регулуса, когда тот поступил учиться, но я бы больше предпочел обоих.
   Он говорил как восторженный коллекционер которого обошли на аукционе. Вероятно погруженный в воспоминания, он пристально смотрел на противоположную сторону, иногда слегка поворачиваясь чтобы тепло распределялось равномерно по всей спине.
   - Твоя мама была магглорожденной. Я не мог поверить в это когда узнал. Думал что она чистокровная, так хороша она была.
   - Одна из моих лучших друзей тоже магглорожденная - сказал Гарри - и она лучшая в нашем потоке.
   - Смешно как это иногда получается, верно? - сказал Слизнерог.
   - Не очень - холодно ответил Гарри.
   Слизнерог удивленно посмотрел на него. - Ты не должен думать что я предвзято отношусь к людям! - сказал он - Нет, нет и еще раз нет. Разве я только что не говорил тебе, что твоя мама было одной из моих самых любимых студентов за все время? А потом был Дирк Крэссвелл на следующий год после нее - ныне глава Отдела по Отношениям с Гоблинами - еще один магглорожденный, но очень талантливый студент, до сих пор сообщающий мне отличную информацию о том, что происходит в Гринготтсе!
   Он чуть-чуть потянулся, довольно, и указал на улыбаясь на кучу ярких рамок с фотографиями на комоде, каждая из которых была населена маленькими движущимися фигурами.
   - Все бывшие студенты, все подписаны. Можешь узнать Барнабаса Кафа, редактора Ежедневного Пророка, он всегда заинтересован послушать мои мысли о происходящих событиях. И Амбросиус Флюм, из Ханнидюков (можно "медовых графов") - гостинец на каждое день рождения, и все потому что у меня была возможность познакомить его с Цицероном Харкиссом, который дал ему первую работу! А сзади - ты можешь видеть ее - это Гестия Джонс, которая конечно является капитаном Святоголовых Гарпий... Люди всегда поражаются когда узнают, что я на ты с Гарпиями, и бесплатные билеты когда бы я ни захотел их!
   Эта мысль казалось очень подняла ему настроение.
   - И все эти люди знают как найти вас, как послать вам что-нибудь? - спросил Гарри, который никак не мог понять, почему Пожиратели Смерти не выследили Слизнерога если корзинки со сладостями, биллеты на Квиддитч, и посетители нуждающиеся в его советах и мнениях могли найти его.
   Улыбку сдуло с лица Слизнерога так же быстро как и кровь покинула его стены.
   - Естественно нет - сказал он, смотря на Гарри - Я ни с кем не контактировал весь год
   У Гарри появилось ощущение что его собственные слова испугали Слизнерога; он выглядел очень неопределенно. Потом он пожал плечами.
   - Все же... благоразумный волшебник держит свою голову низко в такие времена. Все что говорит Дамблдор это очень хорошо, но взять пост в Хогвартсе прямо сейчас равносильно публично сказать о моей лояльности Ордену Феникса! И в то время как я знаю, что они все очень выдающиеся и храбрые люди и так далее, я лично не очень жалую коэффициент смертности...
   - Вам не нужно присоединяться в Ордену Феникса чтобы преподавать в Хогвартсе - сказал Гарри, который не мог сдержать себя и убрать нотку насмешки из голоса: было очень трудно сочувствовать избалованному существованию Слизнерога, помня Сириуса, живщего в пещере и питающегося крысами. - Большинство учителей не в нем, и ни один из них еще не был убит - ну если не считать Квирелла, но тот получил что заслуживал, так как работал на Волдеморта.
   Гарри был уверен что Слизнерог является одним из тех волшебников которые не могли выдержать имени Волдеморта произнесенного в слух, и не был разачарован: Слизнерог вскрикнул и запротестовал но Гарри его проигнорировал.
   - Я считаю что преподаватели находятся в большей безопасности чем большинство людей, пока Дамблдор является директором; ведь он единственный кого когда-либо боялся Волдеморт, верно? - продолжил Гарри.
   Слизнерог задумавшись смотрел в воздух: он казалось обдумывал слова Гарри.
   - Да, это верно, Тот-Кто-Не-Должен-Быть-Назван никогда не искал битвы с Дамблдором - неохотно пробормотал он - И я думаю никто не сможет возразить, что так как я не присоединился к Пожирателям Смерти, Тот-Кто-Не-Должен-Быть-Назван считает меня другом... и в этом случае, мне действительно лучше быть поближе к Альбусу... Не могу сказать что смерть Амелии Боунс не потрясла... если уж она, со всей ее зашитой и контактами в Министестве...
   Дамблдор вошел в комнату и Слизнерог подпрыгнул как будто он и забыл, что тот находится в его доме.
   - А, вот и ты Альбус - сказал он - Тебя не было долгое время. Расстройство желудка?
   - О нет, просто я зачитался маггловскими журналами. - сказал Дамблдор - Мне нравятся выкройки для вышивания. Чтож, Гарри, мы пользовались гостеприимством Горация уже довольно долгое время; я думаю пришло время нам уйти.
   Совсем не разочарованный этим Гарри вскочил на ноги. Слизнерог поднялся захваченный врасплох.
   - Вы уходите?
   - Да. Мне кажется, что я знаю, что случай напрасный, когда вижу его.
   - Напрасный...?
   Слизнерог казался взволнованным. Он сидел без дела и (скан...) наблюдая как Дамблдор застегивает свой дорожный плащ, а Гарри застегивает куртку.
   - Чтож, мне очень жаль, что ты не хочешь эту работу, Гораций - сказал Дамблдор, поднимая свою пораненную руку в прощальном приветствии - Хогвартс был бы рад видеть тебя снова. Несмотря на наша очень усиленную защиту, мы всегда будем рады твоему визиту, если ты пожелаешь нас посетить
   - Да... ну... очень любезно... как я говорил...
   - Тогда до свидания
   - До свидания - сказал Гарри
   Они уже были у входной двери когда сзади раздался крик.
   - Ну хорошо, хорошо, я сделаю это!
   Дамблдор повернулся и посмотрел на Слизнерога, стоявшего в дверях гостиной комнаты.
   - Ты выйдешь с пенсии?
   - Да, да - нетерпеливо сказал Слизнерог - Я должно быть сумасшедший, но да
   - Чудесно - сказал Дамблдор, весь сияя - В таком случае, мы увидим тебя первого сентября
   - Да, рискну сказать, увидите! - проворчал Слизнерог.
   Когда они уже спустились по тропинке сада, сзади донесся крик Слизнерога - И я хочу чтобы плату повысили, Дамблдор!
   Дамблдор рассмеялся. Ворота сада с размаху закрылись за их спинами, и они стали возращаться к подножию холма сквозь темный и кружащийся туман.
   - Отличная работа, Гарри - сказал Дамблдор.
   - Но я ничего не сделал - удивленно сказал Гарри.
   - О, ты много сделал. Ты очень точно показал Горацию, что он приобретет вернувшись в Хогвартс. Он тебя понравился?
   - Э...
   Гарри не был уверен понравился ему Слизнерог или нет. Он подумал, что тот был довольно приятен с его стороны, хотя он также казался самодовольным, несмотря на то что он сказал напротив, что магглорожденные часто бывают хорошими волшебниками.
   - Гораций - сказал Дамблдор, освобождая Гарри от ответсвтенности произнести что-либо из этого - любит уют. Он также любит компанию знаменитых, преуспевших людей. Ему нравится чувствовать, что он влияет на людей. Он никогда не хотел славы для себе; он предпочитает стоять сзади - больше пространства для распространения. Он обычно выбирал себе любимчиков в Хогвартсе, иногда за их амбиции или за их мозги, иногда за их очарование или их талант, и он был зловеще удачлив выбирая тех кто потом становился выдающимися в своих областях. Гораций сформировал своего рода клуб из своих любимчиков вместе с ним в центре, устраивая знакомства, выковывая полезные контакты между членами клуба, и всегда получая маленькую пользу за это, будь то бесплатная коробка его любимых замороженных ананасов или возможность рекомендовать следующего младшего члена Отдела по Отношениям с Гоблинами.
   Гарри внезапно представил себе живую картинку большого раздутого паука, плетущего сеть вокруг себя там и здесь. Чтобы взять своих больших и вкусных мух поближе.
   - Я рассказываю это тебе - продолжил Дамблдор - не для того чтобы отвернуть тебя от Горация - или, как мы должны называть его теперь, профессора Слизнерога - но чтобы предупредить тебя. Он без сомнения попытается заполучить тебя в свой клуб, Гарри. Ты ведь будешь жемчужиной его коллекции; "Мальчик-Который-Выжил"... или как они тебя теперь называют "Избранный"
   При этих словах туман, который не имел ни какого отношения к окружающему их, вернулся в память Гарри. Он вспомнил о словах, которые слышал несколько недель назад, словах которые имели ужасное и определенное значение для него: Ни один не сможет жить пока жив другой...
   Дамблдор остановился, поравнявшись с церковью которую они прошли раньше.
   - Вот здесь, Гарри. Схватись за мою руку.
   На этот раз, собравшись, Гарри был готов к аппарированию, но сам процесс остался столь же неприятным. Когда давление исчезло, и он снова смог дышать, он стоял на узкой деревенской дорожке рядом с ДАмблдором и смотрел на сгорбленный силуэт второго самого любимого здания в мире: Норы. Назло чувству ужаса, которое только что прошло через него, его дух поднялся при виде здания. Там был Рон...а также Миссис Уизли, которая готовила лучше всех кого он знал...
   - Если ты не возражаешь Гарри - сказал Дамблдор, когда они миновали ворота. - Я хотел бы поговорить с тобой еще чуть-чуть прежде чем мы расстанемся. Наедине. Может быть здесь?
   Дамблдор указал на полуразрушенное каменное строение, где Уизли держали свои метлы. Немного заинтригованный Гарри, последовал за Дамблдором через скрипучую дверь в место чуть меньшее чем средний шкаф. Дамблдор зажег свет на кончике палочки и улыбнулся Гарри.
   - Я надеюсь ты простишь мне упоминание об этом, Гарри, но я очень рад и немножко горд за то как ты справляешься со всем после всего что случилось в Министерстве. Если ты позволишь, я думаю Сириус был бы горд тобой.
   Гарри взглотнул; казалось что его голос покинул его. Он никак не мог подумать, что они будут обсуждать Сириуса; было достаточно больно слышать как дядя Вернон спрашивал - Его крестный умер? - и еще больнее слышать имя Сириуса, случайно упоминаемое Слизнерогом.
   - Это было жестоко - мягко сказал Дамблдор - что вы с Сириусом были так мало вместе. Жестокий конец того, что должно было быть долгими и счастливыми отношениями.
   Гарри кивнул, его глаза сконцентрировались на пауке, который карабкался по шляпе Дамблдора. Он мог сказать, что Дамблдор понял, что он мог даже подозревать то, что до прибытия его письма, Гарри проводил почти все время у Дурслей, лежа в кровати, отказываясь от еды и глядя в затуманенное окно, полное холодной пустоты, которую он ассоциировал с дементорами.
   - Было сложно - наконец сказал Гарри, очень тихим голосом - осознать, что он больше мне не напишет
   Его глаза вспыхнули на мгновение и он прищурился. Он почувствовал себя глупо за то что признал это, но факт был в том, что у него был кто-то вне Хогвартса, кто интересовался что с ним случилось, почти как родители, и что это было самым радостным найти своего крестного отца... а теперь почтовые совы никогда не принесут ему такого счастья...
   - Сириус давал тебе многое, что ты никогда не знал до этого - спокойно сказал Дамблдор - и конечно потеря была разрушительной...
   - Но в то время как я был у Дурслей... - перебил Гарри, его голос стал громче - я осознал, что я не могу закрыть себя от этого или - или сломаться. Сириус не хотел бы чтобы это произошло, не так ли? И, в любом случае, жизнь коротка... Посмотрите на мадам Боунс, на Эвелину Вэнс... Я могу быть следующим, мог же? Но если и так - яростно сказал он, теперь смотря прямо в голубые глаза Дамблдора, сверкающие в свете палочки - я буду уверен, что я заберу так много Пожирателей Смерти со мной, как смогу, и Волдеморта тоже, если получится.
   - Сказано так как сказал бы сын обоих твоих отца и матери, а также истинный крестный сын Сириуса! - сказал Дамблдор, поддерживающее хлопая в ладоши в сторону Гарри - Я снимаю свою шляпу перед тобой - или я бы снял, если бы не боялся засыпать тебя пауками.
   - И теперь, Гарри, к более насущным темам... Как я понял, ты выписывал все Ежедневные Пророки за последние две недели?
   - Да - сказал Гарри, и его сердце забилось чуть быстрее.
   - Тогда ты должен был видеть, что было не так уж много белых пятен относительно твоих приключений в Зале Пророчеств?
   - Да - снова сказал Гарри - И теперь все знают что я единственный...
   - Нет, они не знают - прервал его Дамблдор - Есть только два человека во всем мире, которые знают полное содержание пророчества сделанного о тебе Лорде Волдеморте, и они оба стоят в этой душном, полном пауков сарае для метел. Это верно, что очень многие предположили, что Волдеморт послал своих Пожирателей Смерти украсть пророчество, и что это пророчество касалось тебя.
   - Кстати, буду ли я прав если скажу что ты еще ни кому не рассказал что ты знаешь, что именно гласит пророчество.
   - Да, - сказал Гарри.
   - Мудрое решение, в целом - сказал Дамблдор - хотя я думаю, что ты можешь открыться своим друзьям, мистеру Рональду Уизли и мисс Гермионе Грейнджер. Да, - продолжил он, когда Гарри испуганно посмотрел на него - я думаю они должны знать. Ты оказываешь им плохую услугу скрывая что-то столь важное от них.
   - Я не хотел...
   - ...взволновать или напугать их? - сказал Дамблдор, смотря на Гарри сверху его полулунных очков - Или, быть может, признаться что ты и сам волнуешься и напуган? Тебе нужны твои друзья, Гарри. Как ты правильно сказал, Сириус не хотел бы чтобы ты закрыл себя.
   Гарри ничего не сказал, но Дамблдор кажется и не нуждался в ответе. Он продолжил - Переходя к другой, хотя и относящейся к данной, теме, я желал бы давать тебе отдельные уроки со мной в этом году.
   - Персональные... с вами? - сказал Гарри, в изумлении переставший молчать.
   - Да. Я думаю пришло время, чтобы я приложил руки к твоему образованию
   - А чему вы будете меня учить, сэр?
   - О, чуть-чуть того, чуть-чуть этого - сказало Дамблдор беспечно.
   Гарри с надежой подождал, но Дамблдор вдавался в детали, так что он спросил кое-что еще, что беспокоило его немного.
   - Если у меня будут уроки с вами, мне не надо будет заниматься Окклюменцией со Снейпом, не так ли?
   - Профессором Снейпом, Гарри - и да, не надо.
   - Отлично, - сказал Гарри с облегчением - потому что они были...
   Он остановился, пытаясь не сказать что он действительно думал.
   - Я думаю слово "фиаско" будет самым правильным здесь - сказал Дамблдор, кивая.
   Гарри засмеялся.
   - Чтож, это значит, что теперь я не буду видеть профессора Снейпа так часто - сказал он - потому что он не позволит мне продолжать изучать Зелья если я не получу "(Outstanding забыл как это было. Что-то вроде выдающихся)" - по моим совам, а я знаю, что не получил.
   - Не считай своих сов пока они не прилетели - серьезно сказал Дамблдор - Которые, как мне кажется, должны прилететь чуть позже сегодня. Еще две вещи, прежде чем мы разойдемся.
   Первое, я хочу чтобы с этого момента ты постоянно держал Мантию Невидимку с собой. Даже внутри Хогвартса. На всякий случай, ты понимаешь меня?
   Гарри кивнул.
   - И последнее, пока ты здесь, Норе предоставлена самая высокая охрана какую может предоставить Министерство Магии. Эти меры доставляют некоторое количество неудобств Артуру и Молли - вся их почта например проверяется Министерством, прежде чем быть отосланной. Но они вообще не возражают, так как они очень озабочены твоей безопасностью. Просто, было бы черной неблагодарностью, если бы ты рисковал своей шеей оставаясь с ними.
   - Я понял - быстро сказал Гарри
   - Отлично - сказал Дамблдор, открывая дверь и выходя во двор. - Я вижу свет на кухне. Давай не будем более лишать Молли возможности пожаловаться насколько ты худой.

<< Глава 3    Оглавление    Глава 5 >>


Сайт построен на системе проецирования сайтов NoCMS PHP v1.0.2
При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна.